Проделки злой отметки единицы



Жила на свете злая отметка Единица. Много лет прожила, а ума не набралась. И такая она была надоедливая: заберется в тетрадь к нерадивому ученику — никак от нее не избавишься.
Но вот однажды отличница Оля задумала выжить Единицу из их класса. Попросила она своих товарищей помочь лентяю, с которым крепко подружилась Единица. Товарищи, конечно, согласились. Вскоре тот отстающий ученик стал успевать по всем предметам. А Единицу Оля вытянула из его портфеля да и выбросила в открытую форточку. А Единицу Оля вытянула из его портфеля да и выбросила в открытую форточку.
Упала Единица в сугроб, выбралась из снега, сжала кулачки и пропищала:
— Ну гляди, Олька, я тебе отомщу!
Стала Единица думать, как бы своей обидчице какую-нибудь неприятность причинить. Думала, думала — ничего придумать не сумела. А тут вдруг случай сам представился.
Приближался Новый год. Лесные обитатели решили устроить у себя новогодний карнавал. Дедушка-Мороз и Снегурочка пригласили самых лучших учеников. Ну и конечно — Олю.
Узнала про это Единица и в тот самый день, когда Оля отправилась на лесной праздник, вышла из-за угла ей навстречу, поклонилась и притворно ласково спросила:
— Куда это ты спешишь?
— На лесной карнавал.
— Скажи пожалуйста! И я туда же.
Удивилась Оля:
— Ты?
— Ну да. Ведь я теперь уже не злая отметка, а Единица арифметическая и приношу только пользу.
Обрадовалась Оля:
— Вот хорошо!
А Единица возьми да предложи ей:
— Давай дружить!
— Давай, — согласилась Оля.
— Тогда пойдем, я поведу тебя самой короткой дорогой.
Взялись они за руки и отправились вместе. В лес вошли в удивительный: запорошенные деревья сверкают инеем на солнце, будто бриллиантами осыпаны.
Любуется Оля, глаз оторвать не может. А Единица ничего не замечает. Только и думает, как бы Олю в самую что ни на есть глухомань завести да там и оставить. Пусть замерзает! Небось из глухой чащи сама не выберется.
Вот Единица и говорит Оле:
— Смотри получше под ноги, а то собьешься с пути, тропинка-то вон какая узенькая стала. Иди ты впереди, а я сзади.
Идет Оля, смотрит себе под ноги. Шли они, шли, и вдруг Оле показалось, будто не слышны сзади шаги Единицы. Обернулась — так и есть. Исчезла куда-то ее спутница. Подняла Оля глаза да так и ахнула: вокруг дубы мощно сплелись стволами, встали непроходимой стеной. Точно в ловушку попала. А тут вдруг вьюга протяжно завыла и темнеть начало.
Но Оля о себе не думает, ей за Единицу страшно: "Отстала, бедненькая, сбилась с пути и, видно, заблудилась".
Начала Оля аукать да звать Единицу — куда там! Ветер с такой силой на нее набросился, что Оля сама своего голоса не услышала. Попыталась она из страшного места выбраться. Заметит между стволами просвет, кинется, а едва добежит — там кол будто из-под земли вырастает.
Устала Оля. Села на пенек передохнуть, и очень ей спать захотелось. Да вовремя вспомнила бабушкин наказ: "Заснешь на морозе — не проснешься". Вскочила на ноги, снова стала свободное место между стволами искать. Увидит, а пока подбежит — глядь, снова там непроходимая стена. Так и не смогла из той чащобы выбраться. Совсем из сил выбилась. Опустилась на пенек и не заметила, как глаза сами собой закрылись…
А Единица за деревьями стояла и зло посмеивалась. Это она в просветы между дубами вставала, дорогу Оле загораживала.
Обрадовалась Единица тому, что Оля уснула:
— Поделом тебе, противная девчонка. Вот и замерзай в лесу!
Заторопилась Единица на лесную поляну, где стояла разукрашенная елка, чтобы подарок забрать, предназначенный для Оли. Побежала изо всех сил. И вдруг остановилась.
— Что это я, право. Страшно ведь самой в мешок с подарками лезть. А если кто увидит?
Стала Единица думать, кого бы из лесных обитателей попросить помочь ей.
"Может быть, ежика? — И тут же сама себе ответила: — Нет, ежик больно уж честный: все лето на своих иголках грибы да ягоды таскает, на зиму запасы делает. Ежик чужое взять не согласится.
А может быть, белку? Нет, и белку не уговоришь. Она тоже все лето работает, в свое дупло орешки носит — на долгую зиму запасает".
Призадумалась Единица. И вдруг вспомнила про лису. Та любит чужое утащить. Немало кур в свою норку потаскала из колхозного птичника. Но где ее найти? Думала, думала Единица и надумала: стала кукарекать. Лиса тут как тут. Носиком поводит, во все стороны смотрит. Вышла к ней Единица и посмеивается:
— Не ищи петушка, это я тебя вызвала.
Рассердилась лиса:
— Что за шутки неуместные?
— А ты не гневайся раньше времени. Есть у меня один секрет для тебя.
Обрадовалась Лиса. Она очень любила секреты.
— Говори поскорее!
— Э, нет, — остановила ее Единица. — Скоро только сказка сказывается, а дело делается подольше. Веди меня в свою нору, там и поговорим.
Повела лиса Единицу к себе. Вошли в норку, а в ней тепло, уютно, пуховая перинка на постели. И так вдруг Единице вроде бы спать захотелось, вот она и говорить:
— Ох, отдохнула бы я. А ты, лисонька, не хочешь ли новогодний подарок получить?
— Кто же от подарков отказывается!
— Только, чур, подарок пополам поделим, согласна?
— Согласна, — отвечает лиса, а сама думает: "Так я тебе и отдала половину, держи карман шире". Сказала же она совсем другое:
— Меня Дед-Мороз в этом году оставил без подарка за то, что я много кур перетаскала в свою норку из колхозного птичника, так я буду рада и половинке.
— Вот и отлично, — говорит Единица. — Иди скорее на поляну, где стоит украшенная елка. Под ней мешок с новогодними подарками. Отыщи сверток, где написано "Для Оли", и неси сюда.
Лиса даже испугалась:
— Что ты, что ты! А как же Оля без подарка останется?
Засмеялась Единица:
— Оля на праздники не ходит. Она дома с отстающими учениками занимается.
Обрадовалась лиса:
— Тогда другое дело. Я мигом.
Побежала лиса на лесную полянку. Видит, под разукрашенной елкой мешок большой-пребольшой лежит.
Подошла поближе, огляделась — никого. Стала в подарках лапками рыться. Нашла сверток с надписью "Для Оли!, схватила и спряталась в кусты.
Только успела спрятаться, смотрит, Дед-Мороз идет, Снегурочка да звери лесные с гостями.
А птицы с ветки на ветку перепархивают.
Начал Дед-Мороз решил исполнить желание каждого своего гостя и посылал он своих снежинок узнать, кто что хочет получить.
Когда снежинки кружились в открытой Олиной форточке, она говорила своей бабушке:
— Вот была бы у меня волшебная собачка… ну, такая, чтоб Единицу на расстоянии чуяла и в класс не пускала.
Снежинки рассказали об этом Дедушке-Морозу, и он приготовил Оле в подарок именно такую собачку. Но лиса-то про это понятия не имела. Развязала она пакет, выскочила оттуда собачка да как вцепится в лисий хвост: ведь от лисы Единицыным духом пахло. Лиса от боли так и взвыла. И туда кинется, и сюда — никак не может от собачьих зубов освободиться. Пришлось бежать к Деду-Морозу. Упала лиса перед ним на передние лапки и повинилась: так, мол, и так — взяла я самовольно Олин подарок, потому что сама она на праздник не придет, с отстающими учениками занимается.
Ну, Дед-Мороз, конечно, лису освободил и послал за Олей быстроногого оленя.
Вернулся олень, докладывает: так, мол, и так — Оли дома нет, а сорока-белобока видела, как Оля вместе с отметкой Единицей в лес ушла.
Рассердился Дед-Мороз на лису:
— Видно, не все ты мне рассказала. Говори, где Оля, где Единица?
Испугалась лиса: знает, с Дедом-Морозом шутки плохи:
— Олю я в глаза не видела, а Единица, точно, в моей норке спит. Это она мне сказала, что Оля дома с отстающими учениками занимается.
— Тут что-то неладное, — проговорил Дед-Мороз. — Надо идти к лисьей норе, допытаться у Единицы, где она Олю оставила.
И пошли все звери и все гости с Дедом-Морозом и Снегурочкой к лисьей норе. И птицы опять над их головами с ветки на ветку перепархивали.
А Единица в это время сладко спала на мягкой перинке. Вдруг услышала она сквозь сон голос Деда-Мороза:
— А ну, выходи, Единица, на расправу! Ответ держать будешь за Олю-отличницу.
Испугалась Единица, вскочила и стала новый выход из норки искать. Ей это было нетрудно: ведь Единица тонкая, будто палка.
Просверлила в другом конце дыру, выскочила и помчалась прочь.
Надоело Деду-Морозу ждать Единицу, велел он лисе из норы ее вытащить. Шмыгнула лиса в норку и тотчас увидела новый ход, похожий на окошко. Пролезть в него — не пролезешь, только холод идет. Да и куда лиса за Единицей погонится? Все равно ее не догнать. И в какую сторону она убежала — неизвестно.
Вылезла лиса из норы, о том, что видела, Деду-Морозу рассказала.
— От нас не уйдет, — ответил Дед-Мороз. Подозвал волшебную собачку и приказал ей:
— А ну-ка, вперед, за Единицей!
Собачка сразу же взяла след и побежала. Все — за ней. А птицы поверху перепархивали с ветки на ветку.
Единица тем временем далеко убежала, да утомилась и решила отдохнуть. Легла на проталину — слышит, шум какой-то. Приложила ухо к земле — так и есть, погоня. Помчалась быстрее прежнего. Вот и асфальтовое шоссе. Лес позади остался. Дай, думает Единица, послушаю, не отстала ли погоня. Приложила ухо к земле, а топот уже совсем близко. Что делать? Видит, столбик с указателем стоит, а на нем цифра 22. Взобралась по столбику, встала впереди и оказалось на указателе 122.
А тут собачка волшебная прибежала, а за ней Дед-Мороз, Снегурочка, гости и лесные обитатели. Стала собачка на указатель лаять, а Снегурочка говорит:
— Дедушка, убери собачку в карман, видно, она след потеряла, зря лает.
Положил Дед-Мороз собачку в карман, и побежали они дальше. А Единица спрыгнула со столбика, засмеялась и помчалась в другую сторону.
Вот бегут наши преследователи, а собачка в кармане у Деда-Мороза все лает да лает, ну прямо надрывается.
Тогда опять Снегурочка не выдержала и говорит:
— Дедушка, а может, мы напрасно у того указателя не остановились, не поискали Единицу. Ведь попусту волшебная собачка так лаять не станет.
— Не станет, — согласился Дедушка-Мороз. — Пожалуй, я и впрямь зря тебя послушал.
И повернули они все обратно. Прибежали к столбику, смотрят, а на указателе только 22 осталось. Тут они и догадались, как ловко провела их Единица.
Выпустил Дед-Мороз из кармана волшебную собачку, и она сразу же бросилась совсем в другую сторону.
А Единица тем временем опять далеко убежала. И рада-радешенька: "Ай да я! Как ловко всех обманула!"
Тут вроде бы и отдохнуть можно, только снова до ее слуха шум какой-то донесся. Погоня! Что делать? Вокруг — ни деревца, ни кустика, один особнячок неподалеку стоит. Бросилась Единица к домику, видит, форточка открыта. Шмыг в нее. Ну, думает, спряталась я от погони…
А в этом особнячке работал большой ученый. Он только что закончил трудный чертеж. Проверил все цифры и собрался ехать домой Новый год встречать. Только успел одеться, как стук в дверь раздался. Открыл ученый дверь, смотрит и глазам своим не верит: стоят Дед-Мороз, Снегурочка, звери лесные, а с ними — девочки и мальчики.
Дед-Мороз поздоровался с ученым и говорит:
— К вам в форточку злая отметка Единица прыгнула. Она завела в лес Олю-отличницу и бросила там. Нужно отыскать ее как можно быстрее, а без Единицы мы не найдем.
— Что ж, — отвечает ученый, — пойдемте посмотрим.
Прошли они все в кабинет, взглянул ученый на чертеж и сразу же увидел Единицу. Она как в форточку прыгнула, так на лист с цифрами и попала. Заметила нолик, столкнула, а сама встала на его место.
— Выходи, самозванка! — прикрикнул на нее ученый. — Не то резинкой сотру!
Испугалась Единица. Сошла с чертежа.
— Веди нас туда, где Олю оставила, — приказал Дед-Мороз.
Пришлось вести, ничего не поделаешь. Вышли все из домика, а ученый и говорит:
— И я с вами. Какая тут встреча Нового года, когда человек в опасности.
Идет Единица впереди, все за ней. Долго шли. В такое глухое место забрели, что даже Дед-Мороз удивился:
— Не знал я про эту чащобу, а сказали бы — не поверил.
Пошли они дальше, а идти с каждым шагом становилось все труднее и труднее. Ноги в сугробах вязли. Стволы деревьев путь преграждали. А тут еще Единица куда-то исчезла. Никто и не заметил, как она в сугроб нарочно провалилась, чтобы спрятаться.
Поохали, поахали, повозмущались и решили все без Единицы путь продолжать, Олю искать.
Шли они так, шли — еще гуще стала чащоба. Еще больше удивился Дед-Мороз:
— Вспомню про такое — себе самому не поверю…
А потом пришли они в такое страшное место, будто в ловушку попали. Стволы вековых дубов со всех сторон стеной встали, сухие ветви звезды и месяц закрыли. Темным-темно вокруг, в двух шагах ничего не видно, а тут еще вьюга протяжно завыла.
И вдруг Снегурочка наткнулась на пенек, где Оля сидела. Снежок ее засыпал — не то спит, не то замерзла.
Стали Олю тормошить. Открыла она глаза, смотрит, ничего не поймет.
— Ой, — говорит, — а где Единица? Она, бедненькая, потерялась в лесу.
— Не вспоминай ты про злодейку Единицу, — сказал Дед-Мороз. Ведь это она тебя нарочно в такую глухомань завела, да и бросила, чтобы ты замерзла. Ну да ладно, что о ней говорить! Новый год через несколько минут наступит. Не дойти нам до той поляны, где украшенная елка стоит. Далеко. Давайте-ка выбираться отсюда.
Вышли все из этой западни, сразу звездное небо с золотым месяцем открылось. Видят — небольшая поляна лесная. На поляне — елка зеленая. Пушистая, высокая. Подошел к ней Дед-Мороз, простер над ней руки и попросил:
— Небо звездное, небо щедрое, сбрось на эту елочку несколько звездочек.
И посыпался звездный дождь. Украсил он елку, да так красиво, что куда той, прежней, что вдалеке наряженная осталась.
Встали тут все в хоровод, новогоднюю песню запели. А Единица вылезла из снега и глядит на них с завистью из-за сугроба. Вдруг она почувствовала, что сзади кто-то стоит. Оглянулась, а это нолик.
— Ты зачем здесь?
— А я один не могу. Я всегда при ком-нибудь должен находиться. Вот я за тобой и катился все время. Не надо было меня с чертежа сталкивать и на мое место вставать. Зато теперь ты уже не Единица, а вместе со мной стала десяткой.
Рассердилась Единица:
— Не хочу быть десяткой! Хочу оставаться Единице, чтобы зло ребятам делать.
Отыскала она глазами ученого — и к нему:
— Уважаемый ученый, разделите, пожалуйста, меня с ноликом.
— Изволь.
Взял ученый десятку и разделил ее пополам. Запрыгала веселая, жизнерадостная пятерка. А Единицы как не бывало.
В это время лесные часы пробили двенадцать раз, и наступил Новый год.

.




Похожие сказки: