Сказилка про чайники



Чайник был большой и красивый. И заслуженный. Он правда был очень красив — большой и рыжий-рыжий. В его медных боках отражалось солнце — так, что солнечные зайчики скакали по всей кухне. Иногда он тускнел и начинал хандрить, но его тут же чистили и он снова сиял на кухне, похожий на солнце куда больше, чем лампочка под потолком. Чайникова светлая деревянная ручка была отполирована прикосновениями до тай самой шелковистости, которая бывает лишь у очень любимых вещей, которые приятно трогать. На правом боку у него была вмятина — след бурной чайниковой юности. Ее сначала хотели выправить, но потом решили, что шрамы украшают мужчину, и оставили все как есть. Ее сначала хотели выправить, но потом решили, что шрамы украшают мужчину, и оставили все как есть. А еще у чайника на крышке вместо пупочки было медное колечко и чайниковы хозяева иногда в шутку звали чайник завидным женихом и мужчиной на выданье.

Но самое замечательное в чайнике было другое. Не то фантазией его хозяев, не то прихотью мастера — но по бокам у чайника были приклепаны петли. Не большие дверные, а маленькие, на какие вешают дверцы шкафчиков. И на этих петельках к чайниковым бокам крепились самые настоящие медные крылья. Чайник был похож не то на очень толстого воробья, не то на живое доказательство существования чайниковой посмертной жизни — очень довольный собой длинноносый чайниковый ангел. Короче говоря, чайник и правда был исключительный.

Он бы и дальше царил на кухне, сидя то на плите, то на подставке на столе, то на специальной чайниковой полочке, но — однажды чайникова жизнь изменилась раз и навсегда. На кухню принесли картонную коробочку, а из коробочки извлекли другой чайник. Пришелец был глиняный, рыже-коричневый, маленький и толстый, с гордо задранным вверх длинным носиком и отпечатанными в глиняных боках иероглифами. Большой медный чайник шмыгнул носом и понял, что прежняя жизнь закончилась навсегда. Маленький заварочный чайник оказался весьма симпатичным и совсем не таким заносчивым и занудным, как могло показаться на первый взгляд. Просто он очень испугался на незнакомой кухне и на всякий случай напустил на себя гордый и неприступный вид. Но один чайник всегда поймет другого.

А дальше и правда началась совсем другая жизнь. Новая и интересная. Такая, какая только может быть у двух симпатичных чайников. По утрам медный чайник снимали с полочки, наполняли водой и ставили на плиту. Пока он пофыркивал, нагревался и закипал, маленький чайник досыпал на полочке самые сладкие утренние сны. А потом с полочки снимали и его, засыпали чай и заваривали его горячей водой из большого чайника. Маленький чайничек ёжился и хихикал — ему было щекотно. А потом чайники стояли на столе, каждый на своей подставочке и старались не пролить ни капельки из своего важного содержимого. А уж потом, после работы, у них был целый длинный день, когда можно было заниматься всякими разными важными чайниковыми делами.

Например, можно совать носик в чашку с водой и дуть изо всех сил. Так, чтобы вода бурлила пузырями и выплескивалась на стол. Это на самом деле было очень весело и очень мокро. Так что чайники потом аккуратно вытирали мокрые носики о полотенце и делали вид, что они не имеют ни малейшего отношения к лужам на столе и на полу. Еще можно весело скакать по столу, придерживая крышечку, чтобы не звякала, или играть в догонялки, прыгая между тарелками и кружками, причем маленький чайник радостно визжал, когда его догонял большой чайник и хватал за ручку. Правда, гоняться за большим ему нравилось ничуть не меньше.

А еще маленький чайник оказался большим ценителем китайской поэзии и тихонько декламировал стихи, когда кухню начинали заливать синие сумерки. Читал он хорошо. Так, что некоторые чайные ложечки даже плакали, впечатлившись. Стихи и правда были хорошие, вот только глиняный чайник приходил от них в меланхоличное настроение и свешивал носик с полочки, глядя на пол. Высота его завораживала. А медный чайник очень беспокоился и старался оттащить маленький чайник за ручку от края, ведь маленький чайник вполне мог разбиться — он-то был глиняный. .

Зимой, когда становилось холодно, маленький чайник мерз и шмыгал носиком. А большой его жалел и подливал горячей воды. В маленьком чайнике был зеленый чай и подливать воду было можно. Зимой чайники больше сидели рядышком, нахохлившись, как две птицы и разговаривали о разном. Или смотрели, как за кухонным окном идет снег и ждали вечера. Вечером на кухне зажигали свет и пили чай. Зимой вообще пили много чая, потому что было холодно и чайники совсем не чувствовали себя позабытыми и позаброшенными. А вечером чайники споласкивали и ставили на специальную чайникову полочку. Чайники прижимались друг к другу покрепче и шепотом рассказывали истории. У большого чайника были крылья и он любил сказки про птиц и про ветер. А на глиняном боку маленького жил дракон и чайничек утверждал, что тот рассказывает ему всякие истории и с удовольствием их пересказывал.

А потом, когда становилось совсем темно и поздно, маленький чайник начинал клевать носиком. Большой чайник дразнил его воробушком и предлагал насыпать крошек, чтобы можно было клевать их носиком. Глиняный чайничек не обижался, а просто прижимался покрепче к большому, а тот укрывал его крылом и они потихоньку засыпали. Два смешных чайника на маленькой кухне под самой крышей большого дома в большом городе. Им даже снились сны. Разные. Грустные и веселые, яркие и спокойные. Чайники заворачивали сны в запах чая и дарили друг другу. Или тем, кто мог их понять. Загляните в свой чайник — не лежит ли там маленький пакетик специально для вас?. .

.




Похожие сказки: