Страна Счастливых Снов



Виктория и Алексей Варгины
(г. Севастополь)

СТРАНА СЧАСТЛИВЫХ СНОВ, ИЛИ ПРИКЛЮЧЕНИЯ БУРАТИНО ПРОДОЛЖАЮТСЯ

Буратино собирается в новое путешествие

Буратино сдержал слово, данное дядюшке Роу, и не слишком торопился на поиски зеленого тумана и новых приключений. Однако он часто доставал свой золотой ключик и подолгу разглядывал его. О чем он думал при этом, понять было трудно. А между тем по театру поползли слухи.
— Буратино хочет снова идти за сокровищами, — говорили одни. — У него чистое сердце, и он без труда добудет хоть целую гору алмазов.
— Глупости, — возражали другие, — он поклялся во что бы то ни стало спасти Карабаса Барабаса и выполнит свое обещание.
— Глупости, — возражали другие, — он поклялся во что бы то ни стало спасти Карабаса Барабаса и выполнит свое обещание.
— И как это он не боится идти за зеленый туман? – в страхе округляли глаза третьи. – Впрочем, чего только не сделаешь, чтобы тебя считали героем!. .
Когда эти разговоры слышала лиса Алиса, она презрительно фыркала и в конце концов высказала свое, пожалуй, самое верное предположение.
— Вы плохо знаете Буратино, — заявила она. — Этот мальчишка просто создан для приключений, и я отлично понимаю его. Буратино не сумеет прожить без риска, отчаянных погонь, без дорог и новых встреч. То сытое и теплое спокойствие, которое многие считают счастьем, — для Буратино просто гибель.
Наконец подобные слухи дошли и до папы Карло.
— Буратино, мальчик мой! – вскричал расстроенный старик. – Куда ты опять собрался, беспокойная твоя душа? У нас прекрасный театр, нас обожает публика, мы теперь уважаемые и состоятельные синьоры!. . Чего тебе не хватает?!
— Ах, папочка, ты только не сердись на меня, — отвечал Буратино, — но мне и впрямь суждено снова покинуть вас. Меня ждет Страна Счастливых Снов. Я не сумею объяснить тебе всего, лучше спроси об этом дядюшку Роу, он знает…
Папа Карло так и сделал и в конце концов смирился с мыслью, что ему предстоит новая разлука с сыном. Он покорно и обстоятельно принялся готовить мальчика к путешествию. Лишь по временам, исподволь, он останавливал грустный взгляд на Буратино, словно старался навсегда запечатлеть в своей памяти его дорогие рукотворные черты.
Однажды утром Буратино зашел к дядюшке Роу и так просто, словно речь шла о прогулке за город, спросил:
— Дядюшка Роу, а вы пойдете со мной искать зеленый туман?
И старый сказочник так же просто ответил:
— Конечно, Буратино, о чем может быть речь.
— Ура! — закричал мальчик. – Я знал, я всегда догадывался, что в душе вы такой же непоседа, как я!
— А как же может быть иначе? — посмеивался старик. — Настоящий сказочник никогда не должен расставаться с детством, со своими фантазиями и устремленностью в мир чудес.
— А кого мы еще возьмем с собой? – спросил Буратино. – Я думаю, нужно взять Пьеро, Артемона и Алису.
— Алису? – дядюшка Роу несколько удивился, но потом серьезно сказал: – А ведь ты прав, в этой плутовке есть что-то настоящее и надежное.
— Вот именно – настоящее! – обрадовался Буратино. – При том что когда-то я здорово пострадал от нее, мне она очень, очень симпатична!. .
— Что ж, берем лису с собой, — согласился сказочник. — А вот почему ты не хочешь пригласить Арлекина? Он, кажется, смелый мальчик и настоящий друг.
— Я очень даже хочу, — возразил Буратино, — но кто-то ведь должен остаться с папой Карло! Ему тоже нужны верные помощники, разве не так?
— Я вижу, ты все продумал, — улыбнулся дядюшка Роу. – Ну что же, значит, пойдем впятером, — совсем неплохое число. Беги, созывай друзей, малыш.
…Конечно, первым делом Буратино помчался к своему лучшему другу.
— Пьеро! – закричал он с порога. — Завтра мы отправляемся искать зеленый туман! Мы идем на выручку к Карабасу Барабасу! Нас ждут страшно интересные приключения и опасности, и с нами идет дядюшка Роу! Ты что, не рад?. .
Смущенный Пьеро замялся и отвел взгляд в сторону.
— Как? – не мог поверить Буратино. – Ты не хочешь идти с нами?!
— Очень хочу, — ответил Пьеро и прямо посмотрел в глаза другу, — не думай, что я боюсь…
— Еще чего! Разве я не знаю, какой ты храбрый? Но тогда почему? А-а, — протянул Буратино, — кажется, я понял… Мальвина?
— Да, — потупился Пьеро, — я знаю, тебе это трудно понять… Но… знаешь, я все-таки пойду с вами, я согласен!. . И вот тебе моя рука!
— Пьеро! Мой верный друг! Я знал, что ты согласишься! Вместе мы отправимся в такое путешествие, о котором даже не мечтали!. .
Буратино осекся, потому что вдруг заметил в дверях Арлекина.
— А я? – с надеждой спросил тот.
Буратино замешкался, и Арлекин все понял. Он опустил свои ватные уши, сгорбил плечи и повернул к выходу.
— Постой! – окликнул его Буратино. – Ты мне тоже друг, Арлекин, такой же, как Пьеро. Но я не могу взять обоих: кто-то из вас должен остаться с папой Карло. Решайте сами – кто!
И Буратино быстро вышел из комнаты. Он направился к Артемону.
— Ну, дружище, завтра я иду искать Страну Счастливых Снов, — без предисловий сказал он. — Пойдешь со мной?
Пес радостно завилял хвостом.
— Это будет опасное приключение, — продолжал мальчик, — мы пройдем сквозь зеленый туман, и еще неизвестно, что за ним кроется…
Пес завилял хвостом сильнее.
— И вот еще что, с нами идет Алиса. Ты не против такой компании? Нравится тебе лиса или нет?
Артемон прямо замолотил хвостом об пол.
— Вот и прекрасно! – обрадовался Буратино. – Даже дядюшка Роу сказал, что она – настоящая, понимаешь?
Пудель не вытерпел и бросился мальчику на грудь…
А сама лиса Алиса встретила Буратино странно. Не успел мальчик и рта открыть, как она сказала:
— Отгадай-ка загадку, Буратино: без крыльев, а летает и все на свете знает.
— Ветер, что ли? – обескураженно предположил тот.
— Нет, не ветер.
— Ну, тогда облако… Постой, Алиса, я же к тебе по делу.
— И я по делу, — лиса прищурила свои медовые глаза. — Согласна я, Буратино, согласна. В театре, конечно, хорошо, но как-то скучновато… По крайней мере для меня. А тут – зеленый туман, Страна Снов!. .
— Вот те раз! — рассмеялся Буратино. — Откуда же ты все знаешь?
— Слухи, мой мальчик, слухи. Без крыльев, а летают…
— …и все на свете знают, — закончил Буратино. – Так это же прекрасно. Я рад, что ты идешь с нами.
– По твоему виду не скажешь, что ты очень рад, — заметила проницательная Алиса. – Ну, выкладывай, что там у тебя еще.
Буратино шмыгнул носом.
— Мне осталось самое трудное — сообщить папе Карло, что завтра мы отправляемся. Вообще-то он ничего, понимает, но мне кажется, он в глубине души надеется, что я останусь дома.
— Хочешь, я сама сообщу ему обо всем? – предложила Алиса.
— Нет! — вскинулся Буратино. — Разве это по-мужски — прятаться за твой хвост?
— Тогда иди, иди прямо сейчас. Никогда не откладывай плохое на потом: от этого оно становится еще хуже и разъедает душу. На потом можно откладывать только хорошее.
— Ладно, — согласился Буратино, — иду к папе Карло.
— И вот еще, — бросила вдогонку лиса, – учти, что Пьеро уступит и с нами пойдет Арлекин. Но ты не должен обижаться на Пьеро: по-своему он прав.
Буратино остановился как вкопанный.
— А откуда ты… А, понял: и быстро летает, и все на свете знает?. .
— Нет, — ответила Алиса. – Это совсем другое.

Друзья уходят
за зеленый туман

На другое утро отважных путешественников вышел провожать весь театр «Буратино». Было раннее октябрьское утро, но день обещал быть ясным и приятным.
— Подходящая погода, — повторял дядюшка Роу, так как немного волновался и не знал, что сказать.
— Да-да, прекрасная, — вздыхал папа Карло.
А Пьеро стоял немного в стороне и нервно шептал:

— Сам себя я подверг презрению,
Для меня все равно нет прощения…
Как мне хочется с вами, друзья,
Но… нельзя, ах, поверьте, нельзя…

— Перестань, — шипела Мальвина, дергая Пьеро за рукав. — Ты поступил как настоящий мужчина, и никто не посмеет тебя упрекнуть.
Буратино подошел к Пьеро и сердечно обнял друга.
— Мне будет не хватать тебя.
— А мне – тебя…
— Нам всем будет не хватать вас, — проговорила Мальвина, — возвращайтесь быстрее.
— Да-да, — подхватили остальные куклы, — нам будет сильно не хватать вас! Мы будем очень ждать вашего возвращения!
Папа Карло снял свою любимую старую шляпу и размахивал ею до тех пор, пока путешественники не скрылись из виду…
…В молчании пятерка смельчаков поднималась все выше и выше в горы и наконец оказалась в уже знакомой им Долине привидений. В этот солнечный осенний день ущелье вовсе не казалось мрачным. Скудная растительность окрасилась в светлые умиротворяющие тона, и вся долина как будто улыбалась бескрайнему синему небу. Даже каменные Дуремар и кот Базилио не нарушали гармонии этого спокойного прозрачного утра.
— Алиса, тебе по-прежнему жаль Базилио? – спросил Буратино.
— Жаль, и очень жаль, — не скрывая, ответила лиса. – Ведь сколько мы с ним вместе лиха хлебнули…
— А мне и Дуремара жалко, — признался Арлекин. — Несчастный он был человек: никого не любил, ни с кем не дружил…
— Не расстраивайтесь, ребятки, — сказал дядюшка Роу. – Чует мое сердце, мы сумеем помочь этим двоим. А сейчас… глядите, наша скала Верблюд. Буратино, ты не забыл золотой ключик?
— Вот он! – Буратино достал свой талисман. – И волшебное слово я помню – «сиборим»!
— Тогда вперед, — велел старый сказочник, — и пусть нам сопутствует удача!
…Как только Буратино вставил в отверстие ключик и трижды произнес волшебное слово, скала уже знакомо загудела и стала открывать потайной проход.
— Дядюшка Роу, – воскликнул вдруг Буратино, — я только сейчас понял: ведь эта скала всякий раз закрывается! Получается, что пути назад у нас нет?
— Здесь нет, — как ни в чем не бывало ответил сказочник. – Весь вопрос в том, есть ли он за зеленым туманом? Кто знает? Понимаете, друзья, мы идем туда, откуда можем никогда не вернуться. Еще не поздно повернуть назад…
— Да что вы такое говорите?! – возмутился Буратино и без дальнейших разговоров шагнул в темный зев пещеры. Дядюшка Роу стал готовить факелы.
Когда их свет рассеял темноту подземной ночи, Арлекин пришел в неописуемый восторг:
— Ух, какая красота! Ты только посмотри, Буратино!
— Не видел я, что ли? – снисходительно отвечал тот. — Я здесь не первый раз.
— Я тоже не первый, — огляделась Алиса, — но никак не могу привыкнуть ко всему этому… Да и вообще разве можно привыкнуть к красоте?
— Мы сюда пришли не красотами любоваться, — проворчал Буратино. Его задело замечание Алисы.
— Вот тут ты прав, малыш, — сказал дядюшка Роу, — держи-ка факел и давай искать сталагмит, к которому мы когда-то привязывали бечевки.
Сталагмит нашелся быстро, три тонкие веревочки тянулись от него в три прохода.
— По средней шли Алиса с Базилио, — вспоминал сказочник, — я с ребятками шел по правому проходу. Значит, левый и есть путь к зеленому туману.
— А не кажется ли вам, что эта веревка приведет нас не к зеленому туману, а к тому месту, где Дуремар встретился со своим… чудовищем? – спросила лиса Алиса.
— В таком случае мы дойдем по бечевке до этого рокового места, — ответил дядюшка Роу. – Меня волнует другое: в тот раз, как ты знаешь, Алиса, случился обвал. Надеюсь, что нужную нам дорогу не завалило… Ну а тактику поиска мы всегда успеем сменить…
Буратино показалось, что сказочник и Алиса понимающе переглянулись.
— Что это еще за тактика? – спросил он лису, когда они двинулись по проходу.
— Да очень простая, — охотно ответила Алиса. – Будь у тебя такое обоняние, как у меня с Артемоном, ты бы сразу понял, что болотный запах Дуремарчика ведет лучше всякой веревки.
— Ишь ты! – усмехнулся Буратино.
Бечевка кончилась в небольшой пещере с несколькими проходами, Артемон и Алиса обнюхали каждый. Пес вопросительно поднял морду, лиса сообщила:
— Запах Дуремара ведет в оба прохода. Что бы это значило?
— Я думаю, что, испугавшись, Дуремар бросил моток и побежал по одному из этих проходов. А по другому он пришел сюда из пещеры с зеленым туманом, — рассудил дядюшка Роу.
— А как же идти нам? – спросил Арлекин.
— Я знаю! — сообразил Буратино. – Представьте, как они шли здесь — Дуремар и Карабас. Вряд ли они так резко повернули бы влево, они все время шли более или менее прямо. Правильно, дядюшка Роу?
— Молодец! – похвалил сказочник. – Пойдемте прямо. И все-таки… что же здесь произошло с Дуремаром?
Едва дядюшка Роу произнес эти слова, как откуда-то сверху на путников с пронзительным писком и шумом набросилась стая летучих мышей, потревоженных вторжением в их царство.
— Спокойно! – закричал дядюшка Роу, размахивая факелом. – Артемон, Алиса, скорее ведите нас! Мальчики, ближе ко мне! Не робейте, друзья! Не так уж и страшно это чудовище Дуремара!
Когда мыши отстали, беглецы остановились перевести дух.
— Вот мерзкие твари, — с отвращением пробормотал Арлекин, — еще похлеще чудовища…
— Тихо, смотрите! – вскинул руку Буратино. – Это же зеленый туман!
И правда, проход впереди слабо мерцал зеленоватым фосфоресцирующим светом.
— Мы у цели, друзья, — проговорил дядюшка Роу. – Вперед!
Войдя в пещеру, освещенную призрачным сиянием, сказочник погасил факел. Путники робко остановились перед невиданной стеной зеленого тумана. Даже Буратино, сотни раз рисовавший в своем воображении эту картину, словно оцепенел.
— Нужно идти, малыш, — сказал ему дядюшка Роу.
Очнувшись, Буратино повернулся к друзьям, помахал им ладошкой и шагнул в неведомое. Его не стало сразу, словно туман был какой-то плотной завесой, и от этого все невольно вздрогнули.
— Артемон, за ним, — скомандовал дядюшка Роу.
Пес присел и затем сильным прыжком, словно заряд, влетел в зеленое облако.
— Теперь пойду я, — заявила лиса Алиса. Она крадучись приблизилась к волшебной дымке, остановилась у самой кромки тумана, принюхалась и вдруг отпрянула.
— Вот жуть-то! Он прямо зазывает к себе!. . Ну, до встречи.
И лиса растворилась в зеленом облаке. Дядюшка Роу взглянул на съежившегося Арлекина.
— Боязно, малыш? – с сочувствием спросил он. – Не робей, я думаю, что это просто дверь. Ступай же.
Арлекин зажмурил глаза и, словно в омут, бросился в зеленый туман.
Оставшись один, старый сказочник поправил лямки рюкзака на плечах, пригладил свои длинные волосы и сделал большой уверенный шаг вперед. Туманная пещера вновь опустела и погрузилась в тишину. Только капли воды вызванивали в этой тишине свою бесконечную хрустальную мелодию…

В Мире Снов
происходит первая встреча

Первое, что почувствовал дядюшка Роу, оказавшись в зеленом тумане, — это сильное и необъяснимое волнение, а потом послышались голоса, много голосов. Они звали, о чем-то предупреждали, смеялись… Эти голоса были как будто знакомы сказочнику, однако, как ни старался, он не мог ни вспомнить, чьи они, ни понять, о чем они говорят. А затем появились видения: фантастические лабиринты, сложенные то ли из кирпичей, то ли из книг; какие-то экзотические цветы вперемежку с обрывками обожженных рукописей; горы, отраженные не в воде, а в небе… И на каждое из таких видений душа дядюшки Роу отзывалась острой щемящей болью. Сказочник уже перестал понимать, куда и зачем он идет, как вдруг… все исчезло и дядюшка Роу очутился в пещере, в кругу ожидавших его друзей-попутчиков.
Потрясенный сказочник повернулся и потрогал туман рукой, но теперь он ощутил вязкую упругость, через которую пройти было просто невозможно.
— Ну как туманчик? – подмигнув, спросил Буратино.
Дядюшка Роу молчал, не находя слов. К тому же в его переживаниях было столько личного, сокровенного, о чем ему не хотелось говорить!. .
— Туманчик с превеликими загадками, — многозначительно ответила за сказочника лиса Алиса. Арлекин от ее слов опять скукожился, он выглядел сейчас еще более испуганным, чем до перехода. Лишь Артемон казался безмятежно спокойным, да Буратино вновь обрел свой прежний уверенный вид.
— Я уже все тут обследовал, — деловито сообщил он. -Из этой пещеры есть один-единственный выход, придется идти по нему.
Дядюшка Роу опять зажег свой факел, и друзья продолжили путь. Теперь они путешествовали в мире, о котором не знали ровным счетом ничего.
Они долго шли по темному тоннелю, пока впереди не забрезжил слабый дневной свет.
— Это выход! – встрепенулся Буратино.
— Погоди, — сказал дядюшка Роу, — свет в пещеры может проникать и сверху, в маленькие, недоступные для нас отверстия.
Буратино присмирел, однако прав оказался именно он, и вскоре путники вышли из подземелья.
Они оказались в узком ущелье, из которого куда-то вверх вела одинокая и, казалось, давно не хоженая горная тропинка. По ней друзья поднялись на небольшое плато.
— Смотрите-ка, у нас была осень, а здесь, похоже, настоящая весна, — с удивлением сказала Алиса.
— А солнце! – воскликнул Буратино. – Солнышка-то на небе нет!. .
— В самом деле! — поразился сказочник. — Солнышка нет, хотя день ясный… И небо какое синее! У нас на Средиземноморье оно значительно светлее.
— Ого, да здесь и теней нет, — заметил Буратино. – Впрочем, это потому, что не светит солнце…
— И здесь нет звуков, — мрачно добавил Арлекин. — Ни птицы не поют, ни кузнечики не стрекочут… Как будто все вымерло.
И все-таки одна живая душа в этом непонятном и настораживающем мире была — на самом краю плато росло огромное старое дерево, и на его могучем суку путники увидели птицу – большого черного ворона. С некоторым трепетом они приблизились к дереву. Казалось, что огромный ворон спит.
— Здравствуйте, господин Ворон, — вежливо обратился к нему дядюшка Роу. — Не подскажете ли вы, где мы находимся?
Ворон открыл один глаз и уставил его на путешественников.
— Разумеется, в Мире Снов, — отрывисто прокаркал он и вдруг рассмеялся трескучим смехом:
— Сто лет здесь сижу, и хоть бы кто появился. А тут вдруг зачастили: сперва это человекоподобное бородатое пугало, теперь и вовсе целая ватага.
— Так это же Карабас Барабас! – вскричал Буратино.
Ворон открыл второй глаз и покосился на мальчика.
— Не имею ни малейшего представления о том, как его зовут. Этот грубиян не счел нужным представиться.
— А где же он? – спросил дядюшка Роу.
— Побежал с проклятиями в сторону леса, и больше я его не видел.
— Господин Ворон, — почтительно проговорил сказочник, — не знаете ли вы, где находится Страна Счастливых Снов?
— Кто же этого не знает! – прокаркала птица. – Страна Счастливых Снов лежит за Страной Кошмаров.
— Что? – насторожился Буратино. – Настоящих кошмаров? А… где эта страна?
— Да везде, — усмехнулся Ворон. — Вот лично я целый век сижу здесь в одиночестве – разве не кошмар?
— Зачем же вы сидите? – недоумевал Буратино. – Отправлялись бы в Страну Счастливых Снов…
Ворон повернул к нему голову и пронзил острым взглядом.
— Отправлялся, и не раз, — резко ответил он. — Но вырваться из Страны Кошмаров я так и не сумел: Бесконечная дорога вновь и вновь возвращала меня к этому постылому дереву.
— Простите, а что это за Бесконечная дорога? — спросил дядюшка Роу.
— С этого плато дорога одна, — хрипло ответил Ворон, — а Бесконечной назвал ее я, потому что так и не увидел ее конца. Если вы направляетесь в Страну Счастливых Снов, вам тоже не избежать этой дороги. Может быть, вы окажетесь удачливее меня… А если нет – вернетесь сюда и останетесь под этим деревом навеки. Глядишь, и мне веселее будет…
— Послушайте, мудрый Ворон, а не хотите ли вы попробовать еще раз? — предложил вдруг сказочник. – Пойдемте с нами, ведь вместе всегда легче. У вас есть кое-какой опыт, а у нас… у нас есть волшебный золотой ключик.
— Золотой ключик?! – казалось, что Ворон только сейчас по-настоящему пробудился и внимательно оглядел своих собеседников. – Ну конечно, деревянный мальчик со смешным длинным носом… Буратино!
— Да, это я, — изумившись, подтвердил тот. — А откуда вы меня знаете?
— Это не важно, — ответил мудрый Ворон, — важно, что ты пришел… Идти в Страну Счастливых Снов с Буратино, конечно, заманчиво. Но, видите ли, я стар и немощен, и крылья уже плохо слушаются меня… В детстве я много слышал про эту обетованную землю от своих родителей, в юности страстно мечтал попасть туда и всю свою молодость потратил на то, чтобы преодолеть Бесконечную дорогу и достичь страны счастья. Однако, как видите, я и теперь все на том же старом дереве. И сейчас мне остается только сожалеть, что сказочный Буратино пришел сюда слишком поздно…
— Вовсе не поздно! Идемте с нами! – горячо уверял дядюшка Роу. – Если ваши крылья ослабели, вы можете путешествовать на моем плече.
— Или на моей спине, — неожиданно сказал Артемон.
Арлекин от удивления открыл рот, а Буратино радостно запрыгал вокруг пуделя:
— Артемон заговорил, Артемоша заговорил!!!
— Ух ты, я и в самом деле говорю! – ликовал пес. – Ну и надоело же мне молчать!. .
— Что в этом странного, если в Мире Снов говорят даже деревья и камни, — проворчал Ворон.
— Да неужели? – не поверил Буратино и тут же попытался заговорить с ближайшим валуном, но тот хранил гробовое молчание.
— Они говорят редко, в исключительных случаях, — пояснил Ворон, — но понимают все прекрасно.
— Возможно, и у нас деревья и камни понимают все происходящее, — уронила Алиса.
— А где это у вас? – вытянул шею Ворон.
— Нам это сложно объяснить, — снова вступил в разговор дядюшка Роу. — Дело в том, что наша родина находится совсем в ином мире, который отделяет от здешнего волшебный зеленый туман. Мы прошли через этот туман и вот оказались здесь…
— Понятно, — сказал старый Ворон, — а откуда вы узнали про Страну Счастливых Снов?
— Из волшебной книги, — рассказывал дядюшка Роу, — а она, как и волшебный золотой ключик, появилась в нашем мире вместе с Буратино.
— Понятно, — повторил Ворон. — Пожалуй, я отправлюсь с вами в Страну Счастливых Снов. Я всегда чувствовал, что только там можно обрести счастье и получить ответы на все мучающие меня вопросы. Кроме того, я стремлюсь туда по личным мотивам. Вас же, судя по всему, в страну счастья ведут, а значит, дойти до нее у вас больше шансов.
Старый Ворон с шумом расправил крылья и тяжело перелетел на плечо дядюшки Роу.
Теперь уже шестеро путешественников держали путь в загадочную Страну Счастливых Снов. С горного плато они спустились в зеленую долину, по дну которой бежала тропинка, ведущая к лесу. Это и была Бесконечная дорога одинокого Ворона.

Страна Кошмаров
преподает свой урок

Лиственный лес казался тихим и, если так можно сказать, даже уютным. Словом, пока он не вызывал никаких опасений. Разумеется, Буратино и его спутникам очень хотелось узнать, какие кошмары подстерегают их на пути, но мудрый Ворон безмолвствовал и никто не решался с ним заговорить. Буратино, помимо этого, не давала покоя какая-то мысль, которая то приближалась, то снова уходила, так и не успев оформиться. Наконец ему удалось поймать ее. От удивления мальчик даже остановился.
— Послушайте! Ведь если мы в Мире Снов, значит, все мы спим? Но ведь мы не ложились спать!. .
Его друзья тоже остановились и с недоумением переглянулись, а Арлекин даже ущипнул себя за руку.
— О чем ты говоришь? – проскрипел Ворон на плече сказочника.
— Видите ли, — немного сконфуженно сказал дядюшка Роу, — мальчик хочет узнать, действительно ли он не спит, раз он не ложился спать, но если мы находимся в Мире Снов, то почему мы не спим?. . О господи, я совсем запутался…
— Да уж, — саркастически заметил Ворон. – Из той чепухи, что вы нагородили, я понял, что, для того чтобы оказаться в Мире Снов, вам нужно куда-то… ложиться?
— Ах, батюшки, я, кажется, начинаю понимать, — облегченно сказала Алиса. – Здесь никто и никогда не ложится спать, потому что все и так находятся в Мире Снов.
— Ах, как это сложно понять!. . Я вас поздравляю, – съязвил Ворон.
— Видите ли, уважаемый, — сказал дядюшка Роу своему пассажиру, — нам и в самом деле… нелегко это понять, поскольку там, откуда мы пришли, все живые существа регулярно засыпают и видят сны, а потом они просыпаются и живут в реальном мире.
Теперь пришел черед удивиться Ворону.
— А что же такое этот ваш реальный мир? – спросил он.
Дядюшка Роу призадумался.
— Ну, откровенно говоря, внешне он не многим отличается от вашего, — признался он. – Но в этом реальном мире мы живем, совершаем поступки, изменяем действительность…
— А что, по-вашему, делаем мы? – перебил его Ворон. – В нашем мире?
Дядюшка Роу покраснел как школьник.
— Но ведь сон – это… это не совсем реальность… Это скорее картины – обрывки памяти, фантазий… Они не имеют отношения к настоящей жизни.
Ворон слушал сказочника с раскрытым клювом.
— Понятно, — сказал он затем и замолчал так сурово, что путникам сделалось не по себе. Один Буратино не унимался.
— Послушайте, если мы все-таки во сне, значит, здесь можно летать. Я всегда летаю во сне, — затараторил он. — Например, перед тем как идти сюда, я видел сон, в котором летал вместе с бабочками. У меня тоже были крылья – огромные и красивые. И все бабочки мне завидовали…
— Я все понял, — оборвал его Ворон. – Значит, вы каждодневно посещаете Мир Снов, но в своих сновидениях безвольны, беспомощны и, главное, безответственны. Почему вас тогда не учат спать?
— Интересная мысль, — оживился дядюшка Роу. – Вообще-то я слышал, что на земле есть такие учителя. Но… их не много, и мало кто им верит.
— Как такое возможно?! – возмутился Ворон.
— В нашем мире к снам относятся как к сущей безделице. А тех, кто придает им хоть какое-то значение, считают чокнутыми, — неловко признался старый сказочник.
— Подумать только! – сокрушенно вздохнул мудрый Ворон. — Ну и мирок у вас! Придет из него сюда чучело, вроде вашего Карабаса Барабаса, натворит дел по глупости и невежеству, в том числе и на собственную голову, — и знать ничего не будет. Ваш мир – это и есть настоящая страна кошмаров. Теперь я догадываюсь, зачем вас притащили сюда.
— Зачем? – вырвалось у Арлекина.
Ворон вздернул свой клюв:
— Да чтобы показать, как вы глупы и безответственны, полагая, что сон – это сущая безделица!
— Я так и не понял, здесь можно летать или нет? – растерянно спросил Буратино.
Ворон свысока посмотрел на него.
— Скоро ты полетаешь, да и все вы начнете понимать, что такое Мир Снов, — мрачно и даже, как показалось Буратино, зловеще прокаркал он.
«И зачем только мы взяли его с собой? — невесело подумал Буратино. – Конечно, за сто лет одиночества характер испортится у любого, но это уж слишком… А как было бы приятно путешествовать без него…»
И в этот момент земля под ногами путников дрогнула и раскололась, образовав перед ними бездонную пропасть. Шедший впереди всех дядюшка Роу громко вскрикнул и отшатнулся. Мальчики попадали на землю, а Алиса и Артемон заскулили, как маленькие щенки.
Бездна, преградившая им дорогу, была поистине ужасной. При одном только взгляде вниз у дядюшки Роу перехватило дыхание и закружилась голова.
— Это невозможно, — прошептал он. – Какая неизмеримая глубина!. .
— Ты, кажется, хотел полетать? – спросил Ворон у Буратино. – Вот тебе прекрасная возможность. Видишь противоположный край обрыва? До него всего каких-нибудь пять миль.
— А вы од-должите свои к-крылья, д-дяденька, — стуча зубами, ответил Буратино.
— Крылья здесь ни при чем! – крикнул Ворон. — На них эту пропасть не перелететь: она будет разверзаться и разверзаться, она может расти в любую сторону! Ее можно одолеть только мыслью и устремлением. Смотрите!. .
Ворон подобрался, глаза его сверкнули темным огнем, крылья плотнее прижались к телу — и птицы не стало. Все ошеломленно смотрели на опустевшее плечо дядюшки Роу.
— Где он? – пролепетал Арлекин, протирая глаза.
— Я уже давно на другом конце, — раздался почему-то совсем рядом голос Ворона. – Убедитесь сами.
Путники разом взглянули на противоположный край бездны и, несмотря на фантастическую удаленность, ясно увидели Ворона, стоящего на краю обрыва.
— Нет, я не хочу, я не могу!. . – вдруг забился в истерике Арлекин. – Я никогда не смогу!. .
— Ну что ты, дружок, это же сон, всего лишь сон… — успокаивал его дядюшка Роу.
— Нет!. . Я не в кровати, и проснуться от этого я не могу!. .
— Ну, хватит! – вдруг решительно сказала Алиса. — Мы все не в кроватях, и нужно думать, как нам перелететь… э-э… перенестись через эту пропасть.
— Правильно, — подхватил Артемон, – сейчас я попробую сделать это!
— Как ты собираешься пробовать? – спросил побледневший дядюшка Роу.
— Мыслью и устремлением! – в порыве какого-то восторга воскликнул Артемон и ринулся в пропасть.
Его друзья бросились к обрыву и не смогли сдержать горестный крик: Артемон падал в бездну, становясь все меньше и меньше. Но еще до того, как превратиться в маленькую точку, он вдруг пропал из вида, и вслед за этим рядом прозвучал его голос:
— Все в порядке, я уже здесь.
Путники подняли головы и увидели Артемона, который радостно улыбался им через пропасть. Старый Ворон топтался подле него.
— О небесный покровитель собак, благодарю тебя, — молитвенно прошептала Алиса.
— Ну, вот видишь, — уговаривал перепуганного Арлекина дядюшка Роу, — значит, и ты сумеешь, малыш…
— Смотрите! – закричал вдруг Буратино. – Еще одна пропасть!. .
И действительно, в нескольких шагах позади путников образовался и стал стремительно расширяться другой разлом, а земля снова заходила ходуном.
Поняв, что времени на уговоры и сомненья больше нет, сказочник подхватил обоих мальчиков на руки.
— Прыгай! – закричал он лисе и бросился вперед.
Алиса видела их еще несколько секунд, после чего все трое исчезли. Между тем островок земли, на котором оказалась лиса, разваливался прямо у нее под лапами. «Я там, с ними!. . » — истово проговорила Алиса и зажмурилась.
Она очнулась оттого, что кто-то лизнул ее в морду. Лиса открыла глаза – перед нею стоял Артемон и весь светился от счастья.
— С прибытием, — поздравил Алису дядюшка Роу. – Ну вот, мы снова вместе. Господин Ворон, вы оказали нам неоценимую помощь. Только благодаря вам все мы живы.
Старый Ворон с важностью нахохлил перья.
— Теперь вы понимаете, что значат чувство и мысль в этом мире?
— О, вполне, — заверил его сказочник. – Нам нужно только привыкнуть к этому…
— Советую привыкать побыстрей, — изрек мудрый Ворон, — а иначе не оберетесь неприятностей.
— Может быть, не стоит нас больше пугать, а? – спросил Буратино, впрочем, весьма добродушно. – Я и без того еще не пришел в себя. Скажите лучше, как в Мире Снов насчет еды?
— В Мире Снов и едят, и пьют, — ответил Ворон, — но это ритуал, не более.
— Увы, — нарочито печально проговорил Буратино, — я тоже не припоминаю, чтобы когда-нибудь пил или ел во сне… Впрочем, нет, однажды пил — после того как объелся за ужином жареной картошкой с солеными огурцами. Понимаете, картошка была слишком пережарена, огурцы слишком пересолены, ну а я слишком голоден.
Его спутники рассмеялись – после пережитых волнений было так приятно смеяться! Один ворон оставался серьезным: за последнюю сотню лет он совсем утратил чувство юмора.

Дядюшка Роу
снова спасает друзей

Друзья продолжали свой путь по Бесконечной дороге. Она казалась прежней, однако лес по обе стороны заметно изменился. Деревья приобрели вид каких-то извивающихся многоруких чудовищ, которые хищно тянулись к идущим по тропинке, а их корни выглядывали из земли ядовитыми гадами. Листья на деревьях сделались грязно-зелеными и по форме напоминали ножи.
Угнетенные таким пейзажем, путешественники молчали, ожидая чего-то ужасного, что могло подстерегать их за любым из этих отвратительных деревьев.
Первым по-прежнему шел дядюшка Роу с Вороном на плече. Было похоже, что утомившаяся птица дремлет. Сказочник же старался справиться с подступавшим беспокойством. Он шел и мысленно убеждал себя, что бояться не следует, что необходимо преодолеть себя и помочь остальным… Но что бы ни внушал себе старый сказочник, страх все больше вползал в его сердце, и вдруг волна неописуемого ужаса накрыла дядюшку Роу…
Однажды в жизни с ним уже случилось такое. И произошло это именно во сне. Дядюшке Роу приснилось, что поздней ночью он стоит у закрытой двери своей комнаты. Сказочник понимал, что за дверью никого не может быть, и в то же время знал, что там кто-то есть. Это несоответствие почему-то вызывало такой ужас, что дядюшка Роу не мог пошевелиться. Он буквально сходил с ума от страха. И когда дверь стала медленно открываться, дядюшка Роу все еще исступленно твердил про себя: «Там никого нет, там никого нет…»
За дверью стояла девочка в белом платье, ее длинные светлые волосы спускались по плечам. Девочка не пошевелилась, она только подняла на дядюшку Роу свои огромные глаза – и волны ужаса сомкнулись над ним.
Очнулся дядюшка Роу почему-то на улице. Он лежал, уткнувшись лицом в кучу прелых листьев, его била крупная дрожь. До самого утра сказочник не решался войти в свой дом.
По прошествии времени дядюшка Роу никак не мог понять, что же его так напугало. «В маленьком ребенке нет ничего страшного, — рассуждал он. – Вот если бы я увидел Медузу Горгону, тогда понятно… Отчего же я так испугался? Я испугался потому, что ее не могло там быть, ее не могло там быть!. . Но она там была. Однако что из того? Я мог бы придумать тысячу объяснений тому, как эта девочка очутилась в моем доме… Но мой ум молчал, а чувства были парализованы страхом».
Дядюшка Роу так и не доискался причины своего смятения и понемногу стал забывать кошмарный сон. Теперь же все повторилось. Его сковал леденящий страх. Старый сказочник хотел бежать, бежать без оглядки, потому что он чувствовал, знал, что следом за ним неслышно ступает его наваждение – девочка в белом платье… И еще дядюшка Роу понимал, что проснуться он не может и потому обречен. Он прилагал неимоверные усилия побежать, но, как это часто бывает во сне, почти не двигался с места. Неожиданно его больно царапнули через одежду острые когти Ворона, и угасающее сознание сказочника озарила короткая и яркая мысль – собственно приказ: оглянуться!. . Повинуясь ему, дядюшка Роу остановился и обернулся назад. Странное зрелище предстало его глазам.
В нескольких шагах позади сказочник увидел Буратино – с остекленевшими глазами, едва передвигающего ноги. Следом за ним тащился Арлекин – безумный взгляд, рот, открытый в немом крике… Сзади Артемон и Алиса, высунув языки, задыхались в попытке от чего-то убежать. Все четверо были объяты смертельным ужасом.
«Боже мой, ведь и я был таким еще минуту назад!» — подумал дядюшка Роу и подхватил на руки Буратино. Тот слабо забарахтался:
— Пустите, пустите меня!. . Это огонь, мы же сгорим… Дядюшка Роу! Папа Карло!. .
— Успокойся, Буратино, тут нет никакого огня, — сказочник прижал к себе дрожащего мальчика. – Опомнись, мы в безопасности.
Взгляд Буратино начал приобретать какую-то осмысленность.
— Я видел пожар, лесной пожар… Он пожирал деревья, как солому!. .
— Это сон, мой милый, он кончился. Ну же, приходи в себя, — и, опустив Буратино, дядюшка Роу принялся за Арлекина.
— Проснись! – требовательно прокричал он, встряхивая мальчика за плечи. – Сейчас же проснись!
— О-о-о!. . – простонал Арлекин, безвольно мотая головой. – Спасите меня… Змеи… змеи опутали мне ноги!. .
— Змеи уползли в чащу, — убеждал дядюшка Роу, — посмотри сам: их нет.
Арлекин обвел все вокруг полными слез глазами, а потом упал на землю, словно подкошенный, и безутешно заплакал.
— По крайней мере, ты больше не боишься, — пробормотал сказочник и, изловчившись, одновременно схватил за холки Алису и Артемона.
— Очнитесь, — велел дядюшка Роу. – Что бы вам ни снилось, очнитесь немедленно!
Лиса и пудель смотрели на него сумасшедшими глазами.
— Что произошло? – спросил дядюшка Роу.
Лиса Алиса судорожно вздохнула.
— На нас покатились камни… Огромные камни… И они… были живые!. .
— Да, — подхватил Артемон, — они смеялись и кричали, что оставят от нас мокрое место!. .
— Ба, да у вас и кошмары одинаковые, — удивился дядюшка Роу.
Он поднялся и оглядел своих подавленных спутников.
— Вот и еще одно испытание позади, — сказал он, – а мы стали ближе к своей цели.
Тут дядюшка Роу вспомнил о Вороне и обнаружил его по-прежнему сидящим на своем плече.
— Господин Ворон, вы в порядке? – обратился к нему сказочник.
— Теперь да, — прокаркала в ответ птица.
— Не скажете ли вы, какой кошмар преследовал вас? – с нескрываемым любопытством спросил дядюшка Роу, но Ворон разочаровал его.
— Боюсь, вам это будет неинтересно! – отрезал он.
— Знаете, я вам очень признателен, — не стушевался сказочник. – Если бы в нужный момент вы не оцарапали меня… даже не знаю, чем кончилось бы для нас это приключение…
— Сожалею, что причинил вам боль, — невозмутимо ответил Ворон. – В тот момент я меньше всего думал о вас.
«Какой же он все-таки вредный, — поморщился Буратино. – И сколько нам еще терпеть его?» А вслух он спросил:
— Вот интересно, если бы дядюшка Роу не растолкал меня… я бы и вправду сгорел в огне?
— Вне всякого сомнения, — кивнул Ворон.
— А я?. . Меня ужалили бы змеи?! – содрогнулся Арлекин.
— Непременно.
Алиса и Артемон промолчали, только вся шерсть на них поднялась дыбом.
— Друзья мои, — проговорил дядюшка Роу, — не будем снова переживать эти неприятные моменты! Мы живы, а это главное, впереди нас ждет Страна Счастливых Снов. Не будем терять времени. Как ты думаешь, Буратино, не спеть ли нам песню, чтобы дорога казалась веселей?
— Ах, дядюшка Роу, я не помню ни одной песни! Будь с нами Пьеро, он почитал бы нам стишки… Это так забавно!. .
— Как же, знаем, — фыркнула Алиса. – «Лису Алису жалко, плачет по ней палка…» Нет уж, если позволите, я сама спою вам. Это песня странствующих романтиков, или бродяг, как их почему-то называют. Она очень веселая и чрезвычайно подходит для нашей компании. А вы будете подпевать.
И Алиса самозабвенно запела старинную и красивую песню, в которой говорилось о прелести странствий по бесконечной дороге… Ее спутники подхватили мелодию, а Буратино не выдержал и пустился в пляс. У Артемона не было слуха, и поэтому он благоразумно молчал, не сводя с Алисы восхищенного взгляда.
А старый Ворон только неодобрительно крутил головой. «Надо же, какой подняли шум. Разве так следует вести себя в Стране Кошмаров? Подумать только, даже деревья танцуют вместе с ними!. . Какой позор», — укоризненно думал он.

Путешественники встречают
синих лошадей

…Лес кончился неожиданно. Перед путниками лежала широкая, прямо-таки необозримая степь. Седой ковыль покрывал это великое пространство, и не было никакого намека на тропинку.
— А где же Бесконечная дорога? – спросил Буратино. – Куда нам идти?
— Куда глаза глядят, — прокаркал Ворон. — Вся эта степь теперь – наша дорога.
— Ах, как многолика земля! Какая былинная старина и какая мощь чувствуется в этой ковыльной степи… — выразил переполнявшее его чувство дядюшка Роу.
— Мне тоже по душе этот простор, — призналась Алиса. — Эта колышущаяся трава на ветру – как волны на море.
Откуда-то издалека донесся протяжный жалобный вой.
— Волки! – вздрогнул Арлекин.
— Нет, — прислушавшись, возразила Алиса, — волки воют по-другому, это шакалы…
— Лес уходит, — заметил вдруг Артемон. Все оглянулись и, пораженные, замерли: лес, из чащи которого они только что вышли, «убежал» назад уже на добрую сотню шагов, и кругом теперь был ковыль.
— Бежим и мы! – закричал Арлекин. – Что же вы все стоите?!
Ворон широко открыл глаза.
— В вашем мире от опасности убегают? – откровенно удивился он.
— Бывает, – уклончиво ответил сказочник и снова подумал, что из любого кошмарного сна всегда можно было сбежать проснувшись.
— Но это же неразумно! – рассердился Ворон. — Во-первых, опасность от этого никуда не денется и будет преследовать вас, пока не настигнет. А во-вторых, убегая, вы подставляете ей спину!
— Что же делать? – спросила Алиса.
— Встречать опасность лицом к лицу.
— Да, а если мы встретим ее и погибнем? — нахмурился Буратино. — Все-таки удрать иногда благоразумнее…
— Только не здесь! – значительно ответил Ворон.
Вдруг что-то странное появилось на горизонте. Небо возле самой земли там потемнело и заклубилось, а в воздухе послышался отдаленный гул.
— Что это? Гроза? – спросила Алиса.
— Это огромный табун лошадей! – крикнул дальнозоркий Ворон. — И он несется прямо на нас!. .
— Бежим, бежим, пока не поздно!. . – запричитал Арлекин.
— Поздно, — ответил Артемон, — нам не догнать бегущий лес.
…По степи неумолимо и грозно катилась лавина лошадей. Все они были невиданной темно-синей масти, а их длинные гривы развевались на бегу как голубое пламя. Зрелище было захватывающе красивым и ужасным одновременно. Завороженные им, путники в немом молчании наблюдали, как накатывает стремительная синяя волна, готовая смести их, будто песчинки, с лица этой первобытной степи.
Дядюшка Роу схватил мальчиков на руки, но не побежал, а выпрямился во весь рост и обратил взгляд на мчащийся табун.
— Не бойтесь смотреть на них!. . – прокричал он, и голос сказочника утонул в оглушительном грохоте копыт.
Лошади были совсем рядом, передние уже занесли свои смертоносные копыта, встали на дыбы… и вдруг, оторвавшись от земли, взмыли вверх – в воздух… За ними взлетели следующие, и вот уже тысячи синих лошадей продолжали свою скачку в синем небе. Путешественники запрокинули головы и долго провожали взглядом немыслимый табун, пока от него на небосводе не осталось и следа.
— Ради такого зрелища можно пережить какой угодно кошмар, — промолвил дядюшка Роу.
— Да, это, по крайней мере, было красиво, — согласился Буратино.
— Посмотрите, — сказала Алиса, — а лес-то вернулся…
Лес в самом деле вернулся и, как прежде, обступил путников со всех сторон, а под ногами у них снова оказалась Бесконечная дорога.
— Что, струсили? – Буратино погрозил деревьям пальцем. – Так вам и надо! Они думали, что лошади растопчут их… Теперь я верю, что вы все понимаете!. .
— Господин Ворон, — осторожно начал дядюшка Роу, — я давно хочу спросить вас… Вам… знакомы кошмары этой страны? Я хочу сказать, бездонная пропасть, синие лошади…
Сказочник не очень-то рассчитывал на ответ, но на сей раз Ворон оказался разговорчивее, чем прежде.
— Пропасть на моем пути уже встречалась, — сказал он, — а вот о синих лошадях я лишь слышал. Вообще же на Бесконечной дороге множество кошмаров, они повторяются только тогда, когда предыдущая попытка преодолеть их не удалась.
— Значит, вы не знаете всего, что ожидает нас впереди, — понурился Арлекин.
— Нет, — каркнул мудрый Ворон, — но я совершенно точно знаю, что одна встреча все-таки неизбежна.
— Какая?! – встрепенулся Буратино.
— Встреча с вещим деревом Алакон.

Вещее дерево Алакон
не дает вразумительного ответа

— Что это за дерево — Малакон? Очередной ужас? – допытывался Буратино у старого Ворона.
— Нет, дерево Алакон не ужас, это скорее друг. Оно всякий раз оказывалось на моем пути и всегда поддерживало меня, давало добрый совет, предсказывало будущее. Алакон поведал мне о Буратино, который придет в Мир Снов с волшебным золотым ключиком.
— Вот видите! — развеселился Буратино. – Нас тут давно ждут! А что еще говорил обо мне этот… Алакон?
— Ничего больше, — сухо ответил Ворон. – Деревья не любят болтать попусту, как некоторые… А вещее дерево — тем более. При встрече ему можно задать всего один вопрос. Поэтому нам заранее нужно решить, о чем спросить у Алакона.
— Я его спрошу, где Страна Счастливых Снов, — брякнул Буратино. – Надоели мне эти кошмары!. .
— Не городи глупости, — повысил голос Ворон. – Что тебе даст ответ на этот вопрос? Я думаю, что с вещим деревом должен разговаривать сказочник.
— Правильно, — вставила свое слово Алиса, — а ты, Буратино, лучше держи язык за зубами.
— Дядюшка Роу, спросите у дерева, вернемся ли мы домой, — попросил Арлекин.
— Ты тоже помолчи, — цыкнула на него Алиса, — тебя сюда никто не тянул. А что спросить, дядюшка Роу решит сам.
Они продолжали свой путь в молчании, но мысли всех невольно устремлялись к вещему дереву Алакон, и потому никто даже не удивился, когда за очередным поворотом тропинки открылась маленькая поляна, а на ней – прелестное дерево, усыпанное розовым цветом.
— Это оно! – благоговейно прокричал Ворон.
…Вещее дерево Алакон на самом деле было необычно. Невысокое и раскидистое, оно больше напоминало цветущий куст, а еще точнее – живую ажурную розовую беседку.
— Здравствуй, друг мой Алакон! — срывающимся от волнения голосом приветствовал волшебное дерево Ворон. — Как видишь, я снова на тропе в Страну Счастливых Снов. Но сейчас я не один…
— Я вижу, — нежно прошелестело розовое дерево, — с тобою Буратино.
Буратино так и подмывало открыть рот и заговорить с Алаконом, но на него предостерегающе смотрела Алиса.
— Ты ответишь на наши вопросы? – спросил у дерева Ворон.
— Как всегда, только на один, — ответил Алакон. — Я слушаю вас, добрый сочинитель сказок.
Дядюшка Роу смутился необычайно. Потом откашлялся и спросил:
— Пожалуйста, скажите, что вы знаете о золотом ключике? Как мы можем использовать его в Мире Снов?
Алакон закивал ветвями.
— Золотой ключик — это инструмент познания мира для Буратино. В Стране Счастливых Снов он может дважды воспользоваться им: один раз открыть ворота и один раз оставить ключик…
Прошелестев это, Алакон смолк. Путники тоже молчали, пытаясь переварить услышанное.
— Эй, погоди! – не утерпел Буратино. – Какие ворота? Где оставить? Ты объясни толком!. .
Но Алакон хранил молчание.
— И это вещее дерево! — презрительно сплюнул Буратино. – Бессмысленный пучок прутьев!
Ворон едва не свалился с плеча дядюшки Роу.
— Замолчи! – в ужасе крикнул он и захлопал крыльями. – Тебе это так не пройдет!. .
И правда, небо над головами путников стало стремительно темнеть, наливаясь чернотой.
— Ну вот! – заголосил Ворон, налетая на Буратино. – Глупая деревянная голова, ты не должен был этого делать!. . Теперь ожидай самого худшего!
— Чего худшего?! – струхнул Буратино, которому показалось, что Ворон хочет выклевать ему глаза.
— Наступает ночь!. . — стенал Ворон. — А страшнее этого в Стране Кошмаров ничего и придумать нельзя!. .
Неожиданно с неба посыпались какие-то белые и холодные хлопья. Путники с недоумением закрутили головами.
— Это снег, — сказал дядюшка Роу, — я тоже никогда его не видел, но читал об этом явлении природы. Снег падает зимой в холодных странах.
— Действительно, холодновато становится, — поежилась Алиса. – Что же с нами будет?
— Нам нужно двигаться, — решил дядюшка Роу, — нужно бежать. Бег согреет нас. Верно, господин Ворон?
— Теперь это уже все равно, — ответил тот.
Однако когда путники бросились бежать, Ворон сорвался с плеча сказочника и полетел, с силой взмахивая крыльями. На фоне сплошной белой пелены падающего снега он казался какой-то черной рваной кляксой.
— Посмотрите, посмотрите! Деревья стали еще страшнее: они тоже белые!. . — подвывал Арлекин.
— Это березы! — прокричал на бегу сказочник. — Они растут именно там, где падает снег. И вообще лес редеет! Возможно, впереди снова степь. Но я не вижу дороги!. .
— Наверное, ее занесло снегом! – взвизгнул Арлекин.
— О горе!. . – не своим голосом закричал Ворон. – Что мы наделали!. .
— Подождите, я чую слабый запах костра! – вдруг пролаял Артемон.
— Веди нас к нему! – приказал дядюшка Роу.
Запыхавшиеся и все равно промерзшие насквозь, они наконец добежали до небольшого костра, тускло горевшего в снежной мгле. Кто и зачем разжег этот огонь, было непонятно. И сам костер был очень странный: он горел без дров, вообще без ничего, а пламя его, несмотря на поднявшийся ветер, было ровным и совсем не жарким.
— Еще одно волшебство, — растирая озябшие руки, проговорил дядюшка Роу. – Вряд ли мы согреемся здесь, но все-таки возле костра безопаснее.
— Тем более, что на нас со всех сторон наступает лес, — поджала хвост Алиса.
Теперь путешественники воочию увидели, как движутся деревья Страны Кошмаров. Они вырывали из земли свои чудовищные корни, перебрасывали их, словно щупальца гигантского спрута, вперед и опять вонзали в почву, делая таким образом очередной шаг. Плотная стена черных и белых стволов окружила измученных пленников, и этот круг неотвратимо сужался.
Дядюшка Роу не отрываясь смотрел на огонь. В его сознании неотвязно вертелась прочитанная где-то фраза о том, что наиболее страшна и опасна ночь перед самым рассветом. «Я знаю, ты послан нам не зря, — говорил дядюшка Роу волшебному костру. – Ты свет во тьме, ты яркая точка в бесконечности ужаса. Прошу и заклинаю тебя: помоги нам!»
Костер вспыхнул ввысь, его пламя загудело, словно в громадной печи, и вокруг него закружился мощный упругий вихрь. Какая-то сила стала приподымать путников над землей.
— А-а-а! – заверещал Арлекин, цепляясь за спутанную траву.
— Не бойтесь! Отпустите землю, мы должны улететь!. . – приказал дядюшка Роу.
— Это ветер из Страны Счастливых Снов! – прокричала вещая птица.
— Они хотят улететь в Страну Счастливых Снов!. . – жутко простонали деревья вокруг. – Они хотят улизнуть от нас!. .
Лесная чаща наполнилась душераздирающими воплями.
— Возьмите меня с собой!. . – надрывался какой-то высокий голос.
— Возьмите меня! – заходился другой.
— И меня, и меня, и меня!. .
— Меня, меня возьмите, черт вас побери! – ворвался в это многоголосье хорошо знакомый густой бас.
И не успел никто опомниться, как дядюшка Роу замахал руками и закричал:
— Мы берем вас с собою, синьор Карабас Барабас!
В зарослях раздался треск и пыхтенье. Ломая сучья и отбиваясь от хватающих его хищных ветвей, к костру вырвался крайне оборванный, дикого вида человек, в котором с трудом можно было узнать бывшего директора кукольного театра.
— О черт! — рявкнул он. — А я уж и не надеялся встретить в этом кошмаре живую душу!
— Карабас Барабас?! – с трудом веря собственным глазам, воскликнул Буратино. – Вы живы?!
— Нет! Это мой беспокойный дух блуждает по кругам ада! – ответил узнавший его Карабас.
— Сейчас не время для разговоров! Все возьмитесь за руки, — распорядился дядюшка Роу. — Вихрь усиливается, нам нужно лететь с ним.
— Куда? – прогудел Карабас Барабас.
— В Страну Счастливых Снов! – пророчески прокаркал Ворон.
Новый, еще более сильный порыв ветра подхватил пленников и стал поднимать всех семерых выше и выше…
— У меня кружится голова, — пожаловался летящий Буратино.
— Я теряю сознание… – пролепетал Арлекин.
— Главное, не разжимайте рук, — крикнул дядюшка Роу…

Страна Счастливых Снов
распахивает свои объятия

Они очнулись на цветущем лугу, под пронзительно синим небом. Дядюшка Роу поднялся с земли и огляделся: повсюду, куда хватало глаз, в сочной траве пестрели цветы.
— Декорации полностью изменились, — с удовольствием прокомментировал сказочник.
Ворон расправил потрепанные крылья и взмыл в воздух.
— Кар-р! Наконец-то! – без памяти от радости прокричал он и совершил какой-то сложный пируэт. – Это она, она, Страна Счастливых Снов!
— Ты в этом уверен? – слабым голосом спросила Алиса.
— Абсолютно. Я не раз и не два слышал рассказы об этом райском месте.
— Вот видите, мы все-таки достигли страны счастья, — проговорил Буратино, почесывая ушибленный бок. – И к тому же нашли Карабаса Барабаса. Кстати, где он?
Артемон подхватился и кругами понесся по лугу. Вскоре он замер и по старой привычке залаял.
— Фу, сгинь, пошел вон!. . – раздался голос доктора кукольных наук.
Карабас Барабас лежал на спине чуть поодаль и таращил глаза в синее небо.
— Как вы приземлились, синьор Карабас? – участливо спросил подошедший дядюшка Роу.
Карабас Барабас уставил глаза на сказочника и что-то промычал.
— Как тяжелый мешок с мукой, — подсказала Алиса. Арлекин захихикал.
Доктор кукольных наук сердито засопел и выплюнул изо рта какую-то былинку.
— А ты откуда тут взялся? – спросил он у Арлекина. – Тебя ведь не было. Был этот… напудренный… Пьеро!. .
— Вы отстали от жизни, синьор! – ответил Арлекин. – Изменились не только декорации, но и действующие лица!
— Что он лопочет? – недовольно спросил Карабас и посмотрел на дядюшку Роу. – Объясните хоть кто-нибудь, что происходит!
— О, многое произошло за тот месяц, что вы провели в Стране Кошмаров, синьор, — ответил дядюшка Роу.
— Что? Месяц? – недоверчиво переспросил Карабас. – А мне казалось, что прошло много лет…
— Охотно верю, — посочувствовал старый сказочник. – Мы пробыли там недолго, но страху натерпелись столько, что хватило бы на всю жизнь.
— Вы нашли сокровища? – вдруг спросил Карабас Барабас.
— Да, синьор Карабас! – живо ответил Буратино. – Но мы не смогли вынести их из пещеры.
— Почему? – приподнялся Карабас. – Они были слишком тяжелые?
— Они оказались нам не по зубам, — засмеялся Буратино. — Всем, кроме дядюшки Роу и Пьеро, а они и взяли-то самую малость…
— Ничего не понимаю, — насупился Карабас. – Вы что, смеетесь надо мной?
— Ничего подобного, синьор! Сокровища могли вынести из пещеры только чистые сердцем люди. Дуремар и кот Базилио рискнули и превратились в камень! А мы с Алисой не стали этого дожидаться и оставили свои драгоценности в пещере. Боюсь, что и вы… не обогатились бы там.
— Вот оно как, — с расстановкой проговорил Карабас Барабас. – Ловко придумано, нечего сказать. Так вы говорите, что Дуремар превратился в камень? А ведь я его встречал в этой… Стране Кошмаров. Я тонул в каком-то поганом болоте, как вдруг кто-то протянул мне конец коряги с берега. Это был пиявочник, я еще подумал: неужели он и здесь ловит своих мерзких кровососов? Я крикнул: «Это ты, Дуремар?», а он посмотрел на меня и куда-то пропал… Впрочем, мне могло показаться… Это совсем не в его духе – помогать другим…
— Мне кажется, вы не ошиблись, — задумчиво сказал дядюшка Роу. – Возможно, став каменными, Дуремар и Базилио тоже спят. И, судя по вашим словам, в своих снах они попали не в самое лучшее место.
— Дядюшка Роу говорит, что мы сумеем их спасти! – ввернул Буратино. – Так ведь?
— Мы сделаем все, что в наших силах, — кивнул сказочник.
— Интересно получается! — ухмыльнулся Карабас Барабас. — Этот деревянный мальчишка попортил мне столько крови, и он же вызволил меня из Страны Кошмаров…
— Это не я! – честно признался Буратино. – Это дядюшка Роу спас всех нас.
— Ну, как бы то ни было, я благодарен вашей компании, — сказал Карабас. – Но если история с сокровищами закончилась, какого лешего вас принесло сюда? Ни за что не поверю, что вы пришли ради меня.
— И да, и нет, синьор, — ответил дядюшка Роу. – Мы узнали, что Буратино должен совершить путешествие в Страну Счастливых Снов, и решили не противиться судьбе. Но и без этого, можете не сомневаться, мы пришли бы вам на помощь.
Карабас Барабас встретил ясный, открытый взгляд старого сказочника и опустил глаза.
— Ну да, ну да, — пробормотал он, — чудной вы все-таки народ… Так значит, это – Страна Счастливых Снов?
— Так утверждает господин Ворон.
— Знаю я этого господина, — буркнул доктор кукольных наук. – Это же ты сидел на дереве и пытался учить меня хорошим манерам?
— Тогда я еще не знал, что это бесполезное занятие, — парировал Ворон.
— По правде говоря, мне на черта не нужны все эти сны — и кошмарные, и счастливые, — пробубнил Карабас Барабас. – Я хочу домой.
Дядюшка Роу помедлил с ответом.
— Боюсь, мы не скоро попадем домой, синьор, — сказал он наконец. – Не раньше, чем Буратино выполнит свою задачу в Стране Счастливых Снов. А мы пока даже не знаем, в чем она заключается.
Карабас Барабас поник своей лохматой головой, но тут вмешался Ворон.
— Вам всем нужно радоваться, оказавшись здесь! – осуждающе прокаркал он. – Неужели вы не понимаете своего счастья! Ведь Страна Счастливых Снов – это исполнение самых сокровенных желаний каждого! Так говорили мои родители.
— А мы и радуемся, — сказал Буратино, нисколько не покривив душой. – Ну, скажите, синьор Карабас, неужели у вас нет сокровенного желания?
Карабас Барабас тяжело задумался.
— У меня всегда было одно желание, — он в некотором замешательстве посмотрел на своих спутников. – Да ладно, чего уж там… Я с самого детства мечтал о богатстве и власти. А что, разве запрещено? Но эта проклятая Страна Кошмаров вымотала мне всю душу, сейчас я уже сам не знаю, чего мне хочется… Больше всего мне хочется покоя.
— В таком случае вы просто хорошо отдохнете здесь, синьор, — сказал дядюшка Роу. – В Стране Счастливых Снов для этого должны быть все условия.
Карабас Барабас испустил глубокий вздох, который должен был означать, что он с неохотой подчиняется неизбежному.
— Куда же нам идти? – спросил в наступившей тишине Буратино. – Дороги-то никакой нет…
— Оставайтесь здесь, — велел всем Ворон, — а я взлечу повыше и осмотрю окрестности.
Он поднялся в яркую синеву и плавно описал круг.
— Кар-р! – послышалось с неба. – Я вижу, вижу!. .
— Что, что вы видите? – на все голоса закричали путники.
— Я вижу, куда нам идти! – ответил Ворон и, не снижаясь, скомандовал: — Следуйте за мной!
…Идти по цветущему лугу пришлось довольно долго. Алиса даже пошутила:
— Еще немного, и я подумаю, что мы попали в очередной – цветочный — кошмар. У меня уже в глазах пестрит от всех этих ромашек и колокольчиков.
В конце концов путешественники вышли к большому валуну, от которого в разные стороны убегало пять дорог. Ворон снизился и сел на камень. Артемон и Алиса старательно обнюхали гладкий валун.
— Пять дорог, — словно прислушиваясь к собственному голосу, проговорил дядюшка Роу. – Какую же из них нам выбрать?
— Конечно же, ту, которая посередине! О чем тут размышлять? – и Буратино уже сделал первый шаг.
— А мне больше нравится крайняя дорога, — возразила лиса Алиса. – Та, что слева.
Карабас Барабас протопал вправо и сосредоточенно изучал другую крайнюю дорогу. Мудрый Ворон сорвался с валуна и очутился между Буратино и Алисой.
— Это что же получается? – захлопал глазами Буратино. – Это выходит, что у каждого своя дорога?
— Думаю, ты прав, малыш, — сказал дядюшка Роу, – ведь в жизни каждый идет своим собственным путем. Меня тоже непреодолимо влечет одна из этих дорог, и, судя по тому, что никто из вас ее не выбрал, эта дорога действительно моя.
— Ну а вы? – спросил Буратино у Арлекина и Артемона. – Вы-то как пойдете?
— Я бы хотел пойти с тобой, — несмело сказал Арлекин. – Если, конечно, можно…
— Конечно, можно! – обрадовался Буратино. – Зачем ты спрашиваешь?
— А мне хочется пойти с Алисой, — переминаясь с лапы на лапу, проговорил Артемон. – Я не буду мешать…
— А я совсем не против, — поспешно ответила лиса, как будто только и ожидала этих слов.
— Ну вот, мы и разобрались, — удовлетворенно сказал дядюшка Роу. – Мои дорогие друзья, я верю, что мы расстаемся ненадолго и скоро встретимся, чтобы вернуться домой. Помните, что нас там очень ждут. Буратино, с тобой волшебный золотой ключик, надеюсь, ты сумеешь правильно распорядиться им. Счастливого пути вам, друзья. До скорой встречи!. .

Мудрый Ворон
попадает в Воронье царство

Поднявшись в воздух, старый Ворон медленно полетел над выбранной им дорогой. Какое-то время он видел все пять тропинок, веером разбегавшихся от серого валуна, и двинувшихся по ним путешественников, но затем все его бывшие попутчики разом исчезли из вида и внизу осталась лишь змейка Вороновой дороги в бескрайнем море цветов. Ворон не удивился этому, он догадывался, что в Стране Счастливых Снов множество отдельных миров и каждый — это страница одной великой книги.
Когда отвыкшие от полета крылья отказывались нести его, старый Ворон опускался на землю и подолгу сидел, отдыхая, или же продолжал путь пешком. Ему было немного грустно, и он понимал, отчего: за недолгое путешествие по Стране Кошмаров птица успела привязаться к своим спутникам, особенно к дядюшке Роу, и теперь тосковала по ним.
«Ничего, — убеждал себя мудрый Ворон, — это пройдет… Это оттого, что целую сотню лет я был одинок, и вдруг у меня появились друзья. Появились и опять пропали… Но теперь я в стране счастья, и эта дорога обязательно приведет меня к нему. Нет, скоро я не буду одинок!. . »
Взлетев над своей тропинкой в седьмой раз, Ворон заметил далеко на горизонте темную полоску леса. Его сердце учащенно забилось, крылья словно налились позабытой силой молодости. «Скорее, скорее туда! – воспрянул духом Ворон. – Там мой настоящий дом!»
Он не ошибся в своих предчувствиях – здесь, в древнем, непроходимом сосновом бору, находилось Воронье царство.
…Сородичи приветливо встретили пришельца, с пониманием выслушали его историю и указали на дерево для гнезда. После этого его представили пред очи Старейшего и Мудрейшего Ворона.
— Мне нечему учить тебя, — сказал Старейший, — ты сам уже стар и, надеюсь, достаточно мудр. Я скажу тебе только одно. Ты долго жил в одиночестве, был лишен обычного вороньего счастья, состарился, не вкусив многих радостей жизни, и тебе грозят искушения. Поэтому я предупреждаю тебя: что бы ни случилось и как бы тебе ни хотелось, не летай к Ворону-Шаману.
— Это злой колдун? – спросил наш Ворон.
— Дело вовсе не в нем, дело в тебе, — туманно ответил Мудрейший.
Так Ворон стал полноправным членом Вороньего царства и сразу же с головой окунулся в шумную птичью жизнь. Будучи мудрым и опытным, Ворон быстро снискал почет и уважение своих собратьев. Жизнь его протекала в неустанных хлопотах и заботах, и Ворон был по-настоящему счастлив.
Вот тут-то и встретилась ему молодая и красивая Галла, в которую старый Ворон влюбился без памяти. Любовь так захватила его, что Ворон в одночасье позабыл все свои прежние дела и думал только о Галле. Он и летал-то лишь туда, где надеялся встретить госпожу своего сердца.
Ворон мучительно страдал оттого, что его возлюбленная молода и прекрасна, а сам он безнадежно стар. Эти мысли так извели Ворона, что он совсем перестал что-либо понимать и замечать. А ведь стоило чуть присмотреться, и он увидел бы, что и Галла выделяет его среди других, с радостью и любовью ловит каждый взгляд, каждое слово мудрого Ворона.
В отчаянии несчастный вспомнил о Вороне-Шамане и, несмотря на наказ Старейшего, в один прекрасный день отправился к колдуну.
Шаман жил на отшибе, на самом краю Вороньего леса. Он уже давно перестал считать свои года, но его черные глаза горели невиданной силой и смотрели в самую душу.
— Напрасно ты прилетел сюда, — вместо приветствия прокаркал колдун.
— Не может быть! – испугался Ворон. – Ты же волшебник, ты один можешь помочь мне!. . Сделай меня молодым, и я всю свою жизнь буду благословлять тебя!. .
— Зачем тебе становиться молодым? – устало сказал Шаман. – Чтобы завоевать любовь Галлы? Но она и так любит тебя.
— Что ты говоришь?! – задохнулся Ворон, однако в следующий миг пелена спала с его глаз, и Ворон прозрел.
— Лети к ней, и будьте счастливы, — прокаркал Шаман, но ядовитые корни сомнения уже прочно опутали сердце старого Ворона.
— Нет! Даже если Галла любит меня сейчас, она разлюбит после!. . – упорствовал он. — Я никогда не стану ей ровней и сойду с ума от ревности! Дай мне молодость, великий Шаман!. . Неужели ты не в силах сделать это?
Шаман с прискорбием покачал головой.
— Молодость вернуть не сложно, — сказал он, — но плата за это может быть несоизмеримо высока.
— Я заплачу, отдам все, что у меня есть! – совсем потерял голову Ворон.
— Эх, мудрый, где же твоя мудрость? — с сожалением вздохнул колдун. – Поистине любовь делает нас глупцами. Ведь речь идет о той цене, которую не знаю даже я, но которую рано или поздно тебе придется заплатить за вернувшуюся молодость.
— Я не боюсь, — ответил Ворон. — Я не могу жить без Галлы, делай свое дело!
— Пусть будет по-твоему, — согласился Шаман, — я верну тебе молодость и прежнюю силу. Нас испокон веку обвиняют в черном колдовстве, однако на самом деле дьявол сидит в сердце каждого из вас, и не по собственной воле мы творим то зло, которое нам приписывают…
…И старый Ворон вновь стал сильным и молодым, а на следующий день в Вороньем царстве уже шумела веселая свадьба…

Буратино и Арлекин
оказываются в городе кукол

Буратино и Арлекин шли своей дорогой и оживленно болтали. Они чувствовали себя очень самостоятельными и предвкушали впереди нечто необычное и захватывающее.
От избытка чувств Арлекин нарвал целый букет цветов и сплел разноцветный венок, одев его себе не на голову, а на шею.
— На кого я похож, Буратино? – спросил он, забегая вперед.
— На клоуна из балагана, который хочет рассмешить почтенную публику.
— Неправда! Я похож на триумфатора! – горделиво отвечал Арлекин.
— Послушай, триумфатор, — сказал Буратино, — а тебе не кажется, что все это уже было?
— Что это? – не понял Арлекин.
— Ну, хотя бы это небо, на котором нет солнца… И не только… Все эти запахи… и вообще настроение…
— Как же все это могло быть? – удивился Арлекин.
— Не знаю, — задумчиво ответил Буратино. – Только чем дольше мы с тобой идем, тем сильнее мне кажется, что я здесь уже был.
Арлекин наморщил нарисованные брови и затем хлопнул себя по лбу:
— Ну конечно! Ты был здесь во сне! А как же еще?
— Во сне? – с надеждой переспросил Буратино. – Какой же ты сообразительный, Арлекин! А я ведь даже испугался немного… Не очень-то это приятно – узнавать места, в которых ты никогда не бывал… Знаешь, я почему-то был уверен, что скоро мы увидим необыкновенный город…
— Ой! – громко вскрикнул Арлекин и схватил Буратино за руку.
Там, где секунду назад не было ничего, кроме колышущейся под ветром травы, на пути мальчиков действительно стоял город – в высшей степени необыкновенный. Он словно сошел со страницы старинной сказки про времена добрых наивных волшебников и коварных колдунов, бесстрашных влюбленных принцев и заколдованных прекрасных принцесс… Поразительнее же всего было то, что ни один взрослый человек не смог бы жить в этих игрушечных… да-да, именно игрушечных дворцах и домах, ведь даже крепостная стена доходила бы ему лишь до плеч…
Впрочем, Буратино не успел ни о чем подумать. При виде чудесного города он рванулся вперед и, захлебываясь от волнения, закричал:
— Это он, он! Я узнаю его!. . Скорее туда, Арлекин!
Но его друг, напротив, попятился и испуганно замотал головой:
— Нет, я боюсь, я не хочу туда идти!. .
— Ты что? – изумился Буратино. – Чего ты боишься? Идем, там столько замечательного!. .
— Откуда ты знаешь? – отбивался Арлекин.
— Как откуда? Конечно, из сна! Ты ведь сам сказал, — Буратино топнул ногой. – Ну, ты подумай, что плохого может случиться с нами в Стране Счастливых Снов?!
— Не знаю, — чуть слышно прошептал Арлекин и отступил еще на шаг.
Какое-то время Буратино пребывал в растерянности.
— Ладно, — сказал он наконец, — раз ты не хочешь туда идти, не иди. Оставайся здесь и жди меня, потому что я ни за что на свете не упущу возможность побывать в таком городе. Ведь и дорога наша привела именно к городским воротам. Знаешь, Арлекин, — немного помедлив, проговорил Буратино, — я думаю, ты просто выбрал не ту дорогу. Может быть, тебе следовало пойти с дядюшкой Роу…
Арлекин переживал какую-то внутреннюю борьбу. На его лице попеременно отражались то робость и неуверенность, то горячая решимость. В конце концов он тряхнул головой, отгоняя остатки сомнений:
— Нет, Буратино, я выбрал ту дорогу, которая меня позвала. Поэтому я пойду с тобой, и пусть будет, что будет!
…Над городскими воротами красовалась какая-то надпись, сделанная неровными, как будто пляшущими буквами.
— Чего написано? – спросил малограмотный Буратино.
— Город кукол, — по складам прочитал Арлекин.
— Вот видишь, кукол, — и Буратино с интересом уставился на деревянного стражника с алебардой на плече, который охранял городские ворота и тоже во все глаза пялился на странную парочку.
— Кто такие, куда идете? – строго спросил он, поймав любопытный взгляд Буратино.
— Как это куда? – опешил тот. – Это же город кукол, вон написано. А мы – куклы, разве не видно?
— Видно, — согласился стражник, — но порядок есть порядок, и я должен спросить. Проходите!
Деревянные ворота со скрипом отворились, пропуская друзей в кукольный город.
— Ох, ничего себе!. .
Сразу за воротами лежала большая площадь, запруженная толпой самых разных, порою совершенно невообразимых кукол. Кого здесь только не было: куклы большие и совсем маленькие, словно какие-нибудь мыши, куклы деревянные, гуттаперчевые, плюшевые, куклы, сшитые из тряпок, и куклы, сделанные из металла… Кроме кукол-людей, были еще куклы-зверюшки, а мимо мальчиков даже лениво прополз на брюхе кукольный дракон, лизнувший Буратино в нос. Про наряды и говорить было нечего: у Буратино и Арлекина просто в глазах рябило от кружевных платьев, шляп всех покроев и мастей, а были и такие костюмы, каких мальчики не видывали во всю свою жизнь. Некоторые куклы и вовсе обходились без одежды, как, например, чернотелые кучерявые карапузы в одних лишь коротких юбочках из листьев.
— Да здесь куклы со всего света! – догадался Буратино. – Вот здорово, идем!
И мальчики быстро затерялись в пестрой толпе. Очень скоро они оказались на другой площади, посередине которой стоял балаган, где куклы-артисты давали веселое представление. Особенно здорово всех смешил малый с соломенными волосами, одетый в красную рубашку, которого все называли Петрушкой. Буратино и Арлекин не были новичками на сцене и сразу оценили комический талант Петрушки.
— Вот бы нам такого в театр!. . – с завистью сказал Буратино.
— Нужен ему наш театр, — ответил Арлекин, не отрывая глаз от желтоволосого. – У него и здесь публики хоть отбавляй.
Тут Петрушка выкинул какой-то особенно уморительный крендель, публика так и покатилась со смеху, а Буратино сунул пальцы в рот и оглушительно свистнул.
Он попросту хотел выразить свой восторг и одобрение, но зрители враз умолкли и обратили на Буратино осуждающие взоры. Даже артисты на сцене прервали свое выступление. «Сейчас надают по шее», — тоскливо подумал Арлекин.
Но в этот миг какая-то кукла в широкополой мексиканской шляпе протиснулась к ним и закричала, тыча рукой в самый нос нарушителя порядка:
— Посмотрите, посмотрите! Да это же Буратино!!!
Публика перед балаганом совсем оцепенела и молча пожирала глазами деревянного мальчишку с длинным носом. Под этими взглядами Буратино и Арлекин в страхе сжались…

Лиса Алиса и пес Артемон
встречаются с прошлым

— А скажи-ка, Артемон, ты выбрал эту дорогу из-за меня? – спросила Алиса у своего спутника после того, как они почти милю пробежали в молчании.
Артемон от неожиданности немного отстал, но быстро выровнял свой бег.
— Если честно…
— Конечно, честно, — предупредила лиса. — А иначе не стоило и увязываться за мной.
— Если честно, то, конечно, из-за тебя, — ответил прямодушный Артемон. – А вдруг тебе понадобится помощь?
— Только и всего? – холодно спросила Алиса. – А другим что, помощь не понадобится?
Пес тихонько заскулил от волнения.
— Я хотел сказать, что никогда не позволю, чтобы с тобой случилось что-нибудь плохое… Поэтому я должен быть рядом.
— Да какое тебе вообще дело до меня? – сорвалась на крик Алиса. – Обойдусь я как-нибудь без твоей помощи!. .
Артемон виновато завилял хвостом. Он чувствовал, что Алиса ждет от него каких-то других слов, но каких?
— А знаешь, как тебя назвал Буратино? – вдруг спросил он.
— При чем тут Буратино? – чуть не заплакала Алиса и едва не с ненавистью взглянула на пуделя.
— Он сказал, что ты настоящая. По-моему, лучше и не скажешь, а?
— Настоящая? – удивилась лиса и почему-то притихла. – Нет, Артемон, я большая притворщица… А вот ты – действительно настоящий.
— Это почему? – спросил польщенный пес.
— А по всему… Ты храбрый, честный, преданный… В общем, лучше бы ты пошел с кем-нибудь другим…
Пока Артемон размышлял над ее словами, тропинка сделала какой-то изгиб и нырнула в высокий кустарник. Здесь, в зарослях, скрывалась маленькая бревенчатая избушка с покосившимися стенами и одним-единственным окошком.
Алиса и Артемон остановились, принюхались.
— Если бы кругом был лес, я подумал бы, что это избушка лесника, — сказал пес.
— А если бы оттуда пахло жареной бараниной, я подумала бы, что это придорожная харчевня, — в тон ему проговорила лиса. — Зайдем или не стоит?
— Я думаю, стоит, раз дорога привела нас именно сюда.
— Ах, а я-то ожидала от Страны Счастливых Снов по крайней мере графского замка!. . – преувеличенно огорчилась Алиса.
Артемон толкнул скрипучую дверь, и они вошли внутрь дома. В пыльном полумраке, на грубой лавке у стены, сидел седовласый старик с узкой бородой до пояса. На незнакомце был длинный черный плащ с капюшоном, закрывавший всю его фигуру. Старик с живейшим интересом рассматривал вошедших.
— Здравствуйте, хозяин, — учтиво произнес Артемон и наклонил голову.
— Здравствуй, здравствуй, благородный Артур, — с видимым удовольствием сказал старик. – Рад снова видеть тебя. Ах, как же тебе не к лицу собачья шкура…
— О чем вы говорите? – растерянно спросила Алиса. – Какой Артур? Какая собачья шкура? Вы что, не в своем уме?
— Ох, Авелия, а ты все такая же дерзкая и своенравная!. . – неодобрительно причмокнул старик. – Даже жизнь лисы ничему тебя не научила…
— Как вы назвали меня? – изумилась Алиса. – Кто вы вообще такой?
— А ты посмотри на меня повнимательней, — посмеивался седой старик. – Неужели не узнаешь, Авелия? Ведь я много лет прожил в замке твоего отца, сиятельного графа Риоли! Ну же, вспомни придворного мага Гонзага.
— Гонзаг!. . – вскричала Алиса, хотела подбежать к чародею, но вдруг пошатнулась и без чувств упала на пол избушки. Артемон обнажил клыки и зарычал на старика.
— Ничего, ничего, она как бы спит, — успокоил его старик. – Отдохни и ты, благородный Артур.
Он взмахнул рукой, и Артемон блаженно растянулся возле Алисы. Седой маг подошел, склонился над обоими.
— А теперь пусть каждый увидит прошлое и вспомнит прошлое.
И увидела Алиса себя прекрасной юной графиней, гуляющей в цветущем саду возле отцовского замка. Ах, как хорошо у нее на сердце, как был бы прекрасен мир, если бы… если бы не этот несносный герцог Артур, преследующий ее. Вчера в десятый раз он попросил ее руки. Вот и сейчас поджидает Авелию у фонтана.
…И увидел Артемон, как, сгорая от неразделенной любви, подходит он к гордой рыжеволосой красавице.
— Авелия, — он взял ее за руку, — в последний раз умоляю тебя, стань моей женой! Никто и никогда не будет любить тебя сильнее, чем я! Никто не будет служить тебе вернее!. .
— В последний раз отвечаю вам, герцог, что я не желаю быть вашей женой, — отвечала жестокосердная графиня. – Поэтому не теряйте времени и осчастливьте кого-нибудь другого.
Артур побледнел и покачнулся, но бессердечной Авелии этого показалось мало, и она рассмеялась прямо в лицо герцогу:
— По мне лучше стать последней нищей, чем вашей женой! Лучше превратиться в лисицу, чем в герцогиню Блоур. Вы так гордитесь своими достоинствами, а на самом деле вы просто самодовольный и глупый мальчишка!
Артур вспыхнул и залился яркой краской.
— Пусть так! – закричал он, сжимая эфес своей шпаги. – Но знай, что я все равно буду любить тебя! Если ты сделаешься нищей, я тоже оставлю свой дом! Если ты превратишься в лису, я стану собакой и отыщу твои следы! И запомни, Авелия, придет час, когда ты убедишься в моей безграничной любви! Прощай же!. .
И юноша бросился прочь от фонтана. Авелия проводила его насмешливым взглядом, но ей отчего-то сразу сделалось скучно. Юная графиня Риоли огляделась.
— Базилио, где ты, мой маленький? – ласково позвала она.
Из-за дерева появился толстенный кот и на коротких лапах проковылял к хозяйке. Он ревниво наблюдал предыдущую сцену и был весьма доволен тем, как она завершилась. Кот потерся о графинин башмачок и громко замурлыкал. Авелия подхватила толстяка на руки.
— Базилио, моя киска! – голос красавицы был исполнен нежности. – Вот кто любит меня по-настоящему, не то что все эти… высокородные выскочки… Взять хоть этого напыщенного Артура – он готов стать собакой, чтобы бежать по моим следам!. . Да через год он и не вспомнит обо мне! А вот моя любимая киска пойдет за мной хоть на край света, она не побоится даже нищеты… Правда, маленький?
Толстяк Базилио укоризненно зыркнул на нее: какие чудовищные глупости приходят в голову этой сумасбродной девчонке! Впрочем, кот был уверен, что до нищеты дело не дойдет, и потому еще усердней принялся натирать башмачки Авелии своими жирными боками. Приближался час обеда, и в это святое время Базилио бывал особенно предан своей госпоже.
Внезапно Авелия заметила мелькнувшую в аллее фигуру в черном плаще.
— Гонзаг! – повелительно крикнула она. – Подойди сюда!
Придворный маг и прорицатель приблизился к графине, почтительно поклонился, с неприязнью глянул на кота.
— К услугам вашего сиятельства.
— Скажи, Гонзаг, что ты думаешь о герцоге Артуре? – поджав губы, спросила Авелия.
— Это достойнейший из достойных, — бесстрастно ответил маг. – Та, кого он полюбит, будет безмерно счастлива.
— Я считала тебя умнее, Гонзаг, — высокомерно бросила Авелия.
Прорицатель покорно склонил голову.
— Как угодно вашему сиятельству, однако у вас будет возможность убедиться, что я прав.
— Ступай, — велела Авелия и о чем-то глубоко задумалась, глядя на чистые струи фонтана. Ее любимец с беспокойством вертелся под ногами, проклиная и настырного герцога, и умника мага, и даже свою взбалмошную хозяйку…
…Лиса Алиса открыла глаза, посмотрела на сурового мага, потом перевела взгляд на очнувшегося Артемона…
— Как же это? – невнятно спросила она и вдруг залилась слезами.
Артемон приблизился к Алисе и принялся слизывать ее слезы горячим языком.
— Ну вот, все вышло так, как мы когда-то и говорили… Теперь я понимаю, отчего меня так тянуло быть с тобой рядом… Не плачь, Алиса, не плачь, моя дорогая Авелия…
— Как видишь, Авелия, я был прав, — торжественно объявил Гонзаг. – Тебе не удалось уйти от судьбы, ведь герцог Артур – это твоя судьба, но при этом ты лишила счастья и себя, и его.
— Я не хотела, я ведь не думала, что случится по моим словам!. . – убивалась Алиса.
— В жизни бывают роковые минуты, когда сбывается любое произнесенное слово, — сказал маг так, словно прочитал приговор, и Алиса уронила голову на лапы.
— Послушайте, но почему вы оба считаете, что произошло несчастье? – неожиданно спросил Артемон.

Буратино знакомится
со своими венценосными родителями

В какой-то миг площадь словно взорвалась.
— Буратино вернулся!!! – завопила толпа. – Буратино вернулся!!!
Мальчика тут же подхватили десятки рук и куда-то понесли. На какое-то время Буратино так растерялся, что позабыл про Арлекина, а спохватившись, уже не мог отыскать его взглядом в ликующей толпе. «Ничего, — подумал он, — Арлекин пойдет за мной, и рано или поздно мы встретимся».
Буратино несли по улицам города, толпа все прибывала, при этом куклы, не переставая, кричали:
— Буратино! Буратино! Да здравствует Буратино!
Сам виновник непонятного торжества от нечего делать рассматривал улицы, по которым проплывал на руках удивительной процессии. Несомненно, такой город мог существовать только в Стране Счастливых Снов. Каждый дом здесь был особенный, и Буратино только диву давался фантазии городских строителей. Скажем, магазин одежды был сделан в виде огромного пиджака, где окнами служили карманы и пуговицы… «Клуб мягких игрушек» размещался в чреве плюшевого слона, который все время приветливо кивал головой… «Прокат музыкальных инструментов» имел вид русской гармошки, и оттуда доносилась музыка в исполнении целого оркестра… А ларек «Живые цветы» выглядел как большая глазастая ромашка.
Буратино весь извертелся, стараясь ничего не пропустить, и непременно свалился бы на мостовую, если бы его заботливо не поддерживало множество рук. «Вот повезло! — думал он. – Такое и во сне не каждый увидит!. . А интересно, куда все-таки меня несут?»
В это время толпа вылилась на широкую, наверное, самую большую площадь города, и Буратино увидел великолепный дворец, при виде которого у него почему-то екнуло сердце. Судя по всему, дворец тоже был растревожен и готовился встретить приближающуюся толпу горожан. Возле входа выстроилась команда солдат в парадных мундирах, а в пух и прах разодетые куклы, по-видимому, придворная знать, вышли навстречу многочисленной процессии. Впереди всех находились король и королева; Буратино понял это еще до того, как заметил золотые короны на их головах.
Мальчика бережно опустили на землю и слегка подтолкнули вперед. Ясно было, что он должен подойти к королевской чете. Но что следовало при этом сказать?
Буратино оглянулся на своих провожатых и прочел в их глазах обожание и нетерпеливое ожидание чего-то чудесного. Мальчик пожал плечами и двинулся вперед. В конце концов, если его здесь почему-то так любят, чего бояться?
Когда до коронованных особ осталось несколько шагов, королева вдруг не выдержала и сама бросилась навстречу Буратино. Глаза ее сияли влажным блеском. Ее величество неловко подбежала к мальчику, жадно заглянула ему в лицо и горячо прижала к своей груди.
— Буратино, милый мой сынок!. . – совсем не по-королевски крикнула она. — Ты вернулся, ты все-таки к нам вернулся!. .
«Вот те раз! – пронеслось в голове у Буратино. – Милый сынок!. . Приснится же такое!»
Не пытаясь освободиться из объятий королевы, мальчик принялся исподтишка рассматривать своих новоявленных «родителей». Важного, исполненного достоинства короля Буратино как-то не признал, а вот заплаканное лицо королевы показалось ему странно знакомым, даже родным… Ее волнение и такая бурная, такая неподдельная радость тронули мальчика, и губы Буратино сами собой произнесли непривычное ему слово:
— Мама…
Что тут началось! Сначала королева зарыдала еще громче, потом так же громко рассмеялась и, повернувшись к королю, воскликнула:
— Ну что же вы, ваше величество? Обнимите своего дорогого сына!
Король, который до этого вел себя довольно сдержанно, с улыбкой подошел к Буратино и отечески похлопал его по плечу:
— Принц! Наследник королевства! Я чрезвычайно рад, что вы вернулись!
— Ах, не слушай его, Буратино!. . – сквозь слезы засмеялась королева. – Твой отец совсем извелся от горя, когда ты покинул нас!. .
— Пожалуйте во дворец, ваше высочество, — церемонно пригласил король. – Праздничный обед скоро будет готов.
У Буратино просто голова шла кругом. Ему было необходимо хоть немного прийти в себя.
— Дорогой папа! — громко сказал он. — Я очень устал с дороги. Пожалуйста, позволь мне отдохнуть…
— О, конечно, конечно, Буратино! – великодушно согласился его величество. – Пожалуйте во дворец, принц!
— Милый мой, — прошептала королева, — мне невыносимо снова расстаться с тобой даже на минуту!. .
Буратино посмотрел в ее тревожные и безумно счастливые глаза.
— Мы расстаемся ненадолго… мама.

Карабас Барабас
беседует с великим пронырой

Карабас Барабас уже больше часа шел своей дорогой, а она все бежала по луговому разноцветью, отнюдь не балуя разнообразием пейзажа.
— Да, — усмехнулся порядком подуставший доктор кукольных наук, — это, конечно, получше кошмаров, но уж больно скучно.
И тут впереди, на обочине, он увидел лежащего человека. По виду это был маленький, тщедушный человечек, не молодой и не старый, наверняка, уставший и прилегший отдохнуть. Странным оказалось другое: едва увидев Карабаса Барабаса, человечек подпрыгнул как ужаленный и бросился ему навстречу.
— Какая борода! – закричал он. – Ух, какая бородища! Да это же лучшая борода на свете! По сравнению с ней бороденка графа Сокурка — просто жалкая мочалка!
Он даже потянулся потрогать пыльную и запутанную бороду Карабаса, но тот одним взглядом осадил наглеца.
— Синьор! – грозно сказал доктор кукольных наук. – В чем дело? Отчего такой восторг по поводу моей бороды?
— Ах, вы, видимо, чужестранец, — ничуть не смутившись, зачастил незнакомец, — и не знаете о последних событиях в нашем королевстве. Все дело в том, что наш прославленнейший король Вельмон решил выдать свою дочь принцессу Мельону за того, чья борода окажется самой длинной. В этом состязании бород сейчас лидирует граф Сокурк. Но его борода ничто по сравнению с вашей!
— Так ты хочешь сказать, что я… могу стать принцем? – дошло до Карабаса.
— Ну конечно! – радостно потирая руки, ответил ловкий человечек. — Сегодня последний день регистрации, но с моей помощью вы пройдете эту процедуру без лишних хлопот. Ну а когда вы станете принцем, а впоследствии королем, вам просто не обойтись без такого расторопного и сообразительного слуги, как я!
— Как же тебя зовут, расторопный и сообразительный? – ухмыльнулся Карабас Барабас.
— Свирельдино, ваше будущее высочество.
— Ах, даже так? Проворен же ты, однако… Ну так вот, мой свирельный, — доктор кукольных наук присел на обочину, – ступай-ка ты лучше к этому… Сокурку, пока тебя не опередил кто-нибудь половчее.
— Что я слышу! – бесконечно изумился Свирельдино. – Вы не хотите стать принцем? Уж не больны ли вы, синьор? Принцем мечтает стать каждый! Даже я, хотя у меня вовсе нет бороды.
— Ты и без бороды далеко пойдешь, — брезгливо поморщился Карабас Барабас. — А я хочу вернуться домой, хочу снова открыть свой кукольный театр, а по вечерам сидеть возле горящего очага и слушать, как трещат дрова…
— А где ваш дом, синьор? – спросил приунывший Свирельдино.
— Если б я знал, где, — Карабас Барабас утомленно прикрыл глаза. – Когда-то я отправился за сокровищами, да попал в такую передрягу, что до сих пор не могу вернуться…
— За сокровищами? – с новым приливом восторга воскликнул Свирельдино. – Так вы их уже нашли, синьор! Щедрейший король Вельмон дает за своей дочерью полкоролевства. Это несметные богатства!. .
— Боже, — болезненно скривился Карабас, — если бы это случилось еще два месяца назад, я был бы самым счастливым человеком на свете. А сейчас мне хочется домой, понимаешь ты, домой…
— Но, синьор, — не сдавался Свирельдино, — зачем так торопиться домой? Вы сначала женитесь на принцессе, получите приданое… Ведь ваш дом никуда не убежит. А может, вам и самому не захочется возвращаться…
Карабас Барабас не отвечал, он вел безмолвный диалог с самим собой. «Не будь ослом, — говорил ему прежний директор кукольного театра, — ты же всю жизнь стремился к этому! Теперь настал твой звездный час! Разве можно упустить его?» — «Слишком поздно, — отвечал нынешний Карабас Барабас. – Наверное, я сильно состарился за последнее время. Мне уже не до авантюр… А жениться на королевской дочке и вовсе безумие. Эта принцеска всю жизнь будет смотреть на меня как на неотесанного мужлана».
— Знали бы вы, какая красавица и умница наша принцесса, — вкрадчиво проговорил Свирельдино, как будто подслушивал чужие мысли. – Это просто ангел… Она скрасит и согреет вашу старость…
— Согреет?. . – рассеянно переспросил Карабас, переводя взгляд на масленое лицо проныры.
— Ах, синьор, я же чувствую, как вы одиноки, — задушевно произнес Свирельдино.
— Да, тут ты попал в самую точку, свирельный, — с неохотой согласился Карабас. – Значит, ты считаешь, что мне в самом деле стоит сделаться принцем?
— Без всякого сомнения, синьор! – соловьем пропел Свирельдино. – Это самый лучший шанс из всех, какие может подарить судьба!
— Ладно, — махнул рукой доктор кукольных наук, — веди меня во дворец.
Свирельдино вытянулся по струнке.
— Позвольте тогда узнать ваше имя, мой господин.
— Меня зовут Карабас Барабас.
— Да здравствует принц Карабас Барабас! – провозгласил окрыленный Свирельдино. – За мной, ваше высочество!

Король Бураткинс
дает обед в честь сына

Во дворце Буратино отмыли от дорожной грязи, напомадили его стружечные волосы чем-то до крайности противным, затем переодели в королевские одежды и даже нацепили какие-то унизительные побрякушки. Во время этих мучений ему стоило немалых усилий сохранить в тайне от всех свой волшебный золотой ключик.
Буратино уже знал, что важного короля зовут Бураткинсом, а королеву Буратинессой.
«Что же это получается? — думал он. – Если судить по именам, выходит, что я вроде как их сын. Но ведь меня сделал мой папа Карло!. . Все это действительно похоже на длинный запутанный сон. Ну что же, посмотрим, окажется ли он счастливым».
А во дворце между тем лихорадочно готовились к празднику по случаю возвращения принца Буратино. К парадному крыльцу одна за другой подкатывали дорогие кареты, из которых выходили сановные чопорные куклы во всем блеске своих мундиров и орденов. Дамы ослепляли друг друга сиянием драгоценностей.
…Когда Буратино, уже совершенно не похожий на самого себя, в сопровождении короля и королевы появился в огромном зале, у него задрожали коленки, чего никогда не случалось на сцене во время самых многолюдных представлений. «Ой-е-ей!. . Что же мне тут делать? Я ведь совсем не знаю правил этой игры!. . » — подумал он и жалобно взглянул на королеву. Та ободряюще и почти незаметно кивнула в ответ.
— Друзья мои! Верноподданные! – обратился король Бураткинс к гостям. – Сегодня поистине знаменательный и судьбоносный день! Мы празднуем возвращение наследника нашего трона принца Буратино, который некоторое время отсутствовал и не мог исполнять возложенные на него обязанности. Поприветствуем же его!
Бесконечный зал утонул в овациях, совсем оглушивших Буратино.
— Принц, — вполголоса обратился к мальчику король, — необходимо сказать несколько слов нашим подданным.
Буратино опять с мольбой посмотрел на королеву.
— Всего несколько слов, сынок, — ласково улыбнулась она.
Буратино сделал шаг вперед, набрал побольше воздуха и что было сил крикнул:
— Да здравствует почтеннейшая публика! Мы начинаем наше представление!
После этого он по всем правилам поклонился уважаемой публике, то есть резко согнулся пополам, оцарапав своим высокородным носом королевский паркет. Побрякушки на его наряде очень кстати эффектно звякнули.
В зале мгновенно установилась мертвая тишина. Король Бураткинс тихо охнул за спиной своего сына. Буратино сразу понял, что он провалил представление, но, странное дело, от этого ему сделалось как-то легче.
Однако в следующую минуту какой-то толстенький вельможа сорвался со своего места и, пронзительно прокричав: «Да здравствует принц Буратино!», неистово захлопал в ладоши.
В тот же миг толпа ожила, зарукоплескала и разразилась громом оваций.
— Да здравствует принц Буратино!!! – ревел тысячеголосый зал, а толстенький пронзительный вельможа сорвал свою шляпу с пером и подбросил чуть не до потолка.
«Ну вот, главное – ничего не бояться, — подумал Буратино. – Настоящий артист найдет выход из любой ситуации». Эта мысль так вдохновила его, что Буратино позабыл свою робость перед королем и крикнул ему в самое ухо:
— Видишь, как я их завел? Давай скажу чего-нибудь еще!
Однако король Бураткинс не выказал ни малейшего одобрения. Напротив, он поднял руку, быстро успокоил зал и пригласил всех к столу.
— Милый мой, — успела шепнуть сыну королева Буратинесса, — не расстраивайся!. . Ты просто отвык от королевского этикета. Ведь в мире людей ты был обыкновенной игрушкой, и глупые дети совсем испортили тебя…
— Почему это глупые? – обиделся Буратино. – И почему это испортили? Меня там очень любили, и наш театр даже называется «Буратино».
Королева сделала огромное усилие, чтобы не заплакать.
— Бедный, бедный мой мальчик, что они сделали с тобой!. .
К этому времени гости уже расселись за длинным-предлинным столом, и королевская чета вместе с сыном поспешила занять свои места во главе его. Буратино понял, что настоящие мучения для него только начинаются. Он сразу же вспомнил Мальвину и впервые пожалел, что не прислушивался к ее наставлениям: оказывается, в жизни все может пригодиться, даже глупейшая наука этикета за столом.
Вокруг было столько вкусного, а мальчик оставался голодным: он просто не знал, как правильно подступиться ко всем этим блюдам. А ведь к нему были прикованы сотни взглядов, и в первую очередь короля и королевы. Буратино еще не решил, стоит ли признавать их своими родителями, но и огорчать их ему не хотелось.
К счастью, Буратино вспомнил, что говорил о еде в Мире Снов мудрый Ворон: здесь это не более, чем ритуал. «Ничего, с голоду не помру», — успокоился Буратино и сразу перехотел есть. Он взял кубок с какой-то ароматной водичкой и деловито уткнул в него свой нос. Королева поднесла к глазам кружевной платочек. Король сдвинул брови.
…Праздничный пир шел своим чередом: гости пили, ели и понемногу забывали о Буратино, а сам новообретенный принц отчаянно скучал. Когда ему стало совсем невмоготу, Буратино придвинулся к королеве и как можно тише сказал:
— Мама, я уже наелся, можно мне уйти?
— Конечно, конечно, сынок, — ответила Буратинесса, — если ты сыт, пойдем ко мне, милый.
В покоях королевы Буратино скинул с себя часть стесняющей его одежды и поснимал дурацкие побрякушки.
— Вот так-то лучше, — пробормотал он сквозь зубы.
Королева смотрела на него с любовью и состраданием.
— Я понимаю, как тебе тяжело, сынок, — мягко сказала она. – Прошло столько времени, ты многое позабыл… Но поверь, все будет хорошо. Главное – что ты вернулся, мой дорогой, вернулся навсегда…
Буратино отпрянул от нее так, что ударился о стену.
— Как это навсегда? Я не могу навсегда!. .
— Как это ты не можешь?! — вломился в комнату король-отец. – Извольте объясниться, принц! Вы ведете себя в высшей степени странно!
— А может быть, сначала вы ответите на мои вопросы? – дрожа всем телом, спросил Буратино.
Король и королева переглянулись.
— Изволь, — согласился король.

Дядюшка Роу
обретает счастье

Сделав несколько шагов, старый сказочник оглянулся, чтобы на прощание помахать друзьям рукой, но никого не увидел. «Волна, — пришло в голову дядюшке Роу, — так волна набегает на берег, подхватывает крохотные песчинки и затем уносит их, чтобы рассеять где придется…» Мысль эта не испугала сказочника.
— Все правильно, — сказал дядюшка Роу вслух, — именно так все и должно быть. Будем смотреть только вперед.
Старый сказочник не задумывался над тем, что ожидает его в дороге. Он давно знал, что ум должен быть чистым, а сердце открытым, — только так в жизни по-настоящему можно что-то понять и принять. Дядюшка Роу пружинисто шагал по тропинке, всей грудью вдыхая чистый воздух незнакомой страны, и был счастлив. Он доверял жизни.
Неожиданно сказочнику показалось, что воздух впереди дрожит и колышется, как бывает в жаркий день. Дядюшка Роу пригляделся: потоки эфира не просто поднимались над землей, они взаимодействовали, переплетались и сгущались прямо на глазах, принимая вполне определенную форму. «Да это мираж!. . — осенило дядюшку Роу. – Но какое совершенство, какая гармония!. . Настоящий венец античной архитектуры!. . Как жаль, что я никогда не смогу приблизиться к этому восхитительному призраку ушедших эпох…»
Однако эти мысли не затрагивали существа дядюшки Роу, а сердце его радостно трепетало и ноги сами несли к удивительному храму из белого мрамора, который был в тысячу раз лучше любого миража, потому что он был настоящий. И над входом в святилище дядюшка Роу прочитал: «Вселенская библиотека».
— О господи! – воскликнул старый сказочник, простирая руки к храму. – Я предчувствовал, я верил, что где-то существует такое хранилище книг, но я не мог даже мечтать посетить библиотеку библиотек!. . – и, опустившись на колени, сказочник поцеловал ступень храма.
…Дядюшка Роу снял башмаки, прижал руки к груди, где то бешено колотилось, то совсем останавливалось сердце, и с благоговением поднялся по холодным мраморным ступеням.
Его встретил просторный зал, и дядюшка Роу не смутился и не удивился тому, что по обе стороны его тянулись длинные ряды вешалок, привычные в любой библиотеке. Невероятным сказочнику показалось то, что почти все вешалки были пусты, и только на одной сиротливо висел чей-то серый поношенный плащ.
— Ну что ж, наверное, так нужно, — прошептал дядюшка Роу. – Тем сильнее я должен благодарить свою судьбу…
Из зала вела одна-единственная дверь – по-видимому, очень старинная и массивная. Слева от нее сказочник увидел большой стенд с книгами. Дядюшка Роу подошел к нему.
Это оказалось собрание главных книг человечества, на века и тысячелетия определивших его судьбу. Сказочник увидел «Веды», «Бхагавад-гиту», «Библию», «Коран», «Воскрешение и бессмертие людей» и другие. О многих из них дядюшка Роу не имел даже представления. Вдруг его сердце снова запрыгало: среди книг дядюшка Роу заметил «Книгу сказок».
— Вот оно!. . – проговорил дядюшка Роу и даже не услышал себя. – Сказки! Сказки поставлены в один ряд с самыми важными книгами мира!. . Значит, я всегда был на верном пути, я всегда занимался самым интересным и самым нужным делом…
Он взял в руки тяжелый фолиант и начал листать его. Это были даже не сами сказки, а огромный перечень всех сказочных историй, когда-либо сочиненных людьми. Сколько их было тут! Тысячи! Десятки, сотни тысяч!. . Но что это?! Руки у дядюшки Роу задрожали от волнения, на глазах выступили слезы: он нашел в книге сказок свои собственные.
— Вот оно даже как, — прошептал старик, осторожно поставил книгу на место и пошел к старинной двери.
За дверью дядюшку Роу встретили многоэтажные полки книг, располагавшиеся по спирали, – просторная комната чем-то отдаленно напоминала раковину и была очень светлой, несмотря на отсутствие окон и вообще всякого освещения. Несколько дверей вели в разные стороны. Дядюшка Роу вошел в одну из них и оказался в таком же светлом зале-раковине. Над дверями, на книжных полках — всюду были надписи, помогающие не заблудиться в безграничном море знаний.
Пользуясь этими надписями, дядюшка Роу миновал еще один зал, потом другой, третий… Он переходил из раковины в раковину и все больше удивлялся тому, как много книг написано человечеством. Возле полок в каждом зале стояли лесенки — доставать книги, а в специальных нишах были устроены уголки для чтения с удобными креслами и столиками. На столиках находились, по-видимому, письменные принадлежности, из которых сказочник узнал только гусиные перья. Впрочем, некоторые предметы с успехом заменяли их, в чем дядюшка Роу убедился, попробовав писать деревянными и металлическими палочками безо всяких чернил. Вот только назначения загадочного ящика с темным стеклом и доски с пуговками букв старый сказочник понять так и не смог.
Дядюшка Роу нисколько не испугался, когда понял, что давно заблудился в лабиринте этих однообразных с виду и уникальных по содержанию раковин, которые располагались, по всей видимости, наподобие сот в пчелином улье. Он подумал, что в недрах Вселенской библиотеки есть еще некто, чей потертый плащ одиноко висит на вешалке у входа. Подумал и сразу забыл. Старый сказочник взял в руки приглянувшуюся ему книгу и удобно устроился в мягком кресле.
«Большего счастья и придумать нельзя, — решил дядюшка Роу, — иметь под рукой все книги мира, не знать ни усталости, ни голода и лишь бесконечно идти светлой дорогой познания…»
Он углубился в чтение и забыл обо всем на свете…

Буратино узнает
свою историю

— Пожалуйста, расскажите мне об этой стране, о городе кукол… и обо мне. Может быть, я сумею вспомнить, — умоляюще сказал Буратино.
— Да, да, расскажите ему, ваше величество!. . – поддержала сына королева.
— Видишь ли, — начал Бураткинс, — все жители города кукол рано или поздно отправляются из Страны Счастливых Снов в Мир Людей, чтобы принести туда свет и добро. Такова наша задача и священная обязанность. Но ты, Буратино, принадлежишь к королевской фамилии, и тебе незачем было отправляться к людям. Твое место здесь – у королевского трона, а затем и на троне. Правда… в истории нашего рода бывали случаи, когда члены королевской семьи… совершали такой бессмысленный поступок. Но это были исключения: твоих предков толкала на подобное безумство скука… или неразделенная любовь. Однако когда такое желание высказал ты, все были просто шокированы. Никто так и не понял, почему ты решил покинуть нас: может, начитался легкомысленных книжек, а может, встретился с недобрым сновидением…
— С каким сновидением? – переспросил Буратино.
— С безответственным, бездумным и в высшей степени преступным сновидением! – гневно ответил король. — Сновидения являются каждому из нас. Обычно они-то и уводят кукол в Мир Людей. Но ни одно сновидение не имеет права соблазнять королей и принцев! Однако возможно, что кому-то из них удалось уговорить тебя… и ты ушел.
Буратино по-прежнему мало что понимал, но он решил не перебивать короля, а только внимательно слушать. Между тем Бураткинс продолжал:
— Твоя несчастная мать едва не лишилась рассудка, потеряв тебя. Ты только посмотри на нее, бесчувственное дитя! (Буратино предпочел опустить глаза долу. ) И вот, когда ты наконец счастливо возвращаешься из своей добровольной ссылки, мы узнаем, что принц Буратино, оказывается, не может остаться здесь навсегда! И вообще… все твое поведение… эта потеря памяти… я не нахожу объяснений. Если в Мире Людей ты умер, то должен вспомнить все о Мире Снов!
— Но я не умер!. . – закричал Буратино и почувствовал, как волосы на его голове встали дыбом.
Королева вскрикнула и упала без чувств. Но король Бураткинс даже не обратил на это внимания. Он смотрел на Буратино так, словно перед ним было привидение.
— Как не умер?! – выдавил он наконец. — А как же ты… оказался здесь?
— Я пришел сюд-да со своими д-друзьями, — заикаясь, проговорил Буратино. — Мы нашли волшебную д-дверь, которая разд-деляет Мир Снов и Мир Люд-дей…
Бураткинс громко застонал. Очнувшаяся королева заломила руки:
— Мой мальчик, ты по-прежнему не с нами!. .
— Ерунда, — сказал король, внезапно успокоившись. – Он с нами и останется с нами. А память к нему скоро вернется.
Королева вздрогнула, как от удара, полными слез глазами посмотрела на мужа, на Буратино…
— Но ваше величество… То, что вы задумали, невозможно…
— Невозможно? Почему? – резко повернулся к ней король.
— Он не исполнил свою задачу в Мире Людей!. . Он не хочет возвращаться… Он будет несчастен здесь!. .
— Зато королевство будет счастливо! – отрубил Бураткинс. – Мы должны подчинять свою волю интересам страны.
— Бураткинс, опомнись, ведь речь идет о счастье нашего сына! – исступленно крикнула королева.
– Вот именно, — спокойно ответил король. – А ты хочешь, чтобы он снова оставил нас. Чтобы он снова стал игрушкой в руках людской черни. Чтобы он зарабатывал гроши кривляньем в дешевом балагане. Да здра-авствует почтеннейшая пу-ублика! Мы начина-аем наше представле-ение! – снова вышел из себя король. – Ты этого хочешь, да?
Королева зарыдала так, что Буратино до смерти перепугался. Он ничего не понимал в разыгравшейся драме, но чувствовал, что может произойти нечто непоправимое, и догадывался, что во всей этой истории королева на его стороне. От благодарности и от жалости к ней, от страха, терзавшего его душу, Буратино сам зарыдал и бросился к матери.
— Мама! Мамочка!. . – закричал он, обнимая королеву. – Не отдавай меня ему!. .
Бураткинс сделал к ним шаг, но королева вдруг встала и загородила собою Буратино.
— Слышишь? – спросила она звенящим голосом, в котором звучала гордость. – Я не отдам тебе сына. Я сама пойду с ним в Мир Людей, и ничто не разлучит нас больше!
Король в нерешительности остановился. В его глазах вспыхнул какой-то хитрый огонек. Бураткинс улыбнулся, подошел к креслу у дальней стены, сел, миролюбиво закинул ногу за ногу.
— Милая Буратинесса, — сказал он почти ласково, — возможно, ты и права. Но лишь в том случае, если наш сын после серьезных и обстоятельных размышлений не изменит своего решения уйти в Мир Людей. А для этого мальчику нужно время. Пускай Буратино поживет с нами, получше узнает… то есть, черт, получше вспомнит этот мир… Я уверен, что он полюбит его и предпочтет любому другому…
Буратино взглянул на мать: она с жадностью ловила каждое слово Бураткинса. И сам король выглядел уже не жестоким деспотом, а добродушным и покладистым папашей. Однако мальчику не давал покоя зловещий огонек, то и дело вспыхивающий во взгляде Бураткинса.
— Мы не станем неволить Буратино, — король встал и принялся расхаживать по комнате. – Однако повторяю, в том случае, если принц решит остаться с нами, и по причине того, что в Мире Людей он еще жив, мы…
— О, пожалуйста, замолчите!. . Не произносите это слово!. . – затрепетала Буратинесса.
Король смущенно умолк и покосился на дверь комнаты. В тот же миг дверь открылась и в ней показалась прилизанная голова первого министра.
— Не затрудняйте себя, ваше величество, — оскалилась голова. – Я сам произнесу это необходимое слово. Итак, поскольку в Мире Людей Буратино все еще жив, его следует… умертвить.
— Как умертвить?! – взвизгнул Буратино и прижался к матери. – Что он говорит?
Бураткинс махнул рукой в сторону двери:
— Теперь пошел прочь!
— Буратино, — сказал он все с той же отеческой улыбкой, — пожалуйста, успокойся, друг мой. Никто не собирается тебя убивать. Просто для того чтобы вернуть тебя нам, а твою память тебе, мы дадим тебе выпить немного сипарры. Это совсем не страшно.
— А что т-такое сип-парра? – спросил Буратино, у которого опять застучали зубы.
Король Бураткинс устало плюхнулся в кресло.
— Объясни ему.
Мать поцеловала Буратино в обе щеки.
— В Мире Людей сипарра — это смертельный яд, в Мире Снов — напиток возрождения. Ты выпьешь его, забудешься и очнешься принцем…
Ее голос убаюкивал, как и ее руки. От нее исходило тепло и нежность, и Буратино вдруг почувствовал, как он устал. Не хотелось ни о чем думать, ничего решать. «Как жаль, что здесь нельзя поспать», — подумалось ему.
— Ты утомлен, мой дорогой, — угадала королева. – Мы оставим тебя на время, отдохни. Все важные решения будем принимать после.
— И учти, никто не станет тебя принуждать, — напомнил король. – Вот, возьми, почитай на досуге книгу королевской родословной. Быть может, это прояснит твою память.
— Я еще не умею читать, — сконфузился Буратино, принимая от отца толстую книгу в дорогом переплете.
— Но ты же умел?! Тьфу ты, черт!. . Ну, хоть полистай ее, посмотри на портреты своих славных предков.
Оставшись один, Буратино открыл книгу, немного полистал. Портреты королей были совершенно неинтересны – все на одно лицо, словно король Бураткинс переодевается в разные одежды и меняет парики. Немногим лучше обстояло дело и с их женами. Принцы и принцессы тоже походили друг на друга, словно капли воды: одинаковые голубые глаза, нос-пуговка, светлые локоны до плеч… Только по одежде и можно было отличить девочку от мальчика.
— Хотя постой!
Рука Буратино, листавшая страницы, дрогнула, потому что на одном из портретов он увидел собственное лицо: тот же длинный нос, такая же озорная улыбка.
— Неужели и вправду это я?
Однако, приглядевшись хорошенько, мальчик понял, что это все-таки не он, а лишь один из длинной череды его пращуров. И Буратино во второй раз за сегодняшний день пожалел, что никогда не был прилежным учеником. Теперь он посетовал на то, что до сих пор не выучился читать…

Мудрый Ворон
покидает Воронье царство

Понадобилось не так много времени, чтобы Ворон понял, о какой цене за вернувшуюся молодость предупреждал его Шаман. Вспомнил он и наставления Старейшего, однако что проку, когда все уже свершилось…
Казалось, после свадьбы Ворон должен был стать счастливейшей из птиц, а счастье так и не пришло, словно заблудилось в дебрях Вороньего леса. Непонятная и неизбывная тоска вползла в сердце мудрого. Его тело было молодым и сильным, рядом находилась красивая и любящая жена, а Ворон смертельно тосковал.
— Давай заведем птенцов, — не раз говорила Галла, — они развеют твою печаль и принесут в нашу жизнь радость обновления.
Но Ворон и слышать не хотел о детях. При этом он сам не понимал, почему ему так невыносима мысль о продолжении рода. Видя, как страдает Галла, Ворон без конца укорял себя за опрометчивый поступок и уже проклинал свою молодость, которая стоила ему так дорого.
Наконец чаша страданий Ворона переполнилась.
— Дорогая Галла, я совершил страшную ошибку и не хочу, чтобы ты расплачивалась за нее вместе со мной, — сказал Ворон своей жене. — Я покидаю Воронье царство, а ты оставайся здесь, будь счастлива и, если сумеешь, прости меня.
— Куда же ты полетишь? – спросила Галла. – Ведь в Мире Снов у тебя больше нет ни одной родной души…
— Это не совсем так, — ответил Ворон. – В Стране Кошмаров у меня появились друзья, особенно один – добрый сочинитель сказок… Он одинок, стар и мудр… совсем как я до своего безумства… Я хочу отыскать его.
— Возьми меня с собой! – попросила Галла. – Я люблю тебя, мудрый Ворон! Люблю не за твою молодость и не за жертву, которую ты принес ради меня. Я люблю тебя как жизнь, потому что без тебя не могу прожить и минуты…
— Благодарю тебя, — ответил Ворон, и в его сердце шевельнулось что-то похожее на прежнюю любовь.
На рассвете следующего дня Ворон и Галла оставили Воронье царство. Они долго кружили над цветущим лугом в поисках валуна и разбегавшихся от него дорог, но так ничего и не увидели.
— Я предвидел это, — сказал жене Ворон. – Что ж, полетим наудачу. Но, может быть, ты хочешь вернуться?
— Мой любимый, — ответила Галла, — мы были так несчастливы в нашем лесу, что я предпочту любые невзгоды пути с тобой, только бы не возвращаться туда. Летим.
Под ними проплывали поля и леса, реки и озера. Мудрый Ворон даже не предполагал, как велик и прекрасен мир. Он упивался радостью полета и близостью Галлы.
Обе птицы совершенно утратили чувство времени, они не могли сказать, сколько часов или дней прошло с начала их путешествия до той минуты, когда перед ними раскинулась бескрайняя вода.
— Что это? – с удивлением спросила Галла.
— Это море, — ответил мудрый Ворон, слышавший о нем от своих родителей. — Оно огромно, и мы можем не достичь другого берега.
— Летим, — сказала Галла.
Под ними вздымались огромные валы, море шумело и с ревом набрасывалось на маленькие островки, затерянные в грозной стихии воды, а птицы все летели и летели – без отдыха и усталости.
Сразу за морем поднялись горы, показавшиеся Ворону знакомыми. А когда внизу открылось небольшое плато с одиноким деревом на краю, он неудержимо расхохотался.
— Что с тобой? – спросила Галла, любуясь нехитрым видом. – Посмотри, какое чудное дерево, настоящий приют для таких странников, как мы.
— Милая Галла, — все еще борясь со смехом, прокаркал Ворон, — теперь у тебя будет сколько угодно времени, чтобы насладиться этим пейзажем!. . Моя Бесконечная дорога замкнулась, ведь это то самое дерево, на котором я провел сотню лет!. .
— Судя по твоим мрачным рассказам, я никак не ожидала, что здесь так хорошо, — ответила Галла, усаживаясь на ветку дерева. – Знаешь, ради этого стоило лететь через леса и моря…
— Галла!. . Неужели ты говоришь правду?!
— Конечно, — ответила та. – Здесь царят уединение и покой, именно то, что нужно истинному мудрецу.
— Теперь я понимаю, как оказались здесь мои родители, — проговорил Ворон. – И почему они никогда не стремились улететь отсюда, хотя до этого повидали весь мир.
Галла ласково коснулась его клювом.
— Вот видишь, мы тоже будем счастливы…
— Я уже счастлив, — ответил мудрый Ворон, — и, знаешь, моя любимая, я наконец-то безумно хочу детей!. .

Принца Буратино
во дворце хотят отравить

Буратино и так и этак старался прочитать, что написано под портретом деревянной куклы с длинным носом. В школе, куда он ходил недолго и весьма неохотно, мальчик успел выучить лишь пять букв. В подписи под загадочным портретом он нашел три из них. Буратино с неприязнью смотрел на остальные значки, прикидывая, как они могут читаться.
Краем глаза мальчик вдруг заметил, как в комнате шевельнулись портьеры. Он поднял голову… и замер с открытым ртом. Перед ним стоял Пьеро, прижимая палец к губам.
Буратино зажал рот обеими руками и ошалело заморгал.
— Тихо, — сказал ему Пьеро, — ты только не кричи. Я тебе все объясню.
Он бесшумно прошел к дверям, прислушался и вернулся к Буратино.
— Слушай, — сказал Пьеро. — В данный момент я сплю в своей кровати, как и все в нашем театре «Буратино». Мы всегда попадаем в Мир Снов, когда спим. Мир Снов безграничен. Этот город кукол лишь маленькая частичка его. Понимаешь?
— Да, — шепотом ответил Буратино, — я уже знаю про это. Я просто не могу поверить, что это ты… Мне говорили, что сюда приходят какие-то сновидения…
— Я и есть такое сновидение, — сказал Пьеро. – Так здесь называют гостей из нашего мира.
— Как же ты нашел меня? – спросил Буратино. – Ведь Мир Снов на самом деле очень большой…
— Тебе грозит опасность, — проговорил Пьеро, — я пришел, чтобы помочь тебе. А как я тебя нашел, про это ты не спрашивай. Я ведь сплю и во сне могу очень многое. Буратино, твой отец собирается тебя отравить.
— Это неправда! Мой отец сказал, что я сам должен решить, как поступить!. .
— Ты можешь решать что угодно, но свое решение король уже принял, — печально ответил Пьеро. – Сегодня за ужином тебе дадут выпить сипарру.
Буратино похолодел.
— Ты знаешь про сипарру?
— Пока я сплю, я знаю все, Буратино. Тебе необходимо бежать отсюда, иначе скоро ты навсегда забудешь и меня, и папу Карло, и своих друзей, и наш театр. Но может быть… ты хочешь этого?. .
Буратино аж подскочил в кресле:
— Как ты мог подумать такое!
— Тогда бежим, время дорого. У нас все очень ждут твоего возвращения.
— Подожди, — остановил его Буратино. – Мне нужно попрощаться с моей мамой, ведь я больше не увижу ее…
— Нет, — твердо ответил Пьеро, — иначе тебе не вырваться отсюда. Уходим сейчас.
— Подожди! – повторил Буратино, которому казалось, что его разрывают на куски. – Я не могу уйти просто так!. . Ах, если бы я мог написать ей письмо!. .
И вдруг в его голове что-то как будто щелкнуло, повернулись какие-то колесики и ярко озарилась маленькая страничка памяти с начертанным на ней алфавитом.
— Сейчас, я сейчас! – радостно воскликнул Буратино. – Еще только одну минуточку… Ну где же здесь бумага?!
Он подбежал к столу, выдвинул сразу два ящика и в одном из них нашел листы бумаги с королевскими вензелями.
Буратино схватил со стола перо и быстрым, уверенным каллиграфическим почерком написал:
«Моя дорогая, единственная мамочка! Я должен уйти от вас, потому что я не хочу умирать в Мире Людей. Пожалуйста, не плачь обо мне, я буду часто-часто приходить к тебе во сне, и у тебя будет сын-сновидение. Я очень сильно люблю тебя и никогда не забуду».
Буратино оставил письмо на столе и прижал его тяжелой вазой.
— А как же мы убежим?
Пьеро достал из-за портьеры какой-то сверток.
— Тебе нужно переодеться. Вот тряпье мальчишки-оборванца, в нем на тебя никто и не посмотрит.
— А мой нос? – резонно спросил Буратино.
Пьеро отыскал среди рваной одежды дырявую шляпу с безнадежно повисшими полями и протянул Буратино.
— Да разве мой нос спрячешь под ней?
— Буратино, ты должен изо всех сил захотеть, чтобы эта шляпа сделала тебя неузнаваемым, — сказал Пьеро. – Ведь это Мир Снов, и такое маленькое волшебство тебе по плечу. Ну же, одевай…
Буратино нахлобучил шляпу и с замиранием сердца подошел к зеркалу. На него вопросительно смотрел деревянный мальчик в жалких лохмотьях. Лицо у мальчика было чужое, но, приглядевшись, Буратино понял, что это его собственное лицо, только нос стал обыкновенным, таким же, как у всех. Он перевел дыхание.
— Получилось, Пьеро. Эх, увидели бы меня сейчас Бураткинс и моя мать… Впрочем, в моем положении лучше быть огородным пугалом, чем принцем Буратино.
— Идем, — поторопил Пьеро, — король уже послал за тобой.
Буратино последним взглядом окинул покои своей матери и заметил открытую книгу королевской родословной.
— Погоди-ка…
Под портретом своего длинноносого предка Буратино без труда прочел: «Его высочество принц Пиноккио. Добровольно ушел в Мир Людей».
— Теперь все, — сказал Буратино.
Пьеро приоткрыл дверь и осторожно выглянул в коридор.
— Никого, — кивнул он. – Нам нужно незаметно пробраться в подвал, там есть потайной ход из дворца…
Пьеро-сновидение действовал уверенно и четко: он заранее предвидел появление королевской стражи, легко ориентировался в сложной путанице лестниц и коридоров, благодаря чему они незаметно и быстро оказались в темном и сыром дворцовом подвале. Здесь начинался потайной ход, вырытый неизвестно кем и узкий, как крысиная нора. По нему Пьеро и Буратино ползли друг за другом до тех пор, пока впереди не забрезжил дневной свет.
— Теперь слушай, Буратино, — тяжело дыша, сказал Пьеро. – Сейчас мы выберемся наружу, и ты отправишься в балаган Петрушки, помнишь его? Там ты найдешь Арлекина… Ему нужна твоя помощь.
Буратино стукнулся головой о низкий свод.
— Помощь?
— Да. В балагане Арлекин встретил и полюбил куклу по имени Аленушка. Теперь он не хочет уходить из Мира Снов.
— Вот еще… триумфатор, — процедил Буратино. – Постой, Пьеро, а как же ты?
— А мне пора просыпаться, — ответил Пьеро, — у нас уже наступает утро…

Алисе и Артемону возвращают
их прежний облик

— Что ты хочешь сказать, Артур? – спросил седовласый маг, по-прежнему называя Артемона человеческим именем. – Разве то, что случилось с тобой по прихоти этой легкомысленной особы, не несчастье?
— Настоящая беда в том, что я не сумел добиться любви Авелии, — ответил пес. – В остальном судьба оказалась благосклонна ко мне, она позволила мне следовать за Алисой и быть ей полезным.
— Ты неисправимо благороден, — вздохнул Гонзаг. – И только ради тебя я, пожалуй, возьмусь исправить эту досадную несправедливость. Слышишь, Авелия, я сделаю это исключительно ради Артура.
— Но что вы сделаете?
— Я сниму проклятие небес и верну вам человеческий облик.
Пес и лиса не поверили своим ушам.
— Да-да, — продолжал маг, — истинное благородство и великодушие должны быть вознаграждены. А с тебя, Авелия, довольно и того, что ты раскаиваешься. Но знайте, что я верну вас в тот момент, когда еще не были произнесены роковые слова… Короче говоря, вы станете такими же, какими были в тот час у фонтана в графском парке.
— И забудем все, что случилось с нами потом? – спросил Артемон.
— Этого «потом» у вас просто не будет! Вас ждет совсем другое будущее, а какое – зависит от вас.
— Но неужели… я опять стану глупой, капризной девчонкой? – испугалась Алиса. – И забуду все то, чему научила меня моя тяжелая бродячая жизнь?!
— Да ведь ты станешь человеком, — немного удивившись, сказал маг. – Пусть глупым, пусть своевольным, но человеком!. .
— Нет, — после недолгого раздумья вымолвила Алиса, — я не хочу вновь становиться такой…
— Это твое право, — с видом полного безразличия ответил Гонзаг и отвернулся от лисы. – Тебе же, Артур, не о чем размышлять. Ты всегда был достойнейшим из людей, и, как никто другой, заслуживаешь счастья. Возвращайся во время благородных рыцарей и прекрасных дам…
— Но ведь там не будет Авелии!. .
— Для тебя это сущее благо, — терпеливо объяснял чародей. – Ты никогда не встретишься с ней и не будешь страдать. Ты отдашь свое сердце добродетельной девушке…
— Никогда! – вскричал Артемон. – Ни за что на свете я не оставлю Авелию, кем бы она ни была!. .
— Я так и думал, — с сожалением пробормотал Гонзаг, запахиваясь в свой черный плащ. – Одна поумнела, другой же так и остался глупцом… Прощайте, я ничего не могу сделать для вас!. . – и старик исчез без следа.
— Как хорошо, что его не стало, — облегченно проговорил пес. – Ты вся дрожишь…
— Артемон, — сказала Алиса, сворачиваясь клубочком, — я так виновата перед тобой…
— Вовсе нет, — ответил пудель, прижимаясь к ней теплым боком. – Ты никогда не можешь быть виноватой и неправой, ты так прекрасна… Знаешь, я был так счастлив бежать с тобой по нашей тропе… Я мечтал, чтобы она никогда не кончалась…
— Артемон, сейчас, конечно, уже поздно… — проговорила Алиса, — но я все равно хочу сказать тебе… Я очень тебя люблю…
Бац! Дверь избушки резко распахнулась, на пороге стоял Гонзаг.
— Я передумал, — громко заявил он, — я сделаю вас людьми. Не в прошлом, а для настоящего.

Арлекин совершает
непоправимый поступок

Пьеро и Буратино вылезли на свет на каком-то заброшенном пустыре.
— До свидания, Буратино, — сказал Пьеро, глядя на своего друга с любовью и грустью. – Возвращайся быстрей.
— Спасибо тебе, Пьеро, — ответил Буратино. – Если бы не ты, я, возможно, был бы уже мертв. Ты… ты очень смелый, Пьеро. Я просто счастлив, что у меня такой друг…
— Мне пора, — перебил его Пьеро и вдруг начал растворяться в воздухе, превращаясь в сгусток тумана…
— Вот это да, — восхищенно выдохнул Буратино, когда последние остатки туманного облачка растаяли на его глазах. – Вот бы и мне так: раз – и тю-тю!. . Ищите ветра в поле. Хотя какое там тю-тю, если нужно выручать Арлекина. И угораздило же его так некстати влюбиться!. .
Буратино совсем не представлял, в какой стороне находится балаган веселого Петрушки, и решил спросить у прохожих, а заодно опробовать свою волшебную шляпу.
Он обратился было к тучному господину с тяжелой золотой цепью на животе, но тот замахнулся на мальчика, обозвав его бездельником и нищим бродягой. «Я бы тебе показал, какой я бродяга! – подумал Буратино, отбежав на приличное расстояние и запустив в толстяка комком земли. – Я бы тебе показал, как следует разговаривать с наследным принцем!. . »
Однако мальчик сделал выводы и выбрал прохожего попроще. Старый чистильщик сапог охотно объяснил ему, как пройти к балагану Петрушки, и даже угостил леденцом. «Ну надо же, все как у нас», — философски подумал Буратино и направился в нужную сторону.
По дороге к нему пришла запоздалая мысль о том, что Пьеро наверняка знал, как именно следует употребить золотой ключик в Стране Счастливых Снов. Уж он не стал бы темнить, как вещее дерево Алакон. «Ладно, — решил Буратино, — сейчас главное – Арлекин, а там посмотрим».
Мальчик вышел на знакомую площадь, которая в этот час была почти пуста, — представление окончилось, актеры отдыхали. Буратино сразу указали на комнатку, где обитал Арлекин.
Дверь была полуоткрыта, и мальчик-оборванец без стука вошел в маленькое полутемное помещение. На мгновение Буратино показалось, что он каким-то чудом попал в каморку своего папы Карло. Однако, осмотревшись, он понял, что все бедные комнатенки похожи друг на друга, словно родные сестры.
На стуле у маленького окошка сидела девочка в сарафане до пят, с длинной русой косой. В руках она держала белый платок и иголку.
— Вам кого? – спросила девочка, спокойно глядя на оборванца большими синими глазами.
Буратино догадался, что это и есть Аленушка, в которую влюбился его друг.
— Здравствуйте, — сказал он, — мне нужен Арлекин.
— Его нет, — ответила Аленушка и мельком взглянула в окошко. — Он пошел к дворцу в надежде увидеть своего друга принца Буратино. Подождите, он должен вернуться…
Не снимая шляпы, Буратино присел у порога. Девочка продолжила вышивать. Она делала несколько стежков и бросала быстрый взгляд в окошко.
Буратино смотрел на Аленушку и почему-то не мог представить ее на сцене. Было в ней что-то такое, что не вязалось с понятием игры. Вдруг девочка выронила свое рукоделье.
— Идет! – радостно воскликнула она и улыбнулась так, что в убогой комнатушке на миг сделалось светлее.
Арлекин рывком распахнул дверь.
— Аленушка, ты только представь!. .
— К тебе пришли, — сказала девочка.
— Ко мне? – удивился Арлекин и, заметив незнакомца, подозрительно покосился на его лохмотья.
— К тебе, к тебе, — подтвердил тот. — Мне нужно поговорить с тобой… с глазу на глаз.
— У меня нет от нее секретов! – несколько громче, чем нужно, сказал Арлекин и взял Аленушку за руку.
— Зато у меня есть, — ответил Буратино и, приблизившись вплотную, шепнул Арлекину на ухо:
— Я от дядюшки Роу.
Арлекин рванул ворот, словно ему стало трудно дышать.
— Аленушка, пожалуйста, выйди… всего на минутку!. .
Девочка очень внимательно посмотрела на Буратино и молча вышла. Арлекин схватил незваного гостя за руку.
— Ну?! Ты кто такой? Откуда знаешь дядюшку Роу?
Буратино снял шляпу.
— Как? Это ты?!
— Я, я, только не ори, — ответил Буратино. – Привет, Арлекин. Как поживаешь?
— Тебя разыскивают по всему городу! – пропустив мимо ушей вопрос, выпалил Арлекин. – Я сейчас был возле дворца, там такое творится!. . Зачем ты сбежал?
— Затем, — сумрачно сказал Буратино. – Меня там хотели отравить.
— Врешь! – не поверил Арлекин. – Ты же принц! После того как тебя уволокли во дворец, в городе начался такой переполох, я хотел сказать, праздник!. . Лимонад лился рекой… Слушай, а может, ты не Буратино? – вдруг спросил он, отступая на шаг и пристально всматриваясь в лицо Буратино. – То-то я тебя вначале не узнал…
— Да я это, — сказал тот. – Хочешь, докажу? Мы пришли сюда сквозь зеленый туман: ты, я, Алиса, Артемон и дядюшка Роу…
— Все верно, — опустил голову Арлекин. – Но зачем они хотели тебя отравить?
— Чтобы я не смог вернуться к людям, — скрипнул зубами Буратино, — ведь пока я там жив, я не принадлежу Миру Снов. А моему папаше нужен наследник… У них тут есть такой напиток, сипарра, они все лопают его – и хоть бы что… А если сипарру выпьем ты или я, то в Мире Людей мы умрем и тогда… навсегда останемся здесь…
— Вот как, – взгляд Арлекина затуманился. – А почему ты не хочешь остаться здесь?
— Как так остаться? – не понял Буратино. – А мой папа Карло? А дядюшка Роу? А наш театр, в конце концов?!
— Да не пропадет без тебя твой театр, — с досадой сказал Арлекин. – А папа Карло… что ж, ну, погорюет немного, а потом выстругает себе другого Буратино – и вся недолга…
— Что?! Другого? Ах ты!. . Да как ты!. .
Буратино даже слов не находил после такого подлого предательства. Он коротко размахнулся и врезал Арлекину по уху. Тот, отлетев, шмякнулся о стену. Буратино поднял его за шиворот.
— Ты как додумался до такого? – с яростью закричал он. – Я из тебя сейчас всю душу вытрясу!. .
— Пожалуйста, не надо, Буратино!. . – взмолился Арлекин. – Прости меня, но я… не хочу уходить отсюда…
— Из-за нее? – Буратино кивнул на дверь.
— Да… но не только. Мне здесь очень нравится… Я хочу остаться здесь, Буратино…
— Да пойми же ты, рано или поздно тебя потянет в наш мир! Ты еще не исполнил в нем свою задачу! – страстно убеждал Буратино. – Иначе почему ты до сих пор жив?
— В самом деле! – воскликнул Арлекин с какой-то отчаянной решимостью. – Как хорошо, что ты пришел сюда! Теперь я знаю, что мне делать!. .
Все дальнейшее произошло так быстро, что Буратино не успел ни что-либо понять, ни предотвратить несчастье. Арлекин вскочил на стул, достал с полки под самым потолком какую-то бутылку, мигом откупорил ее и жадно глотнул темную жидкость. Бутылка выпала у него из рук, Арлекин побледнел и медленно осел на пол, по которому растеклась черная лужа.
— Эй, кто-нибудь! – закричал Буратино, склоняясь над другом. – Помогите!. .
Вбежала перепуганная Аленушка.
— Что с ним?
Она увидела пустую бутылку на полу и всплеснула руками.
— Зачем ты это сделал? – горестно воскликнула она, обнимая лежащего Арлекина.
— Я умираю, чтобы всегда быть с тобой, — с улыбкой прошептал мальчик и закрыл глаза.
Буратино принюхался к приторно-сладкому запаху, витавшему в воздухе.
— Так это и есть сипарра?
— Да, — сказала Аленушка, гладя рукой застывшее лицо Арлекина. – Я спрятала ее, я хотела уйти в его мир вместе с ним… Откуда он узнал про сипарру?. .
— Я рассказал ему, — ответил Буратино.
Аленушка подняла голову и наконец взглянула на него. В ее бездонных глазах отразился испуг.
— Принц Буратино?!
— Какой я принц, будь оно все проклято! — с горечью ответил Буратино. – Никогда бы не пришел в этот город, если бы знал, чем все кончится… Послушай, он ведь очнется? – с тревогой спросил мальчик, глядя на бесчувственного Арлекина.
— Очнется, — сказала Аленушка грустно, — но… вам лучше уйти, принц… Тем более что вас повсюду ищут, на улицах полно солдат и шпионов. Если они придут сюда и спросят меня о вас, я не сумею скрыть правды…
— Тебе не придется этого делать, — сказал Буратино. – Прости меня, Аленушка, я, кажется, понимаю, почему он так хотел остаться с тобой.
И Буратино одел свою волшебную шляпу.

Карабас Барабас
проходит искушение

Карабас Барабас шел навстречу своему счастью. Он уже видел вдалеке стены и башни города, которым правил могущественный король Вельмон. Свирельдино едва поспевал вприпрыжку за своим новым господином и, не закрывая рта, расписывал Карабасу все прелести ожидавшей его жизни.
Свирельдино оказался пронырой хоть куда. Он без всяких затруднений провел Карабаса через все посты, избавив от разговоров с докучливыми служаками, вечно задающими бестолковые вопросы. Он знал все ходы и выходы во дворце, да и сам дворец хорошо знал этого человека в лицо.
Вскоре Карабас Барабас уже входил в зал, где заседала солидная королевская комиссия, регистрировавшая претендентов на руку принцессы.
— Господа! — завопил Свирельдино, выскакивая вперед и обращаясь к сидящим за столом придворным в черных накидках и шапочках. – Осмелюсь представить вам нашего будущего принца – почтенного синьора Карабаса Барабаса! Надеюсь, никто не станет оспаривать это утверждение!
Выпятив живот, Карабас Барабас шагнул к столу.
— О-о-о!!! – в один голос воскликнули члены комиссии при виде его роскошной бороды до пола, которую Свирельдино предварительно вычесал от колючек и грязи.
— Ну так что, – бесцеремонно сунулся к столу Свирельдино, — вы признаете его принцем?
— Борода этого синьора, без сомнения, прекрасна и настолько длинна, что он безоговорочно становится первым претендентом на руку прекрасной Мельоны, — с достоинством сказал председатель королевской комиссии. — Но принцем мы сможем его объявить только в полдень.
— Да вы что? — оскорбился проныра. — Думаете, что случится еще одно чудо и объявится борода подлинней?
— Мы так не думаем, — ровным голосом ответил председатель комиссии, — но существует распоряжение нашего мудрейшего короля Вельмона, которое мы не собираемся нарушать. Итак, повторите свое имя, почтенный чужестранец.
— Барон фон Карабас Барабас! – выкрикнул Свирельдино, щедро наградив претендента высоким титулом. Карабас удивленно покосился на проныру и склонил голову в знак согласия.
— Отлично! – сказал председатель. – Итак, барон, вы зарегистрированы первым претендентом на руку принцессы. Вам не о чем беспокоиться, ибо ваша борода действительно вне конкуренции. Однако до полудня, когда вы официально будете объявлены победителем, вы останетесь во дворце в качестве гостя. Вам будут выделены личные апартаменты, где вы сможете отдохнуть и спокойно дождаться назначенного часа.
…Карабаса Барабаса проводили в просторную, богато убранную комнату. Свирельдино, как тень следовавший за ним, сразу же запер дверь изнутри.
— Ты что это, боишься? – спросил его Карабас.
— Охраняю покой вашего высочества, — преданно ответил Свирельдино. – Как только эти придворные бездельники разнюхают о нашем появлении, тотчас прибегут на поклон.
И точно, весть о новом претенденте с непревзойденной бородой мигом облетела королевский дворец, и вскоре в дверь к Карабасу ломилась целая толпа. Это были и преуспевающие вельможи, спешившие выразить свое почтение будущему принцу, и опальные вельможи, жаждавшие пожаловаться на несправедливость короля, наконец, просто любопытные.
Свирельдино не внимал ничьим мольбам и дверь не открывал.
— Нет-нет! — орал он в замочную скважину. — Барон никого не принимает! Увидеть его высочество можно будет в полдень во время торжественной церемонии!. . Расходитесь, расходитесь, не мешайте, господа!. .
Несмотря на увещевания Свирельдино, в дверь вдруг забарабанили так сильно, что она застонала.
— Откройте, сию минуту откройте! – требовательно прокричал чей-то сильный взволнованный голос.
— Это граф Сокурк!. . – сделав страшные глаза, сообщил Свирельдино. – Я ему не открою.
— А если он вышибет дверь? – спросил Карабас.
— Тогда я стану звать на помощь и кричать, что граф хочет вас убить, — не моргнув глазом, ответил Свирельдино.
— Что за чушь ты городишь! – раздраженно сказал Карабас Барабас. – Открой дверь, и посмотрим, что ему нужно.
На лице проныры отобразилась глубочайшая скорбь.
— Ах, барон, сердце подсказывает мне, что ничем хорошим это не кончится… Плюньте вы на него, а я скажу, что вы спите.
— Открывайте, барон! – с новой силой закричали за дверью. – Открывайте, если вы честный человек!. .
— Открой, — приказал Карабас Барабас.
Свирельдино обреченно повернул ключ в замке и едва успел отскочить.
В комнату ворвался стремительный молодой человек с бородой до пояса.
— Так это вы! – закричал он, с негодованием и отчаянием глядя на Карабаса, а вернее, на его могучую бороду.
— Это я, — согласился Карабас Барабас, в свою очередь рассматривая бороду молодого человека.
По правде говоря, она никак не подходила к нежному, почти юношескому лицу графа и потому казалась приклеенной. Сокурк поймал взгляд Карабаса и невольно вспыхнул.
— Не смотрите так, она настоящая, — сказал он.
После этого молодой человек некоторое время молчал, собираясь с мыслями, а затем представился:
— Граф Сокурк, претендент на руку принцессы Мельоны.
— Какой вы претендент? – злорадно прошипел Свирельдино. — Никакой вы не претендент… и вообще непонятно что…
— Как?! Непонятно что?! Ах ты… шакал! – граф Сокурк схватил Свирельдино за шкирку и вышвырнул за дверь.
— Неплохо для начала, — сказал Карабас Барабас.
Молодой человек снова покраснел.
— Простите, барон, я не сдержался.
— Ничего, он мне самому надоел, — ответил Карабас.
Они обменялись долгими взглядами.
— Скажите, барон, вы когда-нибудь видели принцессу? – решительно спросил Сокурк.
— Нет, — ответил Карабас.
— Зачем же вы хотите на ней жениться?! Из-за богатого приданого?
Карабас Барабас сделал неопределенный жест.
— Черт его знает… Это получилось как-то случайно…
— Так вы не отращивали бороду специально? – удивленно и вместе с тем радостно воскликнул граф.
— Нет, — ответил Карабас, — я просто никогда ее не брил, вот она и выросла такой… Я даже не знаю, зачем ее ношу. Должно быть, вы меня понимаете…
— Ах нет, барон, – упавшим голосом сказал молодой граф. — Я ношу это уродливое мочало по необходимости. Буду с вами откровенен, барон. Мы с принцессой Мельоной давно любим друг друга. Но ее отец король Вельмон – самый настоящий тиран! Он и слушать не желает о нашей любви!. . А когда Мельона отвергла всех выбранных им женихов, обозленный король поклялся выдать ее за того, у кого окажется самая длинная борода. Вы представляете, каков варвар?! Узнав об этом безумном решении, принцесса заранее предупредила меня, и я… отправился к знакомой колдунье, которая и помогла мне в три дня отрастить… это недоразумение. И тут появляетесь вы, барон…
— Да-а, не повезло вам, — сказал Карабас Барабас, испытующее глядя на графа.
— Барон! – пылко воскликнул Сокурк. – Я вижу, я чувствую, что вы благородный человек! Не губите наше с Мельоной счастье! Она никогда не полюбит вас, несмотря на все ваши достоинства, и вы должны это понять!. .
— Да уж, — всколыхнулся Карабас Барабас, — тем более, что ей, видимо, не суждено узнать обо всех моих достоинствах…
— А если вы хотите стать принцем из–за денег, то я клянусь отдать вам полученную в приданое половину королевства! – с жаром продолжал Сокурк. — Я сам достаточно богат!. .
— Зачем… при моих достоинствах мне ваши деньги? – усмехнулся в бороду Карабас. – Не переживайте, граф, я не стану на вашем пути.
Сокурк бросился ему на грудь.
— Барон! Вы сделали меня счастливейшим человеком на свете! Как мне отблагодарить вас?
— Помогите мне незаметно уйти из этого города, — попросил доктор кукольных наук, — я очень хочу вернуться домой.
Граф Сокурк с чувством пожал ему руку.
— Вам нужно выйти из города через Северные ворота, — сказал он.
— А если мой дом в другой стороне? – с сомнением спросил Карабас.
— Это неважно. Тот, кто хочет навсегда покинуть этот город и вернуться домой, должен выходить через Северные ворота.
— Хорошо, — кивнул Карабас, — веди через Северные… Да, а что ты собираешься сделать с моим бывшим слугой?
— В память о вашем великодушном поступке я сделаю Свирельдино посланником по особо важным поручениям, — клятвенно пообещал граф Сокурк.

Петрушка спасает друзей

Аленушка сидела на полу, положив голову Арлекина себе на колени, и терпеливо ожидала его пробуждения. Теперь уже было совершенно ясно, что Арлекин жив: он глубоко и ровно дышал, веки его трепетали, на губах блуждала легкая улыбка.
Внезапно Аленушка услышала тяжелый топот и голоса. В каморку, едва не сорвав дверь с петель, ввалились трое королевских стражников.
— Кто здесь Арлекин? – зарычал старший из них, обводя каморку хищным взглядом. – Этот?
Аленушка прижала к себе спящего Арлекина.
— Не трогайте его! – попросила она. — Он без сознания.
— В сознание мы его мигом приведем! — угрожающе прорычал стражник и, оттолкнув Аленушку, несколько раз сильно ударил Арлекина по щекам. Мальчик застонал.
Стражник навис над ним, как коршун над своей добычей.
— Это ты пришел из Мира Людей вместе с Буратино? Ты помог ему бежать из дворца?
Мальчик с трудом открыл глаза.
— Кто вы? Где Аленушка?
— Где Буратино!? – заревел стражник, наваливаясь на Арлекина.
— Я не знаю, — с усилием проговорил тот. – Я не знаю такого имени…
— Да ты еще издеваешься над нами, ватный негодяй! Я проткну тебя шпагой, как крысу!
— Не смейте! – закричала Аленушка, вырываясь из рук другого стражника. — Он действительно ничего не знает, он выпил сипарру и пережил смерть!. .
Мучитель Арлекина понюхал воздух.
— Точно, пахнет сипаррой. Вот скотина! – он пнул беспомощного Арлекина ногой. – Мы опоздали, теперь от него ничего не добьешься.
— Не кипятись, Лигорей, — сказал вдруг третий стражник, — от него, может, и не добьешься, а вот от нее…
Он повернулся к Аленушке и осклабился:
— Ты ведь все помнишь, красавица?. . Ты ведь скажешь нам, был ли тут Буратино?. . Иначе твоему кавалеру придется ой как плохо!. .
— Был, — ответила Аленушка, с ненавистью глядя на палачей.
— Какой ты умный, Бироне, — Лигорей оставил бесполезного Арлекина и гадко подмигнул Аленушке. — Ну, говори, куда он пошел, а не то… — он красноречиво похлопал по эфесу своей шпаги.
— Не знаю, — ответила девочка и отвернулась.
— Я проткну тебя, как крысу!. . – заорал Лигорей.
— Пошел к черту, — не поворачивая головы, сказала Аленушка.
— Оставь ее, — посоветовал Бироне, — она действительно не знает. Нам нужно искать принца, он не мог уйти далеко.
— Ну, ладно, мерзавцы, — с видимым сожалением пробормотал Лигорей, — я еще поговорю с вами. Бироне, этих двоих доставишь в темницу дворца. А мы бежим догонять Буратино. Он от меня не уйдет!. .
Бироне достал из кармана веревку, крепко связал руки Арлекину и Аленушке и вытолкал их из каморки. Арлекин шатался, как пьяный, ноги его заплетались, и Аленушка подставила ему свое плечо.
На улице им повстречался Петрушка. Этот малый славился тем, что никого не боялся, никогда не унывал и всегда был в курсе всех важных событий.
— Это куда же ты ведешь моих артистов? — с подчеркнутым удивлением спросил он у стражника. – Да еще и руки связал… Нехорошо, Бироне…
— Не твое дело, уйди с дороги, — буркнул стражник, которому не понравилась фамильярность Петрушки.
— Ай-я-яй! Так разговаривать с другом своего детства! — Петрушка закатил глаза. – Да ты посуди сам, как же это не мое дело? Сегодня ты уведешь двоих моих артистов, завтра троих, а послезавтра мне хоть балаган закрывай!. .
— Твой балаган давно пора закрыть, — огрызнулся Бироне. – А это теперь не твои артисты, а государственные преступники. И место им – в тюрьме.
— Ах, что ты говоришь? – Петрушка изобразил крайнее удивление. – Ты хочешь сказать, что наш многоуважаемый принц Буратино общается с преступниками? Ты ведь именно так и сказал, Бироне?
Бироне побагровел.
— А ну прочь с дороги, разбойник!
— Конечно, конечно, — торопливо ответил Петрушка, не трогаясь с места. – Вот только я подумал, как рассердится принц Буратино, когда увидит своих друзей связанными…
— Что ты мелешь! – рассвирепел Бироне. – Как это он их увидит?
— Своими собственными глазами, Бироне, — Петрушка выдержал значительную паузу, — потому что принц Буратино здесь, неподалеку. Он послал меня за своими друзьями.
— Принц… неподалеку? – Бироне выкатил глаза. – А где это… неподалеку?
— Не велено говорить, — нахально ответил Петрушка, любуясь вытянувшейся физиономией Бироне.
— Как это не велено? Я тебе покажу не велено!. . – не очень уверенно прикрикнул на него Бироне. – Может быть, ты вообще врешь!. .
— Знаешь, мне твоего доверия не нужно. Честно говоря, мне на него наплевать, — смакуя каждое слово, сказал Петрушка. – Но чтобы сбить с тебя спесь, я, так и быть, отведу тебя к принцу Буратино, ты ведь очень хочешь его увидеть? Вот только как быть с моими артистами? Принц Буратино не любит, когда обижают его друзей…
В голове у Бироне галопом поскакали мысли. Сначала он хотел арестовать и связать Петрушку, но вовремя передумал, сообразив, что этим ничего не добьется. А добиться Бироне хотелось многого. Ему всегда было обидно подчиняться этому тупому солдафону Лигорею, которого назначили начальником королевской стражи. Как будто не было никого поумнее!. . Вот если бы Бироне сумел отличиться и поймать беглого принца, он сразу бы занял место Лигорея!. . А если умело оказать услугу Буратино и добиться его милости, то в будущем можно занять еще более видное положение… Поэтому нужно быть очень осторожным. «И умным», — добавил про себя Бироне.
— Так ты считаешь, их нужно развязать? – спросил он у Петрушки.
— Ты сам так считаешь, — ответил тот. – Ты ведь не дурак, Бироне.
— Гм, вообще-то я и не хотел их связывать, — сказал Бироне, всматриваясь в непроницаемое лицо Петрушки. – Они же ни в чем не виноваты… Этот болван… то есть я хотел сказать, Арлекин и вовсе нахлебался сипарры… Какой с него спрос?
— Вот именно, — безо всякого выражения поддакнул Петрушка.
— Но мне приказали, — развел руками Бироне. – Послушай, принцу ведь не за что обижаться на меня, если я… если мы с тобой доставим к нему его друзей в целости и сохранности?. .
— Слишком много слов, Бироне, — сказал Петрушка.
— Да-да, сейчас, я сейчас, — заторопился Бироне и принялся распутывать узлы на веревке. Петрушка подмигнул пленникам.
— Ну, вот и все, — объявил Бироне, и все трое – Петрушка, Аленушка и Арлекин – бросились от него врассыпную.
— Стой! – закричал Бироне, завертевшись волчком: он не знал, кого ему следует догонять.
— Не горюй, Бироне! – донесся до него голос Петрушки. – Принц Буратино обязательно наградит тебя, если раньше этого не сделает король!. .

Дядюшка Роу покидает
Вселенскую библиотеку

Дядюшка Роу наслаждался подаренным ему счастьем. Он бережно разворачивал старинные рукописи, стараясь уловить смысл написанного… И хотя большинство свитков было начертано на чужих, порою давно мертвых, языках, сказочнику казалось, что он понимает почти все.
Иногда дядюшка Роу выныривал из глубины веков, открывал печатные книги новых времен и снова уносился в чудесный мир знаний и фантазии… Случалось, что он вдруг начинал ощущать какое-то беспокойство, и тогда сказочник срывался с места и вновь блуждал по бесконечному лабиринту раковин, до тех пор пока не находил очередной зал, полностью поглощавший его внимание.
Дядюшка Роу совсем запамятовал, что находится в Стране Счастливых Снов, что его где-то ждут друзья, чтобы завершить удивительное путешествие, а в родном городе ожидает осиротевший театр «Буратино». Если какое-нибудь воспоминание о прошлом все же прорывалось к дядюшке Роу, оно воспринималось как неясный обрывок мимолетного сна…
И он позабыл уже обо всем на свете, когда переступил порог зала сказок.
— Ну, наконец-то!. . – вдохновенно произнес дядюшка Роу, обводя взглядом тысячи томов несметного сказочного богатства. – Этого хватит на всю жизнь!. . Я даже думаю, что, по большому счету, человеку и нужны лишь сказки, правда, все новые и новые…
Он снял с полки книгу в яркой цветной обложке, на которой был изображен какой-то сказочный город в лучах восходящего солнца. «Солнечные терема, — прочитал дядюшка Роу. — Иван Симонов».
Он напряг свою память, но так и не сумел вспомнить ни сказку, ни сказочника. Потом он взял «Волшебные истории, рассказанные старой бабушкой за вечерним вязанием» Омата Фергатти. И это произведение дядюшка Роу впервые держал в руках.
Но вот ему попалась знакомая книга сказок Жана Фуко о приключениях симпатичных и остроумных паглеев — полуобезьян-полукошек, незаметно живущих бок о бок с людьми. В их маленьком мире особым почитанием пользовались сочинители посмехушек – так паглеи называли басни про людей, о которых они знали абсолютно все.
— Хотел бы я написать такую сказку, — с легким сожалением сказал дядюшка Роу и увидел поэмы великого Гомера.
— Ну, конечно, это тоже сказки, героические, потрясающие воображение… Одни из первых, созданных человечеством… но какая мощь, какая сверхъестественная выразительность!. . Народ, обессмертивший свою душу в таких поэмах, и впрямь достоин родства с богами, – рассуждал дядюшка Роу, пролистывая книгу и воскрешая в памяти любимые строки.
Так он переходил от полки к полке, от книги к книге, и время совсем остановилось для него. Ненароком дядюшка Роу толкнул стопку книг, и в руки ему соскользнул пухлый томик, на котором было написано: «Приключения деревянного человечка по имени Буратино».
— Это невероятно! – в неописуемом волнении закричал старый сказочник. – Кто мог об этом написать?!
В следующий миг книга выпала из его рук, и сам дядюшка Роу без сил опустился на пол вслед за ней: на книжной обложке значилось его собственное имя.
— Что же это такое? – спросил сам себя дядюшка Роу, потирая внезапно разболевшиеся виски. – Я же не писал эту книгу… хотя несколько раз у меня возникало такое желание… Но она здесь, в моих руках… И это может значить только одно – я напишу ее в будущем. Но для этого я должен вернуться… Найти Буратино и остальных, кто пребывает сейчас в Стране Счастливых Снов, и вернуться домой!. . Господи, что же я сижу здесь? Ведь им, возможно, нужна моя помощь!
Дядюшка Роу вскочил с видом человека, который проспал что-то исключительно важное, и буквально заметался по раковине, не зная, в какую из дверей ему бежать.
— Я заблудился! – с ужасом понял он. — Я не знаю, куда идти!. . Что же мне теперь делать?. .
Дядюшка Роу почувствовал, что еще немного – и он поддастся панике и побежит по лабиринту неизвестно куда, просто чтобы не оставаться на месте. Он будет запутываться все больше и больше, пока окончательно не затеряется в бесконечности раковин-сот.
— Спокойно, — как можно тверже сказал дядюшка Роу, стараясь взять себя в руки. – Вот книга, которую я когда-то напишу, следовательно, я выйду отсюда. Мне не грозит смерть от голода и жажды, а одиночества я не боюсь. Единственное, что работает против меня, это время. Время здесь может стоить слишком дорого, а я и без того потерял его очень много. Ну что ж, придется поторопиться. Итак, мне нужно вернуться в вестибюль.
Дядюшка Роу так хорошо представил себе длинный зал, уставленный рядами вешалок с одним-единственным старым плащом, что вдруг ясно почувствовал его притяжение.
— Вперед, и никаких сомнений, — скомандовал себе дядюшка Роу, поставил на место написанную им книгу и пошел туда, куда вела его интуиция. С каждой минутой он шел все уверенней и, увидев наконец в одной из раковин тяжелую старинную дверь, засмеялся с видом победителя.
— Вот и конец моей экскурсии! – сказал дядюшка Роу, открывая дверь в вестибюль.
Он быстрым шагом пересек длинный зал и уже у выхода из библиотеки оглянулся, что-то вспомнив. Все вешалки в вестибюле были пусты, старенького серого плаща больше не было.
— Да, конечно, все правильно, — сказал старый сказочник, — нельзя посвятить всю свою жизнь чтению книг, даже самых замечательных.
Он вышел из беломраморного храма, низко поклонился ему и, не оглядываясь, с легким сердцем зашагал назад по тропинке среди цветущего луга. Дядюшка Роу надеялся, что у камня пяти дорог его ждут друзья…

Буратино убегает
из города кукол

Выйдя из балагана Петрушки, Буратино бесцельно побрел по городу. Он шел просто чтобы идти — так ему было легче переживать разочарование и одиночество. Буратино и вправду был одинок, как никогда прежде. В темной комнатке Петрушкиного балагана остался Арлекин, выбравший жизнь в Мире Снов… Где-то во дворце Буратино оплакивала королева-мать, а по городу в поисках мальчика рыскали шпионы отца… Все это казалось Буратино чем-то нереальным, не имеющим к нему никакого отношения. Мир, окружавший его, проявил свою истинную природу, и Буратино казалось, что он медленно погружается в сонное оцепенение.
Между тем на улицах царила ужасная суматоха. Можно было подумать, что все жители города высыпали из своих домов, чтобы собраться в толпы и обсудить последнюю новость. То и дело произносили имя Буратино. В толпе мелькали золоченые шлемы королевской стражи и солдатские мундиры.
Буратино угнетало и утомляло гудение этого огромного растревоженного улья. Он с трудом нашел относительно пустой переулок и присел на ступеньки красивого дома в тени розовых кустов.
«Как странно, — подумал мальчик, — все эти солдаты, шпионы и зеваки когда-нибудь приходят в Мир Людей, чтобы принести в него добро и свет… Кажется, так говорил Бураткинс… Но ведь они совсем не готовы к этому… Им нужно прожить еще много-много лет, чтобы понять свое предназначение… А без этого… какой смысл в кукольной жизни?»
— Эй, ты что тут расселся? – раздался за спиной Буратино сердитый голос.
Мальчик оглянулся. На крыльце стоял хозяин красивого дома – в дорогом турецком халате, с надушенными усами.
— Ты чего, я говорю, тут сидишь? – грозно спросил он. – А ну, убирайся отсюда, пока я не надрал тебе твои грязные уши!
— Что я вам сделал? – с удивлением спросил Буратино.
— Не сделал, так сделаешь! – гневно ответил хозяин дома. – Залезешь в окно и что-нибудь стащишь!
— Но я не собираюсь лезть к вам в окно, — возразил Буратино, все больше удивляясь. – Я просто захотел отдохнуть.
— Так иди и отдыхай в другом месте! – непреклонно заявил господин в турецком халате. – Нечего тебе тут делать!
«И правда, что мне тут делать, — подумал Буратино, поднимаясь со ступенек. – Я был и принцем, и нищим, меня здесь любили и предавали… Я по горло сыт этим городом с его счастливыми снами. Как хорошо, что в Мире Людей меня ждут папа Карло и мои друзья!. . »
При мысли об этом у Буратино защипало в носу. «Как я мог так долго оставаться без них? – искренне изумился он. – Скорее, скорее назад, из этого игрушечного, ненастоящего города!. . Мне нужно найти городские ворота».
Он почти бегом бросился навстречу уличному шуму и утонул в густой толпе.
— Где городские ворота? Как мне пройти к городским воротам? – спрашивал Буратино у толкавших его кукол.
Мальчика никто не слышал. Его втянуло в бурлящий водоворот, закружило и вдруг резко выбросило вперед… Буратино ударился обо что-то мягкое и, не удержавшись на ногах, упал.
— Это еще что! – прогремело над ним.
Буратино поднял голову и увидел перед собой солдата королевской стражи. Это был Бироне, злой, как тысяча голодных собак.
— Какого черта? – заорал Бироне, давая выход душившей его злости. – Ты что, не видишь, куда прешь?!
— Простите, — пролепетал Буратино, обеими руками посильнее натягивая свою шляпу.
— Ты что, не видишь, кто перед тобой?! – совсем озверел Бироне. – А ну сними шляпу, рвань!
Он выхватил шпагу и вжикнул ею над головой несчастного Буратино. Волшебная шляпа слетела под ноги Бироне.
— А-а-а!. . – взревел тот, точно взбесившийся бык. — Принц Буратино!. . Тебя-то мне и нужно!
Толпа отхлынула от них. «Буратино, Буратино, здесь Буратино!. . » — пронеслось из уст в уста.
Бироне протянул руку, и тогда Буратино схватил с мостовой свою шляпу и бросил ее в лицо стражнику. В следующий миг он вскочил и кинулся в ошеломленную толпу.
— Держи его! – истошно завопил Бироне. – Именем короля!. .
Однако Буратино уже вырвался из круга и несся по улице, лавируя между отдельными прохожими и шарахаясь от каждого сборища кукол. Он бежал так быстро, что ветер свистел у него в ушах, но еще стремительнее по городу летел клич: «Держите Буратино!»
Мальчик не знал, где находятся городские ворота, и чувствовал, что толпа его преследователей растет. Он решил, что будет бежать до тех пор, пока не свалится замертво от усталости или его не поймают жестокие гонители. «Ничего, просто так я не сдамся, — подумал он и стиснул зубы. – Вы еще попрыгаете со своей сипаррой!»
— Буратино, — услышал он слабый, но хорошо различимый голос, — беги под арку и поворачивай направо!
Мальчик скосил глаза и даже не удивился, увидев рядом с собой бегущего Пьеро. Пьеро снова походил на туманное облачко, словно в эту минуту он просыпался в Мире Людей.
— Мне тяжело!. . – услышал Буратино. – Я не должен спать, я сейчас между сном и явью!. . Мы должны успеть добежать до ворот!. .
Когда показались городские ворота, у Буратино словно выросли крылья.
— Мы спасены, Пьеро! – он обогнал своего спутника и с размаху налетел на тяжелые двери. Ворота были наглухо заперты.
— Ключ!. . У тебя есть ключ!. . — чуть слышно прошелестел голос Пьеро.
Буратино понял и выхватил из-за пазухи золотой ключик. При одном прикосновении ключика к замочной скважине ворота распахнулись, словно бумажные ширмы, выпустили Буратино и тут же захлопнулись за его спиной.
— Ага! – закричал Буратино. – Что, взяли?!
Он повернулся назад, чтобы погрозить ненавистному городу, и медленно опустил руку… Там, где только что стояло кукольное королевство Бураткинса, не было ничего, кроме колышущейся под ветром травы.
Буратино навзничь упал на землю и уткнулся лицом в заросли луговых цветов.
— Пьеро!. . – воскликнул он, сотрясаясь от рыданий. – Пьеро! Пьеро!. .

Друзья встречаются
после разлуки

Дядюшка Роу напрасно торопился вернуться к серому валуну, — возле камня никого не было. «Неужели я опоздал? – мелькнуло у него в голове. – Я ведь даже не знаю, сколько времени провел в библиотеке… А вдруг прошли года…» Однако дядюшка Роу быстро одернул себя: «Мои друзья не из тех, кто бросает своего ближнего на произвол судьбы! Они никогда не ушли бы отсюда без меня».
Успокоив себя таким образом, старый сказочник внимательно осмотрелся и вдруг присвистнул.
— Эх, а дорог-то осталось всего четыре! Вот так штука!. . Неужели кому-то не суждено вернуться сюда?. .
Дядюшка Роу почувствовал, как сами собой до боли сжались его кулаки.
— Кто же, кто? – твердил он, пытаясь понять, чья дорога исчезла.
Но определить это было совершенно невозможно: в Мире Снов действовали свои законы – и четыре дороги разбегались в стороны так же равномерно, как некогда пять. Дядюшке Роу оставалось только ждать и молиться, чтобы не пропали и другие дороги…
Ждать пришлось недолго, вскоре на горизонте показалась фигура человека. Сказочник прищурил близорукие глаза и узнал в идущем Карабаса Барабаса.
— Ну, слава Богу, — пророкотал Карабас, приблизившись к валуну, — а то я уже боялся, что опоздаю…
— Рад вас видеть, синьор Карабас, — приветствовал его дядюшка Роу. – Как прошло ваше путешествие?
— Глупее некуда, — доверительно сообщил доктор кукольных наук. — Я чуть было не женился на принцессе и не получил в приданое полцарства.
— Что вы говорите! Почему же вы все-таки не женились? Вам не понравилась принцесса? – дядюшка Роу приготовился с интересом слушать.
— Да я ее и в глаза не видел, — ответил Карабас, повергая сказочника в полное изумление. – У нее, как выяснилось, уже был избранник, очень даже неплохой малый… Вот я и не стал им мешать.
— Вы совершили замечательный поступок, — решил дядюшка Роу. – Правда, вам не досталось приданое…
— Да черт с ним! – отмахнулся Карабас. – Все эти денежки, которые достаются так легко, приносят больше вреда, чем пользы.
— Это истинная правда! – согласился старый сказочник. – Я рад, что вы пришли к правильным выводам.
— Ну а вы? – в свою очередь поинтересовался Карабас Барабас. – Вы-то где побывали?
— Я? Ну, вы же знаете, что я неисправимый книжный червь… Мне посчастливилось посетить Вселенскую библиотеку. Вы даже не представляете, какие книги я держал в своих руках!. .
— Поздравляю, — довольно равнодушно отозвался доктор кукольных наук. – Однако вы не засиделись там…
— Я вовремя вспомнил о друзьях, — ответил дядюшка Роу. – Если бы не это, я, наверное, остался бы там навсегда… Кстати, вы обратили внимание, что из пяти дорог одна исчезла?
— Вот черт, и правда! – заморгал Карабас. – Как же это понимать?
— Я думаю, что кто-то останется в Стране Счастливых Снов навсегда, — ответил дядюшка Роу, почувствовав, как снова напряглись его нервы. – Знать бы, кто…
— Наверняка это престарелая птичка, — ухмыльнулся Карабас Барабас. – Помните, как она расписывала нам этот… эдем?
— Ах, если бы так, — вздохнул старый сказочник. – Я так беспокоюсь о мальчиках…
— Ну, по крайней мере, об одном из них вы можете не беспокоиться, — хмыкнул Карабас, глядя куда-то вдаль.
— Буратино!. . – у дядюшки Роу перехватило дыхание. – Но почему он один, где Арлекин?
И старый сказочник со всех ног побежал навстречу деревянному человечку.
— Дядюшка Роу, я вернулся, вернулся! Я вернулся! – еще издали закричал Буратино, без устали повторяя это лучшее на свете слово.
Сказочник поймал Буратино, крепко прижал к себе.
— А где же Арлекин?
— Он не захотел возвращаться и выпил сипарру, — ответил Буратино, слушая, как бьется сердце дядюшки Роу.
— Что выпил?
— Ой, вы же ничего не знаете, — сказал мальчик. – Я ведь тоже едва не выпил сипарру и не стал принцем!. .
— Знаешь что, пойдем-ка к нашему камню, — проговорил дядюшка Роу, не спуская Буратино с рук. – Там нас ждет еще один несостоявшийся принц, и ты нам все расскажешь.
Мальчик говорил торопливо и сбивчиво и, как заведенный, размахивал руками, заново переживая свои приключения в кукольном королевстве.
— Вот так я и удрал из города, — закончил он свой рассказ, — а то бы никогда вы меня больше не увидели.
— Вот дьяволы! – выругался Карабас Барабас. – Отравить живого человека!. .
— Я ведь не человек, синьор Карабас, — напомнил Буратино.
— А какая разница, – ответил на это доктор кукольных наук, – если вы, куклы, ничем не отличаетесь от людей? Жаль, что я не понимал этого раньше…
— Да, а каков молодец наш Пьеро! – с гордостью проговорил дядюшка Роу. – Не каждый человек способен на такую дружбу… Что же касается Арлекина, то ведь он сам сделал свой выбор… Будем надеяться, что он найдет свое счастье в этой стране. Поэтому не переживай, Буратино, тут нет твоей вины.
— Радуйся, что унес оттуда ноги, — похлопал его по плечу Карабас Барабас, — а то ведь одна дорога начисто пропала…
— Как пропала?
— Да, Буратино, — кивнул сказочник, — кто-то еще не вернется из своего путешествия…
— Ой, смотрите, смотрите, там кто-то идет! – закричал Буратино, поднимаясь на цыпочки. – Но это не Артемон с Алисой…
— И уж вовсе не наш заумный пернатый друг, — сказал Карабас. – Это какие-то юноша с девушкой…
Все трое с растущим интересом ожидали приближения незнакомой молодой пары. Скоро стало заметно, что юноша и девушка одеты в старинные костюмы, вышедшие из моды лет триста назад.
— Может, это бродячие актеры? – предположил Буратино.
Молодые люди под руку приблизились к валуну. Высокий статный юноша сдержанно улыбался, рыжеволосая девушка же просто цвела от счастья.
— Вы нас не узнаете? – певуче спросила она.
— А разве мы знакомы? – улыбнулся в ответ сказочник.
— Ах, дядюшка Роу, ну напрягите же свою богатую фантазию, — тряхнула рыжими кудрями красавица.
Дядюшка Роу провел ладонью по глазам.
— Если бы я верил в переселение душ, я подумал бы, что вы… лиса Алиса…
— Ой! – пискнул Буратино.
— Ну конечно! – звонко рассмеялась девушка. – А это – Артемон!
— Вот чертовщина!. . Как же это вас угораздило? – у Карабаса полезли на лоб глаза.
— В самом деле, как вам это удалось? – спросил дядюшка Роу, весь обращаясь в слух.
— С нами произошло, конечно, чудо, — вступил в разговор Артемон. – Но у него есть своя предыстория. Дело в том, что мы с Алисой когда-то уже были людьми, однако упустили свое счастье и потеряли человеческий облик. А здесь, в Стране Счастливых Снов, нам напомнили о прошлом и помогли снова стать людьми. Вот и все…
— Ну, я уверен, что это не все, — лукаво прищурившись, сказал старый сказочник. – По-моему, ваша счастливая история только начинается. Я угадал, Алиса?
— Между прочим, меня теперь зовут Авелией, — задорно ответила девушка, — а моего жениха Артуром. Но если вам очень хочется, вы все можете по-прежнему величать меня Алисой.
Между тем Буратино окончательно уверился, что перед ним его прежние друзья.
— Как я рад за вас! – заплясал он. – Вы единственные, кто обрел в этой стране настоящее счастье! Но… я надеюсь, вы не очень изменились… в душе?
— Не беспокойся, Буратино, я все тот же преданный тебе друг, — сказал Артур.
— А я все та же хитрая плутовка, — подмигнула Авелия. – А еще я знаю, кем был раньше кот Базилио.
— Неужели тоже человеком? – спросил дядюшка Роу.
— Увы, тоже котом. Моим любимым котом, которого я так обожала, что невольно потянула за собой в свою бродячую жизнь. Бедная моя киска…
— Скажите, а почему здесь нет Арлекина… и господина Ворона? – спросил Артур. — Они что, еще не вернулись?
— Они уже не вернутся, — тихо ответил дядюшка Роу. – Вы были последними, кто пришел к этому камню.
— Значит, мы больше никого не ждем?
— То-то и оно, что никого, — Карабас Барабас нетерпеливо топтался на месте, как застоявшийся конь. – Поэтому давайте-ка топать домой…
— И вы знаете, как? – полюбопытствовала Авелия.
— Ну нет, я надеялся на этого малого с золотым ключиком… Ключик-то у тебя? – повернулся Карабас к Буратино.
— У меня, синьор, но, право, я не знаю, чем он может нам помочь…
— Погоди, Буратино, — остановил его дядюшка Роу. – Ты помнишь, что сказало вещее дерево Алакон? Один раз ты должен был открыть ключиком ворота…
— Я и открыл их!. .
— И один раз оставить ключик.
— Где же я должен его оставить?
— Я думаю, здесь, в Стране Счастливых Снов.
— Но дядюшка Роу!. .
— Я понимаю тебя, малыш, — обнял его мудрый сказочник, — но твой любимый ключик уже сослужил тебе свою службу. Он должен вернуться туда, откуда пришел. Отныне вам не по пути, Буратино…
Буратино достал золотой ключик и некоторое время держал его на ладони, словно взвешивая.
— Мне что, бросить его на землю?
— Ну зачем же на землю? Посмотри сюда, — и дядюшка Роу указал на небольшую горизонтальную нишу в камне, повторявшую форму ключика.
— Ее же здесь не было! – растерялся Буратино.
— Она появилась тогда, когда ты вынул ключик, — сказал дядюшка Роу. – Решайся, мой мальчик.
— А ну давай не тяни! – подгонял Карабас. – Ты что, хочешь остаться здесь навсегда? Чего тогда не выпил сипарру?
При упоминании о сипарре Буратино передернуло, и он быстро опустил ключик в фигурную нишу.
Серый валун зашатался, как будто хотел перевернуться, и отъехал в сторону. Под ним открылся подземный ход. Авелия подобрала подол длинного платья и заглянула в подземелье.
— Каменная лестница ведет вниз! – бодро сообщила она. – Ну что ж, лететь по воздуху больше не придется…
Буратино лег на землю и свесил голову в проход.
— Там есть факелы! Их как будто только что зажгли и прикрепили к стене!
— Вот и слава Богу, — протрубил Карабас Барабас, забрасывая за плечо свою длиннющую бороду.
— Позволь твою руку, Авелия, — сказал Артур, галантно поклонившись своей возлюбленной.

Удивительное путешествие
подходит к концу

Подземный ход, которым двигались путники, действительно выглядел так, словно кто-то хорошо позаботился об их безопасном возвращении домой. Факелы весело потрескивали и щедро лили в подземелье яркий свет. Каменная лестница привела в просторный тоннель без каких бы то ни было ответвлений.
— Как вы думаете, у нас впереди снова зеленый туман? – спросил Буратино, вышагивавший первым.
— Вполне возможно, — откликнулся дядюшка Роу.
— Да ведь он с этой стороны словно резиновый, помните? А если он не пустит нас обратно?
— Буратино, неужели ты не видишь, как Мир Снов провожает нас домой? – с укором сказала Авелия.
— Просто королевские почести!. . – поддел Буратино Карабас Барабас.
— Да ладно, вы сами-то… без пяти минут принц, — надулся мальчик. – Я ведь спросил просто так…
— Тише, господа принцы! — оборвал их дядюшка Роу. – Я вижу зеленый туман.
И сразу погасли все факелы. Тоннель погрузился в зеленоватый полумрак.
— Вот она, дверь в наш родной мир, — дядюшка Роу, подошел к мерцающей стене тумана и коснулся ее рукой. – Отворись же, мы возвращаемся домой…
Его рука утонула в тумане, не встретив сопротивления.
— За мной, друзья!
На этот раз переход через туман оказался почти мгновенным, без всяких голосов, видений и загадок. А когда последний из путников прошел сквозь стену, она на глазах у всех сделалась каменной.
— Вот и все, прощай, Страна Счастливых Снов, — негромко проговорила Авелия. – Однако, куда же мы попали?
— Я ничего не вижу в этой темноте! – раздался недовольный голос Карабаса. – Почему мы не догадались прихватить хоть парочку факелов?
— Не беспокойтесь, друзья, в моем мешке остался один факел, — успокоил всех дядюшка Роу. – Сейчас я зажгу его.
Подняв горящий факел, сказочник огляделся:
— О, так вот где мы оказались!. .
— Я тоже узнаю это место! – подхватила Авелия.
— Может быть, вы объясните… — начал было Карабас.
— Конечно, синьор, — с готовностью ответил Буратино. — Вот этот треугольный камень открывает выход из подземелья, а эта шахта ведет в сокровищницу… Туда же можно спуститься по длинной лестнице…
— Так это то самое место?! – догадался Карабас, заметно побледнев.
— Именно. Сюда мы пришли с сокровищами и здесь же высыпали их обратно. Только дядюшке Роу и Пьеро удалось вынести отсюда… по одному маленькому сувениру. Дядюшка Роу, вы ведь можете взять что-нибудь еще…
— Зачем, Буратино? – пожал плечами старый сказочник. – В Стране Счастливых Снов я видел сокровищницу, с которой не сравнится ни один золотой клад мира… И я еще раз убедился, что настоящее богатство можно хранить только в своей душе. А ты можешь попробовать, Буратино. Я уверен, что тебе нечего бояться.
— А кто вам сказал, что я боюсь? – вздернул нос Буратино. – Да только я тоже кое-что понял в этой стране счастья. И я вам скажу, к чему мне эти сокровища? Мы возвращаемся домой, там меня ждут мой папа Карло, мои друзья и наш театр… Я ведь создан на радость людям…
— Это прекрасно, малыш, — сказал дядюшка Роу. – Ну а вы, молодые люди?
— Я уже нашел свое сокровище, и большего мне не надо, — сказал Артур, обнимая Авелию.
— Мне тоже, — произнесла она, прижимаясь к юноше.
— А как вы, синьор? – спросил сказочник у доктора кукольных наук. – Может быть, вы желаете хотя бы взглянуть на сокровищницу?
— Э-э, хватит с меня искушений, — ответил Карабас Барабас. – У вас есть театр, я тоже хочу заниматься своим делом… А деньги я всегда заработаю. Поэтому пойдемте-ка подальше от греха…
— Слушаюсь, — и дядюшка Роу повернул треугольный камень.
Гора загудела, открываясь, и солнечный свет на мгновение ослепил путников.
— Ура!!! – совсем как в прошлый раз, закричал Буратино, устремляясь наружу. – Мы дома, дома!
— Мы дома!. . – глухо повторил Карабас Барабас, вытирая бородой покрасневшие глаза.
— Вот оно, наше солнце, — сказал дядюшка Роу, запрокидывая к небу лицо. – Как давно мы не видели тебя!. . А вот и наша Долина привидений…
— А вот и каменные Дуремар с Базилио, — выпалил Буратино.
— Где? – озираясь, спросил Карабас.
— Да вот же! – Буратино подвел его к окаменевшему продавцу пиявок. – Ваш бывший приятель… А это его сумка с сокровищами… тоже бывшими…
Карабас Барабас глядел на каменного Дуремара сморщившись, как будто собирался заплакать.
— И вы хотели их оживить? – недоверчиво спросил он.
— Слушайте, — вдруг торопливо сказал дядюшка Роу, — а что, если мы возьмем эти каменные суму и сундучок, отнесем в пещеру и бросим все эти «богатства» в шахту?
Он еще не успел договорить, как Артур схватил каменный сундучок Базилио и понес его к пещере. Карабас не мешкая оторвал от земли тяжеленный мешок Дуремара и поспешил за юношей. Едва лишь оба, отдуваясь, вышли из пещеры, скала загудела и сомкнулась.
— Ну, оживайте, мы вернули назад ваши сокровища, — потребовал Буратино.
— Базилио, миленький, оживи, — попросила Авелия и погладила неподвижного кота.
— Давай, превращайся обратно! – подступил к Дуремару Карабас Барабас. – Твои пиявки уже заждались тебя.
Серые истуканы вдруг пошли трещинами. С них посыпалась каменная крошка, как штукатурка со стен рушащегося дома, и сами они пришли в движение.
Все, кроме Авелии, отпрянули. Девушка же подбежала к коту и легко подхватила его на руки.
— Живой, живой!. . – с восторгом закричала она, тиская воскресшего Базилио. – Теплый и мягкий!. .
— Мяу! Вы кто? – заорал кот, пытаясь вырваться и оставляя на руке Авелии красные царапины.
— Я графиня Риоли, твоя хозяйка! – она поцеловала Базилио в перекошенную морду. – Ах, ты же ничего не знаешь, бедняжка!. . Я лиса Алиса, с которой ты разделил столько невзгод!. .
Испугавшись, что эта сумасшедшая девица задушит его, кот Базилио прекратил всякое сопротивление и изобразил обморок. Авелия принялась дуть ему в морду.
Буратино прыснул со смеху.
— Смотри, она любит его больше, чем тебя, — сказал он Артуру. Герцог шутливо щелкнул Буратино по голове.
В это время дядюшка Роу и Карабас приводили в чувство ожившего Дуремара.
— Что со мной? – стонал тот, лежа на земле и вяло дрыгая ногами, словно сонная муха. – У меня все тело как будто деревянное… или каменное…
— Ну нет, теперь твое тело как раз в порядке, — приговаривал Карабас. – Приставить к нему дюжину пиявок – и будешь здоров как бык… Вставай, пойдем домой, я угощу тебя красным вином! Я твой должник, Дуремар, это же ты вытащил меня из болота…
— Из какого болота, синьор Карабас? – хныкал продавец пиявок. – Я ничего не понимаю…
— В самом деле, нам нужно идти, солнце опускается, — сказал дядюшка Роу. – Еще полчаса, и в Долине привидений станет темно. Поспешим домой, а по дороге поговорим. Ты слышишь, Авелия?
— Мы слышим, мы с моей киской слышим!. . – прощебетала Авелия, повязывая на шею бедного Базилио пышный розовый бант.

Путники возвращаются
и… переодеваются

К тому времени как на пути честной компании показалась харчевня «Трех пескарей», кот Базилио уже смирился с тем, что любвеобильная рыжеволосая красавица и есть бывшая лиса Алиса. Девушка не спускала его с рук, что-то ворковала в драное кошачье ухо и так заласкала Базилио, что он сделался как будто пьяный.
— Смотрите, наша харчевня, — сказала Авелия. – Киска, ты же, наверное, совсем голодная!. .
— Сними с меня бант, Алиса! Он меня удавит! – придушенно мяукнул Базилио.
— Хорошо, хорошо, — засуетилась Авелия. – Так ты хочешь кушать?
— Еще чего, дома покушаете! – прикрикнул на них Карабас Барабас. – Я хочу поскорее домой!
— Домой! – с вызовом мяукнул Базилио. — А если у кого-то и дома-то нет…
— Киска моя! – всполошилась Авелия. – Я же говорила тебе, что теперь мой дом это театр «Буратино», и ты будешь жить там вместе со мной! Я правильно говорю? – обернулась она к остальным.
— Как ты хочешь, любимая, — ответил благородный Артур.
— Правильно, правильно, — сказал Буратино. – У нас для всех хватит места.
Войдя в родной городок, путники остановились на развилке дорог. Один путь отсюда вел к театру «Буратино», другой – к балагану Карабаса Барабаса. Путешественники стояли в некотором замешательстве.
— Послушайте, друзья, – сказал дядюшка Роу, — я обращаюсь сейчас к вам, синьор Карабас Барабас, и к вам, достопочтенный Дуремар. Я думаю, что испытания, которые выпали на нашу долю в последнее время, дают нам право называться друзьями. Так вот, мы от всей души приглашаем вас в гости…
— …на праздничный ужин! – закончил Буратино и лучезарно улыбнулся. – Как хорошо, что в нашем мире это не просто ритуал. Соглашайтесь, синьоры!
Карабас Барабас потеребил свою бороду.
— По правде говоря, меня в моем балагане никто не ждет… Поэтому я принимаю ваше приглашение, ну и… спасибо вам.
— Я тоже принимаю, — поспешно заявил Дуремар, кивая головой как китайский болванчик.
— А куклы не испугаются меня? – спросил вдруг Карабас Барабас и густо покраснел.
— Не испугаются! – убежденно сказал Буратино. – Вы стали совсем другим человеком, синьор, это каждый заметит.
— Ой, смотрите, афиша нашего театра! – воскликнула Авелия, указывая на приклеенный к стене большой лист бумаги.
— Ну-ка, ну-ка, — Буратино подошел к освещенной фонарем афише и прочитал: «Театр «Буратино» 30 октября приглашает на премьеру спектакля «Приключения Буратино продолжаются». Вас ждет новая встреча с любимым героем. Приходите на премьеру!»
— Это как же понимать? – не поверил своим глазам Буратино. — Это кто же у них теперь «любимый герой»?
— А какой сегодня день? – растерянно спросил дядюшка Роу.
— Эй, уважаемый, — обратилась Авелия к какому-то прохожему, — скажите, какое сегодня число… и месяц?
— А год вас не интересует? – хмуро спросил прохожий, подозрительно оглядывая девушку.
Она обворожительно улыбнулась:
— Откровенно говоря, очень интересует.
— С утра вроде как было тридцатое октября, — сказал прохожий и быстро пошел прочь. У поворота он обернулся и покрутил пальцем у виска.
— Тридцатое октября! – потерянно воскликнул Буратино. – Значит, сегодня спектакль!. . Что же нам делать?
— Как что делать? Идти на премьеру, — ответил дядюшка Роу, и вдруг глаза его заблестели. — А знаете что, я предлагаю явиться в театр инкогнито.
— Вот именно, — сказал Буратино. — Явимся и как спросим инкогнито: это что тут у вас за новый Буратино?!
— Нет, мой мальчик, инкогнито значит тайно. Нам нужно немного загримироваться и прийти в театр неузнаваемыми. Это, конечно, не касается Авелии и Артура… Ну, еще, может быть, Базилио. Синьор Карабас, в вашем балагане найдется грим и какие-нибудь костюмы для нас?
— Все найдется, — заверил Барабас. – До того как купить кукольный театр, я несколько лет работал в труппе бродячих артистов. За мной!
— А как быть с моим носом? – на ходу спросил Буратино. — Его ведь не загримируешь! Эх, нету у меня моей волшебной шляпы…
— Эврика! Я знаю, как спрятать твой нос! – закричал дядюшка Роу. – Для того чтобы тебя не узнали, мы сделаем из тебя… Буратино! Оденем тебя в театральный костюм, а на твой длинный нос наклеим бумажный: пусть думают, что это маска.
— Гениально! – восхитилась Авелия. – И в высшей степени изящно.
В балагане Карабаса Дуремара быстро переодели в ученого профессора и нацепили ему на нос пенсне. Дядюшка Роу преобразился в старую синьору, а для Буратино нашли бархатный зеленый костюм какой-то куклы и обклеили ему нос бумажкой. Сам Карабас вырядился в черную сутану монаха, спрятав бороду в просторных одеждах служителя церкви.
— Синьор, разве монахи предаются мирским развлечениям? – усомнился дядюшка Роу.
— Ничего, я буду веселым монахом, — хохотнул доктор кукольных наук.
Базилио гримировать не стали: таких котов кругом было хоть пруд пруди, а Авелию и Артура в городе не знала ни одна живая душа.
— Синьор Карабас, мне, право, неловко, — замялся дядюшка Роу, — у вас не найдется сколько-нибудь денег на билеты в театр?
— О чем разговор? – ответил тот. – С большим удовольствием свожу вас… в ваш театр.
…Дальше все случилось так, как и предполагал дядюшка Роу, недаром же он был талантливым режиссером. Билетерша театра «Буратино», никого не узнав, спокойно пропустила в зал всю компанию. Она ничего не имела против монаха и лишь немного придралась к мальчику.
— Ты зачем приделал себе нос, как у нашего Буратино? – строго спросила она. – А ну не балуйся и сними.
— Ах, дорогая, вы не правы! – надтреснутым старческим голосом вступилась за мальчика пожилая синьора, пришедшая с ним. — Это же так прекрасно! Ваш театр должен гордиться, что мальчишки, и в том числе кукольные, мечтают походить на Буратино и приклеивают себе длинные носы!
— А ведь и верно, — согласилась билетерша и по-доброму улыбнулась. — Вот как прославился наш Буратино! Проходи, мальчик, ты очень, очень похож!. .

В театре «Буратино»
происходит волнующая встреча

Театр был переполнен, и друзьям пришлось довольствоваться местами на галерке. Впрочем, они не роптали и с огромным интересом принялись следить за театральным действом.
Трюк с «любимым героем» оказался очень простым: какой-то кукле приклеили длинный нос, одели колпачок – вот тебе и Буратино!
— Ишь чего придумали! – ревниво пробормотал на галерке настоящий Буратино. – Неужели все верят, что это я?
Но зрители, похоже, действительно считали, что перед ними Буратино собственной персоной, и бешено аплодировали при каждом выходе своего любимца.
— Свинство какое, — пожаловался Буратино сидевшей рядом Авелии.
— Не мешай смотреть, — отмахнулась та.
— Я говорю, какое свинство, — повторил Буратино теперь уже в адрес дядюшки Роу.
— Да что ты! Это просто замечательно, — не отрываясь от зрелища, сказал дядюшка Роу. – Какой сюжет, какие коллизии!. . Интересно, кто написал эту пьесу? А, вот и наш Пьеро…
Сзади Буратино хлопнул по спине Карабас Барабас:
— Да ведь они аплодируют тебе, деревянная твоя голова!
И в это время на сцене произошло непредвиденное: кукла-Буратино, как-то неловко повернувшись, задела длинным носом за декорацию, и приклеенный нос отвалился.
— А-ах! – пронеслось по залу. – Это не Буратино!. .
— Это не Буратино! – раздались десятки голосов.
— Это обман! Нас дурачат! – возмущенно кричала публика.
— Что ж, — сказал дядюшка Роу, — мы появились как раз вовремя. Твой выход, Буратино.
Мальчик запрыгнул на свое кресло и крикнул так звонко, как только мог:
— Я здесь, здесь! Буратино – это я!!!
В наступившей тишине все зрители повернулись к галерке. Куклы на сцене замерли.
— Мы здесь! Мы вернулись!
Буратино содрал со своего носа бумагу, дядюшка Роу скинул шляпку и женский парик, а Карабас Барабас снял черный капюшон и выпростал из-под сутаны свою бороду.
— Это они, они вернулись! – не помня себя от радости, Пьеро спрыгнул со сцены и бросился к галерке.
Казалось, что в театре взорвалась бомба.
— Буратино!!! – загремел зрительный зал.
– Они вернулись! – загалдели куклы и как горох посыпались с подмостков.
Из-за кулис выскочил папа Карло и с трудом стал пробираться через зал, который напоминал бушующее море.
— Сынок, сынок!. . – повторял он, не замечая, что по его морщинистым щекам текут слезы.
— Папа! Папочка!. . – взвизгнул Буратино.
Дядюшка Роу поднял мальчика и передал его в руки папы Карло.
— Ваш дорогой путешественник…
Уткнувшись в щеку отца, Буратино беззвучно вздрагивал. Папа Карло, крепко прижимая к себе свое сокровище, вернулся на сцену.
— Дорогие зрители! – взволнованно сказал он. – Друзья! Я прошу у вас прощения за сорванный спектакль… и хочу, чтобы вы разделили с нами нашу радость!. .
Дорогие зрители захлопали так, что стало ясно: лучшего спектакля для них и придумать было нельзя.
— Я должен кое-что объяснить вам, — продолжал папа Карло. – Наверняка многие из вас знали, что Буратино и его друзья отправились в далекое и опасное путешествие. Все в нашем театре очень беспокоились об их судьбе, а я просто не находил себе места… И вот, чтобы немного отвлечься, я решил попробовать… тоже написать пьесу. А поскольку все мои мысли были заняты вот этим сорванцом, то и пьеса, конечно, получилась о нем. Ну а потом мы решили показать ее вам… Простите за то, что наш Буратино был ненастоящий…
Буратино наконец отлепился от своего отца.
— Зато я настоящий, папочка! А ведь это самое главное, верно? – спросил он у зрительного зала.
Ответом ему были долгие овации.
— А если бы вы знали, какие приключения нам довелось пережить! Дядюшка Роу обязательно напишет об этом пьесу!
— Почтенная публика, — попросив тишины, сказал папа Карло, — я хочу сделать маленькое объявление. С вашего позволения, сегодняшний спектакль переносится на завтра…
— И завтра в главной роли буду я! – объявил его сын.
— Папочка, я успею выучить свою роль, честное слово! – пообещал он отцу, в то время как публика неутомимо аплодировала. – До завтра, друзья!
Зрители расходились очень неохотно. Перед тем как уйти, каждый старался протолкаться к сцене и хоть словечком перемолвиться с путешественниками, поздравить их с возвращением.
Буратино же старался отыскать глазами Пьеро и, когда это удалось, принялся изо всех сил протискиваться к нему.
— Пьеро! – воскликнул он, обнимая друга. – Спасибо тебе, Пьеро! Спасибо за все!
— Но за что? – спросил тот, отвечая на объятия Буратино.
— Ты дважды спас меня от гибели!
Пьеро взмахнул длинными ресницами:
— Но когда?
— Пьеро, я знаю, что ты очень скромный, но если бы ты не помог мне бежать сначала из дворца, а потом из города, меня сейчас не было бы с вами!
— Ты шутишь, Буратино?
Буратино заглянул в широко распахнутые, преданные глаза друга, смотревшие на него с обожанием.
— Пьеро, неужели ты ничего не помнишь?!
— Нет, а что я должен помнить?
— Мудрый Ворон был прав, — пробормотал Буратино и еще раз крепко обнял Пьеро.
— Скоро ты все узнаешь, — сказал он.

Сказка всегда
заканчивается хорошо!

…Была уже глубокая ночь. Давно почивали в своих кроватях и улыбались во сне зрители театра «Буратино», а в самом театре никто не спал. Сидя за длинным столом, люди и куклы вели нескончаемый разговор.
— Подумать только, наш Буратино, мой мальчик, которого я смастерил вот этими руками, — принц кукольного королевства!. . – вздыхал папа Карло. – И мы чуть было не потеряли его…
— Пьеро, ты так ничего и не вспомнил? – спросил у друга Буратино.
— Теперь, когда ты обо всем рассказал, я начинаю что-то припоминать, — отвечал Пьеро, – но как-то очень смутно… Я редко запоминаю свои сны.
— В том-то и вся загвоздка, — сказал дядюшка Роу. – Мир Снов так же реален, как и наш мир. Там мы проводим треть своей жизни, и, заметьте, проводим активно, совершаем поступки, которые изменяют действительность… Об этом нужно помнить всегда. Я говорю это и на тот случай, если кто-нибудь захочет повторить наше путешествие.
— Ну уж нет, — поежилась Мальвина, — мне совсем не хочется попасть туда, где тебя в любой момент могут любезно отравить.
— Это уж как кому повезет. Я вот нисколько не жалею, что попала в Страну Счастливых Снов, — вмешалась в разговор Авелия. Одной рукой она поглаживала кота Базилио, другая покоилась в ладони Артура.
— Ох, мои дорогие, я никак не привыкну к вашему новому облику, хотя он много лучше прежнего, — сознался папа Карло. – Графиня Риоли!. . Герцог Блоур!. . Даже в голове не укладывается. Осмелюсь спросить, а каковы же теперь ваши планы на будущее?
— Синьор, если в вашем театре нашлось место для пуделя и лисы, то, может быть, отыщется и для нас? – пряча улыбку, спросила Авелия. – Ну, еще для одной милейшей киски… А о титулах лучше забудем, они остались в далеком прошлом.
— Молодчина, Алиса! – вырвалось у Буратино. – Ой, я хотел сказать, Авелия, что ты рассудила очень правильно.
А папа Карло, воодушевленный всем происходящим, уже говорил Дуремару:
— Оставайтесь и вы, синьор. Вы уже немолодой человек, вам вредно бегать по болотам… В нашем театре для вас найдется посильная и достойная работа.
Дуремар был единственным, кто не расстался со своим костюмом, и надо сказать, что в образе ученого профессора он имел весьма положительный и даже солидный вид.
— Спасибо вам, — растроганно сказал он. — Понимаете, по дороге в город я собирался попроситься в балаган синьора Карабаса… Ну, хотя бы подметать пол, свечи зажигать… Когда-то в детстве я неплохо рисовал и мог бы попробовать оформлять декорации… Сейчас я просто не знаю, как поступить…
— Подумайте, синьор, наше предложение всегда остается в силе, — сказал папа Карло. – Кстати, а где же Карабас Барабас?
— Он куда-то вышел… минут пять назад, — пропищала кукла в черно-белом домино и указала на пустой стул рядом с собой.
— Но куда и зачем? – удивился папа Карло. – Может быть, мы его обидели?
— Не знаю, – смутившись, ответила кукла. – Мне было очень непривычно и… страшновато сидеть рядом с синьором Карабасом, и он, по-моему, это понял…
— Какая ерунда! – пристыдил куклу Буратино. – Карабас Барабас честный и порядочный человек!
— Может, это и так, — сказала через стол Мальвина, — но к этому надо привыкнуть. Меня тоже до сих пор бросает в дрожь при виде его ужасной бороды.
— Ой, кто это?!
Из гримерной вышел моложавый импозантный мужчина с живыми смеющимися глазами. Увидев, что взоры всех присутствующих обратились к нему, он улыбнулся, и его улыбка покорила всех.
— Да это же Карабас Барабас! – с восторгом воскликнул Буратино. – Только… без бороды!. .

.




Похожие сказки: