Про сапоги-путешественники



В швейцарском городе Волкетсвиль жил-был когда-то сапожник Матиас. Очень хороший сапожник, о которых обычно говорят "мастер золотые руки". И у него, естественно, всегда были клиенты. Он шил сапоги для мушкетеров, рыбаков, спортсменов, принцев, вельмож, фермеров, школьников, для всех, кто обращался к нему с просьбой изготовить такую обувь, которая соответствовала бы их статусу и профессии. И люди были довольны его работой и платили щедро.
Однажды в сапожную мастерскую пришел необычный посетитель. Судя по внешнему виду не бедный, хотя и богатым его назвать было нельзя. Просто одет он был странновато, словно смешал костюмы и наряды разных народов и времен: украинские шаровары, мексиканское сомбреро, индейские мокасины, персидский халат, дамасский кинжал, английский пистолет, сибирские перчатки, узбекский пояс, китайский мешок, и еще много чего, что сразу понять было сложно. Просто одет он был странновато, словно смешал костюмы и наряды разных народов и времен: украинские шаровары, мексиканское сомбреро, индейские мокасины, персидский халат, дамасский кинжал, английский пистолет, сибирские перчатки, узбекский пояс, китайский мешок, и еще много чего, что сразу понять было сложно. Впрочем, сапожник и не особенно разглядывал посетителя – это было неприлично.
— Я – путешественник Бесник, – произнес гость. – Исходил немало миль, встречал разных людей, побывал во многих странах и островах, жил в различных городах. Многое узнал о белом свете, написал несколько книг по географии. И все же понял, что еще мало знаю о нашей земле. Поэтому намерен путешествовать и дальше. Только у меня одна проблема: я быстро изнашиваю обувь. Пройду немного по горам, а уже каблуки ломаются, в пустыне кожа ботинок от горячего песка трескается, за полярным кругом подошва лопается от мороза. В связи с этим мне нужны такие сапоги, которые выдерживали бы все трудности похода. Сможете сделать?
Матиас ответил:
— Конечно, уважаемый Бесник, я для вас изготовлю такую обувь, что вы в ней обойдете вокруг Земли, не испытывая неудобств, и сапоги будут выглядеть как новые.
Путешественник заранее заплатил за работу, и они договорились, к какому сроку сапоги будут готовы. Едва он ушел, сапожник тут же принялся за работу. Он долго выбирал кожу, потому что она должна была быть прочной и устойчивой к ненастной погоде, потом долго оттачивал подошву и каблуки, добавляя металлические подковки, придавал обуви удобную форму и шил самыми крепкими нитями, укреплял при помощи нержавеющих гвоздей и нерастворимого клея. Короче говоря, сапоги получились очень красивыми и универсальными: им были не страшны ни холод, ни жара, ни песок, ни вода, ни камень, ни ядовитая трава. Их не могла прокусить змея или ужалить скорпион, да и волк сломал бы зубы, если захотел оттяпать ногу путешественнику. В них было тепло зимой и прохладно летом.
Когда Матиас закончил, то внимательно и придирчиво оглядел свое творение, а затем крякнул от удовольствия – это была самая лучшая его работа. Так уж получилось, что в это время мимо проезжал царский сановник Баходур-Мусяй – его все знали как злого и свирепого человека, этот самодур многим местным жителям попортил нервы и жизнь. Он, увидев вывеску сапожника у входа в мастерскую, решил заказать себе самую красивую обувь. "При этом она должна быть прочной, ведь я буду пинать тех, кто мне не понравится", – думал Баходур.
Сановник вошел, и тут ему на глаза попались те самые сапоги.
— Ух, ты, вот именно это мне и нужно! – вскричал он. – Вы, сапожник, словно знали, что я зайду и закажу именно такую обувь!
Сапожник смутился:
— Извините, Ваше сиятельство, только эти сапоги я изготовил для одного знаменитого путешественника…
— Ерунда! – зло сказал Баходур-Мусяй. Он не терпел, когда ему перечили или пытались оправдаться. – Это мои сапоги! Я их забираю!
Но Матиас был непреклонен. Он дорожил не только своим искусством в ремесле, но и порядочностью, иначе кто к нему обращался бы, кто бы уважал?
— Я сказал вам, эти сапоги не продаются, – настаивал он на своем. – Они предназначены для другого человека…
Договорить сапожник не успел, так как Баходур-Мусяй так ударил его по голове своей тростью, что у того в глазах потемнело. Баходур-Мусяй закричал своим слугам:
— Эй, вы, а ну-ка отнимите у этого мужичины мои сапоги! Поколотите его хорошенько, чтобы в следующий раз знал, как следует разговаривать с царскими сановниками!
Слуги бросились исполнять приказ злого хозяина. Ох, и досталось же бедному Матиасу, живого места на теле не было. Пнув напоследок почти бесчувственного сапожника, слуги взяли сапоги со стола и протянули их Баходуру-Мусяю. Тот сиял такой радостью, что мог затмить солнце.
— Отнесите мне в карету, – сказал он довольным голосом. Ему нравилось, когда страдали другие. Он часто у себя дома порол слуг, горожан и всех тех, кто просто попадался под горячую руку. Крики, визги, мольбы как бальзам лились на его злое сердце. Следует заметить, что его слуги мало чем отличались от сановника.
После этого незваные посетители покинули мастерскую, оставив на полу избитого Матиаса. Вскоре сапожник очнулся, встал, осмотрелся и заметил, что сановник все же забрал сапоги. "Ох, что же я скажу Беснику? Ведь за оставшееся время я не успею изготовить новую обувь", – застонал он, беспокоясь не столько об ушибах и ранах, сколько о своих обязательствах перед клиентом.
Однако путешественник Бесник оказался весьма сердобольным и понимающим человеком. Он выслушал объяснения сапожника, когда пришел за сапогами, вздохнул и сказал:
— Не расстраивайтесь, уважаемый Матиас, вашей вины здесь нет. На белом свете много непорядочных людей, и с этим нам приходится мириться. Не утруждайте себя новой работой – изготовить мне сапоги. Не успеете. Я сейчас уезжаю в далекую Индию. И денег не возвращайте – вы же все-таки изготовили сапоги. А сапоги сами знают, кому они принадлежат, и не думаю, что зловредный Баходур-Мусяй долго в них проходит…
Попрощавшись с добрым сапожником, Бесник ушел. Он торопился на корабль, который уже поднял паруса и ждал своего последнего пассажира…
А тем временем Баходур-Мусяй вернулся к себе домой. Первым делом он потребовал принести ему ужин. Прислуга быстро накрыла стол. Ой, чего только там ни было, каких блюд и напитков, одних салатов штук двадцать, а про мясные, мучные и рыбные изделия говорить не приходится. Даже царь не всегда ел то, что было у его злого сановника. Во время этого пиршества перед Баходуром-Мусяем танцевали самые лучшие танцовщицы страны – так они услаждали его взор. А музыканты старались играть как можно лучше, иначе их ждала очередная порка.
Плотно поев и похлопав себя по пузу, сановник откинулся на подушки. И тут он вспомнил про сапоги.
— Эй, вы, идиоты, принесите мне новые сапоги, я хочу их примерить!
Через секунду сапоги были перед ним. Вы понимаете, что это были не простые сапоги, а специально сшитые для путешественника, и они отказывались подчиняться другому. И сейчас сапоги решили наказать сановника за его проступки. Едва Баходур-Мусяй натянул их на свои кривые ноги, как сапоги сильно сжались. Хрустнули кости, кровь застыла в сосудах. От боли сановник закричал:
— Ой, ой! Помогите мне! Спасите! Больно!
Слуги пытались снять сапоги, только они сжимались еще сильнее. Он нестерпимой боли Баходур-Мусяй ударил ногами слуг, вскочил и стал бегать по комнате, раскидывая вещи. Только это мало помогало. Тем временем сапоги начали колоть его гвоздями на подошве, кожа согрелась до такой степени, что ступни сановника были как на раскаленной сковороде. А потом сапоги стали остывать, и вскоре ноги покрылись инеем. "Мы устроим тебе несладкую жизнь, ты пожалеешь о том часе, когда обидел мастера Матиаса и отнял нас у путешественника Бесника", – говорили они. Сапоги заставили сановника сильно побить тех слуг, которые отличались особой свирепостью и всегда сами били других людей по приказу Баходура-Мусяя. Те взвыли и уползли в свои каморки.
Тем временем Баходур-Мусяй выбежал из дома и помчался по улице, совершенно обезумев от боли. Вслед ему неслись хохот и улюлюканье тех, кого он обижал, а таких в городе было много. У ручья сановник остановился и пытался снять обувь, но ему это не удалось – она, казалось, приросла к коже. "Нас отдерешь от себя только со своими ногами!" – кричали сапоги, и они так они мучили сановника целую ночь.
Наконец бедняга взмолился:
— Пожалуйста, перестаньте! Сжальтесь надо мной!
Сапоги немного расслабились:
— Мы освободим тебя, если ты перестанешь быть негодяем и исправишься!
Баходур-Мусяй сказал:
— Что я должен для этого сделать?
— Прежде всего, пойти к Матиасу и извиниться перед ним, заплатить за его лечение, починить мастерскую. Отпустить слуг и раздать все свои богатства бедным людям. Потом попросить прощения у всех, кого обидел.
— И это все?
— Нет. Дальше ты пойдешь в ученики к Матиасу, станешь сапожником. Из тебя вышел плохой сановник, ты не годишься для государственной службы, может, сапожник из тебя получится – это тоже достойное ремесло!. .
— Ну нет, – начал было Баходур-Мусяй, возмущенный таким поворотом дела. Ему, знатному человеку идти в сапожники? Ну нет! Тогда сапоги опять сжались, и сановник взвыл:
— Ой, ой, я согласен!
Но сапоги сказали:
— Не думай, что мы сразу же тебя отпустим. Мы вместе пойдем и будем смотреть, как ты исполняешь наши указания. Если начнешь мухлевать, то накажем! Понял?
— Понял, – едва сдерживая стон, произнес Баходур-Мусяй. Он встал и, покачиваясь, побрел в сторону города. Но сапоги заставили его идти быстрее, так как Матиасу нужна была помощь.
Нельзя сказать, что сапожник обрадовался, увидев перед собой злого сановника. Уж слишком сильно болело все тело после визита этого жестокого человека. Бедный Матиас лежал на кровати весь перебинтованный, а рядом сидела Марион – известная целительница, которая готовила разные лечебные снадобья.
Прямо с порога Баходур-Мусяй упал на колени и пополз на четвереньках к опешившему Матиасу и обалдевшей Марион.
— О-о, дорогой Матиас, извини меня! Я совершил много плохого и теперь несу наказание за это!
— Как это? – изумился сапожник, поднимаясь с кровати.
— Твои сапоги мучают меня, – плача, произнес сановник. – Они сказали, что я должен измениться, стать хорошим и… пойти к тебе в ученики… Если я не сделаю этого, то мои ноги отсохнут в сапогах, и я умру в страшных муках…
— Гм, идея неплохая – пойти мне в услужение, может, я научу тебя быть хорошим человеком, – задумался Матиас и, мигнув целительнице, сказал. – Хорошо, я согласен. Итак, для начала уберись в мастерской, наведи порядок, помой полы, смажь инструменты маслом…
Баходур-Мусяй хотел было оскорбиться, но сапоги быстро остудили его пыл – сами понимаете, как. Скривившись, сановник приступил к работе. Конечно, делал это неумело, ведь никогда в жизни не занимался подобным трудом. Он умел только приказывать и наказывать. Но сапоги жали безжалостно, если сановник пытался не довести до конца работу, например, не выжимал тряпку для швабры или веником не подметал углы, небрежно обращался с сапожным инструментом.
Жители с изумлением смотрели, как злой сановник выносит из мастерской мусор, а потом идет на рынок за продуктами, чтобы приготовить обед. Они не знали, что произошло, и с чего это вдруг изменился Баходур-Мусяй, и недоумевали. Сановник просил у каждого встречного прощения, давал деньги из своего толстого кошелька. Но увидев на его ногах чужие сапоги, люди понимали, что чудесное превращение сановника происходит под влиянием этой волшебной обуви.
Когда сановник вернулся к себе домой, он распустил всех слуг, щедро заплатив им за работу. Только, конечно, ничего не дал злым слугам. А потом отдал свой роскошный дом под детский приют, раздал вещи беднякам. Сам же в простой одежде вернулся к Матиасу и стал работать у него учеником.
Так прошло полгода. За это время сапожник поправился. Его новый ученик, как ни странно, оказался способным и вскоре шил прекрасные сапоги, туфли, ботинки. К нему приходили люди из других стран, так как слава двух мастеров достигла и их границ. Изменился и характер у Баходура-Мусяя – он стал добрее, отзывчивее, его стали уважать за благородный труд. Тогда вот Матиас и предложил ему открыть цех под названием "Сапожная компания Матиаса и Баходура-Мусяя". И вскоре их изделия стали выходить под этой маркой.
Убедившись, что бывший сановник изменился в лучшую сторону, сапоги сказали:
— А теперь можешь нас снять. Мы прощаем тебя.
— Спасибо вам, сапоги, – поклонился им Баходур-Мусяй. – Вы сделали из меня человека. Но я так привык к вам, что не хочу отказываться от вас…
— Ты сошьешь себе другую обувь, – заявили сапоги. – Не забывай, что мы предназначались путешественнику Беснику, и должны быть его собственностью.
— Но как? Ведь Бесник в Индии! Неизвестно, когда он вернется домой!
На это сапоги ответили:
— Мы сами его разыщем! Ведь мы сапоги путешественника и, значит, знаем, как путешествовать.
И сапоги вышли из мастерской, оставив Баходура-Мусяя и Матиса. Как они жили и работали дальше – это уже другая сказка.
Сапоги шли по дороге, пересекая много стран и государств, благо они были незаметными, маленькими, и никто с них не требовал паспортов и виз. Они шли через глухие леса, где водилось много хищников, знойные пустыни, где обитали пауки и змеи, проходили по болотам, кишащим жабами и лишайниками, взбирались на высочайшие горы мира, откуда до облаков рукой подать. Немало опасностей подстерегало их. Злые скорпионы, поджидавшие жертву на барханах, хотели закусать путешественников, но сапоги сами их растоптали, от чего те бросились наутек. В лесу на сапоги напали не менее свирепые осы, которые решили, что сумеют до смерти закусать бесстрашных одиночек, однако и у них ничего не вышло. В ледниках сапоги встретились с медведями, но и от них сумели уйти, так как бегали быстрее. Даже змеи на болотах не сумели остановить сапоги, которые все шли и шли к Индии, где должен был находиться их настоящий хозяин Бесник.
А Бесник в это время был в сложном положении. Дело в том, что он вместе с караваном передвигался по пустыне, когда на них напали местные разбойники во главе с атаманом Хусан-бахом. Это была жестокая банда, не жалевшая никого и потому имевшая дурную славу. Разбойники перебили стражу, сопровождавшую купцов и путешественников, пленили всех, захватили весь ценный груз, состоявший из тканей, пряностей, изделий из кости, камня, металла, драгоценностей. Конечно, в рабство попал и Бесник. Он мужественно защищался, перебил немало врагов, и это даже вызвало восхищение у Хусан-баха. "Я не буду тебя убивать, – сказал он знаменитому путешественнику, когда того, окровавленного, привели к атаману. – Лучше повезу тебя на Восток, может, в Египет, и продам очень дорого. Такие храбрецы стоят немало денег, ха-ха".
И вот уже много дней Бесник томился в плену, закованный в наручники и цепи. Его охраняли два здоровых и свирепых молодца, причем никогда не спускали с него глаз – таково было поручение атамана. Когда один спал, второй следил за пленником. И, естественно, убежать было трудно. Да и куда бежать – кругом пустыня и камни! Кроме того, разбойники сняли с него обувь, чтобы тот, если и попытается убежать, обжег ноги на горячем песке или его укусила бы кобра…
Лежа на подстилках, Бесник смотрел на звезды и мечтал о свободе. Он все равно думал о побеге и строил планы, как это лучше сделать. Единственное, что его еще останавливало от такого шага, так это отсутствие сапог – без них опасно ходить по пустыне. Бесник поглядывал на обувь охранников, но она по размеру никак не походила, да и противно было бы носить обноски разбойников.
Но все изменилось в один вечер. Бесник сидел у камня, глядя, как веселятся разбойники, пришедшие с нового удачного похода, как кто-то сзади его толкнул. Он обернулся и увидел сапоги. Сами понимаете, как неслыханно удивился пленник – в пустыне увидеть то, о чем мечтаешь.
— Ба! – только и сумел произнести он. – А это что?
— Мы – твои сапоги, – ответили сапоги. – Ты нас узнаешь?
— Вроде бы нет… А почему вы решили, что я ваш хозяин? – недоумевал Бесник, одновременно с опаской поглядывая на охранявших его молодчиков.
— Посмотри на нас внимательно, может, вспомнишь…
Бесник склонился и стал разглядывать сапоги. Изделие показалось ему знакомым по рисункам, форме, материалу, ведь каждый мастер оригинален и отличителен в своей работе. "Что-то подобное я видел, – прикусив губу, сказал путешественник. – Даже совсем недавно…" Тут он заметил на коже клеймо Матиаса и вспомнил:
— Боже, да вы – обувь сапожника Матиаса из Волкетсвиля! Наверное, это он послал вас ко мне…
— Да, мы те сапоги, которые заказал ты и которые отнял у Матиаса сановник Баходур-Мусяй, помнишь? – сказали сапоги. – Мы проучили Баходура-Мусяя, он исправился, стал хорошим. А мы решили найти тебя и служить тебе верой и правдой. Долго нам пришлось тебя искать, но мы же по природе путешественники, знаем, как искать нашего хозяина. И как видишь, нашли…
— Ой, как хорошо! – обрадовался Бесник. – А то разбойники отняли у меня обувь, а идти босиком по пустыне – сами понимаете – подвергать себя смертельному риску.
— Хозяин, тебя обидели разбойники? – удивились сапоги, ибо еще ничего не знали о беде путешественника. Бесник рассказал им, как попал в плен, и сапоги очень разозлись из-за этого и готовы были наказать банду Хусан-баха. – Мы тебя спасем, – сказали они.
Однако Бесник предложил им план бегства. Сапогам он понравился, после чего они стали готовиться к действиям. Когда стемнело, сапоги потопали к лошадям, которые были привязаны и спали, и изо всех сил стали пинать их. Лошади испугались, сорвались с места и убежали в пустыню. Половина банды побежала ловить их. Понятно, что без этих животных они мало что смогут сделать, во всяком случае, долго преследовать лошадей они не могли.
Потом сапоги прошлись по лагерю, обрывая веревки, которые придерживали шатры, и все падало на тех, кто сидел внутри и кушал. Оттуда послышались ругань и крики проклятий. Но сапоги не успокоились, они затоптали всю одежду, поломали оружие, потушили костры, от чего в лагере разбойников стало темно. Поднялся большой шум и началась неразбериха. Сильнее всех кричал атаман, потому что ничего не соображал после двух бочек вина, и думал, что наступил конец света. Разбойники бегали как угорелые, махая саблями и только раня друг друга. Казалось, что теперь в такой суматохе можно убегать.
Но не совсем так. Ведь два молодца не спускали глаз с Бесника – он был ценной добычей. Они не обращали внимание на суматоху, сидели и смотрели на пленника, держа мечи наготове. В это время сапоги незаметно подошли к ним. Левый пнул одного, а правый – другого. Разбойники стали озираться, только никого не заметили. Ну, не будут же они думать, что валявшаяся на земле чья-то обувь такое может сделать. Поэтому решили, что это один из них строит козни против другого, и стали драться между собой. Таковы уж их обычаи – бить того, на кого упадет подозрение.
Тем временем сапоги сломали замок, который удерживал цепи и наручники Бесника, и освободили путешественника. Потом он надел обувь и вскочил, словно пружина. Бесник почувствовал, какая сила заключена в обуви Матиаса. Практически это были сапоги-скороходы. Мгновение – и Бесник помчался по пустыне, поднимая пыль, словно смерч. Его ноги неслись сами, точнее, это так быстро передвигались сапоги. Изумленные разбойники так и не поняли сразу, что это было, однако позже обнаружили исчезновение пленника. "Ой, Хусан-бах нас накажет!" – вопили два молодца и бросились в погоню. Только куда им было угнаться за Бесником. По сравнению с ним они тащились как черепахи по льду.
А Бесник тем временем прибежал в ближайший город и сообщил полицейским о том, что в пустыне прячется банда Хусан-баха. Полиция давно искала этого разбойника и очень обрадовалась этой новости. Тотчас был снаряжен специальный отряд, который в короткое время обнаружил банду. Не один час продолжалось сражение, и бандиты пали, не выдержав натиска. Хусан-бах защищался отчаянно, понимал, что его посадят в тюрьму за преступления, однако Бесник, который при помощи сапог передвигался с огромной скоростью и практически мельтешил перед глазами, заколол его шпагой, сказав: "Это тебе за тех, кто безвинно погиб от твоей руки". После этого ни у одного из разбойников не было желания сопротивляться и делать плохое кому-либо. Купцов освободили, им вернули их ценности. И все благодарили Бесника за такое спасение.
— Не меня благодарите, – признался он. – А мои сапоги…
— Сапоги? – изумились все. Ведь они не знали всей истории, всей правды их спасения.
— Да, да, именно сапоги. Их сделал сапожник Матиас – знаменитый мастер Волкетсвиля. И именно он навел переполох среди бандитов, освободил меня, а я сумел сбежать и сообщить все полиции, – сказал Бесник, демонстрируя обувь.
Конечно, все стали благодарить сапоги, которые смущались и просили не преувеличивать их роль в этом деле. Спасенные и полицейские решили написать благодарственное письмо Матиасу, где рассказали бы о подвиге, совершенном его изделием.
А Бесник, поклонившись, сказал:
— С моими новыми сапогами я могу передвигаться быстрее, и открою новые земли, страны, расскажу о них людям. Поэтому я покидаю вас и направляюсь в Индию.
Купцы и полицейские попрощались с путешественником, а тот, хлопнув по сапогам рукой, помчался так быстро, что скоро исчез за горизонтом. Безусловно, он достиг Индии и других государств, которые есть на этом свете.
Только это уже другая сказка.

.




Похожие сказки: