Солнечный зайчик



Лето кончилось, и пришла пора Иринушке с Ростиком ехать в город. Ирине надо было идти в школу, а Ростику — в садик. Уехала с ними и мама. А папа остался в деревне.
Дел было много. И не на кого было оставить кроликов, поросенка, теленка, котенка и двух собак. Все они привыкли за лето жить рядом с людьми и, конечно, если б их бросить, они стали бы сильно скучать.
Заскучал без ребятишек и папа.
Заскучал без ребятишек и папа. Надо картошку копать — уж Семенов день на носу, надо дрова к зиме заготовлять — холода скоро нагрянут, а работа у папы не клеится. Только вроде возьмется за вилы, картошку копать, а за спиной Ростик посвистывает; он как раз в это лето свистеть научился, негромко так, ласково, словно птичка. Оглянется папа: птичка и есть — сидит на березке, поглядывает, как картошка копается, и не выкопнулся ли для нее из земли червячок?
Воткнет папа вилы и пока птичка кушает, пойдет по березняку грибов поискать. Пойдет и расстроится. Некому без ребятишек грибы собирать. То в одном месте шляпка сквозь листья выглядывает, то в другом, а в ином — сразу несколько; и вот тот, самый маленький, с темной шляпкой — фуражечкой как у Роськи, и сам словно Роська. Только был тут — и вот уж не стало! То ли сам в листья спрятался, то ли ветер его заворошил. Вот опять из-за листика выглянул.
Рядом с этим побольше грибочек; весь беленький, и на Иринку похож. Что-то в небе разглядывает, а в это время на голову бабочка села. Ну, Иринка и есть — возле той всегда бабочки вьются.
Вот большие грибы — мама с папой, стоят тут же рядом, как будто фотографироваться собрались!. . Стоят, не шевелятся.
— Ну, ладно, стойте! — вздохнет папа, пройдет мимо яблоньки, а на ней яблочки, да такие румяные, словно щечки у ребятишек. А саму яблоньку еще Света садила. Дочка самая старшая.
Пройдет папа мимо ромашек некошеных. А они специально для Ирины оставлены. Уж больно Иринка букеты из них составлять мастерица. Пойдет дальше — лопатка стоит маленькая, и дорога у Ростика недостроенная, а на ней грузовик. Тоже ждут, когда Ростик приедет. Куда ни посмотрит, везде Ростик с Иринкой дела свои детские пооставляли, как будто сейчас только здесь еще были. Вся работа у папы из рук валится, не идут из ума ребятишки.
Зашел раз так папа домой, сел за стол и задумался. Сколько времени так просидел — не заметил. Только вдруг со двора зайчик солнечный прыг, прыг, прыг, — и в глаза. Да ведь это, обычно, Иринка так с зеркальцем балуется! На крыльцо папа выскочил, закричал:
— Ростик, Ирушка!. .
Нет никого… Показалось, — решил папа, зашел снова в дом, сел на старое место, а зайчик не исчезает.
Пригляделся он тут повнимательнее, а это, оказывается. листья с деревьев пооблетали, и там, где у ребятишек был летом домик, квартирка такая секретная, с игрушечной мебелью, там сейчас листопад всю секретность нарушил. И стала квартирка ребячья видна из окошка, а ней что-то блестит.
Летом папа в квартирку не заходил, чтоб секреты не выглядеть, а сейчас ему солнечный зайчик, словно как приглашение в гости от ребятишек принес.
Пойду, посмотрю, что там это блестит так красиво? — решил папа.
Пробрался он через кусты, заглянул в детский домик, а там зеркальце на березе весит — вот и ясно как зайчики получаются! Раньше солнышку листья мешали от зеркальца отражаться, а сейчас листья с веток попадали — вон их сколько на стол да на стулья наворошило. Словно скатерть волшебная, разноцветная все накрыла. Тут и кукла Иринкина, и посудка под листьями, и машинка у Ростика, и ружье, и старинная прялка стоит под березками.
И вдруг екнуло сердце у папы — и замерло: стоит рядом с прялкой доска черная, а на ней мелом написано: «Папа, я тебя очень люблю!»
— Иринушка!. . Ростик!. . Ребятишки мои милые, я вас тоже очень сильно люблю, — прошептал папа. Сел на стульчик, а сам от доски глаз не отводит и как будто слова эти, мелом написанные, ожили, зазвенели. Как будто рассказывают ему ребятишки свои новости, перебивают друг друга, торопятся, боятся, что опять помешает им кто-нибудь, перебьет, не успеют про самое важное рассказать.
А папа все сидел, шептал еле слышно: «Иринушка, Ростик, Иринушка…» А в ответ, словно, зазвенели любимые голоса. Уже холодом потянуло и солнышко опустилось, когда вышел он из детской квартирки и принялся за работу. Словно свиделся и наговорился он с ребятишками; и работал потом уже без передышки.
И с тех пор каждый день, как только солнышко подойдет к тому месту, с которого зеркальце отражало его в комнату, шел папа в дом и садился напротив окошка.
И вот точно в назначенный срок: прыг, прыг, прыг, — скачет солнечный зайчик, и щекочет в носу и в глазах, и как будто бы слышится: «Здравствуй, папа, приходи к нам в гости!»
Тогда папа громко отвечал:
— Здравствуйте, ребятишки! я сейчас, дожидайте! — и шел в детский домик, садился и разговаривал с ребятишками.
А однажды, когда он был в доме и ждал приглашение, вдруг, сразу несколько зайчиков заплясали по стенам, по потолку и послышалось:
— Здравствуй, папа! Встречай, мы приехали!
— Здравствуйте, ребятишки! — закричал папа и выбежал на крыльцо. А там Ростик с Иринушкой — улыбаются, в ручках зеркальца держат и зайчиков во все стороны запускают.
— Ты чего, нас не ждал? — его спрашивают.
— Ждал! Еще как вас ждал…
— А как? Сильно ждал?
— Сильно ждал, — говорит; а сам жмурится: слепят зайчики, и глаза отвести страшно — вдруг исчезнут…

Конец

Автор — Анатолий Скала

.




Похожие сказки: