Трубка баро



Жил да был бедный-бедный цыган. Ничего у него не было: ни лошади, ни уздечки. И когда табор трогался в дорогу, приходилось бедному цыгану самому впрягаться в телегу, самому тащить свои небогатые пожитки да детей своих многочисленных. А жена его сзади телегу подталкивала. Как-то раз отстал цыган от табора. До ночи догонял он ушедших вперед собратьев, да так и не догнал. Решил в лесу заночевать. Раскинул цыган рваный шатер, разложил костер, вскипятила жена чаю, сидят. Раскинул цыган рваный шатер, разложил костер, вскипятила жена чаю, сидят. Поздно уже. Только собрались спать ложиться, как вдруг слышат: кто-то песню поет по-цыгански. И все ближе песня и ближе. Раздвинулись кусты, и выходит на поляну цыган, высокий, крепкий старик с бородой, волосы на ветру развеваются. Подошел он к костру, поздоровался:
– Кто вы, ромалэ, откуда?
Какого рода?
– Мы – такие-то, такие-то.
А ты кто?
– Жил я в богатом таборе, – начал старик. – Вожаком был. Не знали при мне нужды цыгане. И все шло хорошо.
Вот однажды поехали мы лошадей взять. Большой табун нашли, красивые паслись в нем копи. Но изменила нам удача. Едва взяли мы лошадей, как обнаружили пас мужики да погоню снарядили. Велел я уходить цыганам, а сам остался, чтобы беду от табора отвести. Стар я стал от погони спасаться.
Настигли меня мужики и убили. Как убили, так и бросили в лесу. Не стали меня хоронить да отпевать. С той поры не знает душа моя покоя. Лишь только ночь настает, брожу я по лесу как неприкаянный и жду, когда найдется добрый человек, что пожалеет меня да похоронит по обычаю.
– Может, мы поможем горю твоему, баро? – сказал цыган и посмотрел на вожака.
– Спасибо тебе за доброе слово, да только хочется мне, чтобы сделали это родные руки. Ведь никто из моей родни не знает, что я умер. А если ты похоронишь меня, то они так и не узнают, где могила моя. Вот если бы ты съездил в мой табор да рассказал обо всем…
– Конечно, съезжу, о чем разговор. Я ведь и сам знаю, что такое горе. Жаль только, что коня у меня нет. Долго буду добираться.
– Это не беда, – улыбнулся баро, а потом встал да как свистнет на весь лес. Задрожала земля, и, откуда ни возьмись, конь появился вороной.
– Бери коня, я дарю его тебе за доброту твою. А еще возьми вот это. – И вожак протянул бедному цыгану диковинную трубку. Такой трубки цыган никогда не видывал.
– И трубку бери, но ней тебя в моем таборе узнают. Эта трубка мне от дедов-прадедов досталась.
Дорожили они ею. Теперь она твоя, береги ее.
Прокричали петухи, и баро исчез. Запряг цыган коня вороного, погрузил на телегу пожитки и отправился в путь.
Долго ли, коротко ли, как-то раз повстречал цыган большой табор. Остановился неподалеку, а сам к костру подошел. У костра девушки песни поют, а парни пляшут, а те, что постарше, отдельно сидят, о делах цыганских разговаривают. Сел и цыган к старикам послушать, о чем у них речь идет.
А старики вожака своего вспоминали, о том, как мудро руководил он табором, и о том, как выручил цыган из беды большой. Долго слушал бедный цыган рассказ стариков, а потом вынул трубку баро, набил ее табаком и закурил.
– Откуда у тебя эта трубка, морэ? Дай-ка взглянуть на нее!
Посмотрели старики на трубку и ахнули, – Так это же трубка нашего вожака! – сказал один.
– Его! – подтвердил другой. – Второй такой не найти на целом свете.
– Если эта трубка у тебя, значит, ты убил нашего вожака?!
– Мы нашли убийцу вожака! – закричали цыгане. – Мы будем судить его по цыганским законам! Смерть ему!
– Что вы, ромалэ, что вы!
Не убивал я вашего вожака, – сказал бедный цыган и рассказал обо всем, что с ним случилось. – А еще просил он, чтобы вы похоронили его по обычаю.
– Покажи нам это место, морэ, может, тогда мы поверим тебе, но если ты обманул нас, тебя ждет смерть.
На следующее утро бедный цыган повел табор на то место, где он с убитым баро встретился. И как только настала ночь, никто из цыган не лег спать, все сидели у костров и ждали, когда выйдет баро. И вдруг все услышали песню, которая становилась все ближе и ближе. И раздвинулись кусты, и вышел к цыганам их вожак. И поверили тогда цыгане, что не обманул их бедный цыган.
А как утренняя заря занялась, похоронили они своего вожака.
– Живи с нами, морэ, – сказали старики бедному цыгану, – ты очень помог нам.
– Не могу, ромалэ, спасибо вам, но ждет меня мой табор, и я должен вернуться в него…
– А трубку баро ты оставь себе, она твоя по праву, – сказали старики бедному цыгану.
Запрягли цыгане лошадей и тронулись в путь: табор – по своим кочевым дорогам, а цыган – вслед ушедшему вперед табору.

.




Похожие сказки: