Спахия и батраки



И у нас были спахии. У некоторых были такие поместья, что за целый день не объедешь. У одного на хуторе было батраков — чуть не целая деревня.
Как-то раз выпал урожайный год, и работящие и бережливые батраки, у которых были ещё своя птица и свиньи, надеялись малость поправить свои дела. Спахии это пришлось не по вкусу. Много людей перебывало у него, и он приметил, что сытый батрак легче бросает хозяина. А это ему было не с руки. Он любил держать людей в строгости. Он любил держать людей в строгости. Делать ему было нечего, и скоро он надумал, как поступить.
За хутором в долине насажен был хороший виноградник. С трёх сторон его окружали горы, а со стороны хутора — ров. Через ров был перекинут мостик.
Подождал хозяин осени, когда в карманах батраков зазвенели кое-какие гроши, и сказал одному из них:
— Знаешь, что мне пришло в голову? Пропала у меня охота к тому винограднику, что за рвом. Бросить его жалко, продать некому, ведь он посреди поместья. Вот я и решил продать его вам, моим людям. Отдам по дешёвке, лишь бы от него избавиться, а вам как-никак подмога. Сложитесь, и возьмёте, кто сколько может.
Каждому, а особенно батраку, хочется стать хозяином, да ещё когда можно купить земли по дешёвке. Вот батраки и попались на удочку.
Помещик отдаёт мотыку (меру) виноградника за пять форинтов — дешёвка. Как тут не польститься? Батраки и купили — кто одну, кто две мотыки, а кто поднатужился, тот взял и больше.
Каждый знал, где его полоска. Один из батраков на другой день поднялся чуть свет, — не терпелось полюбоваться на свой виноградник. Правда, видел он ту землю уже много лет, но ведь одно дело — хозяйское добро, а другое — своё собственное.
Встал он, пошёл ко рву, хотел по мостику пройти к своему винограднику, глядь, а мостика-то и нет. Исчез за ночь.
Мостика нет, а по ту сторону рва сидит сторож спахии. Дремлет, опёршись на дубину, а на коленях ружьё.
Ну, раз мостика нет, надо прыгать. И батрак прыгнул в том месте, где прежде проходил мостик, — там ров был поуже.
Перепрыгнул — и прямо к своему винограднику. А сторож не пускает:
— Куда прёшь?
— К себе на виноградник. Хочу своим добром полюбоваться.
— Постой. Ты зачем через ров перепрыгнул? Виноградник твой, а ров-то спахии.
— Ну и что?
— Что?. . А то, братец, что спахия не позволяет прыгать через ров бесплатно, — сказал сторож.
И тут-то стало ясно, зачем он здесь сидит с заряженным ружьём.
Перепрыгнешь через ров, плати пять форинтов.
— Ах, так?
— А как же иначе? Раз перепрыгнул, плати пять форинтов и любуйся себе досыта своим виноградником.
Сторож опёрся о дубинку, как архангел на меч у врат райских, и стережёт ров. Видит батрак, что без пяти форинтов не обойдёшься. Подумал немного и грустно вздохнул.
— Ну, давай пять форинтов, — торопит его сторож.
— Погоди маленько, — отвечает батрак и — гоп! — перепрыгнул назад через ров.
— Значит, не хочешь в свой виноградник?
— Да что я, дурень, что ли, стану я ломать ноги, прыгать туда и сюда.
Эх, братец, не я один, другие ещё глубже завязли. Я-то купил всего две мотыки по пяти форинтов. Прыгнул через ров туда, прыгнул обратно, а теперь пусть спахия хозяйничает в моём винограднике. Чтоб я ещё прыгал, ноги бил, — этого он не дождётся.
Батраки смекнули, как помещик хотел их облагодетельствовать.
Пошли они с горя ко рву и давай прыгать через него перед сторожем. Кто сколько мотык купил, тот столько раз и перепрыгнул. У кого, кроме винограда, были ещё и денежки, тот расплатился, но один батрак купил у спахии всего одну мотыку и когда перепрыгнул через ров, понял, в какую беду попал.
Ведь он отдал помещику все свои деньги, а перепрыгнул раз — и потерял купленную мотыку виноградника. Как же теперь домой попасть?
— Жена, беги продай что можешь, собери пять форинтов и купи у спахии мотыку земли, чтобы было чем расплатиться, а то я до конца дней своих останусь на этой стороне.
[Спахия — турецкий помещик]

.




Похожие сказки: