Сказки Берендеева леса-4. ЛИСМА



Велик и дремуч лес. Ни края ему, ни конца. В какую сторону ни пойди, на несколько дней пути даже жилья человеческого не встретишь. Одно слово – глухомань… Но это ничуть не мешает жителям леса. Люди их не интересуют. Если какой человек и забредет в эти дебри, так мимоходом. И снова лес живет своей жизнью.
Лес этот не простой.
Лес этот не простой. Сказочный. Далеко в лесу, в самых дремучих дебрях, живет великий маг и чародей Берендей. В реках живут русалки и их отец Водяной. У реки Светлая поселились гномы и лесные тролли. На большом болоте живут кикиморы. Да всех и не пере-честь! Слишком велик волшебный лес.
На одном из деревьев проснулась лесная дриада и недовольно проворчала:
— Эй, сорока! Лети отсюда, пока я тебе хвост не выдергала! Спать мешаешь!
— Что такое? С каких это пор мне будут указывать, где летать, а где нет? Где хочу, там и лечу!
— Вот и лети! Нечего сплетни разносить!
— Какие сплетни? Какие сплетни? Что за наговоры? Никаких сплетен, только последние новости и все, чистая правда!
— Расскажи это кому-нибудь, может кто и поверит.
— Вот я и рассказываю. Все, как было. Ничего не приукрашиваю. Вот только что Леший… Ой! Мой хвост!!!
Сорока, кувыркаясь, полетела вниз. Только у са-мой земли она сумела выровнять полет и шлепнулась на траву. На ветке, где только что была сорока, сидела дриада и держала в руке несколько перьев из сорочье-го хвоста.
— Лисма! Ну как я теперь буду летать с выдранным хвостом? – жалобно заверещала сорока, — весь лес теперь будет надо мной потешаться!
— А я тебя предупреждала. Сама виновата.
— Так нечестно! Если ты можешь проходить сквозь деревья, так это не значит, что тебе все можно! Меня, несчастную и беззащитную, всякий может обидеть! Я бедная сиротка, ни отца у меня, ни матери!
— У меня тоже, ни отца, ни матери! Так что же, мне теперь ко всем навязываться? Мол, пожалейте меня, сиротинушку! Забирай свои перья и лети отсюда, пока я тебе еще что-нибудь не повыдергала!
Схватив упавшие сверху перья, сорока поспешила убраться подальше от рассерженной дриады. С горем пополам, кое-как приладила перья на место и возмущенно стрекоча, полетела дальше, сообщая всем встречным о своей обиде.
А лесная дриада устроилась на верхней ветке огромного дуба и попыталась снова уснуть. Но спать расхотелось. Она почему-то почувствовала себя виноватой в том, что обидела сороку. Ведь можно было бы и по хорошему попросить ее не мешать спать. Конечно, в волшебном лесу несложно вставить перья на место, как будто они там и были, но на душе все равно остался какой-то неприятный осадок. Он всегда остается, если ты в чем-то неправ.
Почему-то вспомнились слова сороки о том, что у нее нет ни отца и ни матери. Раньше Лисма как-то не задумывалась об этом. У всех зверей и птиц, да и у кикиморы Кики, были отец и мать, а Лисма даже и не знала, что это такое… Грустно и обидно чувствовать себя в чем-то обделенной.
Лисма попыталась вспомнить, как она появилась в этом лесу. Ничего не получилось. Вспоминалось что-то темное и теплое, где ей было уютно и безопасно. Потом захотелось куда-то двигаться вместе с тонкими струйками и она увидела свет… Сидя среди молодых листочков, она с любопытством разглядывала новый мир. Стоило ей только захотеть что-то рассмотреть поближе на соседней ветке или дереве, как она тут же оказывалась там. Это ее совсем не удивляло. Она считала, что так и должно быть.
Позже Лисма узнала, что так могут поступать толь-ко такие же дриады, как и она, да еще Леший. Все остальные жители леса так делать не умели. Постепен-но она узнавала других лесных жителей. Кто-то на нее не обращал внимания, кто-то старался держаться подальше. Но были и такие, которые пытались ее зачем-то поймать. Сначала это хотела сделать Лешачи-ха, просто так, от скуки. Потом какой-то ненормальный тролль, вздумал ее ловить. Тут уж Лисма рассердилась по настоящему! Ух и дала же она жару этим троллям! Да и другие дриады помогли. Сам вождь троллей Хруль приходил просить прощения и просил мира!
Лисма улыбнулась, вспомнив принцессу реки Светлой, Лейсу. Вот с кем было хорошо. Одни песни русалки чего стоили! А потом повстречался этот смешной котенок Тишка. Такой маленький, а уже мудрый! Лисма, конечно и вида не показала, но во всем старалась ему помочь. Такой самостоятельный и… добрый. Сама бы она никогда не догадалась помочь больной девочке, а Тишка догадался. Сам Берендей согласился помочь и дал совет Лисме! А как тепло было внутри, когда девочка начала ходить, а потом с благодарностью смотрела в глаза дриады! И не нужно было никаких слов!
Нет, что бы ни говорили, а это здорово, когда ты кому-то нужен! Вон, взять хотя бы сороку. Никому-то она не нужна. Потому и летает по лесу, хочет быть кому-то нужной. Одного не понимает, что нельзя быть такой назойливой! Когда ты нужен, тебя сами позовут. Только сложно это, быть нужным… Лисма уже не-сколько раз пыталась понять, в чем здесь секрет. Но ничего так и не надумала. Вот Тишка, тот другое дело! Может просто заглянуть к нему в гости и попросить научить? Он-то, этот секрет знает.

Лиза шла по лесу. Котенок Тишка и верный Трезорка были рядом. Они всегда были рядом с хозяйкой, когда она ходила в лес. Пока они не уходили далеко от дома. Просто гуляли. Но для Лизы и эти прогулки были большой радостью. Все-то ей было в диковинку. По дороге они разговаривали между собой. Это взрослые, почти все, забывают язык зверей и птиц, а маленькие дети прекрасно его понимают.
Тишка вспоминал Лисму. Что-то давно ее не было. Может заболела? Но Трезорка возразил, что дриады не болеют. По крайней мере, он о таком никогда не слыхал.
— Мало ли, что ты не слыхал! – возразила Лиза, — Я тоже много о чем не слыхала, но это же не значит, что такого не может быть.
— Вот и я так же думаю, — согласился Тишка.
— Думают они! Пусть вон, лошадь Машка думает, у нее голова большая, — обиделся Трезорка, — А я, что знаю, то и говорю.
— Да ты-то откуда знать можешь? Сам-то, дальше ста шагов в лесу не был! – вспылил Тишка.
-Это я-то не был? Да я с хозяином поллеса обегал!
— Когда это ты успел?
— А когда еще Лизы здесь не было. Мы с хозяином часто на охоту ходили.
— Охота, дело хорошее! – мечтательно прижмурился Тишка, — Охоту я тоже люблю.
— На мышей, что ли? – съехидничал Трезорка.
— А, хотя бы и на мышей, — согласился котенок, — Неважно на кого ты охотишься, главное, чтобы это было тебе приятно.
— Ну хватит вам спорить! – вмешалась Лиза, — Во-круг такая красота, а вы из-за своих споров ничего не замечаете. Фу! Какие глупые!
— Молодец, Лиза! Так их! – раздался сверху весе-лый голос, — Ишь, знатоки леса нашлись!
— Ой! Лисма, здравствуй! А мы только что о тебе говорили! – захлопала в ладоши Лиза, — Я шла и думала, как было бы хорошо, если бы и ты была с нами.
— Так позвали бы, — улыбнулась дриада, — Я бы и пришла.
— Ну да! Так тебя и дозовешься! – проворчал Тре-зорка, — Попробуй через весь лес докричаться. Кто знает, где тебя носит.
— Если чего-то очень хочешь, то это всегда сбыва-ется. – заметил Тишка, — Нужно только очень сильно захотеть.
— Выдумки все это! – не сдавался Трезорка, — Я, вот, много чего хочу, а оно не сбывается.
— И что же ты хочешь?
— Много чего.
— Это не ответ. Нужно хотеть что-то определенное.
— А я и хочу определенного. Хочу быть счастли-вым. Чтобы все мои желания сразу исполнялись. Ну и много чего еще…
— Если не можешь сразу добраться до цели, то по-пытайся продвинуться к ней, хотя бы на шаг. Главное, идти в нужном направлении.
— А где оно, это направление? – озадаченно поче-сал за ухом пес.
— А вот это уже, зависит от того, куда ты хочешь добраться.
— Тишка! – не выдержала Лиза, — Ты такой умный, до ужаса!
— Да, нет… — смутился котенок, — Это как-то само получается, как будто кто-то за меня говорит. Я же еще маленький.
— Маленький, да удаленький… — задумчиво глядя на Тишку, заметила Лисма, — Так и кажется, что это Мудрый Ворон говорит.
— Скажешь тоже! – еще больше засмущался котенок, — Мудрый Ворон, он и есть Мудрый Ворон. А я – так себе.
— А как стать нужным? – неожиданно для себя спросила дриада, — Как у тебя это получается?
— Не знаю… — растерялся Тишка, — Как-то само по себе и получается.
— Странно. Все у него само собой получается, а он и не знает как, — хитро посмотрел на Тишку Трезорка, — Знает он какой-то секрет, только говорить не хочет.
— Ну что вы на него набросились? – заступилась Лиза, — Вы тоже не всегда знаете, как у вас что-то получается.
— Это точно. Вот я, например, не знаю, как у меня получается проходить сквозь деревья, — поддержала Лизу Лисма, — Но я это делаю.
— Да ну вас! – махнул лапой Трезорка, — Накинулись все на меня, даже помечтать не даете.
Вся компания дружно рассмеялась, глядя на пса. Смеялись так весело, что и сам Трезорка вскоре смеялся вместе со всеми.
Вы скажете, что собаки и кошки не умеют смеяться? Ошибаетесь! Вы просто никогда этого не замечали. Вы были слишком заняты собой.
Вскоре друзья подошли к опушке леса. Чуть дальше виднелся дом. Лисма тепло попрощалась со всеми и исчезла в ветвях. Как будто ее и не было. А Лиза, Трезорка и Тишка отправились домой. Можно было бы погулять еще, но девочка уже устала. А друзья всегда должны быть рядом с тем, кому нужна их помощь.

Лисма проныривала сквозь деревья и чему-то улыбалась. Все-таки хорошо, когда где-то кто-то тебя ждет. Хорошо, когда у тебя есть настоящие друзья, которые всегда рады твоему появлению. Кто-то мог подумать, что она спешит домой, но это было не так. Любое дерево готово было приютить ее и напоить своим соком. Весь лес был для нее домом.
Лишь забравшись в самые дебри, дриада остано-вилась и удобно устроилась на ветке. Задумавшись, она не заметила, как на соседнюю ветку устало опус-тился Мудрый Ворон.
— О чем задумалась, красавица?
— Ой, здравствуй, Мудрый Ворон. Я тебя и не заме-тила. Извини, пожалуйста.
— Да ладно тебе. Не заметила и не заметила. Значит, была на то причина.
— Я у Тишки с Лизой была. Хорошо с ними. А утром сороку обидела… — неожиданно добавила Лисма.
— Обидеть того, кто слабее тебя, невелика честь. Этим ты показываешь не свою силу, а свою слабость.
— Как это? – удивилась дриада, — Ведь я же у нее полхвоста выдрала, а она ничего мне сделать не смогла.
— Молодая ты еще, потому и глупая. Отнять что-то, особенно у слабого, это не могущество, а трусость. Могущество, это когда ты что-то можешь дать.
— Ничего не понимаю! – призналась Лисма.
— Ну, сама подумай. Вот вы с Тишкой, Лейсой и Ки-кой подарили маленькой девочке радость и здоровье. Так?
— Так…
— И тебе самой от этого стало радостней. Так?
— Так…
— И друзья у тебя появились, с которыми тебе хорошо. Так?
— Так…
— А потом обидела сороку. Тебе стало от этого лучше или радостней?
— Нет. Наоборот, только настроение испортилось.
— Ну, вот. Ты сама и ответила на свой вопрос.
— Спасибо, Мудрый Ворон. Я подумаю над тем, что ты сказал.
— Подумай, подумай… Может что-то и поймешь.
Ворон взмахнул крыльями и полетел дальше, по каким-то своим вороновым делам. Он был уже очень стар и, потому, полет его был неспешным и усталым.
Лисма смотрела ему вслед до тех пор, пока он не скрылся за деревьями.
— Наверное, я и вправду глупая, — вдохнула она и покачала головой, — Ладно, утром найду сороку и помирюсь.
Сорока сидела на ветке и чистила свои перышки. Она уже позавтракала и готовилась лететь за новостями, которые потом нужно будет всем в лесу рассказать. Кто же станет с ней делиться новостью или слушать, если она прилетит замарашкой? Нужно быть чистенькой и красивой. Жаль, что перья в хвосте приросли не совсем ровно.
— Привет, сорока.
— Кто там еще? – проворчала она и оглянулась на голос. Рядом сидела Лисма и виновато улыбалась.
— Ты уж меня извини за вчерашнее. Я была не права. Вон и хвост тебе испортила.
Сорока едва не свалилась с дерева от удивления. Никто еще и никогда не извинялся перед ней. А здесь, сама дриада! С которыми даже лесные тролли не рискуют ссориться.
— Да, ладно уж. Я уже привыкла, что все меня но-ровят обидеть. А вчера я и сама была виновата. Мешала тебе спать.
— Ну вот и хорошо. Давай я тебе перья на хвосте по-правлю, а то как-то не так они у тебя приросли.
— Что ты, что ты! Не надо ничего поправлять. Мне и так хорошо. Привыкну помаленьку.
Но Лисма уже ее не слушала. Под ее ловкими ру-ками перья быстро были приведены в порядок. Сорока даже дар речи потеряла, глядя на эту красоту.
— Спасибо тебе, Лисма. Я и не знала, что ты такая добрая.
— Скорее не добрая, а виноватая. – усмехнулась дриада.
— Все равно, спасибо. Сейчас полечу и всем рас-скажу о тебе.
— Зачем?
— Как это «зачем»? Чтобы все знали!
— Зачем?
— Что «зачем»?
— Зачем, чтобы все знали?
— Чтобы знали… — растерялась сорока, — Всем при-ятно, когда про них знают. Это же слава и почет!
— А что мне с ними делать? С этой славой и этим почетом? Меня и так все знают.
— Но они же не знают, что ты добрая!
— Кому нужно, те знают, а остальные… — Лисма по-вертела пальцами в воздухе, подбирая слова, — Одним словом, мне это все равно.
— Не понимаю я тебя, — призналась сорока, — Все хо-тят быть знаменитыми и известными, а ты… Может, просто стесняешься? Вот меня весь лес знает!
— Ох, и утомила ты меня! Меня тоже в лесу знают. И что из этого? Знают – не знают… Какая разница? Что мне от этого? Ты не обижайся, но над тобой в лесу посмеиваются. Во все дела-то ты влезаешь, всюду суешь свой клюв, даже тогда, когда тебя об этом никто не просит. Всем даешь советы, в которых никто не нуждается.
— Так я же хочу, сделать, как лучше! – обиделась сорока.
— Тебе только кажется, что ты делаешь лучше. Неужели ты сама не видишь, что от тебя отмахиваются. Нельзя же быть такой назойливой! Просто стань нужной и тогда тебя сами позовут.
— Я и хочу быть нужной, а меня не понимают. Если ты такая умная, то научи, как стать нужной! Чтобы звали, а не прогоняли.
— Если бы я знала… — призналась Лейса и раствори-лась среди листвы…
А сорока никуда в этот день не полетела. Сидела себе на ветке, лениво перебирала перышки и в полголоса с кем-то спорила. Может с собой, а может и с Лисмой. Кто её, сороку, знает. В лесу же этого никто даже и не заметил.
А дриада, в это время, уже мчалась к принцессе реки Светлая.

Лейса лежала на мелководье и наблюдала за игрой маленьких рыбок в струях реки. На берегу сидел гном, готовый в любой момент исполнить желание своей принцессы. Рядом с ним на траве развалился лесной тролль. Это только со стороны казалось, что он дремлет. На самом деле тролль ревниво следил за гномом, горя желанием опередить того в исполнении желаний Лейсы.
С тех пор, как между троллями и гномами был за-ключен мир, а Лейса стала принцессой реки Светлая, король гномов Друз семнадцатый и вождь троллей Хруль решили между собой, что настоящей принцессе нужна охрана и свита. Поначалу решили, что будет выделено для этого пять троллей и пять гномов, но Лейса воспротивилась этому и ее удалось с трудом уговорить, чтобы рядом с ней всегда находились хотя бы по одному гному и троллю.
Тогда-то и началось соперничество троллей и гномов. Кто лучше служит принцессе. Друз семнадца-тый и Хруль делали вид, что ничего не замечают. Зато простые гномы и тролли активно болели за своих и радовались каждой победе, как маленькие дети новой игрушке. Служить принцессе считалось высшим доверием племени. Поэтому появилась и быстро окрепла новая традиция. Каждый вечер подсчитыва-лось сколько желаний исполнено каждым племенем. Если больше оказывалось у троллей, то проигравший гном уступал свое место другому, если же победа доставалась гномам, то свое место уступал тролль.
Гном, по имени Амест, уже третий день выходил победителем и справедливо гордился этим. Потому-то тролль и был очень внимательным и только притво-рялся дремлющим увальнем. По вечерам тролли и гномы собирались на берегу, слушали песни Лейсы и хвастались своими успехами, беззлобно подшучивая над противниками. Затевать скандал или, тем более, драку, никому и в голову не приходило. Все крепко помнили, что за это виновник будет навсегда изгнан и лишится своего прекрасного перстня. Да и устали все за многовековую войну. Всем хотелось мира.
— Лейса, здравствуй!
На ветке дерева, что склонилось над самой рекой, улыбаясь сидела Лисма.
— Здравствуй, Лисма! Что нового в лесу?
— Лиза уже выходит в лес на прогулки. Правда, еще недалеко, но Тишка говорит, что с каждым разом все дальше. Виделась с Мудрым Вороном, а в остальном все, как прежде. Каждый занят своим делом.
— Так это же здорово! Значит мы сумели помочь де-вочке! Я очень рада за неё. И за нас тоже.
— А за нас-то почему?
— Значит, и мы что-то можем сделать.
— Если бы не Берендей, то ничего бы мы не смогли сделать.
— Это так. Но и Берендей бы без нас тоже ничего не смог бы сделать.
— Так это что же получается? Мы ничего не смогли бы сделать без Берендея, а он ничего не смог бы сделать без нас?
— Конечно. Только все вместе мы можем сделать что-то настоящее и большое! Это даже гномы с троллями понимают. Хотя и те и другие страшные забияки. – рассмеялась Лейса.
— То, что тролли задиры, я и сама знаю, — рассмеялась Лисма, — Ну а про гномов тебе знать лучше. Это же они сделали тебя принцессой реки.
— Они и саму реку сделали. Пробили в скалах ей дорогу, а дальше она уже сама справилась.
— Это сколько же им пришлось долбить камень?
— Говорят, что триста лет.
— Вот это, да!!!
— Они очень старательные и умелые. Вот только хвастаться очень любят.
— Так, наверное, заслуженно хвастают?
— Когда как. А, вообще, они славные. Мастера на все руки. Вот и корону мою волшебную тоже они сделали. Говорят, что еще старые мастера трудились над ней. И камень волшебный тоже они отыскали.
— Не знала я, что они такие. Слышала раньше от троллей только то, что любят гномы поскандалить. Но теперь-то все понятно.
— Ты, Лисма, и троллей не обижай. Они тоже слав-ные, только в лесных делах. Каждый может стать мастером в своем деле. А какое дело он выберет, решать ему. Всякое умение достойно похвалы.
— Да, сразу видно, что ты настоящая принцесса! Вон как своих подданных защищаешь, — рассмеялась дриада, — Да и они, я смотрю, тоже тебя любят.
— Скажу по секрету, — тихо ответила русалка, — Это очень трудно. Раньше я все делала только для себя. А теперь приходится думать и о других. Они же верят мне. А я еще многого не знаю.
— Любят они тебя… Нужна ты им, а вот я никому не нужна…
— Не говори глупостей! – возмутилась Лейса, — Что значит не нужна? Мне нужна! И тебя тоже где-то обяза-тельно ждут, только не всегда об этом говорят.
— Да кто меня ждет? Никому я не нужна! Ты просто меня успокоить хочешь. Вот не было меня, и ты не вспоминала, вполне обходилась без меня. А когда кто-то нужен, то его постоянно не хватает и по нему скучают.
— А как же твоя девочка и твой котёнок? Они тоже не ждут тебя? Или не скучают? Ты же была у них?
— Да, была, — улыбнулась Лисма, — С Трезоркой по-спорили немного…
— Тебе весело было? Они тебе обрадовались?
— Ещё как обрадовались, — призналась дриада, — Даже не сразу домой пошли, ждали когда я уйду.
— Ну вот, видишь? А ты говоришь, что никто не ждет, никому не нужна!
— Только они, может, и ждут… А больше никто.
— А что ты сама сделала, чтобы тебя ждали? Чтобы стать нужной кому-то?
— Вот и подскажи, как стать нужной. Вот, как ты ста-ла нужной всем этим троллям и гномам?
— Я и сама не знаю, как-то всё само собой получилось. Сначала с Кикой, потом здесь.
— Ну, вот! И ты тоже не знаешь, — огорчилась Лисма, — Кого ни спросишь, никто не знает.
— Кто-то должен знать, — не согласилась Лейса, — Так не бывает, чтобы никто не знал. Нужно только его найти.
— Где ж его искать? – вздохнула Лисма.
— А везде! Лес большой…

За разговорами подружки и не заметили, как вокруг них собрались гномы и тролли. Никто не пытался вмешаться в разговор, но все согласно кивали головами, когда говорила их принцесса. И без слов было понятно, что жители реки Светлая полностью согласны с русалкой. Лейса, действительно была любимицей своих подданных и они готовы были ради неё на любое безумство.
Вечером всех ожидал сюрприз. С важным видом из пещеры вышел Друз семнадцатый и объявил, что сегодня будет праздник. Его главный помощник Грон что-то прошептал ему на ухо. Король гномов смущенно прокашлялся и поправился, что сегодня будет бал. Среди гномов и троллей сразу же началось оживление. Все засуетились, куда-то стали бегать и принаряжаться. Не каждый же день бывает королевский бал!
В лесу новости разлетаются быстро. На бал собра-лись гномы и тролли, а на ветвях деревьев, увешанных фонариками, расселись дриады. Тролли и гномы надели свою самую лучшую одежду и беспрерывно сновали туда-сюда, что-то поправляя и переставляя. Крепкие дубовые столы были заставлены угощением на любой вкус, но к еде пока ещё никто не прикасался. И наконец, началось…
Сначала у королевского камня появились три гно-ма и три тролля. Следом вышел сам Друз Семнадца-тый. Из леса вышел вождь троллей Хруль и присоеди-нился к Друзу. Вместе они поднялись на королевский камень и важно уселись рядом. Зрители замерли. Все каким-то образом поняли, что сейчас должно произой-ти что-то необычное.
Из пещеры с самым серьезным видом вышел Грон, а за ним еще шесть гномов вынесли… хрусталь-ную ванну! Хруль взмахнул рукой и четверо троллей, отделившись от толпы, подошли к ванне, смешавшись с гномами. По команде Грона, четыре гнома и четыре тролля подняли хрустальную ванну и во главе с Гроном направились к реке. Два оставшихся гнома вернулись в пещеру. Тишина стояла такая, что слышен был каждый шаг носильщиков и журчание воды.
Процессия остановилась у самого берега и ванну наполнили водой. Все замерли. Грон повернулся к русалке, поклонился и произнёс:
— Ваше Высочество, принцесса гномов и троллей реки Светлая, прекрасная Лейса! Негоже Вам в такой великий праздник быть ниже своих подданных! Ваше место у королевского камня, чтобы Вас мог видеть любой, и Вы могли видеть всех. Потому, по велению короля гномов Друза Семнадцатого и вождя лесных троллей Хруля Зеленого, мы просим Вас занять место в этой хрустальной ванне, в которой Вы и будете доставлены на подобающее Вам место.
От неожиданности русалка даже растерялась. К такому повороту событий она была не готова. Но, взглянув на берег и увидев направленные в её сторону взгляды, решилась. Хрустальная ванна стояла, наполовину погруженная в воду. Через пару секунд Лейса уже была в своем троне. Тролли и гномы осторожно подняли ванну вверх и процессия двину-лась в обратный путь. Только теперь зрители увидели, что возле королевского камня появился огромный изумруд, возле которого, счастливо улыбаясь, стояли два оставшихся гнома и два, присоединившихся к ним, тролля.
Хрустальная ванна заняла свое место в специальной ложбинке изумруда. Носильщики отошли в сторону. Грон поклонился Друзу, Хрулю и Лейсе и повернулся к зрителям. Два тролля и два гнома остались возле русалки. Грон, с улыбкой на всю мордашку, поднял руки вверх. Участники бала ответили восторженными криками и бал начался…
Лесной бал совсем не похож на балы людей. Здесь нет ни распорядителя, ни модных музыкантов, ни чинных танцев. Каждый веселится и угощается, как хочет. Гномы с троллями и тут устроили состязание, кто кого перепляшет. Словом, все веселились от души. Рекой лилось знаменитое троллево пиво, столы пустели, но тут же заставлялись снова. Вскоре и дриады спустились с деревьев и отплясывали вместе со всеми. В конце концов, даже Хруль присоединился к танцующим и начал выделывать такие коленца, что заслужил восторженный рев зрителей.
На своих местах остались только Друз и Лейса, да их охрана. Охранять кого-либо не было никакой необходимости, но традиции – вещь великая! Друз остался сидеть на своем камне из-за преклонного возраста, куда ему было угнаться за молодыми, а Лейса привыкла к балам под водой.
Рядом с Лейсой на краешке ванны сидела Лисма и грустно улыбалась, глядя на буйство внизу. Никто из охраны так и не понял, каким образом она появилась, но прогнать её никто не осмелился. Все слышали, что она нужна принцессе, да и какой прок перечить дриа-де? Себе дороже выйдет, да и праздник будет испор-чен. Пускай уж лучше сидит.
— Счастливая ты! – шепнула дриада, — Как я тебе завидую!
— И тебе еще повезёт! Я знаю. Не могу объяснить, но я это чувствую.
— Твои бы слова, да Берендею в уши…
— Что ты сказала? Берендею в уши? Вот кто тебе нужен! Берендей!

До самого утра длился королевский бал. Половина гостей уже лежала на траве. Кто-то хлебнул слишком много пива, а кто-то свалился от усталости. Но все были довольны. Первыми покинули бал триады, просто исчезая в кронах деревьев. Следом стали разбредаться и тролли с гномами. Уснувшую русалку осторожно вернули в реку, опустив вместе с ванной под воду. Изумрудную подставку оставили на месте, только тролли её так замаскировали, что она стала похожа на старый замшелый валун. Когда поднялось солнце, то оно не увидело и следов ночного пиршест-ва.

Уставшая Лисма крепко спала на вершине дерева. Её сон никто не тревожил, даже птицы старались петь тише, чем обычно. Шустрая белка высунула из ветвей свою любопытную мордочку, посмотрела на спящую дриаду и потихоньку спустилась вниз. Во сне Лисма чему-то улыбалась. Может быть ей снился вчерашний бал, а может Лиза с Тишкой. Кто ж их разберет-угадает, чужие-то сны? Ясно было лишь одно, снилось ей что-то приятное.
Проснулась она неожиданно от громкого шума. Прямо под деревом, где она спала, два тролля, размахивая кружками с пивом, горланили какую-то песню. Рядом стоял бочонок, а хозяева, развалившись на земле, соревновались в исполнении им одним понятных песен.
Первым желанием дриады было устроить хорошую трёпку певцам. Но, вспомнив разговор с Лейсой, она махнула рукой, улыбнулась и перебралась подальше от возмутителей спокойствия. Спать больше не хотелось, и она не спеша двигалась дальше. Какой-то определенной цели не было, поэтому и направление все время менялось.
Лес жил своей жизнью. Мало ли дриад гуляет по лесу? Вот и пусть себе гуляют. Каждому свое. Лисма внезапно остановилась и о чём-то задумалась. Потом на её губах появилась хитрая улыбка и она, решительно тряхнув головой, повернула обратно. Вскоре стали слышны голоса троллей, которые продолжали распевать свои песни.
Дриада неожиданно появилась над головами гуляющих троллей и строгим голосом спросила:
— А вас, что, не касается приказ принцессы Лейсы?
— Как-кой прик-каз?
— Как это, какой? Купать в реке всех, кто не протрезвел после бала!
— А зач-чем?
— А затем, что сегодня принцесса будет считать кого из подданных больше, троллей или гномов.
— И что?
— Как это, что? Начнет она считать, а ты свалишься и уснешь! Да и друг твой, тоже. Вот и получится, что троллей меньше, чем гномов. Гномы-то все уже с утра искупались и сделали зарядку.
— Как-к-кую зар- зар-зар, тьфу ты, слово как-кое…
— Эх ты, грамотей! Вот посмотрит принцесса на гномов, которые бодренько стоят перед ней, а потом на вас, которые даже двух слов сказать не могут и шатаются, как березы на ветру. И как ты думаешь, чье племя станет главным?
— Кт-то эт-то бер-р-еза на в-ветру? Ща, как дам!
— Кому?
— Гном-мам эт-тим…
— Что, перстня хочешь лишиться?
Гном обхватил свободной рукой руку с перстнем и захихикал:
— Не дам!
— Что не дашь?
— Пер-рс-стень не дам! – немного подумав, доба-вил, — И гному не д-дам.
— Ну тогда иди купаться.
— Не пойду! Я вод-ды боюс-с-сь.
— А как же приказ принцессы?
— А она не уз-знает!
— А ты думаешь, что я буду молчать?
— Ябеда! – неожиданно трезвым голосом ответил второй тролль.
— Точ-чно! – согласился первый, — Ща, как дам!
— Кому? Снова гномам?
— Нет! Теб-бе!
— А что на это Хруль скажет? Или тебе, Тррыг, мало досталось в прошлый раз? Уже успел забыть?
— Слушай, Тррыг, это же снова она! Та самая, из-за которой тебя чуть не выгнали из племени!
— А-а-а! Знач-чит, зап-помнила?
— Ладно, — вздохнул второй тролль, — бери бочонок и пошли купаться, а то и вправду, гномов окажется больше. Хруль нам тогда уши бантиком завяжет!
Друзья обнялись и направились в сторону реки, бережно неся свои кружки и полупустой бочонок. Лисма с довольной улыбкой смотрела им вслед. Улыбка становилась всё шире, пока не перешла в тихий смех. Видимо, она представила, как будет выглядеть купание троллей. С бочонком. И что по этому поводу скажут зрители. То-то смеху будет!
Вдоволь насмеявшись, Лисма снова погрустнела. Она опять была одна и снова никому не нужна.
— Хватит! – решительно сказала она, — Правильно сказала Лейса. Нужно идти к Берендею. Авось не прогонит.
И дриада, уже знакомой дорогой, отправилась к старому чародею.

Жилище Берендея, всемогущего мага и чародея, было вырублено в скале. Вход закрывала тяжелая каменная плита, которую не смогли бы сдвинуть с места даже все тролли вместе, надумай они это сделать. Но никому такая дикая мысль не приходила в голову, даже после двух бочонков пива. Кто и когда построил это жилище, было неведомо никому в лесу. Да и откуда появился сам Берендей, тоже было неизвестно.
Лисма нерешительно тронула каменную плиту. Та даже не шелохнулась. В скале не было видно ни одного, даже самого маленького окна, в которое можно было бы крикнуть и позвать хозяина. В прошлый раз чародей сам вышел навстречу дриаде, а сейчас было непонятно, как ему сообщить о гостье. А может, его и дома нет? Лисма постояла перед входом, а потом попробовала пройти сквозь плиту, как привыкла проходить через деревья. Ничего не вышло, только лбом о камень ударилась. И Лисма решила ждать, пока сам хозяин не откроет дверь.
Три дня прождала Лисма на деревьях, возле вхо-да, боясь пропустить момент, когда появится Берен-дей. Лишь в конце третьего дня плита, закрывающая вход, сдвинулась с места, и на пороге появился сам хозяин.
— Ну, что ж. Испытание ты выдержала. Три дня ждала, значит тебе, действительно нужна моя помощь. Заходи.
— Здравствуй, хозяин леса! Я уже и не верила, что увижусь с тобой.
— Что попусту тратить слова и время? Проходи, там и поговорим.
Дриада робко вошла в жилище чародея, ожидая на каждом шагу встретить какие-то чудеса. Увы, пещера была самая обычная. Пройдя несколько шагов, Лисма оказалась в небольшом гроте, где стоял самый обыч-ный стол и две скамейки. Дальше виднелись ещё два прохода, но что было за ними, скрывала темнота. Свет в гроте давали два необычных камня, что сами по себе светились на потолке. Берендей провёл рукой по стене, и еще несколько камней засветились на стенах грота.
— Ну, рассказывай, с чем пришла на этот раз, — са-дясь на скамейку, улыбнулся он, — Как там, девочка? Сумели помочь?
— Спасибо, Лиза уже сама гуляет по лесу, правда ещё недалеко.
— А кто же согласился помочь тебе?
— Русалка Лейса – принцесса реки Светлая, кики-мора Кики – принцесса лесного болота, котёнок Тишка — зверь, дедушка Лизы – человек, ну и я – лесная дриада.
— Молодец. Ну, а если бы еще кто-то понадобился?
— Сейчас могла бы попросить помощи у Мудрого Ворона – он птица, а ещё у троллей и гномов.
— Да, изменилась ты с прошлого раза. Это хорошо. Ну а теперь рассказывай, с чем пожаловала.
— Научи, как стать нужной, чтобы кто-то меня ждал и скучал. Чтобы понимал меня, даже без слов.
— А зачем тебе это? Все дриады живут сами по себе.
— Сама не знаю, просто чувствую, что не хватает мне этого.
— Странная ты, — задумчиво посмотрел Берендей на дриаду, — Совсем не такая, как все дриады. Да и другие жители леса, тоже.
— Это плохо, да?
— Нет, это не плохо, это необычно.
— Так ты меня научишь?
— Посмотрим… Если я тебя чему-то начну учить, то ты скоро запутаешься. Никто и ничему тебя не сможет научить. Никогда.
— А как же тогда быть?
— Тебе могут только помочь научиться чему-то. А учиться ты должна сама.
— Я буду учиться! Помоги мне!
— Хорошо, я тебе помогу. Но запомни, что научиться чему-то ты сможешь лишь тогда, когда станешь понимать, что и почему происходит.
— Но бывают ведь и случайные вещи.
— Случайностей не бывает! Это мы не всегда видим, что и почему происходит с нами и вокруг нас. Ты знаешь кого-то, кто нужен другим и кого всегда ждут?
— Да, например, Лейса.
— Это русалка, что ли?
— Да, принцесса реки Светлая. Она помирила троллей с гномами и теперь они уже не воюют. А недавно у них был бал, где и я была.
— Ну, бал, так бал. Дело не в этом. Русалка даёт что-то другим? Заботится о ком-то, кроме себя?
— Да, она сама говорила, что быть принцессой трудно, потому что, нужно думать не только о себе, но и о других.
— Вот видишь? Она заботится о других, и другие отвечают ей тем же. Что ты даёшь другим, то и получа-ешь в ответ. Девочка Лиза, которой ты помогла, как к тебе относится?
— Радуется, когда я прихожу.
— А ты, как себя при этом чувствуешь?
— И я рада её видеть, — удивилась Лисма, — А почему тогда сороку никто не любит? Ведь она старается всем угодить.
— В том-то и дело, что угодить! Угождают тогда, ко-гда хотят сразу же получить какую-то выгоду для себя. Вот ты, когда помогала девочке, ждала какой-то благо-дарности?
— Нет. Просто этот смешной котёнок Тишка был так расстроен, что мне захотелось ему помочь.
— Вот! – поднял кверху палец Берендей, — Тебе за-хотелось! Ты не ждала награды за свою помощь! А почему ты называешь котёнка смешным?
— Наверное, потому что он ничего не просил для себя…
— Правильно! Он просил для других и тоже не ждал за это награды.
— Ну, и как? Он нужен другим? Его любят?
— Да… Даже пёс Трезорка с ним дружит.
Берендей с интересом посмотрел на Лисму и о чём-то задумался.
— Ладно. Быть посему. Стар я уже стал. Устал не-много. Оставайся у меня, а завтра мы с тобой продол-жим наш разговор.

Два года никто не видел Лисмы. За это время Лиза полностью поправилась и бегала по лесу с Тишкой и Трезоркой наперегонки. На реке Светлая воцарился мир и тролли с гномами частенько вместе проводили вечера, слушая песни Лейсы. Теперь у неё появились не только грустные. Мудрый Ворон уже меньше летал и чаще гостил у Кики или Лейсы. Леший вернулся на старое место и повинился перед Водяным за Лейсу. Водяной сначала сильно рассердился, но потом простил и Лешего и его Лешачиху.
А однажды сорока принесла на хвосте новость. Лисма стала ученицей Берендея и теперь во всем ему помогает. А вскоре появилась и сама дриада. Права была Лейса. Дриаду ждали и на реке Светлой, и на болоте у Кики, но особая радость от встречи была у Лизы и смешного котёнка Тишки, который стал большим котом. Только теперь Лисма не считала его смешным. Про себя она называла его Мудрым Тишкой.

.




Похожие сказки: