Сказки о Смеходроне



АКИРЕМА ЛУЧШЕ СМЕХОДРОНА?

Ночь. Тишина. Засыпающий сад. На морковных грядках три странные тени. Привидения? Оборотни? Пер­вая самая большая, — будто пушис­тая рукавица. Вторая, поменьше, — вязаная варежка. Третья, совсем кро­хотная, — помпон от зимней шапоч­ки. Кто же они и о чем же так ожив­ленно беседуют?

Мы пока не знаем. Кто же они и о чем же так ожив­ленно беседуют?

Мы пока не знаем. Но вот из зарос­лей малины появляется еще одна тень — громадина, похожая на мешок с капустой. Тут-то все и проясняется. Слышится сердитый крик:

— Опять вы своих нор на моем ого­роде нарыли! Сладу с вами, окаян­ными, нет! Устраивали бы свои под­земные царства-государства подаль­ше от садов-огородов! Вот я вас!,. .

— Дед Федосей злиться совсем не умеет, а все равно страшно, — пищит Кан, обгоняя в тесном проходе своих Друзей.

— У него, видно, опять бессонница,

— на бегу рассуждает Кроч. — Значит, без всякого риска Нанесем ему визит завтра днем, пока он спать будет.

— Только без меня. — возражает Крима. — Дед Федосей добрый. Он не виноват, что его сад над нашей крышей, он же не знал…

— Твой "добряк" заливал наши нор­ки водой, — напомнил малыш Кан.

— А все равно он добрый, — не уни­мается Крима. — Он урожай соседям раздает. Я не хочу ему вредить, я хочу с ним подружиться!

— Как же, подружишься с такими, для людей мы просто вредители сада…

— пытается охладить ее восторжен­ность деловитый Кроч.

— А я вот слышал, если прорыть на­сквозь Землю, то можно оказаться в богатой стране, которая зовется Аки-рема. Там всего вдоволь, на всех хва­тит. Там даже лучше, чем в Смеход-роне, — мечтательно вздыхает крош­ка Кан.

Ах, как славно они жили в Смеходроне! Кротятам вспомнилось, какие просторные земляные палаты у них там были, площадка для кротбола (это игра такая — берешь спелую вишню и бросаешь друг другу через лозу), бесконечные сводчатые пере­ходы… У них были три велосипеда и суперсовременная землеройная машина "Цап-царап-1", на которой можно было путешество­вать по подземелью, иногда забира­ясь в неведомые края. Однажды во время такого путешествия малыш Кан потерял карту, и кротята заблу­дились. А потом у них сломалась "Цап-царап-1". Так они и оказались по соседству с дачей деда Федосея, который совсем им не обра­довался. а наоборот, силь­но горевал, видя испорчен­ные кротами грядки. То ли дело — Акирема! Там их примут с распростертыми объятьями, там все будет по-другому. Надо уходить! Толь­ко вот машина сломана…

— Предлагаю воспользовать­ся машиной "Цап-царап-3",

— Кроч был настроен весь­ма решительно.

— Интересно, что еще за чудо ты изобрел? — протянула Крима.

— Объясняю: цап-царап-3 -две лапы и нос. Эта машина у каждого всегда с собой. -После таких заявлений кро­тятам ничего не оставалось. как отправиться на поиски сказочной Акиремы.

Путь оказался труден и до­лог. Крима натерла себе лапу, Кроч — нос, а малыш Кан чуть-чуть не отстал от друзей. Но как-то раз Крима царапнула лапой землю и почуяла свежий воздух, на­поенный сладкими запахами цветов и фруктов. Кротята высунулись из земли. Так вот она какая, Акирема! На небе сияли удивительные звезды. Кругом были ароматные тра­вы, И никто не кричал, не прогонял кротят.

— Ура! Да здравствует бога­тая волшебная страна! — за­вопил малыш Кан.

— Теперь мы заживем на славу, не то, что раньше, — солидно подтвердил Кроч.

И только Крима почему-то молчала. загадочно улыбаясь и поглядывая в сторону видневшейся невдалеке ка­литки. Как раз в это время из-за нее показался … дед Федосей. — Ну, вот и правильно, что решили на лужайку за дачей переселиться, — похвалил кротят старый Федосей. — Так-то оно всем лучше. Теперь самое время подружиться.

А ведь и вправду: как подружились, так и оказалось, что никакой Акире­мы не надо. Что может быть лучше родной земли? Это верно и для че­ловека, и для крота, и для дерева…

ТЕТКА РАСПЛЕКА И ЕЕ БЕДА

— На дрова, тётку Раплётку, на дрова,- затрещала растрёпанная сорока, пророча судьбу заболевшей вишенке — на дрова её, на дрова. Послышался взволнованный лай. Это Шустрик отогнал непрошенную гостью. Пёс рявкнул ещё раз для острастки и засеменил к больной подруге. Тётка Расплётка старейшая в сад деда Федосея. Много дет она радовала хозяина и соседских мальчишек евоики угощениями и вдруг, вот напастье, захворала. Деду кто-то из знакомых посоветовал убрать Расплётку из сада, а на её месте посадить молодую вишню. Федосей долго не решался, ко однажды вынес из сарая топор.

Загрустили друзья тётки Распдётки, особенно Шустрик, он и не заметил как за его хвост зацепился Рыжий Репей, да не один, а вместе с другом, холю кой по прозвищу Чертогон. Пёс ловко крутнул хвостом шустрая парочка бабахнулась на клубничную грядку и умоляюще зашелестела: "Шустрик, только мы можем помочь тётке Расплётке!" Пёс остановился и сел возле потрёпанных друзей, " У нас гениальный план, — выпалил Рыжий Репей, — надо срочно идти к Лесной Фее. Она даст нам волшебный порошок и мы вылечим Расплётку. "

— Р^чаевся Рыжий?- решительно рыкнул Шустрик,- лес-то большой, а Фея крохотная!

— Мы ещё никого и никогда не подводили, — два голоса забубнили колючие товарищи,- мы её найдём, порошок возьмем, вылечим Расплёвушку, жить будет лучше чем прежде.

Долго не раздумывая они отправили в путь, семенили по лугам, рощам и полям, вышли на берег Изнаира — речушки с заросшими берегами. Ни мосточка, ни брода. Как перебраться на желанный берег, где начинался зеленеющий лес -владения волшебной феи? К счастью путешественники увидели бобра, который своими зубами-резцами обтачивал, словно огромный карандаш, мощную ветлу.

— Слушай приятель, — обратился к нему Шустрик,- помоги перебраться через Изнаир, мы к Лесной Фее идём.

— Не советую, братцы, — ответил уныло бобёр, — у нас тут нечистая сила шалит!

— Сказки нам не рассказывай, — вмешался Рыжий Репей, — с нами великий укротитель всяких злыдней Чертогон понял? Тебе видно лень мостик для нас соорудить.

Бобёр помог перебраться через реку и с того момента как они вступили на землю лесного царства, с ними начались всякие странности, то кто-то хихикнет в кустах, то будто веткой швырнёт, а то Рыжий Репей увидел грязный пятачок маленького чертёнка.

— Эта нечисть совсем ошалела,- выпалил Шустрик, мало ей лесных жителей, так они и нас хотят зацапать, ты, Чертегон, действуй, а то нам труднёхонько будет. Чертогон усердно шептал какие-то таинственные заклинания, укрывшись в густых зарослях с друзьями, выдернул из своей голову три коле хи, потом у Рыжего Репья пару позаимствовал, связал их волосом Шустрика я кажеться тёмные силы, кажется, отступили, вернее, судя по треску кустов, прошли стороной. Но тут, как на зло, на верхушке берёзы появилась сорока. Она держала какую-то штуку , напоминающую микрофон и тараторила:" Переда* ёт Регина, вижу Рыжего Репья и Чертогома* Чёрные парни, приём"

Шустрик и его друзья не на шутку перепугались. Сорока, очевидно, работала на лесных чертей, она сообщила злодеям их место махх укрытия, и они уже взяли приятелей в кольцо. Из бли«айвик зарослей раздался какой-то противный голос: "Ви-ви-ви… Ыяу их, вижу?11 ^устрик с друзьями рванул* ся худа глаза глядят» они понимали, что попадись в лапы чертей их или за* жарят на костре, иди зароют в землю, или утопят в реке. Мало ли что може" придумать нечистая сила. Друзья отановилиоь перевести дух и вновь услыга ли пронзительный визг;" Ви-ви-ви…Вижу их, вижу?" Друзья подняли головы и увидели на макувке осины сороку, которая держала в лапе какую-то итуку и декламировала: "Передает Регина1 Чертогон, Рыжий и Шустрик * рядом, при ем' Чёрные парни, приём!** Обессилившие друзья вновь рванули с места. За ними вслед послышался дребезжащий голос: "Ви-ви-вн? Вижу их!" Друзья ук­рылись в какойто расщелине на берегу Изнаира, сил у них уже не осталось и они решили будь, что будет. Рядом опять послышалось **Ви-ви-ви…Ви%у*** Напряжённая тишина и вновь голос:"А теперь не ви-вн-ви-ви-ви-ви-ви-и-и-к Треск кустов и глухой удар о воду, кажется, какой-то злой чертененок сод вался с берега. Славите крик;" Хва-хва-хва! Хватай? За-за-за* За хво-хвс хво…Хвостик! Хва-хва-хва…Хво-хво-хво?

Шустрик не выдержал и выглянул из укрытия, он добрая дворняга готот поиоиь вагке впагам. К Изумлению друзей в мутных водах Изнаира барахтался не чертёнок, а кабанёнок, йг"о старались вытянуть на берег здоровенный ка­бан, кабаниха и пятеро кабанят. Их слаженными действиями руководила сорока Она чуа сидела на ветле, держа что то в лапе и кричала^Сообщает Регине вижу объект? Тонет? Тонет? Приём!"

Щустрик и его друзья выбрались из укрытия, в это время течение пронс сила кабанёнка мимо них, пёс и его друзья бросились в воду, "чертенка" спасли. За это семейство кабанов отведи путевеетвенников к Лесной Фее. Оказывается, она попросила их найти Шустрика с друзьями, но они восполь­зовались услугами Регины и немного перестарались.

Лесная Фея дала друзьям волшебный порошок для тётки Расплётки, они благополучно вернулись в сад, вылечили свою подругу и они до сих пор радз ет всех своими нарядами и угощениями. Остаётся добавить, теперь в саду д( да Федосея появилась и ещё одна жительница, которая сообщает на всю окру­гу новости, а начинает она свои выпуски такими словами;"Говорит смеход-ронское радио. У микрофона Регина Сорокина…"

МОХНАЧИ-ЦИРКАЧИ

Отслужил десантник два года и возвра­щается из армии домой. Идет по лесу, на­встречу дед седая борода.

— Помоги, сержант, нашей беде, — просит старичок, — здесь на поляне такое творится. Ужас! Эти мохначи мою внучку забрали, бабку и соседку. У меня они криволапые, мотоцикл "Урал" отняли, теперь раз­влекаются.

— Чем же я тебе, старый, помогу? У меня ни оружия, ни подмоги, вот одна гитара за спиной, но ведь этим хулиганов не остано­вить.

Потолковали-покумекали, сержант все-таки согласился заступиться за женщин. Вы-содит на поляну, что творится? Жуть! Он думал, биться ему с парнями-бандитами, а дер ед ним здоровенные медведи. Два косолапых на мотоцикле гоняют, в люльке внуч­ка, у нее, кажется, от страха не лицо, а плотные голубые глазищи. Она косится на рулевого и готова зареветь. Правда, тот, кто сидит на заднем сиденье, иногда ее лапой трогает, как бы успокаивает, но девуш­ке от этого утешения еще страшнее.

Но это еще, можно сказать, пустяки, настоящий ужас на лицах у бабушек, которые почему-то стоят как бы в воротах, а медве­жата гоняют мяч. А может быть и не было никакого ужаса, возможно показалось это сержанту, потому что когда один косолапик загнал мяч в ворота одной старушке, которая захлопала в ладоши и крикнула:

Молодец, мохнач, три два в нашу пользу". Сержант в это время принял борцовскую стойку, не зря же его учили приемам само­обороны, и завопил что есть мочи: "Вы окружены, сопротивление бесполезно, руки, то есть лапы за голову и на землю!" Конеч­но же десантник все сделал правильно, как инструктировали при взятии террористов, даже в первые минуты этот клич подействовал на медведей. Самый здоровенный оста­новил мотоцикл, спрыгнул с него и медлен­но направился к сержанту. Стоявший ря­дом дед шепнул служивому: "Мне кажется, это не медведи, точно не медведи, а солда­ты американские, здесь всю ночь самолет какой-то летал, так что ты им по-английски повтори. "

Сержант не знал английского языка, в школе он изучал немецкий, да и то на трой­ки, а тут от волнения совсем расстроился. Между тем медведи плотной стеной двига­лись к десантнику, первым к нему подбе­жал самый маленький и, представьте себе, схватил гитару. Ее сержант поставил под куст, чтобы драться не мешала. Медвежо­нок взял шестиструнку, подскочил к десан­тнику и протянул ему инструмент.

— Солдат, солдат, — залепетали бабки в один голос, — сыграй им что-нибудь, а то они ведь не отстанут.

Сержант взял гитару и начал наигрывать "цыганочку с выходом". Вы не поверите, медведи от радости заплясали: кто впри­сядку, кто друг с другом! Веселились до самого вечера, пока на поляну не приехал участковый милиционер и дрессировщик с помощниками.

Оказывается, этих мохначей везли на большом грузовом автомобиле в цирк на представление, машина у леса сломалась, пока водитель возился с мотором, медведи выбрались на волю и решили прорепетиро­вать свои номера на свежем воздухе. Благо-дело им как раз попался дед на мотоцикле с бабками и внучкой. Дрессировщик долго извинялся перед всеми за беспокойство, а потом пригласил в цирк на представление.

Честно признаться, бабки и дед не поеха­ли, а вот сержант Николай Милехин и внуч­ка Наталья Косыгина ездили, им понрави­лось, они долго рассказывали о выступле­нии медведей. А потом дрессировщика и мохначей пригласили на свадьбу.

ТРИ ВИШЕНКИ

Влюблённый Садовник в тревожном небе отчётливо увидел две мер­цающие звезды. Одку- желтую, другую — зелёную. Они напомнили ему чей-то таинственный взгляд, как у той старушки, там на бурлящем ярмарке. Он покупал у торговки два букета пышных роз, мучительно размыш­ляя какой из них подарить Маше, а какой её сестре. Кажется ему боль­ше нравилась Мария, для неё алый букет, а вот Лизе жёлтый.

Не делай этого, сынок, — услышал Садовник за спиной скрипучий голос, он повернулся и оцепенел, перед ним стояла дряхлая старушка. В руках у неё три саженца — тоненькие вишенки. Садовника поразили её глаза — один жёлтый, другой зелёный.

— Я знаю, — сказала старушка, — ты хочешь взять в жёны одну из близняшек-красавиц, но сомневаешься какой из них отдать предпочтение. Ку­пи у меня три саженца, посади их в своём саду, а когда появятся плоды угости девушек. Потом ты поймёшь кто твоя любимая, и

— А когда появятся ягоды?- спросил Влюбленный Садовник.

— Может быть завтра,- засмеялась старушка,- а может быть никогда. Первую вишенку называют " к^кхкикях, радость", вторую "грустинка а третью…

Странная старушка не смела договорить как над площадью грянул гром, рухнул тёплый ливень. В дождевых струях старушка как бы раст­ворилась, а Влюбленный Садовник ошеломленно стоял с тремя вишнями в руках.

Одинокий Садовник всё сделал, как наказывала ему таинственная незнакомка, вишенки принялись, потом на них появились вкусные ягоды. Однажды он пригласил в сад Машу и Лизу. Проходя мимо вишен он предложил девушкам отведать ягоды, но правда перед этим рассказал о загадоч­ной истории, приключившейся с ним на смеходронской ярмарке. Лиза хоте­ла уже сорвать вишенку с ветки, но её отговорила Мария: Эти вишни заколдованные? Съешь и окаменеешь! Он тоже связан с нечистой силой. Я же тебе говорила, у многих в саду всё сохнет и чахнет, а него, погляди.

-Я люблю свое дало и иного работаю, — ворчал нл ея Одинокий Садовник, — а околдовать не умею.

Лиза послушала сестру Марию и они ушли. Одинокий Садовник сорвал вишенку и ему почему -то стало светло и радостно на душе. Он вспомнил папу, маму, детство, маленький домик, молодой сад и голубую речку. Потом Садовник сорвал вишенку с другого дерева и ему вспомнилась жизнь, полная трудностей, горечей и лишений. А последним эпизодом стала ссора с Машей и Лизой. Тогда Одинокий Садовник сорвал вишенку с последнего деревца и молодая вишенка превратилась в красивую девушку. Садовник влюбился в нее и они поженились. У них родилось три дочери и три сына. Иногда по вечерам он рассказывал им свою историю замечая при этом, что тот кто не изведает радости, грусти и разочарования, тот не встретит настоящей любви, словно три вишенки от странной волшебницы.

ОШИБКА КОЛДУНА МЯУ-МУРА

Жил был смеходренок Тим. Маленький, курносый, веселый и озорной. По утрам он чистил зу­бы, делал зарядку, завтракал и отправлялся в смеходронскую школу; Однажды он с папой шел по смеходронской улице и увидел на ветке двух ма­леньких веселых воробьев. Тим спросил у папы:

"Как ты думаешь, о чем они говорят?".

— Птицы говорить не умеют, — ответил папа, по­правляя модный галету к. — Вороны, к примеру, каркают, соловьи — поют, скворцы — щебечут, голуби –воркуют, только мы, смеходронцы, — умеем говорить! Смеходрепок Тим не стал спорить с напои, пото­му что его папа был очень умный. Он преподавал смеходронский язык в тон школе, где учился Тим.

— Интересно,а кто-нибудь понимает,- как бы раз­мышлял вслух смеходренок,- о чем они каркают, поют, щебечут и. воркуют?

— Вряд ли,- как бы сам с собой размышлял папа, поправляя модную шляпу. — Впрочем, у нас был одни чудак, понимавший язык птиц, но колдун Мяу-Мур отправил его в цирк и посадил в клет­ку к обезьянам.

Тим и его папа вошли в смеходронскую школу, а си­девший на ветке смеходронский воробей Чвик спро­сил у мамы: "О чем говорили эти смеходронцы?".

— Они не умеют говорить, • встрепенулась мама, перебирая перья на грудке,- смеходронцы только шумят и пугают нас.

— А эти? Как их? Животные умеют говорить? -не унимался Чвик.

— Нет,- ответила, уже раздражаясь, мама. — Соба­ки, к примеру, лают, коровы- мычат, свиньи — хрю­кают, овцы — блеют.

— А я видел в одном доме попу гая, который гово­рил, ой, шумел, как смеходронцы.

— Правильно,- сказала мама,- его один смеходронский чудак кое-чему научил, но за это колдун Мяу-Мур засадил попу­гая в клетку.

Воробей Чвик собирался сказать маме, что он мечтает научиться шуметь, как смеходронцы. Но в то же время ему не. хоте­лось бы сидеть в клетке. Он грустно подумал:

"Как странно, живем в одной смеходронской стра­не, но не понимаем друг. друга, иногда — даже мы с мамой…"

Мальчик Тим размышлял о том же самом… Дня ч через три Чвик вновь встретился с Тимом. Воро­бей, как всегда, сидел на ветке и рассматривал сме-ходрят, идущих в школу, пытаясь понять, 6 чем шумят эти озорники. Он не заметил, как к нему подкрался колдун Мяу-Мур, который превратил­ся в черного кота и схватил воробьишку страшны­ми когтями. Испуганный Чвик изо всех сил за­кричал, зовя на помощь Тима. И услышал знако­мый голос. Да, и этот голос выкрикивал понятные слова, а не просто издавал шум. "Держись, Чвик!" — кричал Тим, бросаясь к дереву. Воробей клюнул кота в нос и закричал: "Держусь!"

Вот в этот момент и произошло то чудо, о кото­ром в смеходронской стране теперь воробьи рас­сказывают коровам, собаки — воронам, соловьи -овцам, свиньи — голубям. Вы уже догадались? Сме­ходронцы стали говорить на одном языке, который не любил колдун Мяу-Мур, но который полюбил­ся Тиму, Чвику и другим обитателям Смеходроиа. Это ужасно не понравилось Мяу-Муру. Но чары злого волшебника рассеялись. Ведь он мог тво­рить свои недобрые дела только в том мире, где не понимают друг друга, не хотят знать больше друг о друге, не умеют учиться друг у друга.

ПИЛОТ ОЗИ

Жила-была Железная Бочка. Она стояла в саду под крышей летней кухни и — вы не поверите — все чего-то ждала. Может быть, веселого летнего дождя, чтобы он освежил ее жаркие бока. Может быть, настырного козленка, который часто приходил к ней, разгонялся и пытался повалить. Бочка от его ударов притворно охала, и тогда он ее бодал еще сильнее. Скоро у "победителя" гудела голова, и он убегал жаловаться маме. Иногда к Бочке подкрадывались соседские мальчишки. Они заглядывали внутрь и пугали ее звонкими голосами: "Прос-нись! У-у-у!". Обычно на ее боках они что-то чертили мелом и почти всегда обводили железное клеймо с надписью: "Пилот Ози".

Железная Бочка была одинока и поэтому любила и озорных мальчишек, и настырного козленка, и голубое небо.

Вернее, звездное: она смотрела вверх и мечтала улететь. Недаром же кто-то на ее боку вывел эти непонятные слова: "Пилот Ози".

Наверное, Железная Бочка простояла бы лет сто или двести, но вот однажды в темном небе показался летающий объект, из него выпала маленькая звездочка и упала в Железную Бочку. Видел-бы маленький козленок или соседские мальчишки, что произошло с их железной подружкой. Кто бы мог такого ожидать — она превратилась в девушку-пилота! Девушка была кругленькой и комбинезон в некоторых местах был как бы надутый, в руках она держала рацию, и кто-то охрипшим голосом кричал ей: "Ози, проснись!".

Оказывается, до того как попасть на Землю, Ози летала со своими друзьями от одной планеты к другой, помогая местным жителям бороться с космическими пиратами, у которых главным был Кирх. Он превращал непокорных в пауков, скорпионов, лягушек, бабочек, а иногда в трухлявые пни, деревья и камни. Как-то раз Кирх взял в плен трех пилотов — друзей Ози. Злодей держал их в темнице и готовился жестоко расправиться с ними. Ози сообщили, что Кирх мог бы отпустить пленников при одном условии: она должна явиться к подлому пирату и покориться его воле. Девушке были очень

дороги ее друзья-пилоты… Кирх долго-долго хохотал над ее наивным поступком. Дело в том, что друзья Ози уже были на свободе, они сумели выбраться из плена. Тогда Кирх предложил Ози принять его сторону в борьбе с непокорными. Девушка, конечно, не могла на это пойти, и Кирх превратил ее в Железную Бочку, которую отправили с Зеленой Звезды на Землю и бросили где-то в центральной части России. Ози казалось, что она все еще спит, хотя прилетевшие друзья радостно обнимали ее, рассказывали, как они долго ее искали, как долго боролись с Кирхом и победили. Один из пилотов спросил Ози: "Как жилось тебе здесь? Никто тебя не обижал?". Ози улыбнулась, как бы что-то вспоминая, и сказала: "Это прекрасная планета, и ее обитатели такие добрые!".

.




Похожие сказки: