Сказка о Доброте — злой и доброй



Юрий Буковский

Сказка о Доброте – злой и доброй

Жила в лесу Доброта. Была она гладкая, румяная, круглая – на колобка похожа. Да вот беда – никто в лесу не считал, почему-то, эту Доброту доброй.
И вот катится она однажды по лесной тропинке, песенку о добре поёт — громко-громко, чтобы все обитатели леса слышали:

— Я вас всех люблю, я вас всех обожаю —
Любимые, милые вас называю.
Но и вы в ответ полюбуйтесь мной —
Восхищайтесь моей добротой, красотой!

Вдруг видит, Зайчонок под кустиком плачет. А рядом пир горой — старшие братцы капустку хрупают.
«Пожалею маленького, пожалею слабенького — думает Доброта, – пусть все увидят, как я добра».
— Отчего плачешь? – спрашивает она у Зайчонка.
— Отчего плачешь? – спрашивает она у Зайчонка.
— Принесла мамочка капустки кочашок, — жалуется Косой. — А меня братцы обижают, полакомиться не дают.
— Не плачь, — успокаивает Зайчишку Доброта.

Оказываем услуги по проведению аэрофотосъемки с самолета или БПЛА. Заказать
rentrep.ru
Автоматизация розничной торговли. Информация о компании.
net-admin.ru
Копка колодцев, домики для колодцев от производителя
plast-colodec.ru
– Голод – ерунда. Отвлекись от капустки — взгляни, как прекрасен день, как ярко светит солнышко, как шумит ветерок. И песенку послушай:

— Я вас всех люблю, я вас всех обожаю —
Любимые, милые вас называю.
Но и вы в ответ полюбуйтесь мной…

Навзрыд разрыдался Зайчонок.
— Уходи! — твердит. – Уходи! Ты злая.
«Плохой Зайчик, — решила Доброта. – Неблагодарный».
И дальше по лесу катится, песенку поёт, зверушек к добру призывает:

— Я вас всех люблю, я вас всех обожаю —
Любимые, милые вас называю.
Но и вы в ответ полюбуйтесь мной —
Восхищайтесь моей красотой, добротой!

Вдруг слышит стон громкий. Видит, Волчица на травке лежит, лапу зализывает.
«Пожалею хищницу, — думает Доброта. – Тогда уж точно все в лесу поймут, как я добра. Если даже такой злюке сочувствую».
— Как дела, что воешь? – спрашивает.
— Нога в яму угодила, — жалуется серая хищница, — чуть не сломала, ободрала всю. Вот, рану зализываю, не знаю, как теперь по лесу бегать буду, волчат кормить.
— А ты не думай о волчатах, — советует ей Доброта. – И о лапе забудь. Взгляни, как лес хорош, как деревья прекрасны, как они шумят зелёной листвой. А я тебе под шелест листьев песенку спою:

— Я вас всех люблю, я вас всех обожаю —
Любимые, милые вас называю.
Но и вы в ответ полюбуйтесь мной…

Но не закончила она.
— Да ты смеёшься! — взревела Волчица.
Ладно, что хромая, бросилась на Доброту, чуть не загрызла. Еле-еле та ноги унесла, повезло, что Волчица из-за больной лапы вдогонку не кинулась.
«Вот уж злюка, так злюка, — обиделась Доброта. – Сразу видно – хищница».
Катится она дальше, звонко, радостно песенку поёт, к добру жителей лесных, стало быть, приучает:

— Я вас всех люблю, я вас всех обожаю —
Любимые, милые вас называю.
Но и вы в ответ полюбуйтесь мной —
Восхищайтесь моей добротой, красотой!

Вдруг слышит она рык, треск. Видит, берёза упала, а под ней Медведь распластанный — выбраться не может.
«Облегчу, — думает Доброта, – Мишке страдания. Расскажу ему, какой он сильный, ловкий, как лихо по деревьям лазает. Тогда уж точно все поймут, как я добра».
— Что случилось, что ревёшь? – спрашивает она у Медведя.
— Да, вот, в дупло хотел заглянуть – нет ли медку? — хрипит Косолапый. – На берёзу влез, а она гнилая оказалась, повалилась вместе со мной. Повезло, что сучьями, ветвями придавила, а не стволом. Помоги, — кряхтит, — освободиться.
— Да ты и сам, — отвечает ему Доброта, — справишься. Ты, Мишка, сильный, ловкий, по деревьям хорошо лазаешь. А я тебе лучше песенку спою:

— Я вас всех люблю, я вас всех обожаю —
Любимые, милые вас называю.
Но и вы в ответ восторгайтесь мной…

Опять не допела она.
— Да ты издеваешься! – взревел Медведь.
Так разозлился Косолапый, что приподнял ветки, выкарабкался, по сторонам оглядывается, Доброту ищет. А той уже и след простыл – покатилась стремглав, только её и видели.
«Хорошо, что я добрая, — думает она с сожалением. – Не будь меня, в лесу и вообще бы одна злость жила».
И снова звонко, громко поёт, снова к добру жителей лесных приучить старается:

— Я вас всех люблю, я вас всех обожаю —
Любимые, милые вас называю.
Но и вы в ответ полюбуйтесь мной —
Восхищайтесь моей красотой, добротой!

Вдруг слышит она крик, ругань. Подкатилась ближе, видит, на краю леса телега в луже застряла. И Мужик кнутом Лошадёнку рыжую лупит. А в телеге камней навалено — с горой! Вёз, видно, Мужик булыжники в деревню, улицу мостить, да и завяз.
Тянет Лошадка воз, тянет, под ударами кнута дёргается, обессилела и упала. Мужик ещё больше разозлился, ещё пуще её хлещет, ещё громче, на чём свет, бранится.
Лежит Лошадёнка в грязи на боку, одним глазом жалобно на Доброту смотрит, от ударов вздрагивает.
И вот что-то тут с Добротой сделалось. Может слезинка, из-под ресниц длинных лошадиных выкатившаяся, на неё подействовала, может ещё что. Но не выдержала она, чтобы защитить Лошадку, под кнут кинулась. Ну и не пожалел её Мужик – всю злость на Доброте сорвал, вдоль и поперёк исполосовал.
Угомонился, однако, помог Лошадке подняться, стал сзади телегу подпирать. Стараются оба, и он и Лошадка, но не получается у них. И снова Мужик за кнут взялся.
Да только Доброта в грязь, в лужу прыгнула, пыхтит, колесо изо всех сил толкает — втроём они телегу и вытащили.
Мужик даже передохнуть Кобылке не дал, снова кнутом щёлкает. Надрывается Лошадка, а воз сдвинуть не может — из сил выбилась.
Кинулась Доброта под ноги вознице, крутится, хлестать мешает.
— Тьфу! – в сердцах плюнул на неё Мужик. – Да кто ты такая, что мою же скотинку мне бить не дозволяешь? Тьфу! Колобок грязный! – снова плюнул на неё: — Тьфу!
Но разгрузил он воз наполовину, решил за два раза тяжесть свезти. Худо-бедно поволокла Лошадка телегу по дороге.
А Доброта в лес вернулась. Идёт по тропке — в грязи вымазанная, оплёванная. Видит — Медведь навстречу топает. Хотела она дёру дать, да сил нет. Собралась песенку спеть, да голос от усталости пропал.
— Слышал, слышал, — говорит ей Медведь, — как ты Лошадке подсобила. Дай-ка я тебя в озерце умою, плевки, да грязь ототру.
Взял осторожно Медведь Доброту в огромные лапищи, отнёс к лесному озерцу, отмыл, оттёр.
Побрела дальше Доброта. Видит, навстречу Волчица — почти не хромает.
Попыталась она дёру дать, да не смогла, ссадины от побоев горят, шевельнуться больно. Хотела песенкой к хищнице подольстится, но и рта не смогла раскрыть.
— Слышали, слышали, — говорит Волчица, — как ты Кобылке помогла. Дай-ка я тебе раны залечу.
Стала она зализывать Доброте отметины от кнута – как волчонку несмышлёному. Полегчало Доброте, поблагодарила она Волчицу, дальше уже пободрее катится.
Видит – всё тот же кустик, тот же Зайчонок, и пир горой, и такой же жалобный плач.
— Да сколько же это всё будет продолжаться? – возмутилась Доброта. – Вот я вам сейчас! – схватила она хворостину. — Зарубите себе на носах — первым делом, вот его надо накормить! Он маленький и братец ваш.
Расступились зайчата, ухватил крошечный Косой листик огромный капустный, хрупает и Доброту благодарит:
— До чего же ты добрая!
И вот с тех пор, случись что в лесу, напасть какая, все к Доброте спешат – выручай, помогай, вызволяй. То птенчика, из гнезда выпавшего, приходится ей на дерево водворять, то лосёнка глупого из болота выуживать, то лисят повздоривших разнимать, то червячков после дождя с дорожек откидывать — чтобы не раздавил кто случайно. Дел выше головы! И вечно, то поцарапается она, то ушибётся, с дерева свалившись, то цапнут её под горячую лапу драчуны, то поскользнётся она в спешке на тропинке мокрой и нос расквасит, пару раз даже чуть не утонула в болоте.
К вечеру устанет Доброта, да так, бывает, намается, что укоряет себя: «Пропади всё пропадом! Им — доброта, а мне – ссадины и шишки! Как хорошо раньше-то было, как славно – ни забот тебе, ни хлопот».
Да только — как чувствует — прискачет к ней в такую минуту рыжая Лошадка, трётся о Доброту мордой, ласкается. Проедет она на Лошадке по лесу, по лугу, закатом полюбуется, росой вечерней умоется, да и отмякнет, отдохнёт душой.
Вот только на пение теперь сил у неё уже не оставалось. Да жителям леса песня её, как оказалось, и не особо нужна была. Простучат вечером по тёплой земле копытца рыжей Лошадки, они и рады – знать, жива-живехонька в их лесу Доброта.

.




Похожие сказки: