Рассказ о Таваддуд (ночи 452—456)



Четыреста пятьдесят вторая ночь.
Когда же настала четыреста пятьдесят вторая ночь, она сказала: «Дошло до меня, о счастливый царь, что, когда девушка сказала врачу: „Желудок – дом болезни, а диета – голова лекарств“, и дальше до конца хадиса, врач спросил её: „Что ты скажешь о бане?“ И девушка ответила: „Пусть не входит в неё сытый, и сказал пророк (да благословит его Аллах и да приветствует!): „Прекрасный дом – баня: она очищает тело и напоминает об огне“. – „В какой бане наилучшая вода?“ – спросил лекарь. И девушка сказала: «В той, где вода мягкая и обширен простор и приятен воздух, так что бывает в ней четыре воздуха: осенний, летний, зимний и весенний“.
«Расскажи мне, какое кушанье наилучшее?» – молвил лекарь. И девушка ответила: «Кушанье, которое сделали женщины, над которым мало трудились и которое ты съел с удовольствием. И лучшее кушанье – сарид, по слову пророка (да благословит его Аллах и да приветствует!): „Превосходство сарида над кушаньями подобно превосходству Лиши над прочими женщинами“ [466]. – «А какая из приправ наилучшая?» – спросил лекарь. – «А какая из приправ наилучшая?» – спросил лекарь. И девушка ответила: «Мясо, во слову пророка (молитва над ним привет!); „Лучшая приправа – мясо, ибо в нем услада и в дольней жизни и в последней“. – „А какое мясо наилучшее?“ – спросил лекарь. И девушка ответила: „Барашек, во избегай вяленого мяса, так как в нем нет пользы.

Устройство газона, параметры, влияющие на качество. Описание. Стоимость
elitegazon.ru
Короба со светодиодной подсветкой. Тонкие. Экономичные. Долговечные
diodline.ru
– „Расскажи мне о плодах“, – молвил лекарь. И девушка сказала: „Ешь их, когда наступает их время, и оставь их, когда окончилось их время“. – „А что ты скажешь о питьё воды?“ – спросил лекарь. И девушка молвила: «Не пей её несколько раз сряду и не выпивай её одним духом: тебе повредит из-за неё головная боль, и расстроят тебе всевозможные недуги. Не пей воды после выхода из бани и после сношения, не пей вслед за едой, раньше чем пройдёт пятнадцать минут для юноши, а для старца – сорок минут, и не пей после пробуждения от сна“.
«Хорошо! – сказал лекарь. – Расскажи мне о питъе вина». – «Разве недостаточно удерживает тебя, – ответила девушка, – то, что приведено в книге Аллаха великого, там, где сказал он: – „Вино, и мейсир, в плоды, и гадательные стрелы – это лишь скверна из дел сатаны; сторонитесь этого, быть может вы преуспеете“. И сказал он, великий: „Они спрашивают тебя о вине и мейсире; скажи: в них и прегрешение великое и полезности, но греха в них больше, чем пользы“. И сказал поэт:

О ты, что пьёшь вино, не стыдишься ли?
Ты пьёшь ведь то, что бог запретил нам.
Оставь вино, его не пей больше ты,
Ведь за него корил Аллах, право!
А другой сказал в том же смысле!
И пил я грех, пока не исчез мой разум
И плох напиток, раз исчез рассудок.

Что же касается полезных свойств, которые есть в вине, то оно дробит камни в почках, укрепляет кишки, прогоняет заботу, возбуждает великодушие, сохраняет здоровье, помогает пищеварению, делает здоровым тело, выводит болезни из суставов, очищает тело от вредных жидкостей, порождает восторг и радость, усиливает природный жар, укрепляет мочевой пузырь, придаёт крепость печени, открывает запоры, румянит лицо, очищает от нечистот голову и мозг и задерживает приход седины; и если бы Аллах (велик он и славен!) не запретил вина, не было бы на лице земли ничего, что могло бы заступить его место. А что до мейсира, то это – игра на ставку». – «А какое из вин самое лучшее?» – спросил лекарь. И девушка сказала: «То, которое пьют после восьмидесяти дней или больше, и выжато оно из белого винограда, и не примешано к нему воды: нет на лице земли ничего, ему подобного».
«Что ты скажешь об употреблении пиявок?» – спросил лекарь. И девушка ответила: «Это для тех, кто наполнен кровью, и нет в крови их убыли. Кто хочет поставить себе пиявки, пусть ставит их, когда убывает месяц, в день без облаков, ветра и дождя, и пусть это будет в семнадцатое число месяца, а если это совпадает с днём вторника, то пользы скажется больше. Нет ничего полезнее пиявок для мозга и глаз и для просветления рассудка…»
И Шахразаду застигло утро, и она прекратила дозволенные речи.

Четыреста пятьдесят третья ночь.
Когда же настала четыреста пятьдесят третья ночь, она сказала: «Дошло до меня, о счастливый царь, что, когда девушка описала полезные следствия употребления пиявок, врач сказал ей: „Расскажи мне, когда лучше всего ставить пиявки?“ И девушка ответила: „Их лучше всего ставить натощак: это увеличивает разум и память. Передают о пророке (молитва Аллаха над ним и привет!), что когда кто-нибудь жаловался ему на боль в голове или в ногах, он всегда говорил: „Поставь пиявки!“ А когда человек поставил себе пиявки, пусть не ест натощак солёного: это вызывает чесотку, и пусть не ест после них кислого“. – „А в какое время ставить пиявки считается дурным?“ – спросил лекарь. И девушка сказала: „В день субботы или в четверг, и кто поставит в эти дни пиявки, пусть упрекает только самого себя. Не должно ставить пиявок в сильную жару или жестокую стужу, и лучшие дни для этого – дни весны“.
«Расскажи мне о сношениях», – сказал лекарь.
И когда девушка услышала это, она промолчала и опустила голову, застыдившись, из уважения к повелителю правоверных; а потом она сказала: «Клянусь Аллахом, о повелитель правоверных, я не бессильна, но я смутилась, и ответ на это у меня на кончике языка». – «Говори, о девушка!» – молвил повелитель правоверных. И Таваддуд сказала врачу: «Поистине, в совокуплении – великие достоинства и похвальные дела: оно облегчает тело, наполненное чёрной жёлчью, успокаивает жар страсти, привлекает любовь, веселит сердце и прекращает тоску, и умножать сношения в дни лета и осени вреднее, чем зимой или весной».
«Расскажи мне о пользе сношения», – молвил лекарь.
И девушка сказала: «Оно прекращает заботы и беспокойство, успокаивает страсть и гнев и полезно при язвах. Все это так, когда в природе человека преобладает холодность и сухость, а иначе частые сношения ослабляют зрение, и от них рождается боль в ногах, голове и спине. Берегись, берегись сношений со старухой: это – одно из дел убийственных; и говорил имам Али (да почтит Аллах лик его!): „Четыре вещи убивают тело и делают его дряхлым: ходить в баню, когда сыт, есть солёное, иметь сношение, наполнившись пищей, и совокупляться с больной – это ослабляет твои силы и делает твоё тело хворым“. Старуха – это убийственный яд, и кто-то сказал: „Берегись жениться на старухе, даже если у неё больше сокровищ, чем у Каруна“ [467].
«А какое сношение самое приятное?» – спросил лекарь, и девушка сказала: «Когда женщина молода годами, прекрасна станом, с красивыми щеками, благородными предками и выдающейся грудью. Она прибавит силы здоровью твоего тела и будет такова, как сказал о ней кто-то из поэтов:
Только взглянешь ты – и научится всему она, По внушению, без указки и изъяснения, А когда посмотришь на дивную красоту её – Её прелести и прекрасный сад заменят».
«Расскажи мне, в какое время хорошо иметь сношение?» – спросил лекарь. И девушка сказала: «Если ночью, то после того как переварится пища, а если днём, то после обеда». – «Расскажи мне, какие плоды наилучшие?» – спросил лекарь. И Таваддуд молвила: «Гранат и лимон». – «Расскажи мне про наилучший из овощей». – «Это – цикорий». – «А какие цветы самые лучшие?» – спросил лекарь. И Таваддуд ответила: «Роза и фиалка».
«Расскажи мне, где пребывает семя человека?» – сказал лекарь. «В человеке, – ответила девушка, – есть жила, которая поит все другие жилы, и влага собирается из трехсот шестидесяти жил, а потом она входит в левое яичко красной кровью и варится от жара составов в человеке и превращается в жидкость, густую и белую с запахом пальмового цвета». – «Хорошо! – сказал лекарь. – Расскажи мне теперь, какая птица испускает семя и имеет месячные». И девушка ответила: «Это нетопырь, то есть летучая мышь». – «Расскажи мне, какое существо, когда заточено, живёт, а когда вдохнёт воздух, то умирает?» – «Это рыба». – «Расскажи мне, какая змея носит яйца?» – сказал лекарь. И девушка отвечала: «Это дракон».
И лекарь ослаб от множества вопросов и умолк, и тогда девушка сказала: «О повелитель правоверных, он спрашивал меня, пока не обессилел, а я задам ему один вопрос, и если он не ответит, возьму у него одежду, как мне дозволенную…»
И Шахразаду застигло утро, и она прекратила дозволенные речи.

Четыреста пятьдесят четвёртая ночь.
Когда же настала четыреста пятьдесят четвёртая ночь, она сказала: «Дошло до меня, о счастливый царь, что девушка сказала повелителю правоверных: „Он спрашивал меня, пока не обессилел, а я задам ему один вопрос, и если он не ответит, возьму у него одежду, как мне дозволенную“. И халиф молвил: „Спрашивай!“
«Что ты скажешь, – спросила девушка, – о вещи, похожей на землю своею округлостью, но её позвонки и их местопребывание скрыты от глаз. Она мала по цене и по сану, у неё узкая грудь и горло, она в цепях, хотя и не беглая, и крепко связана, хотя и не воровка; её ударили копьём, но не в битве, и ранили, но не в стычке; она ест один раз и пьёт воду во множестве; иногда её бьют без преступления и берут на службу без жалованья; она вместе после разлуки и смиренна не от низкопоклонства; она беременна, не имея в утробе ребёнка, и наклоняется, но не ложится на бок; она пачкается и очищается, бывает ранена в спину и изменяется; она сходится без члена и бывает повержена, не опасаясь. Она даёт отдых, и сама отдыхает, её кусают, но она не кричит; она благороднее, чем собутыльник, и дальше адского кипятка, она покидает свою жену ночью и обнимает её днём, а жилище её – уголки в домах благородных».
И лекарь промолчал и ничего не ответил; он растерялся, не зная, что делать, у него изменился цвет лица, и он опустил голову на некоторое время, не говоря ничего. «О лекарь», – сказала девушка, – говори, а иначе я сниму с тебя одежду». И лекарь поднялся и воскликнул: «О повелитель правоверных, засвидетельствуй, что эта девушка более сведуща, чем я, во врачевании и в прочем, и у меня нет силы против неё!» И он снял бывшие на нем одежды и выбежал бегом. И тогда повелитель правоверных сказал девушке: «Изъясни нам то, что ты сказала!» И девушка молвила: «О повелитель правоверных, это – пуговица и петля».
А что касается до её дел со звездочётом, то она сказала: «Кто из вас звездочёт, пусть встанет!» И звездочёт поднялся и сел перед нею, и, увидав его, девушка засмеялась и спросила: «Это ты звездочёт, счётчик и писец?» – «Да», – отвечал звездочёт. И девушка молвила: «Спрашивай о чем хочешь, а поддержка – от Аллаха».
«Расскажи мне, – молвил звездочёт, – о солнце, его восходе и закате». И девушка сказала: «Знай, что солнце всходит из источника с одной стороны и заходит в источник с другой стороны. Источник восхода – это восточные деления, а источник захода – деления западные, а тех и других по сто восемьдесят делений. Сказал Аллах (велик он!): „Истинно, не поклянусь я владыкой востоков и западов!“ И сказал он, великий: „Он тот, кто сделал солнце сиянием и луну светом и определил ей стояния, чтобы знали вы число лет и счисленье. Луна – султан ночи, а солнце – султан дня, они гоняются, настигая друг друга“. Сказал Аллах великий; „Не подобает солнцу настигнуть луну, и ночь не опередит дня, каждый плывёт в своей сфере“. – „Расскажи мне: когда приходит ночь, каков бывает день, и когда приходит день, какова бывает ночь?“ – спросил звездочёт. И девушка сказала: „Аллах вводит ночь в день и вводит день в ночь“.
«Расскажи мне о стояниях луны», – сказал звездочёт. И девушка молвила: «Стояний её – двадцать восемь: аш-Шаратан, аль-Бутайн, ас-Сурейя, ад-Дабаран, аль-Хака, аль-Хана, аз-Зира, ан-Насра, ат-Тарф, аль-Джабха, аззубра, ас-Сарфа, аль-Авва, ас-Симак, аль-Гафр, аз-Забания, аль-Иклиль, аль-Кальб, аш-Шаула, ан-Нааим, альБальда, Сад-аз-Забих, Сад-Балу, Сад-ас-Сууд, Сад-альАхбия, аль-Фарг-аль-Мукаддам, аль-Фарг-аль-Муаххар и ар-Раша. Они расставлены по буквам Абджад, Хавваз до конца их, и в них глубокая тайна, которую знает только Аллах и тот, кто прочно утвердился в науке. Что же касается распределения их по двенадцати знакам Зодиака, то оно таково, что на каждый знак выпадает два стояния с третью. Аш-Шаратан, аль-Бутайн и треть ас-Сурейя приходятся на созвездие Овна; две трети ас-Сурейя с ад-Дабараном и двумя третями аль-Хака – на Вола; треть аль-Хака с аль-Хана и аз-Зира – на Близнецов; ан-Насра, ат-Тарф и треть аль-Джабха – на Рака; две трети аль-Джабха, аз-Забра и две трети ас-Сарфа – на Льва; треть ас-Сарфа с аль-Авва и ас-Симаком – на Деву; аль-Гафр, аз-Забания и треть аль-Иклиля – на Весы; две трети аль-Иклиля, аль-Кальб и две трети аш-Шаула – на Скорпиона; треть аш-Шаула, ан-Нааим и аль-Бальда – на Стрельца; Сад-аз-Забих, Сад-Балу и треть Сад-ас-Сууд – на Козерога; две трети Сад-ас-Сууда, Сад-аль-Ахбия и две трети аль-Мукаддама на Водолея; треть аль-Мукаддама, аль-Муаххар и ар-Раша – на Рыб…»
И Шахразаду застигло утро, и она прекратила дозволенные речи.

Четыреста пятьдесят пятая ночь.
Когда же настала четыреста пятьдесят пятая ночь, она сказала: «Дошло до меня, о счастливый царь, что, когда невольница перечислила стояния и распределила их по знакам Зодиака, звездочёт сказал ей: „Хорошо, расскажи мне теперь о движущихся звёздах, об их свойствах, о пребывании их в созвездиях, о счастливых среди них и несчастливых и о том, где их стояния, возвышение и падение“.
«Время собрания тесно, – ответила девушка, – но я все же расскажу тебе. Что касается звёзд, то их семь: Солнце, Луна, Меркурий, Венера, Марс, Юпитер, Сатурн. Солнце – горячее, сухое, несчастливое в сочетании, счастливое в противоположении; оно остаётся в каждом созвездии тридцать дней. Луна – холодная, влажная, счастливая; остаётся в каждом созвездии два и дня с третью. Меркурий – смешанный, счастливый со счастливыми звёздами, несчастливый с несчастливыми; остаётся в каждом созвездии семнадцать дней с половиной: Венера – равномерная, счастливая; остаётся в каждом созвездии из созвездий двадцать пять дней. Марс – несчастливый; остаётся в каждом созвездии десять месяцев. Юпитер – счастливый; остаётся в каждом созвездии год. Сатурн – холодный, сухой, несчастливый; остаётся в каждом созвездии тридцать месяцев. Дом солнца – в созвездии Льва, возвышение его – в созвездии Овна и падение – в созвездии Водолея. Дом луны – в созвездии Рака, возвышение её – в созвездии Тельца, падение её в созвездии Скорпиона и ущерб её – в созвездии Козерога. Дом Сатурна – в Козероге и Водолее, возвышение его – в Весах, падение его – в созвездии Овна и ущерб его – в созвездии Рака и Льва. Дом Юпитера – в созвездиях Рыб и Стрельца, возвышение его – в созвездии Рака, падение его – в созвездии Козерога, а ущерб его – в созвездиях Близнецов и Льва. Дом Венеры – в созвездии Тельца, возвышение её – в созвездии Рыб, падение её – в созвездии Весов и ущерб её – в созвездии Овна и Скорпиона. Дом Меркурия – в созвездиях Близнецов и Девы; возвышение его – в созвездии Девы, падение его – в созвездии Рыб и ущерб его – в созвездии Тельца. Дом Марса – в созвездии Овна и Скорпиона, возвышение его – в созвездии Козерога, падение его – в созвездии Рака и ущерб его – в созвездии Весов».
И когда увидел звездочёт остроту девушки, её знание и красоту её речей и понятливость, ему захотелось учинить с нею хитрость, чтобы пристыдить её перед повелителем правоверных. «О девушка, – спросил он её, – нейдёт ли в этом месяце дождь?»
И девушка опустила на некоторое время голову и долго размышляла, так что повелитель правоверных подумал, что она не в силах ответить звездочёту. И звездочёт сказал ей: «Почему ты не говоришь?» – «Я заговорю, – ответила девушка, – только если повелитель правоверных позволит мне говорить». И повелитель правоверных рассмеялся и спросил: «А почему так?» И девушка ответила: «Я хочу, чтобы ты дал мне меч, и я отрублю звездочёту голову, так как он – зиндик!» [468] И повелитель правоверных засмеялся, и засмеялись те, кто был вокруг него, а девушка затем сказала: «О звездочёт, есть пять вещей, которых не знает никто, кроме Аллаха великого». И она прочитала: «Поистине, у Аллаха знание последнего часа, и он низводит дождь, и знает он о том, что в утробах, и не знает душа, что стяжает она себе завтра, и не знает душа, в какой земле умрёт; подлинно, Аллах всезнающ и пресведущ».
«Ты хорошо сказала! – воскликнул звездочёт, – и, клянусь Аллахом, я хотел лишь испытать тебя!» – «Знай, – молвила девушка, – что у составителей календарей есть указания и приметы, относящиеся к звёздам, смотря по тому, когда наступит год, и эти приметы испытаны людьми». – «А что это за приметы?» – спросил звездочёт. И девушка сказала: «У каждого дня из дней есть звезда, которая им владеет. Если первый день года – воскресенье, то этот день принадлежит солнцу, и это указывает (а Аллах лучше знает!) на несправедливость царей, султанов и начальников, на обилие грязи и скудость дождя и на то, что будут люди в великом смятении, и злаки будут хороши, кроме чечевицы (она погибнет), и не удастся виноград, и вздорожает лён, и будет дешева пшеница с начала месяца Туба и до конца Бармахата. И умножатся сражения между царями, и увеличатся блага в этом году, а Аллах знает лучше».
«Расскажи мне о понедельнике», – молвил звездочёт. И девушка сказала: «Понедельник – день луны, и указывает это на праведность властвующих делами и наместников и на то, что год будет обилен дождями и злаки будут хороши, и испортится льняное семя и будет дешева пшеница в месяце Кихак, и умножится моровая язва и падёт половина животных – баранов и коз, и обилен будет виноград и скуден мёд, и подешевеет хлопок, а Аллах лучше знает…»
И Шахразаду застигло утро, и она прекратила дозволенные речи.

Четыреста пятьдесят шестая ночь.
Когда же настала четыреста пятьдесят шестая ночь, она сказала: «Дошло до меня, о счастливый царь, что, когда девушка покончила с разъяснением понедельника, звездочёт сказал ей: „Расскажи мне о вторнике!“ – и девушка молвила: „Вторник-день Марса, и указывает это на смерть великих людей и многую гибель и кровопролитие и дороговизну злаков и малость дождей; рыбы будет мало (её прибавится в некоторые дни и убавится в другие дни), и подешевеют мёд и чечевица, и вздорожает в этот год льняное семя, и удастся в этот год ячмень в отличие от других злаков, и умножатся битвы меж царями, и будет смерть кровавой, и умножится падеж ослов, а Аллах знает лучше“.
«Расскажи мне о среде!» – молвил звездочёт. И девушка сказала: «Среда день Меркурия, и указывает это на великое смятение, что случится среди людей, и на многочисленность врага, и что будут дожди равномерными, и испортится часть посевов, и умножится падеж скота и смерть детей, и увеличится убиение на море, и вздорожает пшеница, от месяца Бермуда до Мисра, и подешевеют остальные злаки, и умножатся гром и молния, и вздорожает мёд, и много будет пальмового цвета, и изобильны окажутся лён и хлопок, и вздорожают хрен и лук, а Аллах знает лучше».
«Расскажи мне про четверг!» – молвил эвездочет. И девушка сказала: «Четверг – день Юпитера, и указывает это на справедливость везирей и праведность кадиев, факиров и людей веры. Добра будет много, и умножатся дожди, плоды, деревья и злаки, подешевеют лён, хлопок, мёд и виноград и много будет рыбы, а Аллах знает лучше».
«Расскажи мне о пятнице!» – сказал звездочёт. И девушка молвила: «Пятница – день Венеры, и указывает это на несправедливость вельмож из джиннов и на речи лжи и клеветы. Будет много росы, и наступит хорошая осень в странах, и будет дешевизна в одних краях преимущественно перед другими, и умножится порча на суше и на море, и поднимется в цене льняное семя, и вздорожает пшеница в Хатуре и подешевеет в Амшире, и станет дорог мёд, и погибнут виноград и арбузы, а Аллах знает лучше».
«Расскажи мне о субботе!» – сказал звездочёт. И девушка молвила: «Суббота – день Сатурна, и указывает это на предпочтение к рабам и румам и тем, в ком нет добра, в чьей близости нет блага; дороговизна и засуха будут велики, и много будет облаков, и умножится смерть среди сынов Адама, и горе будет жителям Египта и Сирии от притеснения султана, и не велико станет благосостояние от посевов, погибнут злаки, а Аллах знает лучше».
После этого звездочёт умолк и опустил голову, а Таваддуд сказала: «О звездочёт, я задам тебе один вопрос, и если ты мне не ответишь, я возьму у тебя твою одежду». – «Говори!» – сказал звездочёт. И девушка спросила: «Где находится обиталище Сатурна?» – «На седьмом небе», – отвечал звездочёт. «А Юпитера?» – «На шестом небе». – «А Марса?» – «На пятом небе».
«А солнца?» – «На четвёртом небе». – «А Венеры?» – «На третьем небе».
«А Меркурия?» – «На втором небе». – «А луны?» – «На первом небе».
«Хорошо! – сказала девушка. – Осталось задать тебе ещё один вопрос».
«Спрашивай!» – сказал звездочёт, И девушка молвила: «Расскажи мне о звёздах – на сколько частей они разделяются?» И звездочёт промолчал и не произнёс ответа, а девушка сказала: «Снимай с себя одежду», – и звездочёт снял её. И когда девушка взяла одежду, повелитель правоверных сказал ей: «Изъясни нам этот вопрос», – и Таваддуд молвила: «О повелитель правоверных, их три части: часть подвешена к ближнему небу, наподобие светильников, и она освещает землю; часть их мечут в дьяволов, когда они украдкой подслушивают (ведь сказал Аллах великий: „Мы украсили ближнее небо светильниками и сделали их снарядами для дьяволов“); а третья часть подвешена в воздухе, и она освещает моря и то, что есть в них».
«У нас остался один вопрос, – оказал звездочёт, – и если она отвертит, я признаю её преимущество». – «Говори!» – сказала девушка…»
И Шахразаду застигло утро, и она прекратила дозволенные речи.
[Перевод: М. А. Салье]

.




Похожие сказки: