Сказка о смелой девочке Носке



Когда это было – никто не помнит, но говорят, это было давно. Недалеко от одного на-нинского стойбища страшная великанша Калдяму поселилась. Качая своего младенца, она пела голосом, похожим на грохот отдаленного грома. Зыбка маленького Калдямуш-ки висела на суку огромной старой березы, которая при каждом покачивании стонала, как больная старуха. Тряслись люди от страха, песни Калдяму слушая. Да и как не бояться! Ведь старики рассказывали, что если Калдяму рассердится на человека, то уносит его к себе в пещеру и заставляет есть смолу лиственницы, елки или пихты. Если кто откажется – Калдяму протыкает его шею единственным своим пальцем и приносит обратно в стойбище, но человек этот вскоре умирает.
В этом стойбище жила маленькая девочка Носка.
В этом стойбище жила маленькая девочка Носка. Узнала она о маленьком сыне великанши и стала просить свою бабушку Лайгу.
– Дада, дада, пойдем посмотрим маленького Калдямушку, пойдем, а, дада?
[Дада (ульч. ) – бабушка.

Дешевые ключи Counter-Strike в магазине игр. Моментальная доставка. Отзывы
steamplay.ru
Покупка квартиры обремененной ипотекой
atlant-complex.ru
]
– Ты что, Носка, ума совсем лишилась, что ли? Великанша же нас убьет.
– Может, не убьет, дада. Мы пойдем посмотрим Калдямушку, когда она в тайгу уйдет.
Бабушка Лайга совсем рассердилась и с досады даже плюнула в горящий огонь холи.
[Холи (ульч. ) – печка в ульчекой фанзочке, кладется из камней; без двери. ]
Идти к великанше Калдяму наотрез отказалась.
А надо сказать, что Носка совсем не походила на своих тихих, застенчивых подружек. Она не стеснялась играть с мальчишками, прекрасно умела стрелять из лука, никому из них не позволяла обидеть себя, могла вступить с ними и в драку. Мальчишки стойбища даже побаивались ее.
Бабушка Лайга очень любила свою внучку, но, недовольная ее поступками, жаловалась какой-нибудь соседке:
– Анае, посмотри, какая растет моя внучка, ее, однако, когда она вырастет, сами черти бояться будут.
[Анае – восклицание, вроде русского ой-е-е . ]
Не сумев уговорить бабушку, Носка одна решила сходить посмотреть Калдямушку. Как только великанша отправилась в тайгу, девочка подбежала к той старой березе, на которой висела зыбка с ребеночком. Смотрит: в зыбке лежит Калдямушка, но такой большой уже как дядя Гаги, самый высокий человек в их стойбище. Лежит и плачет. Жалко стало девочке Носке Калдямушку. Принесла она ему целый чуман пшенной каши, накормила его и ключевой водой напоила. Успокоился Калдямушка, крепко заснул. А Носка домой вернулась.
И так каждый день стала ходить она туда – то покормит, то напоит маленького великана.
Совсем привык Калдямушка к девочке. Если она долго не приходила, то он громко плакал, звал девочку.
Тогда Носка решила увидеть саму великаншу
Калдяму. Спряталась в пеленочках-шкурках маленького детеныша и стала ждать. А сытый Калдямушка спит и не знает, что в его пеленках Носка спряталась. Приходит великанша Калдяму, высокая, как гора Пили, и громовым голосом спрашивает:
– Не обидел ли тебя кто, мой сыночек? Девочка лежит чуть живая от страха. Но смелой Носка была, отвечает:
– Никто не обиденл меня, мама Калдяму.
Обрадовалась великанша Калдяму, что сын говорить начал, погладила его по лицу своей страшной рукой с единственным пальцем и уснула под березой, издавая храп, похожий на грохот отдаленного грома. Крепко спала, а Носка тем временем домой убежала. Стала она приходить к Калдямушке и скоро совсем своей стала.
Жили в том же стойбище бедный охотник Донску и злой шаман Делобу. Шаман водил дружбу с торговцем Ван Тао, и оба они обижали бедняков. Однажды Носка заметила, что торговец и шаман зашли в дом многодетного Донску. А вечером они встретились в фанзе шамана. Носка, спрятавшись под окном, услышала их разговор. Торговец Ван Тао хвастался:
– Ловко мы обманули этого дурака Донску! Он почти даром отдал мне свою пушнину. Спасибо тебе за помощь. Я в долгу не останусь. Так будешь всегда делать и станешь самым богатым среди нани.
Маленькое сердце Носки вспыхнули ненавистью к этим хитрым, жадным людям.
«Ну погодите, я на вас великанше Калдяму пожалуюсь», – решила она.
Как-то вечером, когда великанша спросила сына, не обидел ли кто его, Носка, которая, опять в зыбке спряталась, ответила:
– Сегодня чуть меня не спалили шаман Делобу и торговец Ван Тао. Они хотели развести большой костер под нашей березой. Хорошо, что за меня заступились люди стойбища.
– Вот как! – рассердилась великанша Калдяму. В ту же ночь нашла она хитрого шамана Делобу и злого торговца Ван Тао и унесла их за десять сопок, за сорок марей и семь морей, бросила их на съедение голодным хищным зверям. Бедняки свободно вздохнули. И Носка успокоилась.
Одно тревожило людей стойбища. Долго ли будет возле них жить Калдяму? Вдруг захочет кого-нибудь убить? И тогда стала Носка думать, как отогнать страшную великаншу Калдяму от нанинского стойбища. К бабашке Лайге опять обратилась:
– Баба, а Калдяму боится чего-нибудь?
– Я не знаю, Носка. Однако об этом наш самый старый сагдимди, Оскина дама Сайда, знает. Ты у него спроси.
Вскоре проворная Носка низко поклонилась совсем засохшему, как юкола, старику с морщинистым трясущимся лицом:
– Мудрый дама, люди говорят, что только ты один знаешь, чего больше всего боится Калдяму. Правда ведь, ты один знаешь?
Древний Сайда наклонился к девочке правым ухом:
– Громче говори, я тебя не слышу, маленькая. Девочка громко повторила свой вопрос.
– Теперь слышу, слышу, моя маленькая! Не знаю, правда или нет, но старые люди говорили, что Калдяму больше всего боится игл боярки и шиповника.
Носка недоумевала: Как! Такие большие и сильные, как эти Калдяму, могут бояться каких-то игл шиповника и боярки?
И вот, когда Калдяму-мать спросила, не обидел ли кто ее сына, Носка ответила:
– Сегодня мне, мама Калдяму, нанинская девочка Носка сказала, что жители стойбища собираются погладить тебя иглами боярки и шиповника.
Испугалась великанша Калдяму, подхватила зыбку с сыном и быстро зашагала в тайгу. А в зыбке была и Носка. Едва успела она ухватиться за верхний сучок высокой лиственницы, удержалась, пока страшная великанша не скрылась из виду. Потом спустилась с дерева и домой вернулась.
Поселилась Калдяму с сыном на дальней большой сопке Эчи, в глубокой пещере. Калдямушка уже мать ростом обогнал. На то он и Калдямушка, чтобы так быстро расти,, на то он и мужчина, чтобы стать ростом выше матери. Стали они вдвоем ходить на охоту.
Но однажды на охоте великанша Калдяму оступилась с высокой скалы и с грохотом вниз скатилась.
Умирая, она наказывала сыну: Больше всего опасайся людей, среди них есть хитрые и злые. Они на расстоянии могут убить лютого зверя, любую птицу, они умеют рыбу разными сетями и крючками ловить, они нас могут убить, хотя мы, Калдяму, гораздо больше и сильнее их .
Похоронив мать на высокой горе Коми, Калдямушка затосковал.
И решил он: С людьми буду жить, если меня примут. Они ведь добрые. Мать, наверное, ошиблась, говоря, что они злые. Если все люди такие, как Носка, то люди самые добрые на свете . Калдямушка направился к стойбищу.
Первыми тревогу подняли собаки, потом и люди увидели: к ним идет страшный великан. Испугались они, стали вооружаться, чтобы сразиться с ним: кто копье в руки взял, кто – лук со стрелами, кто лауча вытащил.
[Лауча (ульчск. ) – сабля. ]
– Скорее! Скорее! Не бойтесь, все вместе мы его одолеем! – кричали они. Услышав эти возгласы, выбежала на улицу маленькая Носка. Она тоже увидела великана. И узнала своего Калдямушку. Что было силы крикнула она людям:
– Не трогайте его, это Калдямушка!
А сама смело побежала навстречу ему. Люди со страхом смотрели на нее. А тот, увидев Носку, встал на колени, поклонился своей маленькой заступнице, а потом бережно взял ее на руки и поцеловал в щеку.
Тогда люди облегченно вздохнули и убрали свое оружие. И стал Калдямушка с людьми жить. И был он на людей похож: такие же руки, пять пальцев на руке, только очень большой рост. Силы у него было столько, сколько у двадцати самых сильных мужчин.
Но был Калдямушка еще только мальчиком, поэтому любил играть с ребятишками. Начнут мальчики состязаться, кто дальше бросит камень, Калдямушка смотрит-смотрит, потом схватит камень величиной с голову мальчика, размахнется и швырнет – камень на середину Амура падает! На берегу такой восторженный крик поднимается, что некоторые старухи пальцами уши затыкают. А Калдямушка подхватит кого-нибудь из друзей, высоко подбросит в воздух и поймает. За первым счастливчиком просится другой, третий… Только приход Носки прекращает возню.
– Анае, этот Калдяму искалечит кого-нибудь из ребятищек. Он, однако, в тайгу хочет, наверное, унести, – ворчит старая злая Аякта, которая почему-то невзлюбила Калдямушку.
– Ты от злости совсем ума лишилась. Калдяму добрые великаны, злые они бывают, когда их трогаешь. А наш Калдямушка – особый, он детей любит, а детей любящий человек – всегда добрый человек. И разве ты забыла, что наш Калдямушка совсем еще ребенок, он даже маленькой Носки моложе? – отчитывал старую Аякту старейший, очень добрый сагдимди Сайда.
Калдямушка придумал такую игру. Станет в шагах в десяти от ребятишек и велит палить в него камнями. Град камней летит на него, а он успевает ловко отводить удары. Носка сначала боялась за Калдямушку, а потом, убедившись в его ловкости, сама стала бросать в него камни.
– А если мы в тебя будем бросать камни с разных сторон, сумеешь их отразить? – спрашивает Носка.
– Попробую, – говорит Калдямушка.
Хотя первоначально некоторые брошенные камни попадали все же в него, но потом Калдямушка так наловчился, что ни одного камня не пропускал. Ловкий Калдямушка стал своим у ребятишек, они за ним по пятам ходили.
Но вот однажды буря разыгралась на Амуре, такие волны пошли гулять, что стоявшие на берегу лодки, как щепки, поплыли. Люди суетились, никак не могли подтянуть свои лодки на безопасное место: сумасшедшие волны не давали им этого.
– Анае, что делать, разобьет единственную лодку, как будем рыбу ловить? – заголосила рдна старуха, а за ней другие.
– Побежали помогать людям! – крикнула Носка мальчикам и первая бросилась к берегу.
За нею поспешил Калдямушка. Подхватит лодку, поднимет ее, как обыкновенное корыто, выльет воду и поставит далеко от берега. Быстро он все лодки перенес на безопасное место, даже лодку старухи Аякты, которую далеко в Амур унесло ветром, достал и поставил у самого порога ее дома. Люди сначала удивленно смотрели на Калдямушку, потом заулыбались, а когда он лодку старухи поставил около двери ее фанзы, веселый смех прокатился по берегу.
– Почему люди смеются, Носка? – обиженнно спросил добрый великан.
– Лодку надо ставить недалеко от берега, чтобы потом ее легче было столкнуть в воду. А на людей не обижайся, они любя смеются, – разъяснила Носка.
Наблюдала старая Аякта, как Калдямушка спасал лодки, и, довольная, сказала:
– Хороший, оказывается, этот Калдямушка. Зря я его боялась. Стал Калдямушка и в других делах людям помогать: то собак поможет кормить, а то и дров на зиму заготовит для всех.
Вот однажды решил он рыбы поймать. Попросил у отца Носки сети и отправился рыбу ловить. Небольшие речки ему по пути путь преградят – их перешагнет, пошире попадутся – перейдет вброд. Что ему перейти какую-то речку или залив, когда самые глубокие из них ему по колено!
Носке интересно было, как будет Калдямушка рыбу ловить: ведь он никогда не брал в руки сети.
Девочка потихоньку пошла за ним и, когда он выбрал место для лова, спряталась в траве.
Калдямушка выбрал широкий с узким устьем залив Карамчу. Вот он поставил сетку. Но как? Носку давит смех, она еле сдерживается, чтобы не выдать своего присутствия. Сеткой перегораживают залив или протоку, а Калдямушка поставил сеть вдоль устья залива. Разве поймаешь так рыбу? Будь Калдямушка опытным рыбаком, он бы перегородил сетью устье залива.
Вот он пошел гонять рыбу. Гонял, гонял, потом проверил сеть, а рыбы ни одной.
«Наверное, плохо гонял», – думает Калдямушка. Опять пошел погонять. Вернулся – а сеть пуста.
Разозлился молодой великан, давай рыть ил и перегораживать устье залива. Закончив работу, он нашел большую доску из старой выброшенной лодки и пошел по заливу. Идет и ногами и своей большой палкой разгребает воду, будто это снег, а не вода залива. От этого разгулялись волны, как в сильную бурю. Рыбу стало выбрасывать на берег. Калдямушка радостно засмеялся и стал собирать рыбу в большую вандаку – корзину, сделанную из лозы и корней тальника. Мелкая рыба осталась на мокром берегу.
«Мальки пропадут!» – испугалась Носка и выбежала из своего укрытия.
– Анае, так мелкую рыбу нельзя оставлять, Калдямушка, она быстро погибнет в такую жару. Давай ее будем выбрасывать в воду.
Когда всю мелкую рыбу они выбросили в воду, Носка научила Калдямушку правильно ставить сетку. И дамбу из ила и песка они разрушили: залив нельзя превращать в закрытое озеро: рыба в него не будет заходить.
А люди благодарили Калдямушку за рыбу. Крепко полюбили они мальчика-великана за его доброе сердце и умелые руки. Калдямушка научился со временем и охотиться: зверя и дичи убивал столько, чтобы прокормились люди стойбища, но чтобы тайга от этого не стала похожа на амбар бедного нани.
Так постепенно он своим человеком в стойбище стал, знакомым с обычаями нани. Да не сразу!
Однажды по нанинским стойбищам прошел тревожный слух, что между родами Губату и Пунади должна произойти большая битва. Говорили, что кто-то из рода Пунади сильно обидел кого-то из рода Губату – вот люди должны убивать друг друга из мести. Нани – мирные люди, они не любят убийства, некоторые дальние роды послали своих людей к Губату и Пунади. Но помирить их не удалось.
Услышала об этом и Носка, обратилась к старому сагдимди Сайде:
– Дама, милый, научи, что делать? Тот ответил:
– Ты ведь знаешь Вайкиного отца Алдангу? Он хороший манга: он добился мира между родами Сульдака и Лонки, когда они тоже хотели биться между собой из-за охотничьих угодий.
[Манга (ульчск. ) – посредник в родовых спорах. ]
– Так его надо послать! – торопливо перебила Носка.
– Мы посылали, но они даже слушать его не захотели. Особенно Губату. Пусть своей кровью отвечают Пунади за нанесенную нам обиду , – говорят они.
– Значит, ничего нельзя сделать, дама?
– Выходит, так, моя маленькая.
– И пусть они убивают друг друга, а дети останутся сиротами?!
– Не знаю, ам, что можно сделать, – слабым голосом ответил старейший.
[Ам – ласковое обращение отца к ребенку. ]
Опечаленная Носка покинула фанзу старейшего сагдимди. От отчаяния она заплакала, что с нею бывало редко.
Едва девочка успела вытереть слезы, как появился Калдямушка.
– Что тебя мучает, Носка? – спросил он. Рассказала ему обо всем девочка.
– Ладно, Носка, я пойду их уговаривать, но если меня не будут слушать, я переломаю все их стрелы, копья, ножи и лауча, а самих их проучу.
Пошел Калдямушка, перешагивая ручейки, переходя вброд протоки, заливы и озера. Вот он подходит к одному стойбищу, а там шум, крики, нарядно одетые люди бегают туда-сюда, как растревоженные муравьи. Удивленный Калдямушка подошел ближе к стойбищу и видит: на берегу много народу собралось. В середине большой лодки сидит нарядная девушка и плачет, а на веслах – молодые парни, тоже нарядно одетые. А лодку поддерживают на длинной веревке пожилые мужчины и женщины и кричат:
– Мы не дадим увезти свою дочку, мы отберем ее.
А парни смеются и дружно нажимают на весла, пытаясь быстрее увезти девушку.
«Однако, это победители забирают с собою красивую девушку. Неужели я опоздал?» – подумал Калдямушка и крепко схватился за корму лодки.
– Зачем вы увозите бедную девушку от родителей? Разве вам мало того, что вы зря поубивали людей из ее рода? Оставьте хоть девушку ее родителям, – уговаривает Калдямушка парней.
Люди не понимают его, но когда Калдямушка повторил просьбу, то все стали смеяться, а громче всех те парни, что сидели на веслах. Ах, так! Вы людей поубивали, да еще надо мной смеетесь? Ну, берегитесь!
Он подхватил лодку с сидящими в ней людьми и поставил ее на высоком яру, а потом стал выбрасывать в воду нарядных парней, но так, чтобы те не утонули.
Сделав свое дело, Калдямушка зашагал дальше. Что тут поднялось! Одни кричат возмущенно: почему он расстроил свадьбу? Другие громко смеются над парнями, которых искупал этот молодой великан. Но никто не решился преследовать Калдямушку, чтобы отомстить: они хорошо знали, какая сила у этого молодого великана.
Обиженные люди приехали в стойбище Носки и пожаловались на Калдямушку, который сорвал свадьбу и чуть не утопил жениха с его товарищами.
– Вы его простите, он ведь совсем еще мальчик и наши людские обычаи не знает, – говорят старые люди из рода Носки.
Они подарили жениху и невесте большой котел и кусок яркого шелка.
Успокоенные люди уехали обратно, чтобы снова повторить свадьбу, которую расстроил Калдямушка.
«Он еще что-нибудь натворит. Надо поспешить и еще раз как следует объяснить», – забеспокоилась Носка и поехала догонять Калдямушку.
Догнала она его у залива Колто.
– Ты что здесь делаешь, Калдямушка?
– Копаю канаву, видишь, залив пересыхает, рыба дохнет, – отвечает он.
– Скажи, зачем ты обидел людей?
– Каких людей? А… это тех, которые других убивали и девушку насильно хотели увезти? Тех людей, что ли?
– Те люди никого не убивали. У них был праздник, у них была свадьба.
– Свадьба? Тогда зачем девушка плакала, а родители не хотели ее отпускать?
– Это так положено, такой у нас обычай.
– Вон как! Значит, зря я людей обидел. Надо к ним вернуться, извинения у них просить надо.
– Не надо возвращаться, Калдямушка: перед ними наши люди извинились, подарки им дали. Ты иди вперед, быстрее надо тебе до Губату дойти. Но если еще раз свадьбу встретишь, то поздравь людей и скажи им: Живите счастливо .
– Ладно, Носка. Живите счастливо , – повто-рилл Калдямушка.
Носка домой поехала, а Калдямушка дальше пошел. Идет, идет, к одному стойбищу подошел. Видит: около фанзочки, из крыши которой валил густой дым, суетятся люди, носят в чуманах воду. А около фанзочки плачут женщины, громче всех – одна красивая, нарядно одетая девушка плачет.
«Наверное, девушку замуж отдают, однако, тут свадьба, а дым из крыши валит, потому что угощения готовят», – подумал Калдямушка и подошел к женщинам.
– Поздравляю вас, живите счастливо! – сказал он и низко поклонился женщинам.
– Как! Тут фанза горит, а он смеется над нами?
Женщины от возмущения даже плакать перестали. Одна старуха даже швырнула в Калдямушку комок глины.
Калдямушка отступил от людей, не стал отбиваться, боясь случайно кого-нибудь убить. Побежал искать Носку, догнал ее.
– Больше я не буду приветствовать людей на свадьбе: я им счастья пожелал, а они сердятся, ругаются, грязью швыряются, – пожаловался он Носке.
Подробно расспросив Калдямушку, Носка воскликнула:
– Анае, ты ведь ошибку допустил! Надо было тебе людям пожар тушить помогать.
– Там был пожар?! – Калдямушка в отчаянии схватился за голову и побежал.
Бежит, бежит – в другое стойбище попал. А в том стойбище около одной большой фанзы люди суетятся, бегают, в чуманах воду носят, а из крыши и двери густой дым валит. Калдямушка стал искать подходящую посуду для воды. Выбор его пал на большую пятивесельную лодку, на которой, однако, охотники ездят на промысел нерпы в Дюлахи Наму. Подхватив лодку, пошел на берег, зачерпнул воды. Настежь открыв дверь, увидел: посредине избы большой огонь горит, а вокруг огня с молотками и какими-то железными прутьями возятся люди, раскаленные железки окунают в чуманы с водой.
[Дюлахи Наму – Восточное море. Так называют ульчи Татарский пролив. ]
– Эх, разве так тушат пожар! – крикнул он и плеснул всю воду в огонь.
Люди удивленно посмотрели на него, а потом стали на него кричать, размахивать железными прутьями.
– Этого Калдяму убить надо! – крикнул один молодой нани и, взяв в руки копье, повернулся к нему. Калдямушка и тут отступил: он побоялся кого-нибудь нечаянно убить.
– Я им пожар помог тушить, а они на меня кричат, ругаются, железными прутьями размахивают, а один даже копье хотел в меня бросить, – пожаловался он Носке.
Носка говорит:
– Ты, однако, к Пунади попал, они, наверное, стрелы, копья, ножи ковали, чтобы с Губату сражаться. Надо их уговорить, чтобы они к войне не готовились, оружие ковать перестали.
Калдямушка опять пошел. Увидев Пунади, сказал:
– Побольше готовьте оружия. А Губату когда вы ожидаете?
– Наверное, сегодня будут.
Калдямушка направился навстречу Губату. Дошел до местечка Куспу и стал ожидать их.
Ждет, ждет, солнце до середины неба поднялось, лучами землю обстреливает. Когда оно стало спускаться, показались Губату. На пяти больших лодках едут. На первой лодке, на середине ее, самый большой шаман Тардинга сидит, громко поет, ударяя по бубну палочкой – гиспу:
О, наших предков сэвэны – божки,
Вдохните нашим людям смелость и отвагу,
Чтобы смело сражаться с проклятыми Пунади,
Чтобы всех их истребить.
– Гэ! Гэ! Чтобы всех их истребить! – вторят ему остальные.
«Вояки, ну подождите», – вслух произнес Калдямушка, потом встал во весь свой огромный рост.
– Эй, Губату, поезжайте обратно, зачем вам чужую и свою кровь проливать? – кричит Калдямушка.
Губату его не слушают, продолжают путь. Калдямушка опять их просит, чтобы возвращались домой. Губату его не слушают, наоборот, сердито кричат:
– Эй, Калдяму, не мешай нам за обиду отомстить, а то и тебя, лесной черт, убьем!
Рассердился Калдямушка, крикнул:
– Эй, Губату, слушайте внимательно, что я буду говорить.
– Я воевать вам не дам! Это говорю я, друг людей Калдямушка, запомните это!
И Калдямушка стал вырывать деревья с корнями и перегораживать протоку, по которой плыли Губату.
– Стреляйте в него, убьем этого проклятого лесного черта! – кричит шаман Тардинга.
Губату дружно пустили стрелы в Калдямушку. А тот вышел на открытое место – стреляйте, мол, я все равно ваших стрел не боюсь.
Все стрелы выпустили Губату, но ни одна не попала в Калдямушку: да разве в него попадешь, если ребятишки научили его отражать их. Тогда Губату стали метать в него копья, но они не долетали до Калдямушки, а те, которые долетали, он ловко подхватывал и ломал, как мальчишки ломают засохшие стебли аси.
[Аси – растение. ]
Наконец, надоела эта игра Калдямушке. Он крикнул:
– Эй, Губату, если завтра не приедете мириться с Пунади, я разрушу ваше стойбище, а вас, неразумных вояк, в Амуре утоплю. Я, Калдямушка, друг людей, свое слово сказал.
Потом подхватил лодку с перепуганным шаманом и другими вояками и поставил на самую вершину прибрежной сопки Кичоного.
Такая же участь постигла и воинов с других лодок.
– Я завтра буду вас ждать в стойбище Пунади. Если вы туда не приедете мириться, то смотрите, я сказал, что сделаю. А сейчас помолитесь небу и поблагодарите девочку Носку, которая заступилась за вас.
Потом он пришел к Пунади и объявил им:
– Завтра к вам Губату мириться придут, а вы смотрите, чтобы никто из вас за оружие не хватался.
Губату с Пунади помирились.
После этого, рассказывают старики, никаких войн между нанинскими родами не было.
Много добрых дел для людей совершил Калдямушка. И всегда советовался с Ноской, с этой умной и смелой девочкой.
С тех пор много времени прошло, но люди вспоминают добрым словом нанинскую девочку Носку и мальчика-великана Калдямушку. Я-то знаю, что Калдяму были только в сказках, но когда я рассказываю эту сказочку своим маленьким внучкам, они всегда мне говорят, что был, был такой Калдямушка.

.




Похожие сказки: