Шер и Юр



Родились Шер и Юр далеко друг от друга. Так там и жили.
Шер в высоком терему.
Юр в глубоких закромах.
По ночам шуршали лапками, крылами, юркали в норы и щели. Хозяйничали в подвалах, на чердаках. Озорничали меж крон деревьев и стволов кустарников. Кормились, веселились, болтали друг о друге .

Кормились, веселились, болтали друг о друге .
Шеры говорили о юрах разное, но всё больше глупости. Неразумны, мол, все эти юры, летать не умеют, в норках юркают, а норы эти сами же а роют. Едят всякую всячину, которая из земли растёт, или по земле ползает.
Юры рассказывали о Шерах всякое, но всё больше нелепости. Глуповаты, дескать все эти Шеры, живут-шуршат по чердакам да верхотурам, каких построить сами не умеют. Закромов не запасают, едят лишь то, что с неба свалится.
Но был у Шеров и Юров один большой секрет, который только Шер и Юр открыть сумели. Правда, сначала облака успели скрыть Луну. Она их сама об этом попросила. Слишком полной, ну совершенно круглой была в ту ночь, и так стеснялась своей полноты, что умолила облака скрыть этот её недостаток. Облаков собралось предостаточно, а кучковаться им было даже приятно. Они скрыли полноту Луны, востроглазость звёзд, нервозность сигнальных ракет самолётов и самодовольное сияние планет Солнечной системы. В этой не чтобы абсолютной, но бесспорно кромешной тьме Шер и Юр встретились.
Нос к носу.
На побеге дикого винограда.
Шер обхватила побег лапками и крыльями, а Юр вцепился в него лапами и обвил хвостом.
Каждый из них, почувствовав мокрый носик кого-то незнакомого, мог улететь, или убежать, шеркнуть, или юркнуть. Но ощутил вдруг неведомое смешение чувств. Родство открыли Шер и Юр друг в друге.
— Мышь! – Восхитились они одновременно от всего своего крохотного сердца.
— Полевая, — предупредил Юр.
— Летучая, — подчеркнула Шер.
Но эти звуки были лишь формальностью, последней данью этикету, не омрачившей значимости встречи, благодаря которой Шер и Юр окрыли тайну. Простейшую из тайн. Узнав её, детишки Шер и Юр, даже не видя друг друга, научились осознавать, что мир мышей простирается от земли до неба, от подземелья до поднебесья.
Водяная крыса по этому поводу записала на листе кувшинки: «Называй нас хоть Шер, хоть Юр, хоть Шиншилла, но по сути своей все мы м ы ш и. жаль, что для большинства из нас это на всю жизнь остаётся чем-то совершенно секретным. Истина открывается немногим почувствовавшим — при полной Луне, когда она укрыта облаками – неведомое прежде смешение чувств. На побеге дикого винограда».
И этот лист, откушенный шиншиллой от корневища, поплыл вниз по течению реки.

— Давайте прогуляемся к реке, — сказал сегодня один неробкий ширококрылый шер храброй длиннохвостой юр.

.




Похожие сказки: