Сказка о каменном городе и живом сердце



Большой холодный Северный Ветер, касаясь съежившихся острых подвижных свинцовых волн, сильно давил на мрачный длинный Берег. Ему нравилось злобно разрушать его, проникая всюду холодными тонкими пальцами и унося вдаль частицы тела. Он уже очень давно хотел уничтожить непокорный Берег. Иногда он сдвигал Море так сильно, что оно, послушное ему, пучило и, сильно и далеко, заливало мутной соленой водой все.
Северный Ветер был владыкой и самым сильным на этой земле. Все его боялись: постоянно холодное и коварное Море, одинокий Берег, тонкие и небольшие, дрожащие мелкими листочками, от страха и холода, деревца и кустарники. Птицы с ужасными криками низко метались в соленом влажном воздухе, пытаясь хоть куда-нибудь спрятаться от него. И даже Солнце боялось его.

И даже Солнце боялось его. Оно знало, что стоит тому захотеть и большие тяжелые тучи наглухо закроют все небо, и будет постоянно идти дождь.
Ветер ведал об их страхах и еще больше злился на всех.
Но однажды он был настолько удивлен, что не знал, что делать. И поэтому ослаб и затих, улегшись на берегу и наблюдая.
В его страну пришел Черный Властелин В Высоких Ботфортах. Он посмотрел на все и сказал:
— Теперь я здесь буду править!
— Нетссс! – со злостью и свистом закричал ветер, подпрыгнув от неожиданности, надувая щеки, дуя все сильнее и сильнее и нагоняя тяжелые большие стада черных туч. Страшная гроза с синими яркими молниями, пугающим громом и холодным пронизывающим дождем накрыла все. Деревья, птицы, Берег сильно испугались. Море стало бурлить и большими холодными волнами со злобным шипением кидаться на землю.
Но Черный Властелин В Высоких Ботфортах только громко захохотал.
— Я не боюсь тебя! У меня есть то, что сильнее всего на свете, всемогущая сила – люди!
— Нетссс! – все еще надрывался Северный Ветер. – Ты не будешь здесь жить и царствовать!
— Здесь будет мой город! – продолжал Черный Властелин В Высоких Ботфортах. – Я буду жить в нем вечно!
И его черные волшебные волосы потянулись во все стороны и стали притягивать людей, которые начали создавать город.
— Тогда я буду превращать их в камень! – злобно и яростно бесновался Северный Ветер. - И ты тоже превратишься в камень!
И правда, все люди, попадающие вначале в этот Северный Город Черного Властелина В Высоких Ботфортах, были разные и живые. Но злой Северный Ветер делал их неживыми и каменными. Они не могли уже никуда уйти – ведь мертвый камень не ходит. Их начали обрабатывать, тесать, подгонять и делать похожими друг на друга. А иначе зачем они были нужны? А кто не хотел, того просто разбивали и кидали под ноги, в грязь. Некоторые камни, которые были на виду, замазывали штукатуркой и красили, чтоб было красиво. Но за этой красотой уже не было видно камней.
Люди-камни смирились с этим и стали любить Черного Властелина В Высоких Ботфортах и его Северный Город. Они знали, что будут жить вечно, ведь у них – каменные тела и каменные сердца.
Но коварный Северный Ветер не успокоился и решил постоянно вести борьбу с городом, разрушая верных слуг Черного Властелина В Высоких Ботфортах – камни. Ведь камень легче разрушить, чем человека. Особенно, если сами камни не хотят быть людьми.
— Нам здесь нравиться, — любили поговаривать камни между собой, когда Северный Ветер был особенно зол, плотнее прижимаясь друг к другу от холода и сырости, — мы не знаем и не хотим знать ничего!
А наиболее древние и дырчатые глубоко и каменно возмущались:
— Не клевещите на нас! Нам здесь хорошо!
Но их никто не слышит, потому что камни умеют говорить только молча. И только слизняки и комары, поселившиеся в их влажных дырках, сочувствуют им. Да и то потому, что там живут.
И сам Черный Властелин В Высоких Ботфортах, то ли от времени, то ли от Северного Ветра, тоже стал камнем, на который приходят смотреть туристы.
И когда ровно в полдень раздается крик Черного Властелина В Высоких Ботфортах, то каменные высокие дома со шпилями, упирающимися в небо, каменные позолоченные львы, оберегающие золото, каменный табун лошадей, стоящих в памятниках и все-все-все в этом Северном Городе вздрагивает. И после этого камни еще больше любят его.
От этого крика также вздрагивали птицы, поселившиеся в этом городе и слетающиеся для обсуждения новостей.
— Ну, это надолго, — скрипнула небольшая юркая Чайка, сверкнув черными глазами-бусинками.
— Да, — согласился с ней Альбатрос, — жаль только нельзя здесь делать гнезда. Камни не любят гнезд.
— Дамы и Господа! Я с вами не соглашусь, — возразил им толстый Голубь в золотых очках, — в камнях много всяких насекомых, всякой гадости, а значит и еды (Наверно, он работал в СМИ)
— А где есть еда, там есть и жилье, — сфилософствовал Голубь.
— И деньги, — подпрыгнув для верности, прочирикал серенький Воробей.
Но Северный Ветер так дунул, что весь этот Птичий Базар разлетелся в разные стороны.
А одна из птиц, пролетая мимо окон каменного здания, и случайно заглянув туда, увидела принца.
Это был сказочный принц со сказочной красотой. У него были голубые, цвета неба, глаза, алые, как весенние розы, губы и длинные красивые волосы, почти как у Черного Властелина В Высоких Ботфортах Он был, конечно, не единственным принцем в Северном Городе. Здесь жили и Злой Принц, и Капризный Принц, и много других принцев и принцесс. Он с ними дружил и вместе учился.
Сказочного принца звали Добрый Принц.
И однажды на Новый Год, когда пахнет хвоей от елки и сбываются все желания, маг Сладких Снофф, живший в его квартире, подарил ему Волшебный Карандаш, который мог рисовать все что хочешь. Добрый Принц так обрадовался подарку, что нарисовал Красивых фей. Здесь были Фея Нежности, Фея Музыки, Фея Тепла, Фея Радуги, Голубая Фея, Мертвая Фея и еще много других. Все они жили у него в рисунках, и иногда выходили с ним погулять. Доброму Принцу нравилось, когда прохожие оглядывались на него и восторгались: «Как красиво и как талантливо!». Он от этого смущался и краснел, наслаждаясь этими восхищениями.
Но Доброму Принцу хотелось чего-то больше. Ему хотелось друга, настоящего, не каменного. И однажды он решил нарисовать его. Но он не знал как. И стал рисовать зайку с длинными ушами, потом котенка с поднятым хвостиком, плюшевого мишку, колючего ежика. Но все это было не то. Было очень красиво, но чего-то не хватало. Его феи, столпившиеся вокруг него, тоже загрустили и стали плакать.
Волшебный Карандаш ничего не мог нарисовать. Добрый Принц уже устал и рассердился. Он отшвырнул Волшебный Карандаш в дальний угол.
— Это ты виноват, что у меня нет настоящего друга! – сказал он ему.
Карандаш обиделся, надулся и стал сам рисовать ему друга. Когда все подошли, чтобы посмотреть на лист бумаги, то ужаснулись. На картинке был нарисован старый кривой горбун, которого звали Солныфк.
— Нет! – закричал принц. — Я не хочу иметь такого друга! Зачеркни его! Сотрите его!
И он от злости затопал ногами.
Но Волшебный Карандаш ничего не сказал, а молча лег опять в угол. Добрый Принц захотел порвать рисунок, но Солныфк убежал от него и спрятался под кровать. Добрый Принц заплакал и лег спать.
Вскоре он забыл о рисунке.
У него появились новые друзья: Принц-Лекарь, Принц-Художник и даже одна Хорошая Принцесса.
Все они, не замечая того, постепенно стали превращаться в камни для города. И им это нравилось.
В камни не могли превратиться только феи, ведь они были нарисованными. И еще забытый всеми горбун, лежащий далеко под кроватью, почти у стенки, и уже покрытый слоем серой каменной пыли. Он лежал и все слышал, что делал и думал Добрый Принц.
А глубокой ночью, когда все спали, он тайно, чтоб его никто не видел, молча бродил по дворцу. Но он не просто бродил, а старался сделать сон своего друга спокойным и приятным. Поэтому его боялись злые мыши, снующие всюду и шипящие на него при встрече. Но он храбро вступал с ними в бой – ведь он же защищал своего друга. Ночные кошмары и ужасные призраки тоже перестали посещать квартиру Доброго Принца. Они не хотели связываться с Солныфком.
А он, живя под кроватью, слышал, как сердце друга с каждой ночью билось все медленнее и медленнее, и все глуше и глуше. Оно становилось каменным. Солныфк видел, как Добрый Принц постепенно стал превращается в камень. Ему было жалко его.
И одной темной ночью он вылез из-под кровати пошел к магу Сладких Снофф.
— Он останется живым, если ты отдашь ему свою жизнь, — грустно сказал волшебник, выслушав его.
— Значит, я умру? – испугавшись, спросил Солныфк.
— Да, — опечалился маг, — я тебе ничем не могу помочь.
Солныфк уныло пошел домой. Ему хотелось постоянно быть рядом с Добрым Принцем, но не хотелось умирать. Он не знал, что делать. Он по привычке залез под кровать, лег в темном углу, свернувшись калачиком и прикрывшись листом бумаги. Солныфк лежал и горько плакал. И даже злые серые мыши и ужасные призраки не заходили во дворец. Им стало жалко его.
А Добрый Принц все каменел и каменел. И однажды Солныфк не услышал стука сердца принца. Он ужасно испугался за друга, и внимательно прислушался. Сердце еще еле-еле стучало.
И тогда Солныфк решил отдать свою жизнь Доброму Принцу.
Глубокой и черной ночью, когда Добрый Принц спал, он тихо подошел к нему и, вынув свое бьющееся сердце, аккуратно вложил его в тело Принца. Принц не проснулся, а только вздрогнул слегка и сказал:
— Ах!
Утром, когда принц проснулся, то увидел прямо на полу перед кроватью чистый листок бумаги. На ней ничего не было.
«Странно, — подумал Добрый Принц, — что здесь делает этот чистый листок?»
Он осмотрел его с двух сторон, но ничего не увидел. И тут он вспомнил, что именно на этом листке был нарисован старый кривой горбун.
— Куда ж он делся? – неизвестно к кому обращаясь, недоумевая, спросил принц. Ему почему-то вдруг стало жалко этого старого горбуна. Может быть, оттого, что в это утро его сердце билось особенно сильно, и ему от этого было хорошо. А может быть, оттого, что он все-таки был Добрый Принц. Хотя и жил в каменном Северном Городе Черного Властелина В Длинных Ботфортах.
Добрый Принц еще раз посмотрел на листок бумаги, вздохнул и, скомкав, кинул его в ярко пылающий красный огонь камина. Отчего языки пламени вспыхнули сильнее и заметались.
А вскоре Доброму Принцу надели на голову Настоящую Большую Корону. (Хотя у всех принцев в этом городе были короны — а иначе, какие они принцы? Но короны не были сразу заметны и были еще маленькие. )
Он стал еще красивее, и все стали восхищаться Настоящей Большой Короной и Живым Сердцем.
— Теперь он будет Настоящим Королем! – радостно воскликнула глупая Чайка.
— Да здравствует Король!- прогугукал Голубь в позолоченных очках и капнул вниз на голову прохожему.
Все птицы дружно захлопали крыльями.
И опять противный Северный Ветер дунул на весь этот Птичий Базар, разогнав его. Впрочем, птицы не просто разлетелись, а разнесли весть о Настоящем Короле по всему свету.
Старый мудрый маг Добрых Снофф, сидящий на горящем камине, рядом с зеркалом, снял с пальца кольцо, посмотрел на надпись «и это пройдет», покачал головой и улыбнулся.
Но так сказки не заканчиваются!
Добрый Принц взял в руки Волшебный Карандаш и стал рисовать горбуна. Но у него опять ничего не выходило. Он забыл, как тот выглядел. Принц опечалился и заплакал. И его горячие слезы, идущие от живого сердца упали на белый листок и растеклись по нему.
И – о, чудо! – на бумаге появился Солныфк, но не такой, как прежде, а прекраснее и моложе.
Они очень обрадовались друг другу и решили навсегда остаться друзьями.
И жили долго-долго, пока их живые сердца бились.
Вот и все!

.




Похожие сказки: