Змей Горыныч



I

На горе за темным лесом
жил да был Горыныч-Змей.
Дом — пещера под навесом
огромаднейших камней.

Уж таков обычай древний —
коли Змей — твори, что хошь:
на ближайшие деревни
наводил Горыныч дрожь.

Поздно вечером с разбоя
возвращался, а потом:
либо — в кости сам с собою,
либо — книга перед сном.

Как-то раз, когда темнеет,
что о строчку ломишь взор,
завязался среди Змея
трехголовый разговор:

— Вот намедни что наделал:
cжег амбар, задрал быка,
Сдуру или беспредела
щук ловил на рыбака?

— И доколе, право слово,
православным докучать?
— Так на счет чего лихого —
с давних пор на мне печать.

— Эту злобоперспективу
лучше бросить.
— Ни к чему
быть занозой коллективу.
— Ох, не в радость самому.
— Ох, не в радость самому.

Сокрушался трехголовый:
— Без друзей
который год.
— Но теперь уж
все — по новой.
— С понедельника —
в народ.

II

По весне по божьей воле
ветер жаворонков нес.
Выходили бабы в поле
сеять просо да овес.

Глядь, один-то — не порхает,
а парит…
Да все видней…
— Вот те раз —
несет лихая.
Бей тревогу.
Бабы, Змей!

— Дуй в село.
— Спасайся!
— В россыпь!
— Что стоишь, разинув рот?
А не то — как звать не спросит —
недожаривши сожрет.

— Затворяйте ставни, двери.
— Укрывайся кто куда.
Энтот гость — одни потери —
ой ты, горюшко-беда.

Над округой пыль клубится,
в небо крестится народ —
то садится нехристь-птица
к бабе Дуне в огород.

III

Кто — за кума,
кто — за камень.
А Горыныч —
сам не свой —
чинно вертит головами —
лицезрит народ честной.

Да и молвит:
— Слушай, братцы.
Изо всех, поверьте, сил
я собрался исправляться —
жить по совести решил.

Мужики глядят на Змея:
— Интересные дела…
Как же этака идея
к окаянному пришла?

— Невозможно без общенья —
что без речки жить лещу.
Заслужить хочу прощенье,
а ущерб я — возмещу.

Сдюжу всякую задачу,
проявлю на пашне прыть.
А еще — могу рыбачить
или почту разносить.

— Змей, окстись, какая почта? —
ошалел сердешный люд.
Издеваешься-ль нарочно?
Тут — без грамоты живут.

— Время тьмы и произвола
будет в прошлом.
К сентябрю
сообща откроем школу.
Обучу вас букварю.

Тут вперед пробрался Ванька:
— Твой букварь нам — не нужон!
На заблудшего-то глянь-ка —
обучать собрался он.

Ты, вражина, на дебаты
завлекать нас
не спеши.
Люди! — все на супостата!
Наподдай-ка от души.

Полдеревни похватало
грабли-вилы — и вперед.
Канителить — не пристало —
силой мериться черед.

Жаль, добром не получилось,
злобой тоже — вся ушла.
— Погоди! Сдаюсь на милость!
Сшибли с ног — табак дела.

— На, отведай редьки с хреном
и не суйся к нашим впредь.
Вон Авдотья мчит с поленом —
чай Горыныча пригреть?

Морды — мяты, шеи — в мыле,
только ругань бреет высь.
Чуть до смерти не забили.
Подустали — разошлись.

— Баба Дуня, бог с тобою,
и куда в твои лета? —
напоследок —
в дых ногою.
Ох, святая простота.

IV

Сумрак теплый и ползучий
пережевывал золу.
Вышел месяц из-за тучи
на прогулку по селу.

Обогнул хлева и хаты,
зацепился за чердак.
А у Змея
крылья — вата,
настроенье — полный мрак.

— Уж могли бы и дослушать.
Ты — с добром, тебе — пинка.
Пострадавший сел под грушей,
трет помятые бока.

Кто-то сзади.
Змей опешил,
точно крал мешок овса.
Глядь — не мышь, не сыч, не Леший —
дева — русая коса.

— Вышло… право неудобно.
Не серчай.
— Да ладно, вздор.
— А народ у нас —
не злобный,
на расправу только
скор.

— Прогоняют —
вот где кара:
тут — и шкура не мила.
— Слушай, я тебе отвара
для припарок принесла.

А нельзя ли, — просит тихо, —
поподробней про букварь?
— М-да-а-а, припаривали лихо —
не сломали инвентарь?

— Дал бы грамоту на пробу
чем лопух рубить с плеча.
— Звать-то как тебя, зазноба?
— Василисой величат.

— Хоть водой — хоть медом вымочь —
помираю — все одно.
— А вот
выучусь, Горыныч,
напишу тебе письмо.

Змей вскочил — здоров от счастья:
— Помогу — без дураков!
Живо девушку сгробастал,
на крыло — и был таков.

V

С той поры в селе спокойно —
ни налетов нет, ни драк.
Только ворон с колокольни
прокричал:
— Иван — ду-р-р-ак.

Гостья — рада,
Змей — не тужит,
баба Дуня — молодец,
потому что — мир и дружба!
Тут и сказочке конец.

.




Похожие сказки: