Сказки Берендеева леса-1. КИКИ



Кики

— Ну вот! Снова одна! Не считать же подружками лягушек. Хотя и складно звучит: подружка-лягушка или лягушка-подружка. Фи! Вон их сколько и все на одну морду! Попробуй угадай которая из них твоя. Все заняты своими делами, а ты тут помирай со скуки. Хоть бы кого занесло на болото, все веселее было б.
Маленькая кикимора по имени Кики сидела на краю болота под низенькой кривой березой и жаловалась сидящей над ней сороке на свою несчастную жизнь. Сорока чистила перышки и лишь косила глазом на жалобщицу. Ей не было никакого дела до бед Кики, просто ветка попалась удобная. Ей не было никакого дела до бед Кики, просто ветка попалась удобная. Потому и терпела причитания вечно недовольной кикиморы.
По местным меркам Кики была еще сущей девчонкой, всего-то сто двадцать три года от роду. Она родилась на этом болоте и за всю свою жизнь дальше ста шагов от него не отходила. Боязно было. Да и колючки с разными сучками вечно под ноги попадались. То ли дело болото! Хоть по уши влезь, все мягко и мокро. Красота! Жаль только, что никто ее не понимает и не хочет с ней играть.
Взрослым кикиморам хорошо. Они все время к Водяному в гости бегают. Им хорошо, им весело! А ей не разрешают, говорят, что еще маленькая. Эх, скорей бы подрасти! Она бы им всем показала, как нужно веселиться. Со злости она запустила куском тины в сороку. Та ловко увернулась, обругала Кики и улетела в лес.
Болото было большим, если не сказать, огромным. За сто с лишним лет Кики облазила его вдоль и поперек. Зимой только в спячку впадала. Кому же понравится голой по колючему снегу и твердому льду шастать? Да еще и по морозу! Вот летом, совсем другое дело. Зиму Кики только раз видела, лет тридцать назад. Случайно проснулась и сдуру выскочила на мороз. Бр-р-р-р, лучше и не вспоминать! Едва отогрелась потом.
Ловко поймав стрекозу, Кики оторвала ей одно крыло и бросила первой попавшейся лягушке. Лучше не стало. Схватив лягушку за лапу, зашвырнула ее в сторону. Лягушка жалобно квакнула, что пожалуется и спряталась. Попрятались и остальные жители болота. Стало еще скучнее.
Никому Кики была не нужна. Никто ее не понимал и не хотел с ней играть. Взрослые были озабочены своими делами, русалки жили далеко в какой-то реке и озере, о которых Кики только слышала. Да и кто их знает, какие они? Змеям и лягушкам до нее тоже не было никакого дела. Так и жила все время сама по себе.
Росточка Кики была небольшого, как пятилетний ребенок. Единственными украшениями у нее были водоросли, да тина болотная. Спутанные волосы, длинный нос и узенькие глазки. Зато рот, с тонкими губами, был большим. Купаться Кики не любила, да и зачем? Все равно через минуту в тине будешь. Но сама себя считала красавицей. Да и как иначе, если взрослые, когда у них хорошее настроение, все время об этом твердят?
Говорят, что раньше на болоте было веселее. Кикимор много было. А сейчас все куда-то подевались. Мор что ли какой случился? Из маленьких только одна Кики на все болото. Почему так, никто толком не знал. Только однажды старая бабка-кикимора вспомнила, что давным-давно явился какой-то человек на болото, да и извел почти всех кикимор. Очень осерчал на них за что-то. С тех пор и опустело болото.
Люди редко забредали на болото. В глухомани лесной оно затерялось. В такие дни все кикиморы прятались подальше. Кто его знает, зачем этот человек явился? Может снова явился кто-то, чтобы весь род кикимор до конца извести. А так, нет никого, значит и изводить никого не нужно. Успокоится, да и уйдет восвояси.
Порой Леший забредал. Но тот долго не задерживался. Не любит он сырости. Глупый! Это ж такое удовольствие, лежать в мягкой тине и греться на солнышке. Комары над тобой звенят, лягушки кругом квакают, разные жучки-плавунцы по воде бегают. Да мало ли еще какой живности на болоте водится. Это только кажется, что на болоте одни лягушки живут.
Капризно надув тонкие губы, Кики отправилась к ручью, который лениво вытекал из болота. Дальше по ручью маленькой кикиморе ходить не разрешалось. Там начинались владения Водяного, старика сердитого и ворчливого, когда к нему гости незванными являлись. Эх, вот бы кого пощекотать! Но, боязно.
Кикиморы очень похожи на детей, только живут очень долго. Такие же проказницы и вечно норовят сунуть свой длинный нос в чужие дела. А чем больше запрещаешь, тем больше им этого хочется. Такой же была и Кики. Избалованная и капризная, она всеми правдами и неправдами всегда стремилась все сделать по своему. Чем больше ей запрещалось, тем сильнее просыпалось ее любопытство.
Рано или поздно, но почти все запреты нарушаются. Что за этим следует, можно только гадать. Кики решила нарушить запрет. Ну, что может страшного произойти? Ну, повстречается ей этот старик Водяной. Ну и что? Увидит, какая она красавица и пригласит к себе в гости. Глядишь, и подарков надарит. Что ему стоит?
Подбадривая себя так, Кики осторожно пошла вдоль ручья. Постепенно ручей становился шире, а берег суше. Мягкая трава приятно щекотала босые ноги. Какая же уважающая себя кикимора будет ходить обутой? Да и где ее взять, эту обувь? Это только Леший себе лапти плетет. Глупый! Ничего в жизни не понимает. Да и Лешачиха его такая же! Мымра лесная!
Сколько шла Кики вдоль ручья, она не знала. Остановилась, когда услышала веселый смех. Осторожно ступая, прокралась вперед до поворота ручья и выглянула из-за куста. Ручей разливался небольшим озерком, а в нем кто-то плавал. Голосов было несколько. Кики впервые увидела русалок.
Сразу выходить из кустов Кики не решилась. Кто его знает, что это такое, да и уродины какие-то. Нос маленький, ротик маленький, вместо ног какой-то плавник и все это блестит, как у маленькой рыбешки. Светло-зеленые волосы распущены, а на чистеньких мордашках веселые улыбки.
— Вам хорошо! Вам весело! — Неожиданно для себя Кики сделала два шага вперед. Русалки замерли, с любопытством разглядывая незванную гостью.
— Ты кто? — спросила одна из них
— Кики. Первая красавица на болоте! Кикимора болотная.
— Ничего себе, красавица! — фыркнула одна из русалок, — Уродина и грязнуля.
— У вас все такие красавицы? — рассмеялась вторая русалка.
— Сами вы уродины! — обиделась Кики, — На себя бы посмотрели!
— А что смотреть? — удивилась третья русалка, — мы и так себе цену знаем.
— Две дохлых лягушки вам цена!
— Так она еще и грубиянка.
— Нет. Просто глупая замарашка, которая дальше своего болота и носа не высовывала.
Кики едва не расплакалась от обиды. А самое обидное, что все это было правдой. Не зная что ответить обидчицам, она насупилась и шмыгнула носом.
— Ну что вы напали на неё? — Вступилась третья русалка, — Нас-то много, а она одна-одинешенька на все болото. Ни поиграть, ни поговорить не с кем. Откуда ей знать, что такое вежливость и дружба. А то, что грязная, так это болото виновато. Там же чистого места не найдешь, сплошная трясина, да тина.
— Как это, чистого места не найдешь? — Взвилась кикимора, — Очень даже чистые места есть, только их знать надо.
— Ага, пока доберешься, вся в грязи изваляешься, — прыснула первая русалка.
— Зато… зато… зато у вас ни кожи, ни рожи! Одна чешуя! Вот!
Вопреки ожиданиям Кики, русалки не обиделись, а звонко рассмеялись.
— А все-таки, она чудная.
— Ладно, не сердись. Давай лучше знакомиться. Меня зовут Лейса, а это мои старшие сестры Гейса и Вейса. Не обижайся на них, слишком неожиданно ты появилась. Они и растерялись.
— Пошли к нам. Мы тебе волосы расчешем, да и тину смоешь заодно, — улыбнулась Гейса.
— А я тебе ожерелье подарю, — добавила Вейса.
Кики онемела от неожиданности. Только собралась характер показать, как эти волосатые блестящие головастики все перепутали. И себя хотелось показать, и ссориться не хотелось. Это ж не лягушки какие-то, а дочери самого Водяного.
— Ну, ладно. Будь по вашему, — сдалась кикимора, — Делайте что хотите.
А вы знаете, какие у русалок гребни? О! Любая земная модница за такой гребень полжизни отдаст. Каким бы спутанным волос не был, гребень ласково расчешет, не дернув ни одного волоска. А какие прически ими можно делать! Закачаешься.
Вы можете спросить, почему же тогда русалки причесок не делают? А вы сами их видели? Русалок? Да и плавать просто так с хитрой прической неудобно. Не верите? А вы сами попробуйте. То-то же…
Через несколько минут Кики было не узнать. Отмытая, с красивой прической, она стала неузнаваемой. Похоже, что и сами русалки не ожидали такого. А смущенная улыбка Кики сделала ее даже симпатичной. Во взгляде застыло ожидание, как ее вид оценят новые знакомые. Даже осанка изменилась. Принцесса, да и только! К месту пришлись и глаза, и длинный нос, и большой рот.
— Девочки! Да она ж очаровашка! Настоящая принцесса болотного царства! — чуть слышно прошептала Вейса, — И такую красоту она столько лет прятала под слоем грязи?
— Возьми от нас в подарок, — Лейса протянула Кики свой гребень, — Теперь он твой.
— И всегда будь такой красивой! — добавила Гейса.
— Это еще кто такая? — неожиданно раздался голос и из-под воды показалась голова с длинной бородой, а следом и сам хозяин этих мест — Водяной.
— А это Кики, принцесса болотного царства. Она к нам в гости пришла, ты же сам говорил, что с соседями нужно дружить, — сразу перешла в наступление Лейса.
— А где твой гребень? Снова потеряла?
— Нет, я его Кике подарила. У них на болоте никаких нет, а Кики женщина! Как же ей без гребня?
— Ну а ты как без гребня?
— У сестер брать буду.
— А тебе что, черепашьего панциря стало жалко для дочери? — возмутилась Гейса, — Все тебе, да тебе?
— Знала я, что ты жадина, но не думала, что такой! — сердито добавила Вейса.
— Вот, возьмите. Только не надо ссориться. — неожиданно для себя самой, Кики протянула гребень Водяному.
Все замерли от неожиданности. Даже волны застыли на месте. Водяной ошарашенно смотрел на протянутый гребень.
— Ладно, сдаюсь, — примирительно пророкотал он, — Подарили, так подарили. Назад подарки не забираются. А старой кикиморе я еще выволочку устрою за то, что такую красавицу от нас прятала столько лет!
— Папочка, ты прелесть!
— Ладно, ладно. В честь нашей гостьи, принцессы Кики, я объявляю бал!

Вечером был бал. Первый бал принцессы Кики! Сестры-русалки постарались на славу. Под их придирчивыми взглядами лучшие парикмахеры подводного царства так постарались, что в первый момент Кики не узнала даже ее мать. Когда же Водяной объявил в честь кого дается бал, старая кикимора попыталась устроить Кики незаметную трепку, за непослушание и самовольство. Ничего не получилось. Водяной ей самой устроил трепку, под видом того, что она столько времени не показывала свою дочь.
Кики во все глаза смотрела на происходящее. Водяной нравился ей все больше и больше. И какой дурак сказал, что он старый ворчун? И никакой он не сердитый. Были бы на ее болоте все такие сердитые! Русалки все время вертелись рядом и незаметно поправляли ей прическу. А что еще можно у кикиморы или русалки поправлять? Не уши же и не зубы.
А в самый разгар бала Водяной подарил Кики прекрасное жемчужное ожерелье! О таком она и не мечтала! У Кики даже слезы появились от радости, но их никто не заметил. Кто же заметит какие-то слезинки в воде? Не на лесной же поляне Водяной балы устраивать станет.
Кики боялась что-то сделать не так и испортить свой праздник. Незаметно посматривая на своих новых подружек, она старалась все делать так же, как и они. К ней подплывали гости, знакомились, улыбались, говорили приятные слова. Она была счастлива! Никогда в жизни она еще не была так счастлива. Одно дело, когда тебе говорят или делают что-то хорошее для тебя твои близкие. Совсем другое, когда это делают чужие!
Неожиданно для себя, Кики обнаружила, что ей совершенно не хочется проказничать или обижать кого-то. Сейчас она готова была приласкать и расцеловать всех лягушек на своем болоте! Вспомнила про лягушку, которую сегодня обидела и ей стало стыдно. Она была такая маленькая и беззащитная!
До самого утра длился бал у Водяного. Кики даже устала от постоянного внимания, но что эта усталость по сравнению со скукой на болоте! Только утром гости стали прощаться с хозяином и отправились восвояси.
Кики провожали сестры-русалки. Простились там же, где и встретились, у маленького озерка. Дальше Кики отправилась сама. Для русалок ручей был слишком мелок. На душе, или что там у кикимор вместо нее, было светло и грустно. Грустно оттого, что праздник закончился, но все-таки был.

Кики шла по болоту и улыбалась. Ожерелья, подаренные Водяным и Вейсой, тихонько перестукивались жемчужинами, а в волосах красовался гребень Лейсы. Лягушки провожали ее удивленными взглядами, гадая, что произошло с их капризной принцессой. Такой ее видели впервые и не знали, радоваться им или прятаться. Только болотные жучки вели себя, как всегда. У них были свои понятия о красоте. Нас не трогают и ладно, все остальное ерунда.
Вскоре все болото обсуждало диковинную новость и гадало, что же теперь будет. Слухи разносились в разные стороны, возвращались с новыми подробностями и снова уходили по кругу. Каждая лягушка добавляла что-то свое и через час все так запуталось, что никто толком уже не мог сказать, что же случилось на самом деле.
Болото, это не только топи и трясина. Есть и красивые места. Одно из таких мест, островок рядом с маленьким озерком, и облюбовала Кики. Искупавшись, она сидела на берегу и расчесывала волосы. Это занятие доставляло ей удовольствие. Гребень быстро и ласково скользил по волосам, а по телу пробегала приятная дрожь. За этим занятием и застала ее мать, старая кикимора Кикая.
— Ты что это себе позволяешь? — накинулась она на дочь, — Опозорила меня на все подводное царство! От самого Водяного за тебя попало! Что теперь обо мне соседи подумают? Расфуфырилась! Королева бала! Тебе что было сказано? С болота ни ногой! Маленькая еще по балам и гостям шастать!
— Маленькая? А ты сама во сколько лет замуж вышла? В сто двенадцать?
— Тогда совсем другое время было! И в мою честь балов не устраивали и подарков таких не дарили!
— Значит мымрой была и замарашкой, на которую никто и смотреть не хотел. Отец наверное мухоморов объелся, когда тебя выбирал! А я принцесса и красавица. Сам Водяной это сказал, да и другие говорили.
— Ага, первая красавица на болоте! Потому что никого больше нет!
— Ну и что? Зато никто не будет трон оспаривать.
— Какой трон? Ты что, свихнулась от радости?
— Раз есть царство, значит есть и трон!
— Какое еще царство?
— Наше, болотное.
— Кто это тебе такую глупость сказал?
— Ну посуди сама, Водяной меня принцессой называл?
— Ну, называл.
— А кто такие принцессы?
— Дочери царские.
— Вот! А цари без царства бывают?
— Нет, я таких не встречала.
— Ну вот! Раз я принцесса, значит царская дочь, а если есть царь, то значит есть и царство, а раз есть царство, то значит есть и трон! Вот!
— Ни фига себе! Так это что же получается, что я царица?
— Нос не дорос, хотя и длинный.
— Как это? Раз моя дочь принцесса, то значит я царица.
— Не знаю. Это ты говоришь, что я твоя дочь. А там, кто его знает, чья.
— Да как ты смеешь? Родной матери такое говорить!
— Не похожа ты на родную мать.
— Это чем же я тебе не угодила? Ожерелье жемчужное получила, так совсем загордилась?
— Ожерелье здесь не при чем. Родная мать радоваться должна, что в честь ее дочери сам Водяной бал устроил, а ты готова мне голову оторвать. Матери так не делают! Сама без конца у Водяного пропадаешь, а до меня тебе и дела нет! Единственный мой праздник и тот испортить хочешь! А еще матерью себя называешь!
— Так я же…
— Что, ты же? Злые вы! Уйду я от вас!
— Да, видно и впрямь ты стала большой, а я и не заметила…
Кикая горестно махнула рукой и сгорбившись поплелась по болоту. Кика, гордая своей победой, торжествующе глядела ей вслед.
— Нехор-р-рошо! — раздался голос сверху, — Ты не пр-р-рава.
Кики удивленно подняла говову. На ветке березы сидел старый ворон и осуждающе качал головой.
— Это поч-ч-чему же я не права? — ехидно спросила она, — Я принцесса! А она кто такая?
— МАТЬ! Это самое высокое звание в мире. Без принцесс и царей кто-то и может появиться на свет, а вот без матери не родится никто. Даже козявка безмозглая.
— Так что же, мне теперь во всем нужно с ней соглашаться?
— Нет. Ты имеешь право думать и поступать по своему. Твое право иметь собственное мнение обо всем, но не нужно его навязывать другим. У них такие же права. А чтобы обидеть слабого, не нужно особого ума и смелости.
— Это она-то слабая?
— Да. Она только старается казаться сильной.
— Как это?
— Как ты думаешь, почему она все время проводит у Водяного?
— Наверное ей там весело.
— А на твоем балу она много веселилась?
— Что-то я такого не припомню. Я её почти не видела.
— То-то же! Она туда бежит от тоски и одиночества!
— А как же я?
— Тебя она считала еще слишком маленькой, чтобы делиться своими бедами. Как любая любящая мать, она старалась поменьше огорчать тебя своими бедами.
— Так значит… Она меня любит?
— Конечно! Иначе бы она не волновалась так за тебя.
— Какая же я дура! А еще принцесса! А можно что-то исправить?
— Конечно можно.
— А как?
— А ты сама подумай, чего тебе не хватало для счастья? Что изменилось на балу?
— Наверное веселья…
— Ну и веселись у себя на болоте.
— Ой, у меня сейчас такая каша в голове, что я совсем запуталась.
— Ты никогда не будешь счастливой, если ты никому не нужна и если тебя не понимают! Вот и весь секрет.
— Так просто?
— Это только кажется просто. А ты попробуй кого-нибудь понять или быть понятой. Попробуй стать нужной. Чем больше тепла и понимания ты дашь другим, тем больше получишь взамен.
— Странно! Я об этом как-то не задумывалась. Все время считала, что все вокруг меня просто не любят.
— А за что тебя было любить? Ты сама кому-то подарила свою любовь? Ты кого-нибудь приласкала, защитила? Кому-нибудь помогла? Кого-нибудь поняла и простила?
— А прощать-то зачем?
— Когда ты прощаешь кого-то, то твоя обида уходит и не мешает тебе радоваться. Ведь это твоя обида. Ты ее позвала, она и пришла.
— Никого я не звала!
— Звала. Только сама этого не замечала. Ты ждала, что кто-то прибежит и принесет тебе радость, хотя тебе этого никто не обещал. Никто тебя не порадовал, а ты и обиделась! За что? За то, что кто-то не захотел угадать твое желание? А чего ради он будет угадывать? Ему это надо?
— Ты меня совсем запутал!
— Вот скажи, как ты вчера днем веселилась?
— Ну… закинула в камыши лягушку. Стрекозу поймала. Запустила куском тины в сороку.
— А они сразу стали тебя веселить! Танцы устроили, фокусы стали показывать, да?
— Нет. Сорока обругала и улетела. Лягушка пообещала пожаловаться и спряталась, а стрекоза ничего не сказала.
— Ну, и как? Веселее тебе стало?
— Нет. Еще хуже.
— Так зачем же делать то, от чего тебе только хуже, что не приносит радости?
— Сама не знаю. Просто так получается.
— А ты можешь вспомнить, кому ты в последний раз помогла? Кого пожалела?
— Не помню.
— А тебе приятно было с русалками?
— Да! Они хорошие и добрые.
— А тебе хочется сделать им что-нибудь приятное?
— Да, очень!
— А почему? Не отвечай. Просто подумай и сравни. Ты все поймешь сама.
С этими словами ворон повернулся и полетел в сторону леса.
 — Спасибо тебе, мудрый Ворон! — тихо прошептала Кики, — Я обязательно подумаю и пойму. Я очень хочу быть счастливой и любимой. Это так здорово, когда ты кому-то нужен!

Лейса сидела на мелководье и расчесывала свои длинные, слегка зеленоватые волосы. Кто вам сказал, что волосы у русалок зеленые? Глупости все это! Волосы у русалок светлые с зеленоватым отливом. У людей таких не бывает. Потому все и твердят про зеленые волосы. А вот то, что русалки любят расчесывать свои волосы, так это правда.
Гейса и Вейса куда-то уплыли по своим делам. По каким? Да кто ж их русалок знает. На то они и русалки, чтобы плавать, где вздумается. А Лейса осталась в озерке у болота, вдруг Кики придет. Между ними, как-то незаметно, завязалась настоящая дружба.
Никому бы и в голову не пришло сказать, что они похожи. Они отличались и внешне и по характеру, но им нравилось проводить время вместе и узнавать друг у друга что-то новое. Это было так здорово! А еще Лейса учила Кики петь. Песни и голос у Лейсы были красивыми, заслушаешься. Кики тоже старалась, но так, как у подруги, у нее пока не получалось.
Песни были без слов, просто мелодии. Они весело смеялись, когда Кики начинала ошибаться. Но, что удивительно, от этого смеха было совсем не обидно. Да и кто же обижается на добрый и веселый смех? На то они и друзья, чтобы вместе посмеяться над своими ошибками и приключениями. А приключения нравятся всем. Если они веселые.
Лейса пела одну из своих песен. Какая-то пичужка в кустах старательно пыталась ей подпевать, а русалка, из шалости, неожиданно меняла мелодию. Птичка замолкала на время, а потом упрямо снова начинала подпевать. Так продолжалось уже с полчаса и никто не желал уступать.
Неожиданно в этот дуэт вплелся третий голос. Это незаметно подошла Кики и не удержалась, чтобы не запеть с подругой. Она уселась рядом с Лейсой и тоже достала свой гребень. Так они и сидели рядышком, расчесывали волосы, улыбались чему-то и втроем пели немного грустные песни Лейсы.
Все-таки это здорово, когда у тебя есть настоящие друзья! Не ради какой-то выгоды, а просто так. Ни за что. И пусть они не всегда похожи на тебя, настоящей дружбе это ничуть не мешает.

.




Похожие сказки: