Великий Сэкен



Жили старик со старухой, У них не было детей и было всего два оленя, которые паслись на длинной веревке тут же возле яранги, чтобы не убежали з тундру. Много детей было у соседей, и старик со старухой завидовали им. Однажды соседи откочевали, и тогда старик со старухой совсем заскучали. Старик сказал старухе:
— Бей в бубен!
— Я не могу удержать бубен в руках.
— Я буду держать бубен, а ты бей! — сказал старик. — Хотя мы уже и не сможем бить так, как в молодости.
Так они и сделали, и старуха стала бить в бубен. На звон пришли черти. На звон пришли черти. — Что тебе надо от нас, старая? — спросили они.
— Мы со стариком хотим сына.
— Сделайте два деревянных тюленя и бросьте на пути, когда будет проходить караван чертей.
Наутро старуха варит чай, а старик делает тюленей. Сделал старик тюленей, положил под подушку и не успел напиться чаю, как услышал шум каравана. Идет мимо яранги караван чертей. Бросила старуха на дорогу деревянного тюленя, и остановился весь караван. Тогда келэ закричали:
— Уберите тюленя с дороги!
— Нет, не уберём!
— Уберите, тогда будете быстро бегать!
— Нет, нам не надо быстро бегать, мы уже старые.
— Тогда я обогащу вас!
— Нет, не надо, мы уже старые.
— А что же вы хотите?
— Сына!
— Ну, ладно. Только у меня большие сыновья, если дам, убегут от вас. Лучше попросите у келэ Сэкена, у него есть маленькие.
Убрали с дороги тюленя, и пролетел караван келэ. Подходит караван келэ Сэкена. Бросила старуха тюленя на дороге, остановился весь каразан, и начали передние олени топтать Сэкена.
— Уберите с дороги тюленя, — кричит Сэкен, — будете бегать, как молодые!
— Не надо!
— Я обогащу вас!
— Не надо!
— Так чего же вы хотите? — Сына!
Повёл Сэкен их к нарте, где ехали дети. Хотел Сэкен дать того, который только что начал бегать.
— Нет, — сказали старик со старухой, — он убежит. Сэкен хотел дать им ребенка, который умеет сидеть.
— Нет, мы возьмем только того, у которого еще и лупок не отпал! — и старуха унесла мальчика к себе в ярангу, а старик убрал тюленя, и караван Сэкена ушел.
Мальчик рос день и ночь. Когда ему стало два года, он ушел спать к оленям и приходил в ярангу только днем.
Однажды ночью пришел к мальчику келэ и сказал ему:
— Вставай, Сэкен, пора идти к Танаыргину за невестой!
— А как же я пойду туда?
— Я тебе расскажу: придешь на луну, на солнце, потом на созвездие Наускатьемкын и попадешь в ярангу к Танаыргину. Он выбросит камень, ты поймай его ртом, и камень ра'злетится осколками. Когда придешь в ярангу, он будет угощать тебя. Кто съест больше, чем Танаыргин, за того он и отдаст свою единственную дочь. Когда пойдешь в верхнюю тундру, не забудь распороть себе живот, чтобы пища, которую ты будешь есть, провалилась сквозь тебя, солнце и землю. Когда Та-наыргин пошлет тебя за стадом, ты набери падшую камлейку евражкиных хвостов и высыпь их в середину стада. Когда набросится на тебя дикий олень, ты сломай ему рога. Пойдешь в верхнюю тундру-скажешь матери, чтобы она не беспокоилась, что, ты будешь виден как маленькое облачко. Только пусть она ничего не говорит старику!
Пошел Сэкен домой, сказал матери, что он поедет к Танаыргину жениться на его дочери.
— Нет, не езди, — отговаривала старуха, — тебя убьют там!
— Нет, не убьют. Через два дня я вернусь домой как маленькое облачко.
— Ладно, — согласилась мать, и Сэкен поехал к солнцу.
Полетел Сэкен на луну, потом на солнце, на со: звездие Наускатьемкын, и тогда бросил ему Танаыргии камень. Сэкен поймал его ртом и взлетел на звезду. Подходит он к яранге Танаыргина, стучит.
— Ты кто? — спрашивает хозяин.
— Я Сэкен!
— С нижней тундры?
— Да!
Зашёл Сэкен в ярангу, старуха Танаыргина разожгла костёр и начала варить чай.
— Пока варится чай, дай-ка нам, жена, поесть! — сказал Танаыргин.
Подала им старуха кита на большом деревянном блюде. Съели они вдвоем кита. Спрашивает хозяин гостя:
— Ещё хочешь есть?
— Хочу!-отвечает гость. Подала старуха моржа. Съели.
— Ещё? — спрашивает Танаыргин у Сэкена.
— Давай ещё!
У Сэкена вся пища проваливается в дыру сквозь небо, солнце и землю.
Подала хозяйка нерпу. Съели. Подала хозяйка тюленя, съели.
— Ещё?-спросил старик.
— Ещё! -сказал Сэкен.
— Ну тебя, как видно, не накормишь! — И они стали пить чай. Потом хозяин сказал: — Завтра утром пригонишь всё моё стадо оленей к моей яранге.
Танаыргин знал, как велико его стадо и что его надо раздробить на части, — лишь тогда можно пригнать, да и то это не под силу одному человеку.
Утром пошёл Сэкен, набрал полную камлейку евражкиных хвостов. Едва завидел Сэкена вожак табуна, как понесся к нему вихрем, хотел его смять. Схватил Сэкен вожака за рога, заломил голову, и остались рога в руках Сэкена, а олень скрылся в табуне. Сэкен высыпал на землю хвосты из камлейки, и сделались из хвостов пастухи-невидимки, и погнали они все стадо.
Вышел Танаыргин из яранги и спросил, где дикий олень?
Показал ему Сэкен рога и сказал:
— Вот где!
Отвернулся Танаыргин от Сэкена, ничего не сказал. Вот настал праздник. Сэкен думает: «Как мне пробраться к невесте? Старый келэ говорил, что она хоронится в ящике!» Вот Сэкен и говорит Танаыргину:
— Я пить хочу!
— Иди в ярангу.
Зашёл Сэкен в ярангу, обернулся букашкой со светлым пятном на голове и пополз по всем закоулкам. Залез в ящик, где его невеста была спрятана, и стал опять Сэкеном. Вечером вспомнил Танаыргин про Сэкена и побежал в ярангу. Стал прислушиваться, слышит-его дочь и Сэкен счастливо смеются. Открыл отец ящик, а у дочери его уже родился ребенок.
Разделил пополам свое стадо старый Танаыргин — одну половину оставил себе, а другую отдал дочери. И пошел караван — впереди Сэкен с копьем в руках, за ним — стадо оленей, а позади жена с ребенком в теплой карте. Долго стоял старый Танаыргин, провожая свою дочь, пока караван не скрылся с глаз.
…Сидит на оленьих рогах мать Сэкена и смотрит на небо. Видит она маленькое-маленькое облачко. Стало облачко приближаться к земле, видит она: кто-то стоит на облачке, и запела старуха:
— Надо чай варить, сын мой ко мне спешит. Услыхал старик старухину песню, спрашивает:
— Ты с кем там, жена, говоришь?
— Да так, сама с собой.
Вот уж совсем близко облачко. Мать разожгла огонь, повесила чайник и пошла встречать сына.
Спрыгнул с облачка Сэкен, обнял мать и побежал встречать жену, а тут плывут плывут олени и сходят с туч на землю целыми табунами. Вот и теплая нарта коснулась земли и остановилась, и Сэкен вывел оттуда свою жену с ребенком, и стало кругом светло.
Стоят старик со старухой, открывши рты от удивления. Махнула рукой жена Сэкена- стала перед ней белая, как снег, и большая, как сопка, яранга.
Вошла она в ярангу, махнула другой рукой — и заблестела вокруг медная посуда. Присела она посреди яранги — и стал перед ней белый очаг, и запылал в очаге огонь, и закипел большой котел с целыми оленями.
Подняла белый полог жена Сэкена и позвала стариков. А потом Сэкен сказал отцу:
— Иди, отец, в соседнее стойбище, скажи, что у нас завтра праздник.
— Как же я пойду, там смеяться будут, не пойдут ко мне.
— А ты пригласи, пойдут — ладно, а не пойдут — тоже ладно!
Пошёл старик звать соседей. Приходит он в стойбище, зовёт к себе в гости, а соседи над ним смеются:
— Да у тебя, старик, оленей нет! Чем же ты будешь угощать?
— Сын привёл много оленей. Засмеялись соседи:
— Вшивый какой-нибудь?
— Нет, нет, пойдёмте!
И вот, ради любопытства, пошли со смехом богатые чукчи:
— Ну, старик, веди нас скорее! Вот близко совсем, ярангу видно.
— Где же твоя яранга?
— Вот она!
— Да ты в своем ли уме? Это же сопка снеговая! Подходят, верно — яранга! Заходят, оглядываются.
Вышел к ним Сэкен. Поздоровался и попросил сесть. Вышла из полога жена и стала угощать гостей. А они и чан не пьют и мяса не едят, все время на хозяйку глядят. Вернулись соседи, собрались в один полог и сказали:
— Надо убить Сэкена!
А Сэкен лежит дома в пологе и говорит жене:
— Послушай-ка, жена, что говорят они, — убить хотят!
Наутро пришли кулаки-соседи и зовут Сэкена на охоту.
Сэкен пошел с ними.
Отвели они Сэкена далеко в тундру и сели отдыхать. Один высек огонь. Сэкен наклонился прикурить. А другой ударил его ножом в спину. Упал на землю Сэкен. Богачи вскочили и побежали к его яранге. Передний кричит:
— Кто первый добежит, тот женщину возьмет! Второй кричит:
— Кто вторым придет, тот ярангу возьмет!
Бегут они, задыхаются. Передний добежал к яранге и сразу сел. Второй подбежал и не кинулся в ярангу, а тоже сел. Вот сбежались они вое и видят — сидит Сэкен в яранге и пьет чай. Поднялись кулаки, пошли домой. Пришли, спросили самого старого чукчу:
— Скажи, старик, ты много жил. Мы убили человека, а он встал живым. Как это?
Подумал старик и сказал:
— Вы не человека убили, а его тень.
Наутро кулаки опять пришли в ярангу к Сэкену. Увидел их Сэкен и сказал им:
— Я вижу, вы на охоту. Возьмите меня!
— Мы за тобой и зашли!
Пошли они. Как только скрылась яранга Сэкена, богачи напали на него, разрезали на мелкие куски и разбросали по тундре, налетели тут вороны и расклевали все. Засмеялись кулаки и сказали:
— Вот теперь попробуй, оживи!
И кинулись к яранге Сэкена с криком — кто первый придет, тот женщину возьмет, кто вторым придет — тот ярангу возьмет!
Прибежали они к яранге — сидит Сэкен в пологе, чай пьет и каждому говорит: «Пришел! Этти!»
Молча повернулись они и пошли прочь. Отошли немного, спрашивают друг друга: «Что такое? Что это такое?» Решили позвать Сэкена на праздник, бросить в глубокую яму и засыпать землей.
Позвали они Сэкена на праздник. Приехал Сэкен с женой и с ребенком. Во время танцев дал ему хозяин бубен и попросил сплясать. Взял Сэкен бубен и тихонько сказал жене:
— Положи себе на колени ребенка! Как только я упаду в яму, ты сразу же падай за мной!
Пошел Сэкен плясать и упал в яму. Жена — за ним. : Они падали, падали и наконец попали в самую нижнюю тундру. Сидит там старый черт и спрашивает их:
— Зачем явились?
— Мы не сами пришли, нас сбросили!
Тогда старый чёрт сказал своим маленьким чертям:
— Проводите их обратно на землю! Да привяжите позади нарты бешеного оленя.
Сидят кулаки в яранге, радуются, что избавились от Сэкена. Перед ними стоит старый чукча. Они ему говорят, что сделали с Сэкеном. Покачал старик головой и сказал:
— Плохо сделали. От плохого и вам плохо будет!
Прогнали старика кулаки. Вдруг из земли — букашка, а за ней рог оленя. Сидят кулаки и смотрят. Потом второй рог показался, а потом голова оленя, шея и весь олень, а за оленем нарта, а на нарте Сэкен с женой и ребёнком, а за нартой на верёвке — бешеный олень. Как начал бешеный олень по кругу носиться да скакать и втоптал кулаков в землю. А Сэкен с семьёй поехал домой.

.




Похожие сказки: