Семеновнин пасьянс



Семеновна каждый день сидела во дворе на маленьком складном стульчике за маленьким складным столиком, и над ней возвышался маленький складной зонтик от солнца, привязанный к спинке стула. Да и сама Семеновна была невелика, ростом не более Генкиного сеттера Иоганна, если тот, конечно, встанет на задние лапы, а передние Генке на плечи положит. В общем, с Генку ростом Семеновна была. А сколько ей лет, никто не знал… Генкин отец как-то говорил, что, когда ему было двенадцать лет, как Генке сейчас, Семеновна точно так же во дворе сидела, карты на столике раскладывала. И с тех пор она ничуть не изменилась — лицо все в морщинах, голова седая, глаза веселые…

Как-то раз вышел Генка из дома с Иоганном погулять. А когда проходил мимо Семеновны, ветер как дунет, и карты ей разметало по всему двору. Генка, ни слова не говоря, собирать их бросился. А когда собрал все, что успел, видит: старушка одной рукой карты к груди прижимает и за одной, последней, гоняется, да так шустро… Но ветер все не стихал, и карта (валет червовый) поднялась высоко-высоко и улетела аж за соседний дом. А когда собрал все, что успел, видит: старушка одной рукой карты к груди прижимает и за одной, последней, гоняется, да так шустро… Но ветер все не стихал, и карта (валет червовый) поднялась высоко-высоко и улетела аж за соседний дом.
— Вот, милый, — говорит старушка Генке. — Придется отправляться мне через дальние страны, за тридевять земель в Трисемнадцатое царство, а то большая беда будет… А тебе спасибо. Если б не ты, пришлось бы мне сотню лет странствовать, а я тут сидеть люблю. Давно сижу привыкла…
— Да что вы, бабуля, ответил ей Генка вежливо, думая, что для старушки за соседнюю пятиэтажку сходить — все равно, что за тридевять земель. — Не можете себе новую колоду купить!. .
— Да нет, милый, эти карты непростые…. Над ними слова волшебные сказаны были, и все, что с ними случается, то и на самом деле с людьми происходит.
Вынула она из кармана платочек беленький, махнула им, и вдруг посреди двора сами собой ворота появились резные. Вошла она в них — и тут же пропала с глаз, как и не было ее, а ворота стали угасать, в воздухе растворяться… Тут уж Генка не стерпел, что такое дело без него обходится, и как прыгнет в ворота, пока они совсем не пропали. А за ним вслед и Иоганн заскочил.

Семеновны рядом уже не было, убежала куда-то шустрая старушка… И ворота тоже совсем исчезли. А Генка стоял на дороге в черно-белую клеточку. По обочинам ее лес произрастал дремучий, только вместо листьев зеленых на деревьях карты игральные шелестели. Пошли было Генка с Иоганном по дороге (не стоять же им на месте), но из-за ближайшего куста выскочил стражник с копьем да как закричит:
— Ход не по правилам! Ты здесь новенький, значит, ты — пешка! Сделал шаг — и жди, пока тебе снова шагнуть позволят.
Генке стражник не понравился. Хотел он было мимо него бегом припустить, но тот свистнул в четыре пальца, и из того же кустика еще полсотни стражников вылезло. Иоганн тут же с лаем на них набросился, и все стражники быстро разбежались, по кустам попрятались. Так что двинулись Генка с Иоганном, куда хотели, без дозволения. Шли они недолго, но и некоротко, и пришли в город из карточных домиков. В центре крепость стояла, из доминошных костяшек сложенная, а вместо башен — огромные шахматные фигуры. Стражники у ворот сидели и в кости играли. Хотел Генка мимо них незаметно пройти, но не тут-то было — ему сразу же путь преградили.
— А ты не знаешь, что право входа выиграть надо?! — удивился один из стражников.
— А у него на кон нечего поставить! — догадался другой — Разве что собаку…
— Я в кости не играю!- заявил Генка, а Иоганн прижался к его ноге и начал тихонько рычать.
Стражники как будто перестали его замечать и вернулись к своим делам. И вдруг Генка услышал знакомый голос прямо над ухом:
— Теперь ты у них вне игры, и они тебя не видят… — рядом с ним стояла Семеновна, только моложе была лет на сто или двести, в пурпурной мантии и с короной на голове. Генка ее только по зонтику узнал.
— А Валета-то нашли! — спросил Генка вместо "здрасьте", потому что растерялся.
— Найти-то нашла, теперь вот никак не уговорю вернуться… — грустно ответила Семеновна. — Я все эти годы старалась, пасьянсы складывала, и у всех, кто в нашем дворе живет, жизнь по-хорошему складывалась, по-доброму. Карты из Трисемнадцатого царства большую силу имеют…
Тут Семеновна снова платочком махнула и говорит:
— Пора тебе домой, а то за тебя там волнуются уже… Генка и сам не заметил, как в своем дворе оказался, и никто в нем не играл и не бегал, потому что лил дождь, а посреди футбольной площадки пузырилась огромная лужа…

А утром, когда Генка вывел Иоганна на прогулку, снова было тепло и солнечно. Семеновна в прежнем виде сидела за своим столиком и раскладывала карты в тени от зонтика.
— Здрасьте… — на этот раз не забыл Генка. — Уговорили Валета вернуться? И тут заметил он, что возле Семеновны на коврике лежит целая куча коробок из-под конфет. А сама она положила возле валета даму и только тогда от карт оторвалась.
— Вернулся он, — говорит, — только условие поставил, чтобы была ему отдельная жилплощадь. А другим обидно. Вот и пришлось каждой карте, хоть шестерке, хоть тузу, по отдельной коробке выделить

.




Похожие сказки: