Зан и Занна



Жил когда-то лулу.
[Лулу (креольск. ) маврикийского фольклора, человекоподобное существо, персонаж]
У него была жена и была маленькая дочь, которую звали Занна, а еще у них в доме жил маленький мальчик Зан, которого жена лулу младенцем подобрала на дороге.
Лулу часто говорил жене: «До чего мне хочется съесть Зана!» Но жена ему этого не разрешала, потому что Зан был послушен, трудолюбив и всегда занят делом. Он никогда не спорил с ними и был хорошим слугой. Маленькая Занна очень любила Зана, потому что Зан был добр и ласков, всегда играл с нею и делал все, что она хотела.
Однажды Лулу привел Зана на опушку леса и сказал ему:
— Вот топор, пила и рубанок, а вот деревья: сделай мне корабль, который плавал бы по суше. Сейчас восемь часов, я вернусь в десять. Сейчас восемь часов, я вернусь в десять. Если корабль к этому времени не будет готов, я тебя съем.
Взял Зан топор, срубил несколько деревьев, выпилил части корабля, соединил их — получился корабль. Только стоит этот корабль — и ни с места. Что делать? Бросил он все, упал в траву и горько заплакал.
И вот около половины десятого пришла Занна — она принесла Зану поесть. Увидев, что он плачет, она стала спрашивать:
— Что с тобой, Зан? Почему ты плачешь? Что тебя огорчило?
Достав из кармана платок, Занна вытерла ему глаза. Зан ей ответил:
— Посудите сами, молодая госпожа: ваш отец велел мне построить корабль, который плавал бы по суше. Когда он вернется в десять часов и увидит, что такого корабля нет, он убьет и съест меня.
Занна засмеялась и сказала:
— Так ты плачешь из-за этого?
Занна прошептала несколько слов, и корабль сам поплыл по суше. После этого она ушла.
В десять часов пришел лулу, посмотрел на корабль и говорит:
— Молодец, Зан! Тебе под силу то же, что и мне!
На другой день лулу повел Зана на берег реки, дал ему корзину без дна и сказал:
— Налови мне этой корзиной из реки две лодки рыбы! Сейчас восемь часов, в десять я приду. Если ты к этому времени не наловишь мне рыбы, я тебя съем.
Зан стал зачерпывать корзиной воду. Зачерпнет, вытащит — в корзине пусто. Он бросил корзину, сел на берегу и заплакал.
К половине десятого пришла Занна — принесла Зану поесть. Увидев, что Зан плачет, она спросила:
— Зан, почему ты снова плачешь? Что у тебя случилось?
— Посудите сами, молодая госпожа,—ответил Зан. — Ваш отец дал мне корзину без дна и велел наловить ею две лодки рыбы. Когда он придет в десять часов и увидит, что рыбы нет, он убьет и съест меня.
Занна, не говоря ни слова, взяла у него корзину, зачерпнула ею в реке — и разом вытащила рыбы на две лодки.
Зан съел все, что принесла Занна, и она ушла.
В десять часов пришел лулу, увидел рыбу и сказал:
— Молодец, Зан! Тебе под силу то же, что и мне!
На другой день лулу повел Зана на вершину высокой-высокой горы. Там он дал ему свинцовую мотыгу и свинцовый полольник и сказал:
— Вот хорошая мотыга и хороший полольник. Вскопай всю эту гору и засей ее маисом. Сейчас восемь часов, в десять я приду. Если к этому времени вся гора не будет засеяна и маис не поспеет, я тебя съем.
Маленький Зан взял мотыгу, ударил ею — мотыга погнулась; взял полольник, попробовал полоть — полольник разогнулся. Ничего не получается! Бросил он мотыгу и полольник, сел на камень и заплакал. Вскоре Занна принесла ему поесть и, увидев, что он снова плачет, спросила:
— Что это ты, Зан, опять плачешь? Что еще с тобой случилось?
— Посудите сами, молодая госпожа,—ответил Зан. — Ваш отец дал мне эту негодную мотыгу и этот негодный полольник и приказал вскопать гору и засеять ее маисом,
да еще маис должен к его приходу поспеть. Когда он придет и увидит, что гора не вскопана и маис не поспел, он убьет и съест меня.
Занна взяла мотыгу и ударила ею по земле, взяла полольник и провела им — мигом гора была вскопана, засеяна, маис вырос и поспел.
Лулу пришел, увидел это и сказал:
— Молодец, Зан! Тебе под силу то же, что и мне!
На другой день лулу поднял Зана рано утром, отвел во двор и сказал:
— Сегодня ты будешь работать здесь. Вот большой камень, а вот утиное яйцо. Положи яйцо на землю и брось на него этот камень, но смотри не разбей яйцо — если разобьешь, я убью и съем тебя!
Бедный Зан, как он мог спастись? Он положил яйцо на землю, взял камень, бросил на яйцо, и оно разбилось. Лулу завыл от радости, схватил Зана, взвалил его себе на спину, отнес в угол двора, где стоял маленький сарайчик, бросил туда и запер на ключ. После этого он пошел в дом и, встретив по дороге Занну, сказал ей:
— Отправляйся скорее на кухню, налей полный котел воды и поставь его на огонь — мне нужно сварить Зана.
Занна побежала на кухню, подобрала там с земли три камешка и сказала одному из них:
— Когда отец окликнет меня и спросит, разожгла ли я огонь, ты ответишь ему: «Да, папа, он уже горит!»
Занна бросила первый камешек в котел, а потом взяла второй и сказала ему:
— Когда отец окликнет меня и спросит, не закипает ли вода, ты ответишь ему: «Да, папа, уже поет!»
Занна бросила второй камешек в котел, взяла последний и сказала ему:
— Когда отец окликнет меня и спросит, готова ли вода, ты ответишь: «Да, отец, приходи за ней!»
Занна бросила последний камешек в котел, а потом пошла в угол двора, к сарайчику, где сидел маленький Зан, произнесла тихонько несколько слов, и дверь распахнулась. Занна схватила Зана за руку, и не говоря ни слова они побежали.
Через некоторое время лулу открыл окно и крикнул из комнаты, думая, что дочь на кухне:
— Эй, Занна, ты разожгла огонь? Первый камешек ему ответил:
— Да, папа, он уже горит!
Лулу сел, подождал, а потом снова крикнул дочери:
— Эй, Занна, вода закипает?
Второй камешек ему ответил:
— Да, папа, уже поет!
Прошло немного времени, лулу в третий раз подошел к окну и уже рассерженно крикнул:
— Занна, закипела у тебя наконец вода? Последний камешек ему ответил:
— Да, отец, приходи за ней!
Лулу сбежал с лестницы, бросился на кухню, а там огонь не горит и котел пуст. Бросился на другой конец, двора, подбежал к сарайчику — дверь распахнута, а Зана и след простыл.
От злости на губах у лулу выступила пена. Он помчался обратно в комнату, надел сапоги, выскочил на дорогу и бросился вдогонку за беглецами.
Занна оглянулась, увидела, что лулу их догоняет, и сказала Зану:
— Отец гонится за нами!
Сердце у Зана замерло, и он воскликнул:
— О Боже, молодая госпожа, что нам теперь делать?
— Не бойся,—ответила ему Занна. —Ты превратишься в пруд, а я в утку, и пусть он тогда нас ловит!
И тотчас Зан превратился в пруд, а Занна в утку. Лулу добежал до пруда, увидел в нем утку и спросил:
— Эй, утка, Зан и Занна здесь не пробегали? Утка ответила:
— Кря-кря!.
Лулу опять спросил то же самое, а утка ему снова:
— Кря-кря!
Он не стал больше спрашивать, вскарабкался на вы-сокое-превысокое дерево и стал смотреть. Смотрел-смотрел — на дороге ни души. Ничего не поделаешь — спустился с дерева и, так и не придумав, как ему быть дальше, вернулся домой и сказал жене:
— Я видел только утку в пруду, но сколько ни спрашивал ее про Зана и Занну, у нее на все был один ответ: . «Кря-кря, кря-кря!» Нет ни одного живого существа глупее утки!
Жена засмеялась:
— Ну нет, я знаю существо глупее: лулу глупее утки! Как ты не понял, что это они и были? Занна посмеялась над тобой — она и есть эта утка. Беги скорее, поймай их!
Лулу пришел в ярость, вернулся на дорогу и снова помчался следом за беглецами. Занна обернулась, увидела, что лулу за ними гонится, и сказала Зану: . . . .
— Отец снова нас догоняет, но ты не бойся — все будет хорошо. Я превращу тебя в повозку с ослом, а себя в возчика.
Лулу добежал до них и, увидев на дороге повозку с ослом, который упирается и не хочет идти в гору, спросил у возчика:
— Эй, возчик, не видел, не пробегали здесь Зан и Занна? А возчик знай подталкивает сзади повозку и покрикивает:
— Н-но, пошел! Н-но, пошел!
Лулу снова спросил, не видал ли возчик Зана и Занну, а возчик вместо ответа:
— Н-но, пошел! Н-но, пошел!
Лулу надоело спрашивать, он поднялся на пригорок и стал смотреть оттуда. Смотрел-смотрел, но кроме возчика с повозкой никого на дороге не увидел. Так и пришлось ему вернуться ни с чем. Он рассказал обо всем жене, а жена ему и говорит:
— Ну и глуп же ты! Ведь это они и были! Пойду-ка я сама — тебе их все равно никогда не поймать!
И она побежала по дороге. Занна обернулась, увидела бегущую мать и сказала Зану:
— Зан, бедный мой Зан, мы погибли — на этот раз за нами гонится моя мать, она хитрее меня! Но я все-таки что-нибудь придумаю, и, может быть, нам удастся спастись.
И тотчас они превратились в два цветка. Жена лулу добежала до них и сказала:
— Эй, дети, вы думаете, два несмышленыша вроде вас могут играть со мной в волшебников? А ну вставайте сейчас же!
Зан и Занна встали перед ней и заплакали. Жена лулу посмотрела на них и задумалась. Если она отведет их к мужу, он их съест; но ведь Занна ее дочь, да и Зан у нее с первых дней его жизни. Сердце женщины сжалось: нет, она этого не сделает. Из глаз ее потекли слезы, она обняла . Занну, расцеловала ее, а потом подтолкнула к Зану и сказала:
— Идите, дети! Идите же,я вам разрешаю!
Зан и Занна пошли дальше, а женщина стояла и смотрела им вслед до тех пор, пока они не исчезли вдалеке. Тогда мать Занны утерла слезы и пошла в свой дом.
По дороге ей встретились две большие собаки. Она убила их, разрезала у них животы и вынула печень. Придя домой, она отдала печень мужу и сказала:
— Вот их печень, ешь, а я пойду лягу спать — я очень устала.
Лулу съел собачью печень, но не наелся и стал ворчать:
— Почему ты не принесла их целиком?
А жена ему на это сердито ответила:
— Что я, лошадь, чтобы везти на себе два таких тяжелых тела? Хватит ворчать, дай поспать — у меня глаза слипаются!

.




Похожие сказки: