Сказки Берендеева леса-3. Тишка



Старая телега с трудом пробиралась сквозь лесную чащу. Флегматичная лошадка сама выбирала дорогу, которой здесь, в этой глухомани, отродясь не было. Под стать лошадке был и хозяин, сухощавый мужичок в простой рубашке.
— Ну, вот. Скоро уже и приедем. То-то дочка будет рада, — приговаривал он, неторопливо поглаживая рыжего пушистого котенка, — А звать тебя, мы будем Тихон. Тишка, одним словом. Вон ты какой, тихий, да смирный. Вон ты какой, тихий, да смирный. Даже не мяукнул ни разу за всю дорогу.
Рыжий котенок слушал нового хозяина и мурлыкал. Громко так, заливисто. По всему было видно, что и жизнью своей, и хозяином новым он вполне дово-лен. Да и много ли котенку надо? Накорми, да приласкай. Вот и вся премудрость. Это только заумные люди придумывают какие-то заморочки. А, если по-простому, по житейски, то все это лишнее. Ласковое слово и обращение и человеку, и зверю дикому приятно. Потому, как от души идет.
Тишка жмурился от удовольствия и терся головой о колени хозяина. Они ехали уже второй день. Далеко в лесу затерялась маленькая деревушка. Жили там люди сами по себе, почти никуда не выезжая. Да и куда ехать-то? До бли-жайшего городка верст двести, почитай, будет. А в деревне баклуши бить, да ездить туда-сюда без дела, не с руки. Хозяйство завсегда присмотра требует.
Неспешная езда и мерное покачивание убаюкивали. Вскоре хозяин задре-мал, а рядом, развалившись во всю длину, уснул и Тишка. Умная лошадка сама выбирала дорогу к дому. Как ей это удавалось, знала только она сама. Изредка над головами пролетали птицы, да шустрые белки перелетали с ветки на ветку.
— Ишь ты, какой красавчик! – выглянула из куста Лешачиха, — Мне такой мур-лыка очень даже нравится. Да и мужик спит, мешать не станет. Это не городской, который сам все отдаст с перепугу. С этим нужно ухо держать востро! Ну, да попыток не убыток!
Неслышной тенью Лешачиха метнулась к телеге, схватила Тишку, да и была такова. Так для Тишки началась новая жизнь в лесу. А мужик даже и не проснул-ся. Телега уезжала все дальше, а Лешачиха со своей добычей мчалась к своему дуплу, в самую глухомань.
Раньше Леший с Лешачихой жили у реки, где было намного веселей, но по-сле того, как Леший утащил на дальнюю речку дочь Водяного Лейсу, пришлось перебираться сюда. Вот и выходило, что даже и пообщаться не с кем. Звери дикие, да птицы вольные заняты своими делами. Им детей надобно кормить, да учить всяким премудростям лесным.
Так они с тех пор и жили. Леший целыми днями по лесу шастал, лес-то не-маленький. Делами своими лешачьими был занят, ему скучать, особо, некогда. А Лешачиха, оставаясь одна, не знала чем заняться. Много ли времени надо, чтобы в дупле порядок навести? Это вам не дворец, какой, чтобы с утра до ночи по комнатам бродить. Да и беспорядок устраивать некому. Скукотища, одним словом.
Леший только отмахнулся от новой игрушки Лешачихи. Мало ли каких зве-рушек она в дупло притаскивала. Немного побудут, да и снова на волю сбегут. Чем бы жена ни тешилась, лишь бы не приставала с глупыми вопросами. Пусть хоть каждый день новых жильцов притаскивает. Лишь бы не мешали ему отдыхать. А этот, вроде, смирный.
Тишка обнюхал Лешего, недовольно фыркнул и отправился обследовать дупло. Какой же, уважающий себя кот, не обойдет свои новые владения? Нужно же знать, где можно уютно подремать, где спрятаться, а где и порезвиться. Да и любопытно, куда ты на этот раз попал.
Тишка уже не в первый раз менял хозяев и жильё. Для себя он сделал вы-вод, что бы ни происходило, всё к лучшему. К чему сожалеть о том, что было, если его уже нет? Будь доволен тем, что есть. С хозяевами ему везло. Обраще-ние было ласковое. Однажды только попалась маленькая хозяйка, которая заставляла делать совсем не то, что хотелось.
То начнет закутывать в какие-то тряпки и укладывать спать, когда спать со-всем не хочется. То начнет на руках носить и сильно прижимать, когда ему хочется порезвиться. Хорошо, что хоть большие хозяева защищали. А так, с хозяевами, везло. Грех жаловаться.
Обойдя всё дупло, Тишка выглянул наружу. Сразу понравилась толстая вет-ка рядом с дуплом. Забравшись на неё, он осмотрелся. Видно было далеко. Только соседние деревья мешали разглядеть, что же там дальше. Все было незнакомо и жутко интересно! Для начала нужно было осмотреть всё дерево. Как же иначе? Это же теперь его территория! И Тишка полез наверх.
Добравшись до вершины, удобно устроился на ветке и ещё раз осмотрелся. Отсюда было видно ещё дальше. Сплошные деревья. Куда ни кинь взгляд. Рядом уселась длиннохвостая сорока и сразу же подняла шум. Сама такая маленькая, а шума столько, что хоть уши затыкай!
Тишка любил тишину. Сорока ему сразу же не понравилась. Решив её про-учить и показать, кто здесь хозяин, Тишка прыгнул в её сторону. Сорока тоже не дремала. Отчаянно вереща, она взлетела, а Тишка полетел вниз. Что делать, он так высоко ещё никогда не забирался и не имел опыта.
Вовремя попавшаяся ветка, остановила его падение. Сердечко гулко стуча-ло. Вцепившись когтями в ветку, Тишка постепенно приходил в себя. Теперь он решил вести себя более осмотрительно. Лететь, конечно, хорошо! Хуже призем-ляться. Но, с другой стороны, то, что нас не убивает, делает сильнее!
Казалось бы, много ли нужно котенку для счастья? Оказывается, что не так уж и мало. Для начала, хотя бы быть сытым. У старых хозяев все было доста-точно просто, подошел, мяукнул и тебя накормили. С Лешачихой всё было по-другому. Она даже не задумывалась, что Тишку нужно кормить. Чего думать-то? Лес большой, еды хватает, пойди и возьми. Хочешь, корешков накопай, орехов набери или там, грибов-ягод каких.
— Да не ем я всякие корешки-орешки! Мне мясо надо!
— Ишь ты! Прынц, выискался! Мы, значит, с Лешим можем это есть, а ему мя-со подавай! Щас прям, так и побежала ловить тебе мясо! – осерчала Лешачиха, — Тебе надо, ты и бегай!
— Но если ты меня к себе забрала, значит должна и кормить и заботиться.
— Это кто тебе такую глупость сказал? Небось, у людей наслушался?
— А зачем тогда забрала у старого хозяина?
— Как это, зачем? Чтобы ты мне мурлыкал, когда скучно станет, чтобы кто-то живой рядом был. А ты, неблагодарный, только и знаешь, что по дереву вверх-вниз носиться, да есть просить!
— А за что же я должен быть тебе благодарным? – изумился Тишка.
— Как это за что? А кто тебя сюда принёс? Кто в дупле жить позволил?
— А кто тебя об этом просил? Мне и без этого было хорошо.
— Скажешь тоже! Что хорошего жить среди людей?
— А что плохого? Мне с ними было хорошо. Меня там любили, заботились обо мне. Я там был нужен.
— Мне ты тоже нужен.
— Нет. Тебе только ты сама нужна. Ты только о себе заботишься.
— Правильно, каждый о себе заботится.
— Но ты-то ТОЛЬКО о себе! А кроме себя ты хоть о ком-то позаботилась?
— А чего это я буду о ком-то заботиться? Каждый сам за себя! Кто в лесу хо-зяин? Леший. Значит я – хозяйка!
— Хозяин тот, кто заботится о своём хозяйстве! А ты заботишься только о се-бе. Значит ты хозяйка самой себя, а не леса.
— Ты мне еще поговори! Вот Леший вернется, он с тобой разберется!
— Вот сами со своим Лешим и разбирайтесь! А я пошел.
— Куда это ты пошел? Я тебя не отпускала.
— Туда, куда ты меня и послала. За мясом. А своё неотпусканье оставь себе. Собой командуй, а я кот свободный, где хочу, там и гуляю!

Не всё сразу получилось у Тишки. Жить в лесу, это вам не в доме, на всём готовом. Но вскоре он уже наловчился и мышей ловить и птиц подкарауливать. Иной раз и другая живность попадала в острые коготки.
Нравилось Тишке в лесу. Любое дерево, как дом. Хоть днём по нему скачи, хоть ночью. Можно и с белками поиграть. Вот только не хотят они играть, всё что-то собирают, куда-то тащат, про какую-то зиму говорят. Непонятно.
Однажды ночью на дереве наткнулся на знакомую сороку, которая спала на ветке. Вспомнилась старая обида. Подняв страшный шум на весь лес, сорока с выдранным хвостом, едва сумела сбежать от Тишки. А на следующее утро начала всем подряд жаловаться.
Леший появился незаметно, когда Тишка отдыхал, развалившись на удоб-ной ветке. На то он и Леший, чтобы быть незаметным.
— Что? Сбежал? У неё все сбегают.
— Не сбежал, а ушёл. Сбегают тайком, чтоб незаметно было.
— Вона как! Ну и как тебе в лесу?
— Живем. Охотимся. Отдыхаем. Хорошо здесь у тебя.
— Ну-ну. Это пока хорошо. Посмотрим, что ты запоёшь, когда зима придет.
— А кто это? Белки про неё тоже говорили. Что, такая же, как твоя Лешачиха?
— Ха-ха-ха! Да моя Лешачиха, по сравнению с ней, сама доброта.
— Ну, так я и от неё уйду. Подумаешь, зима!
— От неё не уйдешь. Она только с человеком справиться не может. Это он в доме спрячется, печь затопит, и никакой мороз ему не страшен.
— А мороз, это кто?
— Ты знаешь, что такое холод?
— Да, знаю.
— А мороз, это очень сильный холод.
— Ну, тогда он мне не страшен. У меня шуба теплая.
Долго еще беседовали Леший с Тишкой. Что-то Тишка понял, а что-то и нет. Разоткровенничавшись, Леший рассказал и историю с похищением русалки, из-за которой пришлось перебираться сюда с насиженного места.
— А с русалкой, что было дальше?
— Да кто ж её знает. Оставил я её в другой речке, а сам вернулся. Потом сюда перебрался.
— Это уже не по-мужски. А вдруг она погибла?
— С чего это ей погибать? А если так, то мне тем более нет резона возвра-щаться. Водяной мне этого никогда не простит. Хотя, конечно, я тогда слегка погорячился.
— Ничего себе, слегка!
— Слушай, а чего это ты мне здесь указываешь, что правильно, а что нет? Ты кто такой? Тебе-то откуда знать, что хорошо, а что плохо?
— Люди научили. Да и сам кое-что понимаю.
— Вот и понимай, а ко мне, со своим пониманием, не лезь! Тоже мне, второй Мудрый Ворон, нашёлся! Тот всё время лезет со своими советами, а теперь ещё и ты! А я-то думал, что хоть с тобой нормально поговорить можно.
Обиженно фыркнув пару раз, Леший ушел, а Тишка крепко задумался. Исто-рия с русалкой не выходила у него из головы. Казалось бы, какое ему дело до какой-то там русалки, которую он даже в глаза не видел? Но что-то внутри скреблось, не давая успокоиться. Он не знал слова «несправедливость», когда кто-то страдает за чужую вину.
Оно было бы понятно, если бы Леший за свою обиду что-то сделал Водяно-му. Но русалка-то причем? Она-то Лешего не обижала! А поскольку Тишке было все равно, где гулять, он и решил сам узнать судьбу похищенной русалки.

— А это кто такой?
Тишка оглянулся на голос. В нескольких шагах от него стояла Кики и с лю-бопытством разглядывала незнакомого зверя.
— Я кот. Тишка. Так меня мой хозяин называл.
— Никогда про котов не слыхала. А что ты здесь делаешь?
— Ищу русалку, которую Леший утащил.
— А тебе это зачем?
— Хотел узнать, что с ней потом случилось, может, чем помочь надо.
— А тебе-то до этого, какое дело?
— Сам не знаю. Просто неправильно это, когда кого-то куда-то тащат, не спрашивая. Меня самого так Лешачиха утащила от хозяина. Только я потом от неё все равно ушел.
— Так ты знаешь, где сейчас Леший?
— Конечно, знаю.
— Пошли к Водяному. Ему про всё расскажешь.
— Нет. Не пойду. Я пойду русалку искать.
— Да нашлась уже она. Мудрый Ворон её нашел. Она теперь принцесса реки Светлая. Она троллей с гномами помирила.
— А что такое принцесса? И кто такие гномы и тролли? И вообще, мокро у те-бя здесь. Пойдем куда-нибудь, где посуше.
Кики рассмеялась и стала объяснять Тишке, что такое принцесса и кто такие гномы с троллями. Но как она ни уговаривала Тишку пойти к Водяному и расска-зать ему, где сейчас Леший, тот так и не согласился.
— Если у русалки всё в порядке, то негоже выдавать чужие тайны, которые тебе доверили.
— Но он должен ответить за то, что сделал!
— Он сам себя уже наказал тем, что ушел отсюда. Он здорово скучает по этим местам. Сам об этом проговорился.
— От себя не убежишь! Этот рыжий кот правильно говорит, что самое строгое наказание то, которое ты сам себе придумаешь. – раздался голос сверху, — Если его кто-то другой накажет, то значит он получил прощение. А сам себя он про-стить не может.
— Здравствуй, Мудрый Ворон! – воскликнула Кики, — Ты снова прилетел. Я так рада тебя видеть. Где был? Что видел?
— Всё тебе знать надо, — ворчливо ответил Ворон, — Где хотел, там и был. Привет тебе от Лейсы.
— Ой! Спасибо! Как она там?
— Как. Купается себе в чистой речке, сверкает на солнышке своей диадемой. Одним словом, ничего не делает. Зато гномы с троллями теперь для неё всё, что угодно готовы сделать. Смешно даже.
— А что же тут смешного?
— Если ты сам не можешь о себе позаботиться, то ты ничего не стоишь. Вон, даже этого кота возьми, когда-то о нём кто-то заботился, и он сам мог только играть. Тогда он был беспомощным котёнком. А сейчас он сам заботится о себе и нигде не пропадет.
— А если с чем-то не сможет справиться?
— Мы чаще сдаемся, чем терпим поражение! А у него доброе сердце. Пошел же он искать Лейсу, даже не зная её, чтобы помочь? Не испугался. Хотя мог бы и у Лешего остаться. Ловил бы мышей и горя не знал.
— Вот, ещё! – отозвался Тишка, — Была охота, с Лешачихой в одном дупле жить. А у русалки, точно, все в порядке? А какая она?
— Я же сказал, что всё в порядке. Даже очень.
— Красивая она и добрая. А ты куда теперь? – спросила Кики у Тишки.
— Пойду старого хозяина искать. Он меня своей дочке вёз. Вот только где те-перь искать его?
— Куда же ты пойдешь? – удивилась Кики, — А вдруг заблудишься? Лес-то большой.
— Тот, кто не знает, куда идти, не может заблудиться, – рассмеялся Ворон – До зимы еще далеко, а он вон какой шустрый. Может и найдет. Мы всегда нахо-дим то, к чему очень стремимся, а не сидим на месте и не скулим, что дорога слишком длинная.
— А я скулить не умею! – обиделся Тишка, — Я мурлыкать умею.
— Расскажи, где вы ехали, когда тебя Лешачиха утащила, — спросил Ворон, — попробую тебе помочь.
Тишка начал долго и бестолково объяснять всё, что помнил. Получалось длинно и непонятно. Мудрый Ворон внимательно слушал, время от времени почёсывая лапой голову. Потом задал несколько вопросов.
— Кажется, я знаю, куда тебе нужно, — задумчиво произнёс он, — Далековато же тебя занесло. Долгий путь тебе предстоит.
— Но ты же сам говорил, что путь становится короче с первым шагом, — вме-шалась Кики, — Или это не так?
— Именно так. И чем больше шагов ты сделаешь в сторону своей цели, тем короче станет твой путь. Тебе туда, — указал Ворон крылом, — Главное, не сбейся с дороги. Удачи тебе и счастливого пути. Если не передумал.
— Спасибо тебе, Мудрый Ворон, — ответил Тишка, — Теперь я обязательно дойду и найду своего хозяина.
— Доброго тебе пути! – улыбнулась Кики, — Поспеши, чтобы до холодов ус-петь.

Тишка летел по лесу, лишь изредка останавливаясь передохнуть и поохо-титься. Изредка случались мелкие приключения. Но, что такие мелочи могли значить, по сравнению с тем, что ожидало его в конце пути!
Лежа на ветке дерева, Тишка отдыхал и мечтал о том, как же обрадуется хо-зяин и его дочка, когда он их найдет.
— Какой смешной! – раздался голос сверху, — Никогда не видала такого рыже-го рысенка. И кисточек на ушах нет.
Тишка поднял мордочку. На ветке сидела дриада и с любопытством его раз-глядывала. Похожа на человека, только зеленая. И весёлая.
— Я не рысёнок! – возмутился Тишка, — Я котёнок! А будешь обзываться, так я тебе… Я тебе…
— Что ты мне можешь сделать, глупый котёнок? – ещё больше развеселилась дриада, — Ты что, не знаешь, что нас нельзя поймать?
— Кого это, вас?
— Нас, лесных дриад. Да и маленький ты ещё, чтобы за мной гоняться.
— Ну, подожди! – Тишка высоко подпрыгнул, но под лапами оказалась лишь голая ветка. Дриады на ней уже не было.
— Ну что? Поймал? – заливалась смехом дриада, — Глупый ты ещё!
Она сидела там, где только что был Тишка.
— Как это у тебя получилось?
— Очень просто. Я прошла сквозь дерево.
— Но здесь же нет дупла!
— А мне это и не нужно.
— А ещё раз можешь?
— Смотри.
И дриада оказалась над самой головой Тишки. Шутливо шлёпнув его по ма-кушке, она тут же оказалась на верхней ветке. Через несколько минут у Тишки даже голова закружилась от попыток уследить за дриадой.
— Здорово! – восхищённо признался он, — А меня так научишь?
— Нет. У тебя так не получится. Это можем только мы, дриады, да Леший. Этому нельзя научиться, если ты не дриада.
— Жаль! — вздохнул Тишка, — А как тебя зовут?
— Лисма.
— А что ты здесь делаешь?
— Гуляю. А тебя как зовут?
— Меня зовут Тишка.
— А что здесь делаешь?
— Хозяина ищу. Мудрый Ворон показал мне дорогу.
— А как ты здесь очутился?
— Хозяин вёз меня своей дочке, а Лешачиха утащила. Но я от неё ушёл и по-шёл искать русалку, которую Леший утащил.
— Знаю я эту Лешачиху! Она и меня хотела к себе утащить, да не тут-то было! Ну и как? Нашёл русалку?
— Нет. Я Кики нашёл, её подругу. А потом Мудрый Ворон прилетел и сказал, что русалка теперь принцесса какой-то реки, а гномы и тролли ей всё делают.
— Так ты искал Лейсу? – удивилась Лисма, — Которая помирила троллей с гномами?
— Ну, да. Так Ворон сказал. А ты что, её знаешь?
— Конечно, знаю. Её все дриады знают. Она принцесса реки Светлая, которая течёт из скалы. А на голове у неё диадема с волшебным камнем.
— А что это такое, диадема? – с трудом выговорил незнакомое слово Тишка, — И что это за волшебный камень?
— Диадема, это такой золотой обруч на голове, а впереди золотые лепестки, как листочки с дерева. А про силу волшебного камня никто точно не знает. Только он сам может открыть свой секрет принцессе. Когда придёт время.
— Нет. Я бы никогда не стал носить никакие обручи на голове. Он же мешает! Глупая какая-то эта ваша принцесса!
— Сам ты глупый! Принцесса должна носить на голове или корону, или диа-дему! А эта диадема ждала её целых триста лет! Её ещё старые мастера гномов делали!
— А это много, триста лет?
— Очень много. Я даже не знаю, как тебе это объяснить.
— А ты попробуй.
— Ладно. Ты знаешь, что такое день?
— Да.
— Видишь, сколько листьев на этом дереве? Так вот, триста лет, это больше дней, чем листьев на этом дереве!
— Так много?
— Это ещё мало, — рассмеялась Лисма, — А ты всё равно, смешной!
— Ну и ладно! Ты тоже, смешная! Вот, тебе!
Долго ещё Лисма и Тишка сидели рядом. Дриада рассказывала о лесе и его жителях. Тишка рассказал о своих приключениях. А ближе к вечеру, Лисма ненадолго исчезла, а когда вновь появилась, то хитро улыбалась.
— Я нашла твоего хозяина. И дочку его видела. Грустная такая.
— Где они? – встрепенулся Тишка, — Они уже близко?
— Нет, ещё далеко. Это я могу быстро, там, где есть деревья.
— Но ты мне покажешь, как их найти?
— И покажу, и провожу. Мне давно не было так весело, как с тобой.
— Ну, так пошли быстрей!
— Догоняй! — крикнула дриада и появилась на соседнем дереве.
Тишка со всех лап бросился вдогонку. Так они и путешествовали, Лисма с дерева на дерево, а Тишка на своих быстрых лапах. Иногда останавливались для отдыха и охоты Тишки. Лисме ни отдых, ни охота не были нужны.
Сколько времени они были в пути, сказать сложно. Для Лисмы это не имело значения, а Тишка считать не умел. Случались и смешные моменты. Так, однаж-ды, Тишка налетел на зайца. Перепуганный косой помчался стрелой, а верхом на нём, вцепившись когтями, сидел Тишка. Боль от когтей ещё больше пугала зайца и он всё быстрее мчался вперёд.
Сбросить со спины незваного наездника зайцу удалось, лишь продравшись сквозь кусты. Чем он и незамедлительно воспользовался, скрывшись в чаще леса. Лисма долго смеялась, наблюдая, как Тишка выбирался из коварного куста. Еще несколько минут ушло на то, чтобы Тишка привел себя в порядок и отды-шался.
Через несколько дней путешествие подошло к концу.
— Смотри. Вон видишь, сложенные брёвна?
— Это дом! – авторитетно заявил Тишка, — Там люди живут.
— Знаю, что живут. А как это называется, не так уж и важно. Дальше вкопаны сухие кусты.
— Это ограда.
— Не перебивай. Там и сидит грустная дочка твоего хозяина. Снова на том же месте, где и в прошлый раз. Самого хозяина не видать. И зачем тебе нужен этот хозяин? Мне, например, никакой хозяин не нужен. Где хочу, там и гуляю. Что хочу, то и делаю.
— Я тоже гуляю и делаю то, что хочу. Но нам, котам, с хозяином и хозяйкой лучше. Мы понимаем друг друга и друг другу нужны. А если ты один и никому не нужен, то чем же ты лучше Лешачихи?
— Хм! Я над этим как-то не думала, — покачала головой дриада, — Жила себе и жила. Вот, с тобой познакомилась. Разве плохо?
— И я про то же! Вместе же нам было лучше, чем поодиночке?
— Пожалуй, ты прав, — вынуждена была согласиться Лисма, — Вместе было веселей.
— А разве тебе неприятно, что ты помогла мне?
— Ах ты, хитрец! – рассмеялась Лисма, — Ишь, куда повернул! Ладно, уж, беги к своей новой хозяйке.
— Ладно. А ты ещё придёшь?
— До свиданья, смешной Тишка! Я буду к тебе заглядывать в гости.
— До свиданья, Лисма! Я буду ждать тебя.
Распушив рыжий хвост, Тишка важно зашагал к дому. Лисма сидела на вет-вях дерева и смотрела ему вслед. Отчего-то стало грустно и тоскливо. Печально вздохнув, дриада растворилась в ветвях.

— Ой! Котёнок! Ты откуда? Иди ко мне!
Широко распахнутыми глазами, ещё не веря в то, что ей это не снится, де-вочка лет четырёх-пяти, протянула свои ручки навстречу Тишке. Новая хозяйка ему сразу понравилась. Ласковая. И он громко замурлыкал от радости.
— А как тебя зовут? Ты ко мне пришёл?
Тишка потёрся мордочкой об руку девочки и забрался к ней на колени. Дет-ская рука осторожно и ласково прошлась по спинке, и Тишка от удовольствия закрыл глаза. Это вам не Лешачиха!
— Хороший ты мой! – приговаривала девочка, — Мне так тебя не хватало! Как же мне тебя назвать?
— Тишка! – промурлыкал он.
— Как? Мышка?
— Тиш-ш-шка!
— Поняла! Тишка! Красивое имя. А меня зовут Лиза. Только я ходить не могу, — погрустнев, добавила она, — У меня ножки не ходят, поэтому дедушка меня на руках носит. Он хороший.
Тишка насторожился. Вдали послышалось пофыркивание лошади и скрип тележных колёс. Вскоре показалась и сама лошадь с телегой, на которой сидел старик с седой бородой.
— Ну, вот и мы с Машкой! – проговорил он, спрыгивая на землю, — Как у нас дела? Как наша внученька? Не заскучала ли, часом?
Тишка навострил уши и смотрел на человека. Это был не его хозяин! То ли Мудрый Ворон что-то напутал, то ли Лисма не туда забрела, то ли сам Тишка с пути сбился, поди, угадай. Видно, снова придётся искать своего хозяина.
Тишка поднял мордочку и посмотрел на Лизу. Нет, так сразу уходить нельзя. Вон как она радуется. Придётся погостить немного, а потом уж и в путь.
— А это ещё что за чудо? – удивился старик, увидев котёнка, — Ты, чей же, та-кой, будешь?
— Это Тишка! Он сам из леса пришел.
— Видать, заблудился. Кот-то домашний, не дикий. Такие в лесу не водятся.
— Но ты же сам говорил, что до города четыре дня ехать надо!
— И то верно, — почесал в раздумье голову старик, — Ближе всех Ерофей жи-вёт, так и до него целый день на Машке добираться. Да и не было у него никогда никаких котов или кошек.
— Он ласковый! И мурлыкает громко.
— Ладно, уж. Пускай живёт, раз приблудился, — тяжёлая рука осторожно по-гладила Тишку, — Всё нам с тобой веселей будет. Особенно зимой.
— Ну вот, Тишка, я же тебе говорила, что дедушка хороший!
— А откуда ты узнала, как его зовут? Сорока на хвосте принесла?
— Он сам мне сказал.
— Ну-ну. Сам, так сам. – улыбнулся в бороду старик и пошёл в дом.
Лиза гладила Тишку и без умолку что-то ему щебетала. Тишка, развалившись у неё на коленях, блаженствовал, лишь изредка подавая голос.

Через пару дней в гости пожаловала Лисма. Тишка не сразу её увидел. Лишь когда она подала голос, заметил её среди ветвей.
— Здравствуй, глупый Тишка!
— Здравствуй, зелёная Лисма!
— А что ты такой грустный? Или хозяин обидел? Так пойдем, погуляем.
— Нет, Лисма. Хозяин хороший, хотя и другой. Вот с хозяйкой у меня беда, а как помочь, не знаю.
— А что такое? Может я, чем-то помогу?
Тишка рассказал про Лизу и её недуг. Рассказал обо всём, что было с ним за эти два дня. Даже про старого пса Трезорку, с которым тоже подружился, хотя и не сразу. Лиза помогла.
Лисма надолго задумалась. Тишка тихонько лежал рядом и не мешал дриа-де. Зачем же лезть с вопросами и советами, когда кто-то думает?
— К Берендею идти надо. Только он может помочь, если захочет.
— А кто это такой, Берендей?
— Великий чародей этого леса. Маг и кудесник. Только мало кто его видит. Не любит он лишнего шума. Старый уже. Больше тысячи лет живёт в нашем лесу. Но иногда помогает лесным жителям. Все его считают хозяином этого леса.
— А он далеко живёт?
— Далеко. Тебе к нему не добраться, все лапы сотрешь.
— А ты можешь?
— Да. Я смогу. Если только он захочет со мной говорить.
— Почему?
— Маленькая я ещё, чтобы с хозяином леса говорить. Ладно, попробую. Как вернусь, позову.

Три дня не было Лисмы. На четвёртый она объявилась и сразу же позвала Тишку. Вид у неё был озабоченный. Такой её Тишка ещё не видел.
— Ну? Видела Берендея?
— Да! И он согласился помочь, но…
— Да не тяни, ты!
— Есть одна трава, которую я могу принести…
— Так неси!
— Подожди! Она поможет лишь тогда, когда пять разных существ захотят это-го! Четверых я нашла.
— Кого?
— Старик – человек, Ты – зверь, Я – дриада, Лейса – русалка… а вот пятого найти не смогла!
— Ты была у русалки?
— Да. И рассказала ей, как ты её искал. Она сразу согласилась.
— Я знаю, кто будет пятый! Кики! Она же кикимора! Или Мудрый Ворон, он же птица.
— Точно! Но согласится ли Кики? А мудрого Ворона трудно найти.
— Да. Она добрая. Слетай к ней, тебе же это быстро. И привет передай.

Наутро Тишка сел перед Лизой и стал звать её за собой. Старый Трезорка, которого Тишка успел подговорить, мордой подтолкнул её вперёд. Чтобы не упасть, Лиза упёрлась руками в землю. Ноги её выпрямились и она, придержи-ваясь за собаку, осторожно встала на ноги! Удивлению её не было предела.
— Я стою!!! Сама!!!
А Тишка уже тянул её за собой. Верный Трезорка шагал рядом, подставляя спину для того, чтобы Лиза могла за неё держаться.
Ещё больше был удивлен старик, когда вернувшись домой, увидел внучку, стоящую посреди двора рядом с псом и Тишкой. Слёзы сами покатились из его глаз, но он этого даже не заметил.
Через неделю Лиза уже сама осторожно ходила по двору, а через месяц даже попробовала пробежать. За день она так уставала, что засыпала, едва кос-нувшись подушки. Но каждое утро выходила во двор и снова начинала учиться ходить.
Лисма часто наведывалась в гости и однажды даже позволила Лизе подой-ти. Они стояли и улыбались друг другу. Лиза, Лисма, Тишка и Трезорка.
Об одном лишь сожалел Тишка. Что нет с ними рядом Кики и Лейсы.
Искать других хозяев он передумал

.




Похожие сказки: