Про ведьму Гелию и лягушку Марион



В одной горной пещере вдали от населенных пунктов жила-была вредная и злая волшебница Гелия. Никто не знал, сколько ей лет, может, все две тысячи. Она жила одна, поскольку никого терпеть не могла – ни человека, ни животных, ни птиц, ни рыб, даже червей и то давила ногой. Ей не нравились деревья и кустарники, поэтому она давно вырубила их по всей округе. Себя считала первой красавицей, при этом говорила, мол, все завидуют ей, строят козни против нее, но лишь благодаря своей магии она защищается. Однако местные жители ее называли не иначе как ведьма Крючковатый Нос, так как она могла напугать любого только одним своим страшным носом. А про крючковатые пальцы с длинными ногтями, дикие, налитые злобой глаза, острые клыки, толстый язык, сухие уши и длинные грязные волосы даже говорить не приходится – любой, кто увидит эту "красоту", тотчас упадет в обморок. В общем, эта женщина представляла собой самые темные стороны мира. В общем, эта женщина представляла собой самые темные стороны мира.
Конечно, ведьма была далеко не безобидным созданием, если вы думаете, что пугала только своим видом. Гелия не могла заснуть, пока не сделает какую-нибудь гадость. Так, например, она вечером брала всякие зелья, привороты, порошки, разводила их в вонючей воде, читала заклинания из своей книги у костра, и тотчас на ближайшие поселки обрушивался град льдин величиной с кирпич, которые наносили ущерб домам, растениям, урожаю и, естественно, здоровью людей. После этого не каждый мог придти в себя, многие не успевали залатать пробоины в крыше или восстановить забор, ибо на это требовались значительные деньги и материалы. Были и такие, кто попадал в больницы с переломанными ногами и руками. Только это была не одна беда: уже на следующий день Гелия посылала стужу, да такую, от чего замерзали даже камни. Третий день знаменовался тем, что ведьма устраивала страшную засуху, от высокой температуры сами по себе жарились яйца в курятниках, кипела вода в озерах, возгорались дома. Не успевали жители потушить пламя, как их ожидало страшное землетрясение. Дома ходили ходуном, словно танцевали, после чего рушились, погребая под собой жителей. А потом песчаная буря, нашествие саранчи, бурный рост сорняков… Короче, задавала всем жару эта злая волшебница. Каждый раз она придумывала все новые и новые беды. Впрочем, не придумывала, а вычитывала из книги, которая имела пять тысяч страниц, а на каждой странице – по десять чародейств.
Но никто не мог остановить Гелию – боялись, причем страшнее смерти. Ибо с любым, кто придет в пещеру, она расправлялась очень жестоко. Одного путника, случайно забредшего к ней, она превратила в головастика, а крестьянина, который пришел попросить не мучить его семью и дать воду на поля, она превратила в кукурузный початок, сказав: "Теперь ты растение и сам заботься о себе, хи-хи-хи". Говорят, что она заколдовала где-то один город, и там люди стоят как мраморные статуи уже сотню лет, а одну страну вообще утопила в болоте. Сами понимаете, что смельчаков против нее нигде не находилось. Жители писали письма в другие государства, просили тамошних рыцарей приехать и наказать ведьму, только никто не откликался. Вот и приходилось людям и животным мучиться не один десяток лет.
Но в один прекрасный день это надоело… нет, не человеку, а простой лягушке. Ее звали Марион. Она жила у речки, по вечерам пела свои песни, а в этот момент Гелия, как назло, творила свои гадости. Складывалось впечатление, что лягушка специально вызывала очередное проклятие. Между тем, она пела, потому что в период заката к ней приходило вдохновение. Только как это объяснить окружающим, которые просили ее помолчать. Короче, Марион долго терпела выходки этой ведьмы. Только всему есть предел. И однажды , когда Гелия своим заклинанием вызвала смерч, который засосал практически всех лягушек в реке и затем сбросил их на город в виде дождя, то Марион квакнула:
— Ква-ква, надоело! Хватит терпеть эти издевательства, ква-ква! Сейчас же пойду, ква-ква, и разберусь с этой колдуньей!
Рыбы испугались и зашептали:
— Тише, тише, ты что говоришь! Молчи, а то нам хуже будет!
— Да куда уже хуже, ква-ква! – гневалась лягушка, становясь красной, словно ее варили. – Всех моих сородичей унесло куда-то смерчем! Совсем со свету решила изжить нас эта гадкая Гелия, ква-ква. Нет, пора ставить точку!
Тут из-за камня появился краб:
— И что же ты будешь делать? Как думаешь победить ведьму? Своим пением?
Марион подумала, а потом ляпнула:
— А я пойду служить ей, ква-ква…
— Что, что? – ошеломленно переспросили все, думая, что Марион спятила. А лягушка в ответ:
— Нужно узнать, ква-ква, откуда эта ведьма черпает свою силу. Если узнаю, то поверну эту силу против нее. Тогда посмотрим, ква-ква, кто останется на бобах!
— Где, где? – не поняли последней фразы рыбы. Но Марион не стала объяснять, а просто прыгнула на камень и сказала:
— Прощайте, друзья! Ждите меня с хорошими вестями! – и запрыгала в сторону гор. Обитатели речки смотрели на нее со страхом и удивлением вперемежку, были и такие, кто восхищался этой лягушкой.
Честно говоря, Марион не имела четкого плана, она хотела все решить прямо уже на месте. И когда явилась к ведьме, то еще не знала, что скажет, какую причину своего визита назовет. Пещера Гелии производила гнетущее впечатление: чадящие факелы, паутина, запах старых вещей, везде черепа, бутылки и горшки с настоями, засушенными травами, органами, чучела разных животных, в основном, это были крокодилы и змеи. А в углу на большой подставке хранилась книга чародейств. Это толстая и тяжелая книга вмещала в себя практически все заклинания, которые знали волшебники на Земле.
Гелия в это время занималась сушкой кузнечиков и скорпионов – из них она затем собиралась сделать болезни, вызывающие у людей и животных рвоту и температуру. "Сегодня я нашлю на этих человечков очередную эпидемию, и они еще больше станут меня бояться!" – вопила она в глухой пещере. На ней была фиолетовая остроконечная шляпа с большими полями, длинное синее платье и красные башмачки с серебряными застежками – типичная одежда ведьмы. На потолке висела метла, на которой Гелия иногда летала на Лысую гору, где собирались колдуньи, тролли, эльфы, ведьмы, циклопы и прочая нечисть. Именно там они хвастались друг перед другом проделанными гадостями и пакостями в отношении людей.
Гелия была так увлечена, что не сразу заметила Марион.
— Ква-ква, здравствуй, Гелия! – проквакала лягушка, стараясь обратить на себя внимание.
Ведьма подскочила как ужаленная. Во-первых, испугалась, подумала, что все-таки нашелся герой, желающий расквитаться с ней. А во-вторых, решила, что сюда проник шпион – никто не должен был знать секретов ее колдовства. Но когда заметила маленькую лягушку, то рассвирепела:
— Да как ты, зеленая тварь, посмела явиться сюда и помешать мне! Вот сейчас я с тобой разделаюсь!
— И что же ты сделаешь? – спокойным голосом, даже зевая, осведомилась Марион.
Ведьма осеклась: никто еще не разговаривал с ней таким образом.
— Как что? Превращу тебя в лягушку!. .
— Так я уже лягушка.
Старушка тут почесала страшный нос и заявила:
— Э-э, тогда – в червя!. .
Однако Марион резонно произнесла:
— Хватит ерунду говорить, ты же – ведьма! А у каждой ведьмы есть помощник. И тебе не стыдно не иметь такого? Наверное, все колдуньи над тобой потешаются, мол, даже в помощь себе никого не завела…
Гелия призадумалась. Действительно, все ее подруги-ведьмы имели таких помощников. Например, у чернокнижницы Изет был филин, знающий много языков, а у чародейки Вильны – змея, яд которой был сладок и смертелен. Баба Яга всегда приводила с собой кота-баюна, усыпляющего любого своим взглядом, а волшебница Джумая – осьминога, который оплетал жертву щупальцами и высасывал кровь. И все эти животные помогали в поиске и приготовлении колдовского зелья, следили, чтобы весь ритуал заклятия проходил по правилам, они же шпионили и доносили хозяевам, какой результат от колдовства достигнут, сколько пострадало людей, зверей и птиц. Сама же Гелия толком не знала, много ли урона она нанесла, так ли часто ее проклинают жертвы. Искать травы и камни ей стало тяжело – старая уже. Приготовлять снадобье и порошки – тоже трудоемкий процесс. И поэтому пришла к выводу: да, помощник ей нужен.
— Хорошо, ты права, – проскрипела ведьма, стуча посохом по каменному полу. – Но почему именно ты хочешь быть моей помощницей?
— Потому что к тебе никто не придет – это во-первых, ква-ква, – сказала Марион. – Во-вторых, у тебя должен быть такой зверь, птица или рыба, ква-ква, которого нет у другого, а лягушки ни у кого нет, ква-ква, – это я знаю точно. Ну, ква-ква, а в третьих, я – самая нехорошая лягушка на свете – все так считают…
— Почему?
— Потому что когда я пою, ква-ква, то происходят всякие происшествия – наводнения, оползни, торнадо, ливни, засуха, и все считают, что я, ква-ква, – предвестник несчастья, – пояснила Марион. – Поэтому меня все боятся. И из-за этого я решила пойти к тебе в услужение.
Гелия обрадовалась такому помощнику. Конечно, предвестник несчастья – это самое лучшее доказательство того, что она, как ведьма, самая отвратительная и ужасная. Ведь ни у кого нет такого животного. А коты-баюны, скорпионы, крокодилы, змеи, совы – это несерьезно…
— Ладно, уговорила, – прокряхтела Гелия. – Тогда сейчас найди себе место в пещере, покушай всякой гадости, а чуть позже, когда зайдет солнце, начнем колдовать. Ты мне будешь помогать.
Лягушка запрыгала внутрь пещеры, оглядываясь по сторонам. Тут она заметила книгу чародейства и сразу поняла, откуда черпает свою силу, знания и рецепты ведьма. Пока Гелия смешивала всякие там порошки, потроха, камни, лягушка тихо прошлепала к книге и открыла ее на очередном колдовстве, которое должно было осуществиться сегодня. Марион внимательно прочитала его и выучила наизусть. Ей пришла идея повернуть колдовство в другую сторону.
Вечером Гелия развела огонь в очаге, налила в котел воду из болота, стала бросать туда разные снадобья из горшков. Когда корешки и листочки, сушеные кузнечики и лапки пауков падали в котел, то вода начинала бурлить, разлетались в разные стороны разноцветные искры, поднимались желтые облачка. После этого ведьма стала листать книгу и читать заклинание:
— Мукурасу-букурасу, диди-бубу, уауалаааа! Бирибимпе ракурару эрирура… – ее голос звучал страшно в тишине пещеры. Марион даже стало жутко, ей захотелось убежать, однако она пересилила в себе страх и осталась на месте. "Ква-ква, мне нужно быть смелой", – подумала она.
— Марион, принеси мне вон тот горшочек! – приказала ей в этот момент Гелия, показывая на полку. Лягушка принесла ей горшок. Ведьма достала оттуда синий порошок и бросила в воду: из котла стал подниматься небольшой смерч.
— А теперь вон тот горшок! – не поворачивая головы и не отрываясь от книги, сказала ведьма. Лягушка подошла к полке и… взяла другой горшок, который принесла хозяйке. В этот момент она сильно волновалась, боялась, что ведьма увидит подмену и разозлится на нее, и тогда уж точно ей не сдобровать. Однако та ничего не заметила и высыпала красные камешки в воду. Произошла бурная реакция, тотчас смерч вырвался из котла, стал раскручиваться быстрее и затем вылетел из пещеры, словно выпущенный из пращи.
— Румусо-банано, киви-дыняно, куркуру-бибиту! – кричала вслед своему грозному оружию магические слова Гелия. Смерч взревел еще сильнее и рванул в долину, туда, где были леса, реки, поляны, поселки. Марион закрыла глаза лапками от ужаса, представляя, что там может твориться…
— Теперь, Марион, людишки и зверушки узнают, что такое болезнь от Гелии, ха-ха-ха! – веселилась злая колдунья, потирая руки от удовольствия. Затем, шаркая башмаками, пошла спать. – Завтра сходи вниз, узнай, много ли я горя и страданий принесла! – сказала она напоследок и рухнула на кровать. Уже через минуту в пещере раздался ее ужасный, оглушающий храп. Казалось, что это урчит желудок дракона.
Смерч тем временем несся по долине, разбрасывая во все стороны… нет, не отраву, от которой заболеть должны были все, кто вдохнет, попробует на язык или тронет ее рукой, а конфеты, шоколад, мармелад, печенья. Удивленные люди и звери поднимали их с земли, пробовали и говорили:
— Ой, что это? Неужели сладости? Как вкусно, м-м-м! Кто же угостил нас таким лакомством? Что за добрый волшебник появился у нас? – спрашивали они друг у друга, но никто не мог догадаться, что это дело рук злой ведьмы и… лягушки Марион. Еще бы, разве от Гелии можно было ожидать такое?
Тут в деревнях и городах начался праздник. Дети и взрослые ели подарки Гелии, танцевали, пели песни, было много игр и театрализованных представлений. И так продолжалось всю ночь. Так было впервые, ведь обычно в это время у них случались несчастья, и люди готовились плакать и страдать. Но сегодня было иначе.
Марион очень обрадовалась, когда увидела последствия заклятия Гелии. Она поняла, что сделала все правильно, и теперь будет и дальше строить козни ведьме, мешать ей творить черные дела. Конечно, она не рассказала хозяйке, что на самом деле произошло, едва та поднялась на рассвете.
— Рассказывай! – приказала Гелия, начав завтракать. Кушала она, естественно, не бутерброды, а жареных тараканов, пиявок, сушеные мухоморы и поганки. От такой еды нормального человека давно было скрутило.
— Ква-ква, ужас в долине! – подняв лапки к небу, произнесла лягушка. Она постаралась придать голосу страдальческий оттенок. – Везде я слышала крики, плач и проклятия в ваш адрес, ква-ква! Люди говорили, что Крючковатый Нос, ква-ква, заразила их страшной болезнью, теперь их тошнит, ква-ква, они кушать ничего не могут. Все лежат голодные, температурят. В общем, эпидемия, ква-ква!
— А-а-а! – страшным голосом закричала ведьма, упиваясь чаем из лишайников. – Значит, боятся меня эти жалкие людишки! Это хорошо! А что у зверей, птиц, рыб?
— Тоже плохо, ква-ква, – развела лапками Марион. – Птицы не летают, рыбы утонули, а звери попрятались по норам – болеют, ква-ква…
— Х-хорошо, – хищно улыбнулась Гелия. – А сегодня я устрою им новый страх и ужас. А ну-ка, Марион, посмотри очередное заклятие на странице номер одна тысяча двести три… О чем там?
Марион подпрыгнула к книге, открыла нужную страницу и, прочитав, сказала:
— Ква-ква, как превратить одежду людей в лохмотья, их каменные дома – в соломенные, а еду – в гнилое месиво…
— Ого-го, хорошее заклятие! – восхитилась ведьма. – Давай начнем готовиться к нему.
И они приступили к подготовке соответствующих материалов. Конечно, Марион меняла снадобья, порошки, делала совершенно другие растворы, например, в ступе толкла не жуков-рогачей, а ромашки и лилии, вместо кислоты наливала лимонад, мешала не палкой – золотой ложкой. Сами понимаете, что такое волшебное вещество имело совсем другие свойства, а результат применения был совершенно иным, чем предусматривалось в книге чародейства.
Так оно и оказалось. После заката Гелия целый час варила заклятия, кричала волшебные слова из текста, представляя, как сейчас плохо людям. Она даже не подозревала, что на самом деле там, вдали от горы происходит. Смерч, который должен был нанести урон, сделал совсем иное.
А происходило вот что: рваная и заштопанная одежда превращалась в богатые и красивые одеяния, пуговицы становились золотыми, застежки – серебряными, обувь выглядела как новенькая, у шляп появлялись новые перья. Люди останавливались на улице и с радостью смотрели, как меняется их одежда. Но еще больше радовались тому, что прошедший смерч на их глазах поднимал из руин дома, превращал деревянные избы в каменные дворцы, где были все удобства, соединял берега мостами. После этого жители городов и деревень стали говорить, что где-то поселился добрый чародей, который не дает Крючковатому Носу творить зло.
Марион все это слышала, только рассказывала Гелии совсем другие истории:
— Ква-ква, сегодня вообще проклинали вас, хозяйка. Говорили, что ходят голыми, им негде жить, так как соломенные дома разнесло ветром, ква-ква…
— У-у-у! – ликовала Гелия. Рассказы лягушки ласкали ей слух. И чтобы укрепить свои злые чары, она говорила:
— Марион, вечером опять натворим гадостей! Просмотри снова книгу, что там?
Лягушка читала заклинание и говорила:
— Ква-ква, хозяйка, сегодня нужно готовить волшебные камни: они обрушатся на головы людей и зверей, превращая волосатых в лысых, умных – в глупых, красивых – в уродов, ква-ква!. . Хорошее проклятие, ква-ква…
— Да, Марион, это – хорошее заклинание! – соглашалась Гелия, и они снова приступали к коварному замыслу. Только опять вышло не так, как хотела ведьма. Смерч пронесся как обычно над землями и водами, лесами и городами, разбрасывая… игрушки. Да, обычные игрушки для детей и взрослых. Вот уж радовались такому подарку люди и звери. Малыши не хотели спать, играли до утра, даже взрослые позволили себе вспомнить детство.
И конечно, это колдовство убедило людей в том, что где-то живет добрый волшебник. О Гелии стали даже забывать. А она этого и не знала. Каждый вечер ведьма устраивала кошмар, который благодаря Марион превращался в добрый поступок. Сами понимаете, что в стране воцарили мир и благополучие, пришли радость и веселье.
А однажды Гелия сказала:
— Сегодня у меня, кхе-кхе, день рождения. Мне исполняется ровно две тысячи лет. По этому поводу, кхе-кхе, приготовь мне напиток, от которого я стану еще злее, коварнее и безжалостнее! Рецепт найдешь в моей книге. Поняла, моя верная помощница?
— Конечно, Ваше коварство! – склонила голову лягушка. – Ква-ква, можете не беспокоиться!
Она прочитала рецепт, только, как вы догадались, совершенно другой. Быстро приготовила зелье, использовав для этого самые прекрасные вещи на земле, и вечером дала выпить хозяйке.
— Я сейчас проглочу это, – сказала ведьма, держа в руках сосуд. Она не знала, что на самом деле в нем. – А потом начнем громить всю землю, ха-ха-ха! Сегодня я себе устрою праздник! – и она разом проглотила все зелье.
Тут же ударил гром, сверкнула молния, затряслась земля. Это злой дух вышел из тела Гелии. А вместо нее появилась добрая душа. Ведьма стала превращаться в красивую девушку. Одновременно пещера стала преображаться в хрустальный грот. Исчезли чучела страшных животных, испарились горшки со ядовитыми снадобьями, втянулся под землю котел с вонючей водой и факелы, вместо них появились большие зеркала, мягкие ковры, фарфоровые вазы, хрустальные люстры, красивая мебель. Такому убранству мог позавидовать любой король.
— Боже, что я творила, когда была ведьмой! – воскликнула Гелия, оглядываясь вокруг. Сами понимаете, она стала другим человеком – добрым, отзывчивым, честным. А такой не может творить зло. И конечно, бывшей ведьме было стыдно за себя, за свои черные дела.
Гелия села на стул и заплакала.
— Меня никто не любит! Меня никто не простит! – укоряла она себя. – Какая же я нехорошая! Как теперь мне жить?
В это время к ней подпрыгнула Марион:
— Ква-ква, хозяйка, не расстраивайтесь. В последнее время, ква-ква, вы совершали только хорошие дела! Вам не в чем раскаиваться…
— Как? – удивилась Гелия. – Этого не может быть! Меня проклинают и ненавидят все живые существа!. .
— А вы станьте невидимой и слетайте к людям, зверям, послушайте, что они говорят.
Гелии это предложение понравилось, и она, надев шапку-невидимку, села на ковер-самолет. Вместе с лягушкой теперь уже добрая волшебница летала над городами и лесами, слушая, как хвалят жители страны того, кто творит для них хорошие дела. И Гелия видела, какой красивый мир был под нею.
— Но ведь это не я! – воскликнула Гелия. – Они упоминают какого-то другого чародея, а не меня.
— Они не знают, ква-ква, что добрые поступки творили вы, – улыбнулась Марион. И она рассказала, что меняла все в заклинании и рецептах, от чего злые заклятия не получались. И поэтому получалось все наоборот.
— Ой, как здорово! – хлопнула в ладоши Гелия. – Ты, Марион, просто молодец! Спасибо тебе, лягушка! Ты спасла мир от злой Гелии, а меня – от плохих дел. Теперь мы с тобой будем творить только хорошее. Ты согласна быть и дальше моей помощницей? Обещаю заботиться о тебе как о сестре…
Конечно, Марион согласилась. Они стали подружками и колдовали вместе, сами понимаете, только на радость миру.
Только это, извините, другая сказка. И вам ее расскажет другой сказочник.

.




Похожие сказки: