Веселый лес, обыкновенная сказка



Эта история началась с того, что у меня появилось ощущение «неприсутствия». С физической тоски зрения Я был на месте, но какая-то неуловимая часть моей личности в окружающем меня мире больше не существовала. Поначалу я старался не обращать на это внимания, но потом всё-таки признал это как факт.
И всё бы ничего, какие проблемы? Но день ото дня меня становилось всё меньше. Окружающие этого, слава Богу, не замечали, а мне самому от этого было как-то не по себе. И в один прекрасный с точки зрения окружающих день меня «не хватило». Не хватило что бы пойти туда, делать то, просить это, настаивать на том. Искренне надеюсь, что вам это не знакомо. Искренне надеюсь, что вам это не знакомо.
И тогда я пошел просто так по улице, точнее, в поисках себя. И шёл до тех пор, пока не увидел лаконичную вывеску «Путешествия в кредит». Какая разница, где искать, подумал я и толкнул дверь. И, войдя, не увидел ничего интересного. В самом обыкновенном помещении за самым обыкновенным столом сидел совершенно обыкновенный человек.
— Интересуетесь путешествиями? – спросил он.
— Да, — ответил я и сел в кресло.
— Ну что мы можем предложить: Суринам, Австралия, Индонезия, Сингапур, Болеарские острова, Канада, Перу, Исландия. Дорога без пересадок, прекрасное питание, трёхзвёздочные отели…
— А что-нибудь подальше? – бесцеремонно перебил я.
Совершенно обыкновенный человек на мгновение замолчал, окинул меня ощупывающим взглядом и уверенно ответил:
— Есть. Центр уединенного отдыха «Весёлый лес» в 300 км. от города. В рамках рекламной акции первые 10 путешественников получают путёвку бесплатно.
— И какой же я по счёту?
— Как раз десятый! Но есть одно условие, обязательное участие в рекламной акции.
— А если за деньги? – Поинтересовался я.
Совершенно обыкновенный человек назвал мне совершенно обыкновенную сумму и получив её, с невероятной скоростью оформил путёвку на две недели и сообщил, что автобус будет отходить от дверей его фирмы завтра в 11.
— А как же кредит? – Неожиданно спохватился я.
— Кредит предоставляется только корпоративным клиентам, — слегка холодным тоном сказал совершенно обыкновенный человек и начал перелистывать свои бумаги.
— Понятно. – Ответил я и хотел было возмутиться, но на это меня как раз и не хватило.

Народа в автобусе было немного. Несколько семейных пар с детьми, пожилой дядька респектабельного вида и я. Вся эта публика не обратила на меня никакого внимания. Автобус поехал, проехал пригороды, вышел на скоростное шоссе, по краям которого раскинулись пшеничные поля, а когда начался лес, свернул на хорошо заасфальтированную дорогу и вскоре остановился перед комплексом небольших строений.
Раньше я ездил только поездом и, выходя из автобуса, спросил у водителя, по какой трассе мы ехали, но водитель почему-то посмотрел на меня как на сумасшедшего и ничего не ответил.
Встретивший нас служащий предложил ознакомиться с апартаментами и я со всеми вместе пошёл было к одному из зданий, но потом остановился, с неудовольствием осмотрел обстановку и незаметно свернул на другую дорожку.
Никуда они не денутся, эти апартаменты, — подумал я. И закинув на плечо полупустую сумку, пошёл в сторону леса. А войдя под кроны высокого бора, быстро зашагал по первой попавшейся тропинке.
Мыслей в голове не было, ноги не задавая лишних вопросов шли сами, а куда шли – было совершенно без разницы. Пока тропинка не уткнулась в поросшее чахлыми сосенками моховое болото. С болотом захотелось ознакомиться поближе. Я подошёл к самому краю, осторожно встал на мягкий мох, сделал ещё пару шагов и убедился, что на краю болота мох сухой. Потом сделал ещё несколько шагов и, не рискуя замочить ноги пошёл обратно – болото как болото, только комаров почему-то почти нет. Сев на траву я достал из сумки захваченную в дорогу бутыль минералки и, сделав пару глотков, расслабился. Идти пока никуда не хотелось, до ужина в «Весёлом лесу» было ещё далеко – сиди да сиди просто так. А когда насиделся, то понял, что потерял тропинку, по которой пришёл сюда. Прошёл по краю болота влево-вправо, но никакой тропинки не обнаружил, хотя исчезнуть она тоже не могла. Не придумав ничего лучше как идти обратно в приблизительно правильном направлении, я на одном дыхании отмахал пару километров и остановился как вкопанный.
Появилась мысль закричать, но кричать совсем не хотелось. А возвращаться к идиотическому «Центру уединённого отдыха» и тем подавно. – Выберусь как-нибудь, — мелькнула успокоительная мысль. Посмотрел на часы. Было уже девять. Темнеть скоро будет, — подумал я и начал собирать хворост. Вскоре наступили сумерки, я чиркнул спичкой и устроился смотреть самый древний спектакль в мире – ОГОНЬ КОСТРА.
А когда дрова прогорели, ещё долго смотрел на мерцающие огоньки, не особо переживая пытался думать о своей будущей судьбе и, не придумав ничего интересного, незаметно уснул.
Проспал я довольно долго. Ночь выдалась на удивление тёплой, и даже под утро я почти не замёрз. Потом, допив остатки воды, я подумал о своём незавидном статусе «голодного заблудившегося сумасшедшего» и, осознав всю глубину своего падения, двинулся дальше.
Куда? Зачем?. . К кому?. . — В голову начали лезть всякие дурацкие мысли, а потом я задал вопрос по-другому. — Кого бы я хотел встретить? Не найдя ответа и на него я впал в какую-то нехорошую прострацию и совершенно равнодушно продолжил свой путь. Через несколько часов между соснами появился просвет и я, почти бегом, вышел на край леса. Передо мной оказалась неширокая идущая по полям грунтовая дорога, на караю которой стояла одинокая, слегка покосившаяся, избёнка. Вначале я не нашёл в ней ничего необычного, но подойдя поближе понял, что не смотря на самый прозаический вид, избёнка представляет нечто очень странное. Размеры её были явно малы. Скорее это был макет избушки, потому что войти в неё я мог, только изрядно нагнувшись. Напротив избушки стоял вполне нормальный, врытый в землю дощатый столик со скамейками и колодец. Подойдя к колодцу, я зачерпнул ведёрко воды, сделал несколько больших глотков и, не имея сил рассуждать, вернулся к избушке, сел на завалинку и уснул.
А проснулся, как обычно бывает в таких случаях, от того что меня трясли за плечо. Открыв глаза я сперва долго их тёр, но вскоре понял, что передо мной всё-таки и вправду волк. С серой шерстью, добрыми карими глазами и вдобавок одетый в засаленный коричневый пиджак. Вначале меня окатила волна страха, но потом я встал на ноги, сделал несколько шагов и осмотрелся по сторонам.
Лес, дорога, подёрнутое облаками небо, карикатурная изба и человекообразный волк. Всё вместе на реальность это не походило, скорее на какую-то декорацию. Такое ощущение меня слегка успокоило, а Волк показал в сторону столика, на котором теперь умещалось изрядное количество снеди, и как бы примирительно сказал:
— Давай за стол что-ли, и так тебя целый час не будил, думал – сам проснёшься.
Возражать я не стал. Сев за стол, Волк налил из большой бутыли две стопки тёмно-красной жидкости и мы чокнулись. Домашнее вино приятно обожгло горло и хозяин заботливо придвинул ко мне тарелку с жареной картошкой. В голове было абсолютно пусто. Не зная, что говорить я, почти не замечая вкуса, начал уничтожать имеющуюся на столе еду, а Волк с интересом поглядывал на меня и не спеша, хрустел солёными огурцами.
— Кто вы? – набравшись храбрости спросил я.
— Волк. — Ответил Волк.
— Но ведь это не всё? – возразил я.
— Санитар Леса.
— Какого леса?
— Весёлого леса.
— Из которого я ушёл? –Удивился я.
— Нет. В который ты идёшь.
Наступила пауза. Не растерявшись, я закончил трапезу большим стаканом клюквенного морса. И решился на ещё один вопрос.
— Скажите, а где я нахожусь?
— А где вы были до этого?
— Жил в городе.
— А где был этот город? – выдержав паузу, спросил Волк.
Задумавшись, я понял, к чему клонит Волк, мысленно продолжил логическую цепочку и остановился на Вселенной.
— Правильно мыслите, — похвалил меня собеседник. — Вот и здесь та же неопределённость, но могу вас заверить — если вы искренне захотите вернуться обратно, то проблем с этим не будет.
Ещё раз оценив окружающую меня реальность, я с удивлением осознал, что возвращаться мне всё ещё не хочется. И неожиданно для самого себя задал совершенно бестактный вопрос:
— А почему вы ничего не едите?
Добрые глаза Волка сделались холодными, а голос перестал быть мягким:
— Как вам сказать… Дело в том, что я питаюсь исключительно дураками и идиотами.
Переварив сказанное, я уставился на Волка удивленными глазами.
— Вот только есть одна сложность – я не всегда уверен в правильности своих суждений.
Наступила неловкая пауза, но Волк, не обратив на неё никакого внимания ещё раз наполнил стопки, и осушив их, мы встали из-за стола.
На лице у меня как-то само собой появилась слабая, но совершенно искренняя улыбка и, не зная, как отблагодарить хозяина за столь радушный приём, я молча пожал его огромную когтистую лапу. Хитро прищурившись, Волк внимательно посмотрел мне в глаза, а потом широко зевнул.
— Не беспокойтесь, молодой человек, в наше трудное время голодать не приходится.
Зевающий Волк почему-то показался мне смешным и я снова улыбнулся. Чувства мои слегка ожили и, не посоветовавшись с логикой, сами поверили во всё случившееся. Оставался самый главный вопрос – что же со мной случилось? Но было ясно, что искать ответ мне придётся самому. Напоследок Волк слегка хлопнул меня по плечу и кивнул в сторону дороги. Пару мгновений я стоял неподвижно, а потом махнул на прощанье рукой и зашагал вперёд, вполне довольный, что кажется впервые в жизни не попал в список дураков и идиотов.
Поднявшись на небольшой пригорок, я увидел впереди широкую полосу деревьев и вскоре вступил под полог очень старого, но очень приветливого березняка и бодро зашагал между громадными замшелыми стволами.
Трудно описать то, что я чувствовал. На душе у меня было как-то странно. Всё старое в моей жизни уже закончилось, а новое только начинало удивлять, и я его почему-то не боялся.
Березняк плавно перешёл в мелколесье, а потом на моём пути начал попадаться странный колючий кустарник. Быстро устав в нём продираться, я с радостью вышел на небольшую полянку и сразу же заметил на её противоположном конце большого зверя.
Зверь сидел на задних лапах и хрустел какой-то палкой. Внешне он был чем-то средним между обыкновенным грызуном и каким-нибудь сумчатым хищником, а очень ловкие сильные лапы, в которых он держал деревяшку, и весьма большие зубы внушали вполне чистосердечное уважение. Я остолбенело уставился на совершенно незнакомое мне явление и очнулся лишь когда обгладываемый сук пролетел в миллиметре от моего уха и с жутким треском сломал пару сухих веток. После этого странный зверь обжёг меня презрительным взглядом, а последнее, что я увидел, была широкая покрытая коротким мехом лоснящаяся спина и довольно-таки длинный голый хвост. Ошарашенный, я ушёл с полянки и пройдя немножко вперёд, с огромным облегчением обнаружил, что снова оказался в полюбившемся березняке. Выйдя на крохотный ручеёк, я с удовольствием напился холодной воды и сел на ближайшую валежину. Приключение становилось всё интересней, и мне это не особо нравилось. Немного отдохнув, я с некоторой опаской пошёл дальше и через несколько минут пережил ещё один незабываемо-сильный шок.
В соседних кустах что-то громко затрещало и на меня выскочила огромная, размером не меньше кошки удивительно красивая, да – да, именно красивая, МЫШЬ, и с диким визгом прыгнула мне на шею. Вслед за мышью появилась вполне обыкновенная лиса и увидев маня, резко затормозила. В следующее мгновение как будто из-под земли появились небольшие жёлто-рыжие мячики и огромными прыжками устремились в нашу сторону.
Мячики я разглядел хуже, чем мышь, но чётко увидел, что они были покрыты длинной рыжей шерстью, имели маленькие чёрные глазки и огромные саблевидные клыки. Испугавшись, я надумал было бежать, но тут-же получил по затылку весьма сильный удар и не найдя выхода из сложившейся ситуации, потерял сознание.

Очнулся я нехотя и только после того, как меня начали активно тормошить. И открыв глаза сразу же успокоился. На меня смотрели совершенно безобидные глаза такого же как я человека, а серый костюм и светло-синяя рубашка внушили мне окончательное доверие.
— А я думал, что это Волк. – Простодушно сказал я.
Человек помог мне сесть, с трудом отцепил от воротника мышь, которая, как и я, не спешила приходить в сознание. Поднес к губам палец и отвёл меня обратно к ручью.
— Что это было? – Спросил я, почёсывая затылок.
— Ничего страшного, это саблезубый хомячок на вас натолкнулся.
— А лиса где?
Незнакомец широко улыбнулся и достал из кармана клочок лисьей шерсти.
— Успокойтесь. Главное, что вы не повстречали Бур-Бура.
— Давайте познакомимся, — предложил собеседник. – Я — Смотритель.
Немного подумав, я представился менее определённо и назвал своё имя.
Тут за спиной у нас послышались быстрые шаги и мы начали погружаться в весьма мелодичный поток непрерывной речи. Очнувшаяся мышь начала бегать вокруг нас кругами и блистая шелковистой шёрсткой, глазами-бусинками и розовым носиком стала рассказывать о невообразимой важности не помню чего. Смотритель молча зашагал в сторону густых кустов и через пять минут мы шли по зарослям высокой крапивы и снова слушали тишину.
— Это Мышь-Идиотка, — пояснил Смотритель. – Огромное вам спасибо, что оказали содействие.
Объяснять, что никакого содействия я не оказывал мне совершенно не хотелось, и я напрямую спросил:
— А почему я здесь оказался?
— Почему вы здесь оказались? — Ну надо же вам было с чего-то начать. К тому же вас кое-что объединяет со здешними обитателями.
— И что же? – Возмутился я.
— Вы начали жить своим умом.
Не найдя что противопоставить данному утверждению я замолчал. Пройдя крапиву и мелколесье, мы вышли в прозрачный сосновый бор и бодро зашагали по широкой тропе.
Через некоторое время Смотритель снова заговорил.
— А, между прочим вы первый посетитель, которому довелось увидеть саблезубых хомячков, и могу вас заверить, остальные здешние обитатели более дружелюбны да и разговаривают поменьше. Если не возражаете, оставлю вас ночевать у мокроносых бурундуков. Малиновый суп вам может и не понравится, зато в норе сидеть не придётся.
Услышав словосочетание «малиновый суп» я незаметно усмехнулся и ощутил искреннее любопытство. На душе у меня стало неожиданно легко, накопившееся за последнее время напряжение отступило и мне захотелось рассмеяться.
— Нисколько не возражаю. Малиновый суп я ещё не пробовал.
Через некоторое время изрядно устав мы вышли к заросшей смешанным лесом низине и сели отдохнуть. Смотритель, ничего не говоря отлучился и через несколько минут принёс котелок варёной картошки, пару банок тушенки, хлеба и большой термос с чаем.
— Обедать давно пора, — сказал он по-деловому, — а мы тут по лесам бродим. Хорошо что мне до дома отовсюду недалеко, а то бы давно тут с голоду пропал.
Как это не странно звучит, но загадка «всегда близкого дома» меня нисколько не заинтересовала.
Темы для разговора во время обеда не нашлось, а когда мы закончили, Смотритель протянул мне небольшую книжку и рекомендовав ознакомиться, снова куда-то ушёл.
Книжка и вправду оказалась весьма любопытной, называлась она «Справочник обитателей Весёлого леса», а автором её была какая-то Мышь-Грамотейка, да к тому же книга была рукописной и обладала весьма изящным тоном повествования.
Так, про саблезубых хомячков там было сказано, что это совершенно безобидные зверьки, которые питаются неразумными хищниками. А Бур-Буры характеризовались как представители псевдогрызунов, ведущие скрытый образ жизни в зарослях колючих кустарников, питающиеся корнями деревьев и швыряющие в непрошеных гостей остатками завтрака, обеда и ужина.
Про мокроносых бурундуков, к которым я направлялся, было сказано следующее:
«Мокроносые бурундуки относятся к семейству настоящих грызунов. Живут где придётся, питаются чем придётся. Крайне несерьёзный зверь. Любят носить одежду и наряжать новогодние ёлки, очень дружелюбны и жутко изобретательны».
Отложив книжку в сторону, я плеснул в кружку тёплого чая и решил, что с местом высадки мне явно повезло. Наверное нечасто явившихся непонятно откуда, да ещё и идущих непонятно куда путешественников так своевременно кормят.
А устав сидеть на одном месте, я отошёл в сторону и вскоре заметил весьма преинтересную зверюшку, которая сидела на ветке и смотрела на меня весьма любопытными глазами. Размером она была поменьше Бур-Бура, а туловище и мордочка были у неё более вытянутыми. Быстро устав от любопытства, она ловко перебралась на ближайшую ко мне ветку и на удивление красиво засвистела. Быстро взяв определитель, я узнал, что передо мной ближайший родственник Бур-Буров, Древесный Дур-Дур, презираемый своими родичами за древесный образ жизни и дружелюбие.
Когда вернулся Смотритель, Дур-Дур исполнил серию потрясающих трелей и скрылся среди веток.
— А они разговаривают? – Спросил я у Смотрителя.
— Нет. Но если захотят, то научатся.
В тот же момент рядом с нами появился ещё один зверь. От Дур-Дура он почти не отличался, но был очень грустный. Флегматично окинув нас блуждающими глазами, он взял протянутый ему кусочек хлеба и пошёл дальше.
— Это гибрид Бур-Бура и Дур-Дура. — Пояснил Смотритель. – Никак не могут понять, где им жить – в норах или в дуплах, вот и маются, бедняги. Я им нынче два домика на воде построил, вроде бы прижились. Надеюсь, скоро сами строить научатся.
«Абсурд» — мысленно констатировал я, но там, откуда я пришёл, было ничуть не лучше.
Потом, спустившись в низину, мы долго шли по извилистой узкой тропе, пока не вышли на довольно большую поляну, посреди которой росла огромная ёлка. Смотритель разочарованно окинул её взглядом и раздражённо произнёс:
— Вечно эти мокроносые на одном месте не сидят.
Потом мы побывали ещё на одной поляне… Начинало вечереть. Смотритель усадил меня на поваленный ствол дерева и предложил отдохнуть от поисков, а сам бодро пошёл дальше.
От нечего делать я быстро задремал, но довольно быстро был разбужен чьим-то сопением и, открыв глаза, увидел весьма забавное зрелище.
Передо мной на задних лапах стоял бурундук ростом с семилетнего ребёнка с большим блестящим чёрным носом и умными карими глазами. А самое замечательно было в том, что бурундук был одет в короткие рваные трикошки и сшитую из лоскутков бордовую жилетку.
Легонько потянув меня за рукав, он сказал:
— Здравствуйте, пойдёмте скорее. Мы уже суп малиновый сварили.
Я молча встал и вскоре мы вышли на большую поляну у берега довольно широкой реки.
Кроме привычной ёлки тут было и ещё кое-что. У самого берега на стапелях стоял вырезанный из цельного ствола какого-то гигантского дерева корпус корабля размером приблизительно с двухместную яхту, а судя по глубокому килю, судно предназначалось для морских плаваний. Мачты пока отсутствовали, но рубка уже была.
Ко мне подошли и как-то смущённо поздоровались несколько бурундуков. Потом усадили меня под ёлкой, принесли две корзины с пряниками и варёной кукурузой, разлили по чашкам какую-то розовую жидкость и пригласили меня ужинать. Ели мы молча. Бурундуки с интересом на меня посматривали, но ничего не говорили. Малиновый суп оказался чем-то наподобие вполне съедобного компота и я попросил добавки. А когда мы поели, бурундуки сразу же куда-то ушли.
Весьма заинтересованный, я подошёл к строящемуся судну и сразу же сделал потрясающее открытие. Корпус корабля был не выточен. А выгрызен. Свидетельством тому были многочисленные следы зубов на его бортах. «Жутко изобретательны» — вспомнил я характеристику из справочника и направился обратно к ёлке. Приближались сумерки, а когда почти стемнело вернулись бурундуки с корзиной мелких яблок, быстро развели большой костёр и мы уселись вокруг него.
Один из них сел поближе ко мне и глядя на меня своими большими глазами, спросил:
— Скажите, а вы море видели?
— Ну, как сказать… Видел. – ответил я.
— А оно правда огромное?
— Даже больше.
— А кто там живёт?
Я ненадолго замолчал и припоминая фильм «Одиссея команды Кусто» начал рассказывать про китов, дельфинов, морских черепах, вспомнил всё, что знал об осьминогах и акулах, не забыл про коралловые рифы и закончил свой рассказ морскими львами и буревестниками.
Костёр почти прогорел. Бурундуки затаив дыхание смотрели на меня восторженными глазёнками и явно надеялись на продолжение.
— А вы впятером корабль строите? – спросил я.
— Нет. – Ответил один из них. – Остальные просяным Глупеткам пошли помогать, они нам лён для парусов посеяли. Хотите, мы вам телескоп покажем.
— Давайте. – согласился я .
Мы подошли к кораблю, поднялись на палубу, из трюма был принесён большой телескоп, и мы по очереди долго изучали моря и горы Луны. Потом все дружно начали зевать и вскоре меня уложили спать на мягкой соломе прямо в рубке.
«Быстро человек привыкает к чуду», — подумал я, глядя в иллюминатор, и быстро уснул.
А проснулся, когда солнце уже было высоко. За завтраком я спросил бурундуков, кто такая Мышь-Грамотейка и узнал, что этот образованнейший зверь живёт в глубокой норе и почти не выходит на поверхность. А когда завтрак почти закончился где-то неподалёку послышалось хоровое пение. На мотив из «Бременских музыкантов» звучала песенка из которой я запомнил лишь эти строки:
Лучше нашей доли не бывает,
Просо в голове нам не мешает.
— Это просяные Глупетки. – пояснили мне бурундуки. – Они сейчас на огород пойдут.
И на краю поляны появилась длинная шеренга бодро шагающих мышей. На плече у каждой была лопата, а на шее висел фотоаппарат, наподобие «Зенита».
Не удержавшись, я начал листать справочник и выяснил, что вижу перед собой ярчайших представителей семейства голопузых мышей, которые занимаются огородничеством и фотоискусством, а думают просом.
Насчёт проса у меня возникли некоторые сомнения, а вот одежды на них и вправду не было. Увлечённые пением, удивительные мыши не обратили на меня никакого внимания, и только последняя, случайно глянув в мою сторону, отложила лопату и быстро щелкнув затвором, побежала догонять остальных.
Происходящее снова стало походить на фантасмагорию. Ещё вчера я хотел задать бурундукам целую кучу вопросов, но вопросы «не задавалися» . И бурундуки, всё время разглядывая меня, тоже ни о чём не спрашивали. Когда завтрак закончился, наступила некоторая пауза.
— Мне, наверное, пора? – Спросил я.
— А давайте я вас провожу. – Ответил бурундук в бордовой жилетке.
После этого бурундуки молча пожали мне руку, и мы пошли по берегу реки. Потом свернули в смешанный лес и выйдя на заросшую тропку, как-то синхронно остановились.
Бурундук достал из кармана и протянул мне большой красный сердолик удивительно правильной формы.
— Это вам на память. Сам на реке нашёл.
Я долго рассматривал великолепный камень, потом снял с руки свои недорогие, но очень точные механические часы и протянул их бурундуку.
Бурундук тоже долго рассматривал подарок и сказал:
— Спасибо. Теперь у нас хронометр будет. Давайте я пойду, а Смотритель вас на тропинке встретит.
— Удачного вам плавания.
— И вам удачи.
Бурундук скрылся среди деревьев, а я немножко прошёл вперёд, сел на первое попавшееся поваленное дерево и достал из кармана сердолик.
На душе было одиноко и идти дальше не хотелось. Вскоре подошёл Смотритель и молча сел рядом.
— А они вправду к морю поплывут? – спросил я.
— А вы сомневаетесь? Хотите Весёлый лес с высоты посмотреть?
— Давайте. — Раавнодушно ответил я.
— Тогда пойдёмте на сопку.
И я нехотя пошёл вслед за Смотрителем. Но до сопки мы не дошли.
На краю тропинки послышался громкий плач, и мы увидели на обочине совсем маленького детёныша Бур-Бура. Он был покрыт черной, как смоль блестящей шерстью и безутешно проливая слёзы, щелкал ослепительно белыми зубами.
— Опять подбросили! – Выругался Смотритель, не задумываясь снял пиджак и, ловко уворачиваясь от острых зубов, завернул в него найдёныша.
— Чёрные только в Зимбабве живут, а я должен голову ломать, как тут зоопарк устроить. – продолжал вполголоса возмущаться Смотритель.
Бурёнок тем временем всеми силами пытался освободиться, и мы весьма прибавили в скорости. Через некоторое время тропинка распалась на две, Смотритель свернул в сторону, а мне посоветовал идти дальше и пообещал, скоро встретиться.
Оставшись без опеки, я дал волю чувствам и, не зная как подавить охватившую меня растревоженность, быстро пошёл вперёд и лишь когда сильно запыхался, остановился у берега совсем небольшой речушки и, искупавшись, сел отдыхать.
Тихий ветерок бережно шевелил ветки берёз, в траве тихонечко стрекотали кузнечики и на душе стало спокойнее.
Какая разница, рассудил я, жить там, где тебя ни на что не хватает или путешествовать в поисках самого себя по фантастическому весёлому лесу?
Окончательно утешившись этими рассуждениями я собрался было вздремнуть, но тут на берегу ручья появился рыболов. С очень большой телескопической удочкой, слегка свалявшейся рыжей шерстью и очень длинными немножко грустными усами, похожими на свисающие макаронины.
— Здравствуйте, — обратился ко мне рыболов. – Вы тут банку с червями не видели?
Я осмотрелся по сторонам и протянул в большущую кошачью лапу баночку с червями.
— Это Потерянный Кот. – Послышалось откуда-то сверху.
Я поднял глаза и увидел только свисающий из густых ветвей тонкий хвост с аккуратной чёрной кисточкой.
Странный кот, сказав «Спасибо» куда-то ушёл, а я начал листать справочник, но совершенно безрезультатно. Ещё раз посмотрел на странный хвост и, не задавая его владельцу совершенно никаких вопросов, начал карабкаться на дерево.
Преодолев первые три метра я поравнялся с чёрной кисточкой, а преодолев ещё столько же, увидел её владельца.
Это была вполне обыкновенная мышь с хитрыми чёрными глазками и чуть-чуть длинноватым носом.
— Вы кто? – Отдышавшись, спросил я.
— Вечно обо мне ничего не пишут! – Возмутилась мышь.
— Это Длиннохвостая Глупетка. – Послышался голос рыболова снизу.
— Правильно. – Поддержала его мышь. – Размер моего интеллекта обратно пропорционален длине моего хвоста, и я этим горжусь.
Не зная, что сказать, я покрепче вцепился в ветку и замолчал.
— Вы, наверное, хотели что-нибудь спросить? – Обратилась ко мне мышь.
Я осторожно посмотрел вниз и оценив проделанную работу, решил спросить что-нибудь глобальное.
— Скажите, а в чём смысл жизни?
— А зачем он вам? – Возмутилась мышь. – Вам что, без него живётся хуже? Лучше вниз слезайте, Потерянный Кот сейчас уху принесёт, выдала тираду мышь. – И, потеряв ко мне всяческий интерес, с аппетитом начала объедать молодые листочки.
Сказать мне было нечего и я начал спускаться. Через несколько минут я сидел под деревом с трясущимися руками и, не нуждаясь ни в каком смысле жизни, наслаждался тем, что могу просто сидеть на твёрдой земле.
Через некоторое время появился Потерянный Кот с котелком дымящейся ухи и я с благодарностью принял от него большую тарелку вполне приличного варева.
После еды Кот начал удовлетворённо помурлыкивать, шёрстка на нём как-то сама собой стала поровнее, а усы подрасправились. Развалившись на травке, мой новый знакомый как следует потянулся и спросил меня:
— Скажите, а вы довольны глобальными принципами устройства нашего мироздания?
— Да я как-то не задумывался. – Неуверенно ответил я.
— А вот я вполне доволен. Единственное, что меня раздражает, это необходимость всё время что-нибудь искать, потом находить, снова терять и начинать всё сначала.
— А вы попробуйте всё складывать в одно место. – Посоветовал я.
— Мур-р. – Удивился Кот. – Обязательно попробую, если Лунный Бурундук разрешит.
Я тут же как бы невзначай начал листать справочник и выяснил, что Лунный Бурундук отличается от прочих бурундуков небольшими размерами, большими глазами, умением воспитывать глупых котов и повышенным пристрастием к глядению на Луну.
Не успел я это прочитать, как из кустов выскочил вполне подходящий под данное описание зверёк, крепко вцепился в кошачье ухо и начал его трепать.
— Опять посуду не помыл, Сеноставка за него посуду моет, а он брюхо на солнце греет!
Кот при этом весьма недовольно фыркал, но попыток к сопротивлению не выказывал. Закончив трёпку, странный бурундук быстро вылакал остатки ухи и так же быстро исчез. После этого Кот некоторое время недовольно сопел, а потом задумчиво сказал:
— И за что этих грызунов любят?
После чего встал и куда-то ушёл.
Через пару минут вновь появился Лунный Бурундук. Он явно побаивался меня и, не подходя близко, спросил:
— Вы не знаете, куда Кот делся?
— Не знаю, ушёл куда-то.
— Наверное, к Смотрителю философствовать пошёл. А хотите, я вам свои вышивки покажу?
От этих слов в голове у меня зазвенело, и я послушно ответил:
— Очень интересно.
Через несколько минут бурундук и вправду принёс большую вышивку в раме, на которой были изображены две колибри с живыми глазами и нежно переливающимся оперением.
— Красиво. – Искренне похвалил я.
— Только на выставку отправить трудно. Смотритель обещал в Мышкейск отвезти. Ну ладно, я пойду. А то за Бурёнком присматривать некому.
После того как Лунный Бурундук ушёл, я раскрыл раздел «Дополнительные сведения» и вычитал, что Мышкейск – это крупнейший центр цивилизации грызунов, находящийся в ста семидесяти километрах на юго-восток от Весёлого леса.
Словосочетание «центр цивилизации» проассоциировалось у меня с многоэтажными домами, и оказалось, что за последние два дня я крепко успел соскучиться по крыше над головой. К одиночеству я привык и до этого, а вот без дома оказался впервые.
Тут совершенно произвольно я сунул руку в карман, и еще раз посмотрел в глубину красного сердолика. И неожиданно для себя осознал, что уже много лет хотел оказаться в самом дурацком месте и в самом дурацком положении, потерять всё, что было до этого, что бы никогда уже не бояться быть самим собой. И никакого другого способа найти самого себя для меня не существует.
День прошёл как-то на удивление быстро, и уже начинало вечереть. Я снова пошёл вперёд по тропинке, всё, что меня окружало больше не раздражало своей несуразностью, а на душе появилось ощущение, отдалённо похожее на удовлетворённость. Тропинка постепенно становилась всё уже, лес потемнел, и мне это почему-то понравилось. Потом в воздухе появился запах вечерней росы, и стало совсем темно. Удобно отдохнуть было негде, и мне пришлось через силу прибавить шагу.
Наконец впереди появился еле заметный огонёк и я оказался на крохотной полянке в обществе Смотрителя.
— Ну и как вам мои питомцы? – С лукавой улыбкой спросил он.
— Не знаю. — Ответил я. – Питомцы у вас чудесные, вот только мне кажется, что они слишком легкомысленны.
— Ну, в этом и заключается их суть. Да и легкомыслие, как вы уже заметили, тоже требует мужества. К тому же всякое детище рано или поздно начинает жить своим умом. Только не подумайте, что я их создал. Просто все мои подопечные уже в самом начале своего существования не смогли найти своего места в рамках общепринятых координат. И когда я повстречал их, то пришёл к выводу, что единственным спасением для них может быть только полный отказ от этих координат и дальнейший поиск собственных.
Так и возник этот Лес. В первое время великое множество скептиков предвещало скорую и неминуемую гибель моему начинанию, но как видите, пока ещё ничего не случилось. Хотя вы уже на своём опыте отлично понимаете, что такое существование и вправду не слишком стабильно.
— Ну, я вижу, что ваш ковчег с лёгкостью вмещает всех желающих.
— По большому счёту да…
Смотритель хотел сказать ещё что-то, но не успел.
Из травы неожиданно выкатился очень странный бурундук. Ростом он был чуть выше колена, но одет был так же, как Мокроносые.
Хлюпнув носом, бурундук спросил, не найдётся ли у нас чего-нибудь поесть и не дожидаясь ответа, схватился за кусок хлеба.
Смотритель молча поставил перед гостем тарелочку с колбасой, а когда у костра послышалось удовлетворённое посапывание, аккуратно накрыл бурундука своим пиджаком.
В справочнике про этого грызуна была написана всего одна строчка:
«Бродячий Паршонок – совершенно никчёмный зверь».
Потом, как и в прошлый раз, Смотритель, ничего не сказав, ушёл, а я подкинул в костёр пару веток и налил себе в кружку чая.
Через полчаса вернулся Смотритель, с сожалением посмотрел на свой пиджак и прислонился к стволу дерева. Я тоже попытался устроиться поудобней и мы дружно уснули.
Но выспаться нам не удалось – перед рассветом стало холодно. Мы потихонечку развели костёр, позавтракали и, желая окончательно согреться, пошли вперёд. Очень скоро тропинка привела нас к заросшему тальником берегу уже знакомой реки. Птицы ещё не начали петь, но повисшая над рекой дымка немного просматривалась. У берега стояла обыкновенная деревянная лодка.
Время расставаться всегда приходит внезапно, даже если ждёшь его. Все чувства мои всколыхнулись и только сейчас я понял, как трудно мне будет расстаться с теми, с кем повстречался за эти короткие два дня. Слишком многое хотелось сказать в эту минуту, но слова не находились. Да и окружающая нас предрассветная тишина говорила ничуть не меньше. На лице Смотрителя появилась грустная и в то же время очень живая улыбка:
— Удачного вам пути.
— И вам удачи.
Я сел в лодку. И он без единого всплеска оттолкнул её от берега. Предрассветная пелена почти сразу же разлучила нас и течение быстро вынесло меня на середину реки. Нет человека более одинокого, чем путник в тумане.
А когда начался рассвет, я увидел впереди ещё одну лодку. В ней сидели Лунный Бурундук и Кот. Кот ловил рыбу, а Лунный Бурундук смотрел на побледневшую утреннюю Луну.
Потом я огляделся вокруг себя. На краю скамейки лежал небольшой конверт, в котором была чёрно-белая фотография, сделанная Просяной Мышью. На корме стояли три большие корзины. В одной было всё, что необходимо путешественнику, другая была наполнена обыкновенной репой, а в последней на мягкой подстилке спал тот самый чёрный Бурёнок.
Проснувшись, он жалобно заскулил и я, набравшись храбрости, взял его на руки.
Над горизонтом появились первые лучи солнца. Впереди ждало неведомое, но на сердце было легко — будущее не пугает нас, когда мы ждём от него хоть чего-нибудь светлого. Я пообещал себе, что когда-нибудь обязательно вернусь в этот лес, и приготовился встречать свой первый рассвет на реке.

P. S.
Читатель, ты наверное ждёшь продолжения. Но ведь длинная книга не всегда самая лучшая, а написать бесконечную книгу, которую интересно читать, может только Господь Бог.
Желаю тебе всего самого наилучшего. До свидания.
Автор maximbutusov@yandex. ru

.




Похожие сказки: