ЖУР, КИПЯТОК и МАША.



ГЛАВА ПЕРВАЯ. ЖУР И МОЛОКО.
У хозяйки цветочного магазина жил кот. Обыкновенный кот, как и все другие коты.
Кота звали Жур. Это сокращённо. По-настоящему имя у него было необычное и жужжащее – Абажур. Да. Да. Так его и звали – Абажур.
Когда он был совсем ещё маленьким котёнком, он любил ложиться под зелёный абажур настольной лампы и нежиться под тёплыми лучами яркой весёлой лампочки. Лампочка грела его шерстяные бока и котёнок довольно мурлыкал. При этом он всегда вспоминал утреннюю порцию сметаны.
Вот и приклеилась к нему кличка – Абажур. А сокращённо – Жур.
Сейчас Жур стал взрослым котом. Но почему-то оставался озорным и хулиганистым. И почему-то ему совсем не хотелось становиться толстым, важным и солидным.
« От толщины ни денежек, ни ума не прибавится. Прибавится только одна неуклюжесть,» — любил повторять Жур.
Но рыбы в аквариуме считали по-другому.
— Лучше бы он был неуклюжим и толстым, — говорила красная рыбка. – Тогда бы он не лазил своими лапами в наш аквариум.
А другие подхватывали:
— И назвать его надо было Обжора.
— Или Объедала в сметане!
После этого в аквариуме раздавался такой хохот! Такой дружный смех, что волна опасно поднималась на целых три сантиметра. И, казалось, что ещё чуть-чуть, ещё совсем немного и аквариум лопнет. Гро-мых-нёт! БУМ! ДЗИНЬ! – И нет аквариума. И останется только один смех. Но пока обходилось
Жур грозил рыбам лапой и аппетитно облизывался.
Таким был кот Абажур.
На втором этаже, над цветочным магазином, жила Маша. Весёлая девочка-хозяюшка. Она стряпала такие торты, булочки и пончики, что можно было проглотить язык от вкусности.
Маша обожала озорного Абажура. А уж как он любил ходить в гости к Маше! Ведь он всегда возвращался от неё довольный и с полным пузиком.
В воскресенье с утра Маша замесила тесто. Пышное тесто для румяных, поджаристых пирожков.
Накануне Жур вычитал в умном журнале, что в тесто нужно воткнуть четыре длинных, круглых макаронин. Для каких таких целей их нужно втыкать? Если честно, Жур забыл.
« Но это не важно», — решил он и, взяв целую пачку толстющих макарон, отправился к Маше. На помощь.
Жур прошёл к Маше на кухню и бухнул пачку на стол.
— Привет, — поздоровалась Маша. – Ты что, макароны решил отварить?
— Нет, — отмахнулся Жур, — макароны с сыром мыши любят, а у нас они для другой цели.
Маша удивлённо хлопнула глазами.
— Да, да, — заверил Жур. – У нас макароны для теста. Их нужно в тесто воткнуть. Я сам читал.
Он почесал лапой за ухом и воскликнул:
— А! Вспомнил! Тесто тогда пышным будет – ого-го!
И кот важно подбоченился.
— Ах, Жур, умница, — Маша потрепала кота за ус. – У нас тесто и так пышное. Смотри какое!
Она подняла крышку большой кастрюли. И на Жура с жаром пыхнуло тянучее, упругое тесто.
ПЫХ – ПЫХ!
— Скоро будут пирожки, — сказала Маша. – И с разными начинками. Слышишь?
Жур что-то буркнул в ответ и принюхался.
Из комнаты, оттуда, где стоял холодильник, пахло чем-то подозрительно знакомым.
Жур повёл носом – запах не исчезал. И ещё раз! Конечно, он не ошибся! Так могло пахнуть только молоко. Вкусное , полезное молоко от деревенской коровы.
И Жур украдкой отправился на запах. А там, на столике стояли пакеты с молоком, которые Маша не успела убрать в холодильник. Целых два пакета! И в каждом: целый литр полезного молока от деревенской коровы.
Жур был не голоден. К тому же нужно было оставить место в животе для пирожков. Но Жура так и тянуло к молочку, как-будто кто-то дёргал за верёвочку. Наверное, это был какой-то невидимый проказник.
— Ай! – махнул Жур лапой и взяв пакет уселся в уголке.
Целых пять минут раздавались бульки, урчание и снова бульки. Пакет опустел. Молоко исчезло. Кончилось молоко.
Жур с сожалением посмотрел на опустевший пакет, погладил себя по животу и взял второй полный пакет.
— Жу-у-ур! – позвала Маша. – Ты где спрятался, проказник?
Из кухни доносился вкусный запах жаренных пирожков. Запах щекотал ноздри Жура, но увы… Он не мог оторваться от молочка. Он уже сомневался – влезут ли в него пирожки, но тот же невидимый проказник подталкивал его под лапы.
« Ещё глоточек и всё « — решил Жур.
Он сделал глоток, потом ещё один и… Жур пил, пил и пил. Молоко вливалось в него, как в пустой бочонок. Его живот раздувался, раздувался и, наконец, стал тугим, как резиновый мяч. ( Теперь Журом хоть в футбол играй ).
Кот сыто икнул и вытер длинные усы.
И тут появилась Маша.
— Ах, ты, плутишка. Пришёл помогать, а сам развалился и дует молочко. Раздулся, как шарик, вот-вот лопнешь.
— Я про запас, — отдуваясь буркнул Жур.
Он пыхтел, как паровоз. Молоко у него в животе переливалось.
— Напился молочка, теперь пирожки пробовать, — пригласила добрая Маша.
Жур вздохнул:
— У меня в животе местечка нет. Жалость какая.
— Тогда я тебе с собой положу.
— Хорошо бы, — кивнул сытый кот.
И Маша наложила Журу в большую кастрюлю пирожков и накрыла крышкой, чтоб пирожки не остыли.
— Мне отдохнуть нужно, — заявил кот. – Без отдыха я расплываюсь, как молочное море.
И переваливаясь с бока на бок Жур побрёл к себе домой. Сытый и довольный.
— Вот проказник, — смеялась Маша провожая Жура. – Пирожки не растеряй, обжора.
— Не-е, — заверил Жур, — у меня в животе места нет, а дома местечко для них найдётся.
А дома кот рассказал про свои похождения рыбам. Что началось! Рыбы устроили ТАКОЕ веселье! Аквариум ходил ходуном от хохота.
И кто-то бегал по стенке с глухим стуком – тук-тук-тук оставляя неровные следы грязных пяток. И тоже хихикал. И кто это был? Может привидение, может невидимка, а может прозрачный неизвестный незнакомец.
А потом съели все пирожки. Досталось всем. И даже прозрачный неизвестный незнакомец утащил пирожок куда-то за шкаф.
Вот так.

ГЛАВА ВТОРАЯ. КИПЯТОК и ТРУБОКОПАТЕЛИ.
У Абажура был друг. Настоящий друг, самый лучший.
Это был такой же обыкновенный кот, и жил он в гараже. Только имя у него было не жужжащее, а обжигающее. Звали его Кипяток. Или он любил чай горячий, или сам был очень горячим – неизвестно. Но хозяин гаража, автослесарь Георгий, серьёзный молодой человек, звал кота Кипяток.
У Кипятка был фирменный, джинсовый комбинезон с кармашками и замочками-молниями. В этих кармашках хранились болты, гайки и много других полезных и нужных вещей.
Кипяток был смелым и очень любопытным. А Жур озорным и хулиганистым. И поэтому друзья всегда попадали в разные переделки. Ведь без приключений жить скучно. Особенно если ты кот.
И вот в один прекрасный день случилось нечто.
Жур читал интересный журнал и болтал лапами. ( Жур очень любил читать). И вдруг – ДЗИНЬ! – звякнул колокольчик кошачьей связи. Была такая связь у друзей. У каждого висел колокольчик, а рядом верёвочка. Если Жур дёргал верёвочку, то колокольчик звонил у Кипятка. И наоборот.
И вот колокольчик звякнул один раз. Это означало: « Приходи. Прямо сейчас».
А потом ещё один раз, что означало: « Дело срочное».
Жур отложил журнал и отправился к другу.
Ещё издалека он услышал стук железяк, грохот непонятно чего и понял, что дело серьёзное.
И вправду, Кипяток был взлохмаченный и весь перепачкан. В лапе он держал большущий ключ. Такой ключ, какой носит с собой дядя-сантехник. Это самый ключ был больше Кипятка почти в два раза. И непонятно, как кот управлялся с таким железным гигантом.
— Понимаешь, Жур, — вместо приветствия выпалил Кипяток, — у нас вода исчезла.
Жур остолбенел.
— Как исчезла? Убежала что ли? – озабоченно спросил он.
— Может убежала, может её похители, только воды нет.
— Искать надо, — заявил Жур. – Так всегда, искать надо по горячим следам, а потом поздно будет.
— Конечно, — согласился Кипяток, — потом я засохну, как в пустыне и стану котом засохшим.
Он не хотел быть засохшим котом. Совсем не хотел, ни чуточки.
Жур вдруг понял в чём дело.
— У вас подвал есть? – спросил он. – Там, где все трубы в кучу собираются, а потом разбегаются по разным сторонам? Может ваша труба убежала с другими.
— Подвал у нас есть, — кивнул Кипяток. – У нас же гараж и автомастерская. Мы в подвале старые покрышки от колёс складываем. Там их целая куча.
— А зачем вам целая куча этих самых покрышек? – удивился Жур. – Маленькой кучки разве не хватит?
— Пригодятся, — ответил Кипяток. – Пойдём посмотрим трубы. Это ты здорово придумал.
Коты долго толкались в тёмном подвале, стукались лбами и, наконец, появились немного озабоченные и почему-то мокрые. Хотя воды не было. И труба была на месте и никуда не убежала.
— Странные дела творятся вокруг, — сказал Кипяток и повертел кран.
Воды не было. Была только одна пустота.
Кипяток постучал ключом по трубе.
— БУМ! БУМ! БУМ! – ничего.
Постучал ещё раз.
— БУМ! БУМ!
— Ур-р-р! – недовольно заурчала труба.
— Больно ей, вот и урчит, — сказал Жур.
— А чего же тогда водички не даёт? – спросил Кипяток. -Куда всю воду подевала, а?
— Наверное у кого-то кран прорвало, — предположил Жур, — вся вода к ним и утекла. И у них целое море.
Кипяток сердито фыркнул и мудро рассудил:
— Краны нужно содержать в порядке. Если их плохо содержать, то порядка не будет никакого.
Он снова повертел кран. И…, вдруг из крана вылезла капля. Недовольная, сонная, сердитая капля. Она поморщилась и заявила:
— Привет, коты! Чего стучите по трубам? Водички не будет.
— Почему это? – уставился на неё Кипяток.
— Почему, почему? Трубокопатели трубы откопали и водичку – ЧИК! – отключили. Чтобы всякие любопытные позлились.
— Ха! Трубокопатели! Они что, всю воду украли? Или трубы хотят себе забрать?
Кипяток разошёлся не на шутку.
— Посмотрите, какие умные нашлись. Ни трубокопатели, а хищники какие-то.
— Похитители, — поправил друга Жур.
— Ну, — зевнула капля, — никакие и не хищники и не похитители. Это рабочие за гаражом трубы ремонтируют.
Кипяток с Журом остолбенели от такой новости и уставились на сонную каплю.
— А зачем тогда в заблуждение вводишь?!
— А чтобы всякие любопытные позлились, — сказала капля и исчезла.
А коты мокрые и всклокоченные отправились на поиски рабочих-трубокопателей.
Прямо за гаражом была вырыта глубокая яма, и рабочие в оранжевых комбинезонах что-то крутили и важно переговаривались.
Вон они, — сказал Жур.
А Кипяток подошёл к рабочим и спросил:
— Дяди- трубокопатели, вы зачем у нас водичку забрали?
Тогда бригадир рабочих погладил кота и сказал:
— Здесь труба труба испортилась. И если её не починить сейчас, то потом ты долго без воды сидеть будешь. А так мы – ЧИК! – наладим и пустим тебе воду.
— Хорошо бы поскорее.
В это время рабочий из ямы крикнул:
— Готово! Открывай вентиль!
— Ого! Какой кран огромный! – восхищённо воскликнул Кипяток увидев в большой вентиль.
И вдруг Жур вспомнил! Он хлопнул лапой себя по лбу и выпалил:
— Эй, Кипяток, сейчас воду дадут, а у тебя кран открыт!
— И будет у нас море, — подхватил Кипяток.
Друзья ухнули и…, припустили домой закрывать кран.
А там беспокойная капля болталась на кране туда-сюда и пищала:
— Сейчас воду дадут! Сейчас воду дадут!
— Ух! – выдохнул Кипяток. – Успели.
И закрыл кран.
И сразу же зашумела труба. Это рабочие включили воду.
— Хорошо с водой, — заявил Кипяток.
— Спокойно, — согласился Жур.
— Я теперь уже не засохну.
А потом друзья пили молоко, вспоминали трубокопателей и от души радовались такому волнующему приключению.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ. БЕСПОКОЙНЫЙ БУЗЯ.
Однажды вечером коты лежали на крыше дома.
Они натрескались у Маши сочных сарделек и закусили румяным рыбным пирогом. Их животы сыто урчали, и коты были довольны.
Они болтали о том о сём и изредка лениво зевали.
— Сколько звёздочек на небе, — сказал Кипяток задирая голову.
Он тыкал лапкой считая звёзды. Но их было так много, что он сбился со счёта.
— Говорят там медведи есть.
— Есть, — уверенно ответил Жур. – И медведи, и рак и ещё много разных существ.
— Хорошо там, — протянул Кипяток.
Он задумался, а потом спросил:
— А если на воздушном шаре полететь, до звёздочек долетим?
— Если на шаре, то, конечно, можно долететь. Только где шар достать? Не с картинки же вырезать.
— А на поляне в парке воздухоплаватели поселились, — сообщил Кипяток и уставился на приятеля.
Но Жур ответить не успел.
Сзади послышался шорох, а потом ужасный скрежет.
Друзья повернули усатые мордахи и увидели Бузю. Да, да, самого Бузю.
Бузя был непонятно кем. Худенький, небольшого роста, похожий на дощечку с ручками и ножками. Он любил пошкодить, насолить кому-нибудь, всё равно кому. А если день проходил впустую, то Бузя не спал всю ночь напролёт. Или тогда он колотил боксёрскую грушу, которая висела у него в домике.
Боксёрской груше это так надоело, что однажды она не вытерпела и сама буцкнула Бузю. Бузя плюхнулся на пол и потирая лоб сердито спросил:
— Ты чего дерёшся? Такого уговора не было.
Но груша молчала. Она делала вид, что не слышит.
Тогда Бузя поднялся и с опаской косясь на обидчицу пошёл на кухню. Прикладывать к шишке медную монету. И он ещё долго бурчал себе под нос.
А сейчас Бузя важный стоял на крыше и смотрел на котов.
Он походил вправо, потом влево, дунул на свои костлявые кулачки и спросил:
— А что вы на моей крыше делаете?
— Дом вон какой большой, — ответил Жур.
— И крыша ничейная, — добавил Кипяток.
Котам совсем не хотелось ссориться. Ведь они были сыты. А когда ты сытый, то очень не хочется ничего делать. Только если звёзды считать и разговаривать.
Но Бузя думал иначе.
— Ну что, коты? – не унимался нехороший. – А не хотели бы, чтобы я пощипал вас?
УХ! Он от удовольствия потирал ручёнки и, даже, повизгивал, как маленький щенок.
— Мы будем защищаться, — сказал Кипяток. – У нас смотри какие острые когти.
Он выпустил когти, а Жур грозно зашипел.
— Сразу драться, да? – выпалил Бузя. – Ну ладно, я вам придумаю особенно неприятную неприятность.
И откуда у нехорошего рогатка взялась? Непонятно.
ЧИК! – и появилась.
— Ну, держитесь, коты- шерстяные шкурки! – выпалил Бузя и прицелился.
И пальнул.
У-У-УТЬ! – фасолина просвистела мимо.
Коты подпрыгнули и бросились на злюку.
Бузя ухнул и. . , в следующий миг летел вниз по водосточной трубе.
У-УХ! Здорово! Он нёсся, как спортсмен. Друзья не думая прыгнули в трубу вслед за Бузей. Только почему-то у них не получалось так ловко, как у нехорошего.
Бузя пробкой вылетел из трубы и ножками помчался по улице. А Жур с Кипятком неслись следом.
— Проучим нехорошего! – кричал Кипяток прибавляя ходу.
Бузя не помнил, когда он бегал так быстро. Его пятки не касались земли, он петлял, лихо заворачивал и снова петлял.
Но коты нагоняли его.
— Ох, поддадим ему тумачков! – кричали они.
— И это всего-то за то, что пальнул один разок! – пищал Бузя, сворачивая в переулок.
Но это был тупик! Бежать было некуда. Бузя оказался пойман.
Ой-ой-ой! Сейчас кому-то достанется!
Но хитрый скрючился и заявил:
— Эй, коты, вы какие-то кровожадные и мстительные. Лучше бы сладким меня угостили. Я когда поем сладкого – добрым становлюсь на целых три дня.
Друзья опешили от такой прыти. У них так чесались лапы, им так хотелось проучить Бузю!
Но они переглянулись и мирно уселись на скамеечку.
— Где мы тебе вечером сладкого найдём? – пожал плечами Жур.
— У меня в гараже маленький кулёчек конфет есть. Совсем крохотный кулёчек. Храню на всякий аварийный случай, — сказал Кипяток.
— Вот, — подхватил Бузя.
Он видел, что колотить его не будут, а это уже не плохо.
— Такой случай наступил, — заявил он. – Тащи конфеты и по-скорей. Я добреньким хочу стать.
Кулёчик оказался бо-о-ольшущим кульком. И конфеты в нём сегодня были особенно вкусные.
Друзья успели съесть по конфете, как кулёк оказался в руках у Бузи. И… конфеты, волшебно-вкусные конфеты стали исчезать у него во рту, словно дрова в печке. Только успевай подкидывать!
Раз! – и кулёк опустел.
— Хорошо! – сказал Бузя.
Друзья посмотрели на пустой кулёк и отправились к Журу подкрепиться чем-нибудь существенным. Им это совсем не помешало бы.
А Бузя отправился по своим делам. Он потирал ладошкой живот и напевал пиратскую песню:
Ох-хо-хо! Пиратский флаг
И сундук с монетами…
— Говорит добреньким станет, — с сомнением произнёс Кипяток.
— Как же! Дождёмся! Завтра опять с рогаткой носиться будет и кричать: « Моя крыша»!
А с улицы всё ёще слышалось:
Ох-хо-хо! Пиратский флаг
И сундук с монетами…
Таким был Бузя.

А у Кипятка после беготни и догонялок не было никаких сил, и он завалился прямо на кухне возле миски со сметаной.
Абажур давно видел десятый сон.
И только рыбы в аквариуме не спали, там стояло настоящее веселье.
— Смотрите, ещё один обжора.
— Ещё один объедала в сметане!
— Самый настоящий, сметановый. Прямо возле миски завалился.
И в аквариуме раздавался дружный хохот! И, казалось, что ещё чуть-чуть, ещё совсем немного и аквариум лопнет. Но пока обходилось.
Рыбы веселились, а коты мирно посапывали во сне.

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ. ПРО ВИКИНГОВ.
Наступило утро.
Хозяйка цветочного магазина продавала цветы, а коты…
Коты сидели на диване, грызли орехи, мотали лапами и смотрели телевизор.
Показывали исторический фильм про викингов. Про сильных, смелых воинов-викингов. Они носились на лошадях и побеждали врагов.
Викинги были с острыми мечами и в касках с рожками.
— Эх, — вздохнул Кипяток и хрустнул орешком, — видишь, какие у них каски здоровские.
— Каски с рожками. Рогатистые значит, — определил Жур.
— Нам бы такие каски рогатистые. Нас бы все боялись. И мы бы стали викинговыми котами.
— Звучит хорошо, — согласился Жур.
А в это время на экране телевизора вождь викингов побеждал врагов. Он разбрасывал их, как горох направо и налево.
— Видишь, какой он сильный, — сказал Кипяток, — это из-за каски рогатистой.
Жур нахмурился и заурчал. Он думал. Он всегда что-нибудь придумывал.
И, наконец, Жур придумал.
— Нужно откопать яму в лесу. Там спрятано. В лесу всегда всё полезное прячут. В сундуках.
Так мудро мог придумать только Жур.
— Вот это да! – восхищённо произнёс Кипяток. – Тогда нам лопата нужна.
— А лучше две лопаты, -уточнил Жур.
И тотчас добавил:
— Лопата у хозяйки есть. А ещё одну у дворника можно взять.
И друзья отправились к дяде-дворнику.
Дворник забивал молотком гвозди и ворчал себе под нос. Услышав про лопату, он долго крутил свои седые усы, а потом хмуро спросил:
— Ах вы, проказники, зачем это вам лопата понадобилась? Для каких таких тёмных дел?
Коты не могли рассказать о своей затее. Ведь тогда дворник сам мог захотеть откопать викинговую рогатистую каску.
И Кипяток немножко слукавил.
— Мы червей для рыбалки копать будем. У нас даже леска есть. А ещё крючок, грузило и поплавок. – сообщил Кипяток.
Он пошарил в кармане своего комбинезона и показал дворнику рыболовный набор. Ведь у него в карманах было много разных полезных вещей.
— Вот, — сказал Жур, — видите, мы настоящие рыбаки, а не какие-нибудь браконьеры.
— Ну, хорошо, — согласился дворник.
Он махнул рукой и вручил котам острую лопату с удобной гладкой ручкой.
— Только вернуть не забудьте, — проворчал он, — а то знаю я вас котов.
Но друзья уже ничего не слышали. Они бодро вышагивали в сторону леса. Вышагивали помахивая лопатами. И настро-е-ние у них было! Ого! Викинговое настроение!
В лесу было хорошо, и совсем не страшно. Друзья шли по тропинке надеясь, что она выведет их прямо к копательному месту.
Тропинка вывела друзей на поляну. Кипяток поплевал на лапы и предложил:
— Давай копать здесь.
— Нет, — возразил Жур, — нужно копать под особенным деревом. Всегда всё прячут под особенным деревом.
Кипяток поморщился и спросил:
— А где мы возьмём такое особенное дерево?
— Нужно найти высокое, толстое и очень старое дерево.
— Ну да! Тут кругом все деревья высокие и толстые, — возразил Кипяток.
— Тогда нужно спросить у лесных обитателей, — пояснил Жур.
Он покрутил головой, ища обитателей, но увидел лишь паука.
Паук плёл на кустике свою паутину, и ему не было никакого дела до двух смешных котов.
И вдруг… Вдруг друзья услышали, что невдалеке кто-то скребётся. Самым бессовестным образом.
ШИК! ШИК! ШИК!
Коты переглянулись и сунули свои усатые мордахи между кустов.
Там рыжая, пушистая лиса лапами рыла землю! Да, да! Рыла, копала хитрая копательница.
— Видишь, как копытом бьёт, — прошептал Кипяток, — точно здесь закопано.
— Копыта у лошадей, а у неё лапы, — уточнил Жур.
— И как она про каску викинговую узнала? – недоумевал Кипяток.
Вместо ответа Жур сжал лопату и шагнул вперёд.
— Привет, лиса! – крикнул Кипяток, появляясь из кустов следом за Журом.
Лиса хотела огрызнуться, но увидев, что котов двое, хитро заулыбалась.
— Здравствуйте, мальчики!
Она покрутила пушистым хвостом и уселась на пенёк.
— А чего это ты тут землю роешь? – хмуро спросил Жур. – Других мест, что ли мало?
— Здесь мы должны рыть! – заявил Кипяток. – Видишь у нас лопаты.
— Ну, мальчики, разве вы меня прогоните? – захныкала рыжая.
Хитрая лисица совсем не хотела уходить. Ведь вчера она закопала на этом месте кусочек вкуснятины. И ей совсем уж не хотелось, чтобы этот кусочек достался двум усатым пронырам.
— А что, лиса, где у вас толстое, особенное дерево?-спросил Жур.
— Так вот оно, — ответила рыжая и показала лапой.
Ура! Дерево было вот оно! Рядышком, только лапку протяни! Толстое, как паровоз, высоченное, до самого неба. Особенное дерево.
Кипяток облизнулся, а Жур довольно заурчал:
— На-а-ше дерево! Ур-р!
Но лиса, хитрющая рыжая лиса, даже и не думала уходить без своего кусочка вкуснятины.
— Я первая здесь копала, — сказала она, — а если вам так надо, то я уступлю.
— Вот и хорошо, — обрадовался Кипяток и стукнул лопатой о землю.
— Но только не за просто так, — огорошила лиса.
Коты вытаращили глаза и уставились на рыжую.
— Я вам место уступлю, -сказала она, — а вы мне взамен курочку принесите.
— Ну-ну-ну, — начал наступать Кипяток, — какую такую курочку? У нас нет куриного комбината.
— А вы на ферму сходите, — объяснила лиса, — и курочку там – ХВАТЬ! – и всё!
— Ах, ты! – воскликнул Жур. – Воришек из нас сделать хочешь!
Он зашипел, выпустил когти и двинулся на лисицу.
Конечно, лисе хотелось курочки. И, даже, косточки не пропали бы даром. Но… Жур наступал.
— Ладно, ладно, мальчики, — запричитала хитрая. — Дайте хотя бы что-нибудь.
И она жалобно хлюпнула носом. Вот хитрющая!
— Только орехи, — заявил Кипяток и насыпал лисе большую горку орехов.
А потом друзья копали яму. Но там почему-то рогатистой каски не находилось. И совсем ничего не находилось.
— Обманула, рыжая, — догадался Жур, — это другое особенное дерево.
— Ага, — кивнул Кипяток. – Только почему-то уже не очень весело.
Коты оглянулись и поняли почему. Опускался вечер, и в лесу быстро темнело. И вскоре на небе уже показались первые яркие звёздочки.
— Хе-хе! Заблудились, — сказал Кипяток. – Как теперь дорогу назад найдём?
Он немного огорчился. Правда, совсем, совсем немного.
Но Жур выставил лапку и ответил:
— Я всегда говорил – учиться надо. Если бы ты книжки умные читал, то не спрашивал бы таких глупостей.
— Какие такие книжки? – удивился Кипяток. – Домой пора.
Цепучий холод начинал забираться котам под их тёплые шкурки.
— По звёздам пойдём, — сказал Жур. – Над нашей крышей звезда красивая светит.
— Они все красивые.
— Не-а. Я её красавицу из тысячи звёзд узнаю.
И Жур повёл Кипятка за собой.
Они немного, совсем чуть-чуть, поплутали, и, наконец, нашли на небе красавицу-звезду Жура.
А потом друзья потопали по тропинке, которая вывела их прямо-прямо к цветочному магазину, где жил Жур.
— Вот и дом, — сказал Жур. – Спасибо звезде-красавице.
— Жаль каску рогатистую не нашли, — вздохнул уставший Кипяток.
— Ничего, мы и без каски будем викинговыми котами, — рассудил Жур. – Мы ведь смелые.
— Это ты здорово придумал. Значит, день удался! – обрадовался Кипяток.
И отсалютовав лопатой отправился в мастерскую, где его ждал вкусный сытный ужин.

ГЛАВА ПЯТАЯ. МАЛЕНЬКОЕ ОГОРЧЕНИЕ И КОНФЕТИСТЫЕ МЫШИ.
День с утра был замечательный. Да ещё и воскресенье.
Но в этот воскресный, замечательный день случилось огорчение. Огорчение маленькое, но неприятное. У Кипятка оторвался краешек кармашка на его фирменном, джинсовом комбинезоне.
А если у него отрывался карман или, вдруг, что-нибудь пропадало, то Кипяток говорил:
Ну и мыши,
Утащили наши денежки.
Вот и сегодня, увидев такое огорчение, как оторванный краешек кармана, Кипяток хлопнул себя лапой по пузу и сказал:
— Ну и мыши, утащили наши денежки.
И ещё добавил:
— Жутики-полоски.
В это время – ТОП! ТОП! – раздались шаги. И тишина. И снова – ТОП! ТОП!
— Кто-то огорчительный бродит, — догадался Кипяток.
Но это был вовсе не огорчительный. Это пришёл Жур.
— Привет, Кипяток, — махнул лапой Жур. – Смотри, что я принёс.
И он выложил перед Кипятком булочки. Булочки с яблочным повидлом и посыпанные сверху сахарной пудрой. Целых четыре штуки больших, толстых булочек.
— Хоть одна радость, — пробубнил Кипяток. – А у меня вот что.
И он показал Журу своё огорчение.
— Ха! – воскликнул Жур. – Оторвался всего лишь краешек. Мы подкрепимся булочками, а потом пойдём к Маше. И Маша пришьёт тебе кармашек настоящими крепкими нитками.
— Ты всегда хорошо придумываешь, — обрадовался Кипяток. – Но только вначале нужно карман пришить, а потом булочки. Нельзя с огорчительным настроением кушать.
Ему не терпелось отправиться к Маше, и он тянул Жура изо всех сил. Тянул, тянул и утянул. А булочки, вкусные булочки с яблочным повидлом, остались лежать на столе.
Когда друзья пришли к Маше, Кипяток хмуро кивнул и ткнул лапкой в штанину:
— Вот.
— Ах, ты, глупенький проказник, разве можно огорчаться из-за таких пустяков. У всех всегда что-нибудь отрывается.
Она взяла иголку с ниткой и начала чинить комбинезон.
А Кипяток, закутавшись в тёплый плед, стал рассуждать:
— Ещё вчера карман был крепко пришит. И, даже, не думал отрываться. А сегодня утром – ЧИК! – висит, как ниточка.
Кот почесал за ухом и продолжил:
— А в кармане у меня конфета лежала. Карамельная конфета.
— И что? Что случилось с карамельной конфетой? – удивился Жур.
— А сегодня конфеты нет. Тю-тю! – сообщил Кипяток.
И уверенно закончил:
— Это мыши ниточки перегрызли, чтобы конфету утащить.
Он стукнул лапой по столу.
— Мыши конфету – ХВАТЬ! – и утащили.
На эти слова Жур сказал:
— Мыши сладкого не едят. Они сыр любят. Сыр пахучий, с дырочками.
И тогда, после этих сырных слов Жура, Маша сообщила новость. Такую новость! Закачаешься!
МАШИНА НОВОСТЬ.
Маша прочитала в газете, что мыши и совсем не сыр любят. Совсем, даже, не сыр. А любят они конфеты. Как и все самые-самые сладкоежки.
На эту новость Кипяток воскликнул:
— Ха! Вот это новость! Конфетистые мыши. Чудеса! А я что говорил!
Жур повёл ухом и вздохнул:
— Смотри-ка, что в мире делается. Что ж, нам котам морковкой начинать питаться.
И он кисло сморщился, представив полную миску чищеной моркови. Это вместо сметаны. На завтрак.
— Бр-р! – не хотелось бы.
И Кипяток уже не огорчался из-за оторванного кармана. Он, вдруг, почему-то огорчился из-за булочек с яблочным повидлом, которые остались лежать на столе в мастерской.
Он посмотрел на весёлого Жура и тихо спросил:
— А наши булочки с повидлом не испортятся? А?
— Что им сделается? Они же в упаковке, — заверил друга Жур.
— Я боюсь, повидло в них прокиснет, — не унимался кот. – Прокиснет повидло.
— Повидлу ничего не будет, — сказал Жур. – Повидло – оно сахаристое. А сахар хоть целый год держи и –ничегошеньки – такой же сладкий.
Но Кипяток всё же сомневался и покачивал головой. Совсем не хотелось, чтобы булочки пропали. Пусть лучше пропадут в животе. Так забавнее и сытнее.
И насчёт сахара у него имелось своё мнение. Где это видано, чтобы сахар целый год лежал. Его разве кушать некому? Вон сколько любителей сладкого вокруг бродит.
Тем временем Маша пришила кармашек. Пришила накрепко.
— Теперь никакие конфетистые мыши не оторвут, — весело сообщила она.
Кипяток одел комбинезон, и друзья, поблагодарив Машу, отправились в мастерскую. Там их дожидались вкусные булочки.
Но когда коты вошли в мастерскую, там творилось такое! Там шло веселье! Настоящий праздник! Да, да, да.
На стуле вытанцовывали мышата. На полу крутил пузом крохотный мышонок. А на краешке стола сидел ещё один, махал лапками и хохотал от души.
Такого мышиного веселья коты не видели давно. Надо же, так развеселиться от одной конфеты.
Мыши так разошлись, что, даже, не видели Жура и Кипятка. И, поэтому, им казалось, что сейчас они самые смелые на свете.
ТРУ-ЛЯ-ЛЯ! ОП!
К тому же они думали, что ещё успеют подкрепиться свежими булочками с повидлом.
Но Жур с Кипятком так не думали.
— Ох-хо-хо! Охотники, вперёд! – подал клич Кипяток и прыгнул к столу.
Мышат сдуло, словно ветром!
ЧИК! – и нет. Они один за другим, как солдатики влетели в свою нору и затихли.
И тишина. Как-будто и не было мышиного концерта. Как-будто никто и не отплясывал смешной танец.
Коты долго смеялись над глупыми мышами, а потом сели подкрепляться вкусными булочками с яблочным повидлом. А ещё они крутили животами и приплясывали передразнивая мышей.
Но Жур с Кипятком были не жадными. И половинку сладкой булочки они положили возле мышиной норы.
Булочка исчезла. Вначале, из норы доносилась подозрительная возня, потом – ХРУМ! ХРУМ! – а через минуту послышалось весёлое и сытое:
ТРУ-ЛЯ-ЛЯ!

ГЛАВА ШЕСТАЯ. « КОРОВА В ЖЕЛЕЗЯКЕ».
Жур спал. Журу снилось море. Синее, тёплое, большущее море.
Жур сладко посапывал во сне. И ему совсем не хотелось просыпаться. Но… Но кто-то тянул его за ус и при этом похохатывал.
Жур отпихивался, но настырный бессовестно ткнул Жура в бок.
Жур нехотя приоткрыл один глаз. Рядом стоял довольный Кипяток и тянул Жура за ус.
-Вставай, соня! – воскликнул он. – Хватит во сне мышей гонять. Денёк сегодня замечательный.
Жур протёр глаза лапками и – ФЬЮТЬ! – остатки сна улетучились.
День был прекрасный. Солнечные лучи весело прыгали по стенам и щекотали живот Жура.
И почему-то сразу захотелось тортика. В такое утро и быть не могло по-другому.
Решено! Тортик, значит тортик. Вкусный, хрустящий, со сладкой сгущёнкой и с одной праздничной свечкой.
Жур очень любил сладкое, тянучее сгущенное молоко.
А кто же его не любит? И Кипяток любил сгущёнку, спрятанную в прочную, железную банку. И называли коты вкусное, сгущенное молоко, не иначе, как «корова в железяке».
Жур улыбнулся. А неутомимый Кипяток уже гремел на кухне кастрюлями. Он выискивал что-нибудь съедобное.
— Будем кушать тортик, — торжественно сообщил Жур, — со сгущёнкой. Пойдём к Маше, она нам состряпает. Только сгущёнку купить нужно.
Жур положил на стол одну большую серебряную монету и сказал:
— Купишь три сочных, пузатых сардельки, банку «коровы в железяке» и одну праздничную свечку для тортика.
И он счастливо утёр нос лапкой.
Кипяток уставился на товарища, беззвучно хлопая ртом и, наконец, выпалил:
— Это всё на одну маленькую монетку? – и ткнул лапой в список, висящий на стене.
Там, в списке, значилось:
«КОРОВА В ЖЕЛЕЗЯКЕ» — 2 монеты
СВЕЧКА ПРАЗДНИЧНАЯ – 1 монета
САРДЕЛЬКИ СОЧНЫЕ – 1 аккуратная большая купюра.
Жур почесал за ухом и серьёзно спросил:
— А кому сейчас легко?
— Давай ещё денег, — потребовал Кипяток.
— Денежки должны экономиться, — заявил Жур, — а не шнырять туда-сюда по карманам всяких неэкономных растратчиков.
И он засмеялся своей шутке. Но денежки выдал, и Кипяток отправился за покупками.
Он вернулся подозрительно быстро. И с пустыми лапами. Только карманы его комбинезона раздулись и были похожи на маленькие арбузики.
— А где покупки? – спросил удивлённо Жур и шмыгнул носом.
— Хе-хе, — загадочно сказал Кипяток и запустил лапы в раздутые карманы.
Оттуда появились: красивая тоненькая свечка, три сочные, пахучие сардельки и, наконец, вынырнула долгожданная банка «коровы в железяке».
— Вот, — выдохнул довольный Кипяток. – Я так торопился, что чуть лапы не намозолил.
Друзья подхватили покупки и потопали к Маше.
А там, на кухне у Маши, развернулся целый кондитерский цех.
Маша делала тесто, что-то взбивала, что-то раскатывала, а коты сидели на стульях и смотрели на плиту. На плите, в кастрюле варилась сгущёнка. Вода в кастрюле кипела, и банка гудела, подпрыгивала и булькала.
Коты смотрели на кастрюлю и облизывались. Их усы смешно шевелились, а животы громко урчали.
Кипяток погладил урчащий живот и сказал:
— Лишь бы баночка попалась не водянистая.
-Какая!? – засмеялась Маша.
— Это когда её варишь, варишь, а потом откроешь – и ПШИК! – сгущёночка, как вода, — объяснил Жур.
— Наверное, на заводе молоко водичкой разбавляют, — предположил Кипяток.
— Или любители сгущеночные работают на заводе, — добавил Жур.
Маша рассмеялась и легонько потрепала котов.
— Самые главные сгущёночные любители – это вы, усатые проказники.
— Да-а, — соглашаясь кивнул Кипяток, — мы покушать любим.
— Вкусно покушать и посытнее, — уточнил Жур и звонко чихнул от муки.
Но коты беспокоились зря. Когда Маша открыла банку, то сгущёнка оказалась не водянистая, а самого красивого кофейного цвета. Жур называл такой цвет: «ирисочно-сладкий».
— Мур, — облизнулся Кипяток.
А кожи для торта были уже готовы. Маша помазала их вкусным, варёным сгущенным молоком, и получился настоящий ап-пе-титный, хрустящий торт. И, конечно же, с тоненькой свечкой посередине.
— И какой же сегодня праздник, мальчики? – спросила Маша, зажигая свечку.
— Солнечный день! – нетерпеливо выпалил Кипяток.
— И отличное настроение! – подхватил Жур.
— Значит, сегодня будет День Солнечного настроения, — сказала Маша.
— Да, да! – дружно кивнули коты и поставили возле себя по большой тарелке под торт.
Потом они ели волшебно-вкусный торт, запивали молочком и мурлыкали. Было очень вкусно!
А ещё у них на завтра осталось целых три сочных, мясных сардельки.
Вот!

ГЛАВА ПОСЛЕДНЯЯ, КОРОТЕНЬКАЯ.
Вот и закончилась первая книжка про приключения Жура, Кипятка и других обитателей маленького сказочного городка.
А есть ещё вторая книжка, где смелые, отважные и умные коты отправляются в далёкое путешествие.
Куда отправляются? Об этом, друзья, вы прочитаете во второй книжке.
Пока.

АВТОР.

.




Похожие сказки: