Про паровозик, который мечтал…



В одной стране, где много удивительных вещей из железа, жил да был Паровозик. Вы, дети, представляете, какой бывает настоящий паровоз: огромный котел, большая труба со свистком, прожектор, колеса, которые вращаются при помощи поршня, кабина машиниста, прицеп для угля. Так вот, Паровозик был таким, только от взрослых он отличался тем, что был маленьким, его еще называли узкоколейным. И жил он в железнодорожном депо, где кроме него находилось еще множество других транспортных машин: локомотивов, электровозов, тепловозов, которые были большими и тяжелыми. В свою очередь, они Паровозика ласково называли «наш малыш», имея в виду его размеры и детские фантазии.
Ведь было и второе отличие, за которое над ним иногда надсмехались механические собратья. Дело в том, что Паровозик мечтал о том, что обычно было ему недоступно, например, он хотел летать как птица, расправив крылья, в голубом небе, ощущая силу ветра и мягкие кучевые облака. Паровозик смотрел на «железных птиц» – самолеты и завидовал им.

Паровозик смотрел на «железных птиц» – самолеты и завидовал им. Ведь они, жужжа винтами, ежедневно взмывали в небо, неся в себе сотни людей и грузов. Они не боялись ничего на свете, гордились тем, что близки к солнцу, звездам, и свысока смотрели на всех, особенно на паровозы, которые коптили небо своим черным дымом.
— Фу, как это некрасиво! – фыркали самолеты, когда попадали под такую паровозную струю. – Эти тяжеловесы могут только топтать землю, пачкать воздух дымом, и не знают, как прекрасен мир. Ж-ж-ж-ж… Да, рожденный ползать – летать не может!. . Ж-ж-ж-ж…
И Паровозику было грустно, особенно когда оставался один. Он целыми днями развозил туда-сюда уголь, цемент, камни, бетон, станки, иногда людей, и ничего не видел, кроме одних и тех же скал, полянок, лесов, ручьев, мостов на дороге. И в стужу, и в снег, и в жару, и в дождь Паровозик трудился не покладая колес – таково было его предназначение. Он проезжал сотни километров, везя составы, но при этом продолжал мечтать. Почему-то ему казалось, что жизнь локомотива – это скучная и серая обыденность, не то что у других… Дело в том, что он хотел взлететь как самолет, окунуться в облака, пощекотать солнышко, поболтать на радуге с мудрым орлом. Но чаще всего ему снились далекие страны, куда он мог улететь. Однако дальше своей рельсовой дороги Паровозик уйти не мог. Вот теперь вы понимаете, почему ему было грустно.
Но этого не понимали его старшие собратья из депо.
— Это безобразие, это стыд и позор! – говорили ему локомотивы, брезгливо смотря на небо и пролетающие лайнеры. – Мы – солидные машины, мы перевозим тысячи тонн груза, чего не могут сделать самолеты. Мы всегда твердо стоим на колесах, тогда как самолеты – эти беспечные механические птицы – вертятся под облаками, визжат сверху как какие-то мухи. Они – слабаки и не чета нам. Поэтому тебе, Паровозик, нечего думать о таких глупостях. Делай свою работу и гордись тем, что ты в семействе железнодорожных машин.
Паровозик только молчал в ответ. Что он мог ответить на такие, казалось бы, правильные слова? Ведь он мечтал не только летать, но и… плавать как рыба в океанских просторах. Когда он проезжал по берегу моря, то видел белоснежные корабли – яхты, пароходы, крейсера, которые тоже были железными, однако такими прекрасными, что у Паровозика от волнения перекипала вода в котле. Ему тоже хотелось ощутить воду, поймать ветер в паруса, увидеть коралловые острова и дельфинов, узнать, каково это — быть «морским волком». Паровозик им с берега гудел: ду-ду-ду-ду! — старался привлечь внимание: мол, я тоже железный, я тоже имею большую трубу, посмотрите на меня, ведь мы же братья, пускай разного размера. Но корабли, как и самолеты, игнорировали его. Им тоже не хотелось иметь ничего общего с земными «червяками» – так они называли паровозы и тепловозы.
— Гууууу! – говорили они между собой. – Нам надоело видеть эти паровозы, которые снуют по земле как муравьи. Они не знают настоящего шторма, они не боролись с отливами и приливами, не запутывались в водорослях. Им не поднять такой тяжести, что перевозим мы – танкеровозы, сухогрузы и авианосцы. Разве железнодорожные машины из нашего рода-племени? Да никогда! Мы – самые, самые, самые лучшие на свете машины!. .
И корабли гордо проплывали мимо. А Паровозику хотелось плакать. Иногда его в таком виде заставали мимо проезжавшие локомотивы и начинали укорять:
— Ты опять за свое, малыш? Опять мечтаешь о глупостях? Хватит думать о том, что нам непозволительно. Не отвлекайся! Паровозы не умеют и не должны плавать, и тем более летать. Их дело – возить по земле грузы и людей. Так что, малыш, отворачивайся поскорее от моря, не смотри на небо – и вперед!
И Паровозик, набирая ход, покидал берег. Он старался теперь больше думать о работе, о том, какую пользу приносит людям, и что его окружают такие же, как он, железные братья, готовые всегда помочь. И все равно, когда был перерыв, образы моря и неба снова всплывали в его сознании, и тут Паровозик ничего поделать не мог.
И так было долго, пока однажды в страну не пришла зима. Повалил снег, стало очень холодно, солнце теперь редко поднималось, а его лучи уже не могли согреть землю. От холода замерзало все: и вода, и земля, и даже воздух казался твердым. Животные спрятались на зимнюю спячку, птицы улетели на юг. Остались только люди и машины, которым, если честно, было тяжело работать, однако они гордо и упорно преодолевали трудности, ведь именно для этого и создал их человек. И Паровозик пыхтел, стараясь не отставать от других собратьев. Он понимал, что очень важен и нужен.
Вы, дети, знаете, что в это время всем правит злой волшебник Снеговик. Именно он делает так, чтобы всем было плохо. Он постоянно обходит свои владения, воя и улюлюкая, и магической тростью замораживает то, что забыл сделать в прошлый раз. И встречаться с ним опасно. Сам Паровозик как-то видел Снеговика, но тот сделал вид, что его не интересуют механические существа.
Как-то вечером пришла тревожная весть: по приказу Снеговика с вершин гор сошла лавина, которая накрыла долину и поселок глубоким снегом. Были снесены дома, много людей пострадало. Им требовалась помощь.
— Ха-ха-ха! – смеялся Снеговик. – Как я здорово наказал людишек! Будут они теперь меня уважать и признавать. Начнут передо мной преклоняться. Пусть знают, какой я могущественный.
Но в депо, аэропорту и гавани стоял шум: машины спорили, как они могут помочь людям.
— Мы это сделаем, все нам по крылу, ж-ж-ж-ж! – прожужжали самолеты. — Мы самые быстроходные. Мы быстро доставим в поселок лекарства и теплую одежду, продукты. Мы спасем наших создателей!
Самолеты постарались загрузиться на полную катушку. Они надеялись на мощь своих моторов. Разбежавшись по взлетной полосе, несколько самолетов поднялись в небо. И тут их заметил Снеговик.
— А-а-а! – страшным голосом заорал он. – Захотели меня обмануть и людям помочь! Не получится! Вот я вам сейчас покажу, кто здесь хозяин!
И наслал он страшную бурю. Ветры схватили «железных птиц» в свои объятия и стали кидать из стороны в сторону, ломать им крылья, глушить моторы. Один за другим самолеты попадали на землю. Они не смогли противостоять силе Снеговика.
Паровозик это видел, и ему стало страшно. Но, увидев рядом стоящих «взрослых», он ободрился.
— Гуууу, тогда мы спасем людей! – прогудели пароходы. Они забили трюмы необходимым грузом и вышли в открытое море. Штурманы уже прокладывали курс к долине, когда их обнаружил Снеговик.
— Ну, нет, и вам я не позволю спасти людей! – еще больше рассвирепев, прокричал он. – Сейчас вы узнаете грозную силу мою! Держитесь, консервные банки, ууууу!
И он наслал на море стужу. Все сразу покрылось льдом, и в нем застряли корабли. Кроме того, огромные айсберги окружили тех, кого льды не успели раздавить, таранили их и топили. Один за другим корабли пошли ко дну.
Паровозик это видел, и вновь ему стало страшно. Но тут его собратья задудели:
— Дууу-дуу-ду! Теперь наш черед пришел! Мы спасем людей!
Они подцепили вагоны с грузом и помчались к долине. Только Снеговик и это предвидел. Он так завалил все снегом, что локомотивы не могли пробиться. Более того, он разрушил железные дороги и мосты так, что теперь вообще стало невозможным добраться до поселка. И пришлось паровозам и тепловозам возвращаться в депо. Вслед им зло хохотал Снеговик.
— Так что и не думайте вернуться сюда! – кричал он. – Здесь мое царство. Что хочу, то и творю!
Униженные машины собрались в депо, их котлы остыли, дым не валил, а прожектора погасли.
— Да, — грустно произнес самый старый локомотив. – Нам не помочь людям. Мы бессильны перед Снеговиком.
Но Паровозик был не согласен. Он весь горел желанием спасти своих хозяев, его поршни бешено вращались, лучи фонаря метались по депо, стараясь привлечь внимание взрослых.
— Ну что тебе, малыш? – наконец-то заметили его. – Что ты хочешь сказать?
— Я могу помочь! Позвольте мне!
Взрослые машины с сомнением посмотрели на него:
— Да ты что, Паровозик! Самолеты не смогли, корабли спасовали, мы не выдержали силу Снеговика, а ты как хочешь противостоять ему? Как собираешься добраться до долины?
— Я же маленький и шустрый! – пояснил Паровозик. – Снеговик меня не заметит, а если и заметит, то не угонится.
— Гм, действительно, — покачали трубами паровозы. – А ведь малыш прав. Наверное, он сумеет добраться до поселка.
И они решили отправить Паровозика в путь. Он быстро подцепил к себе несколько вагонов и платформ с грузом, в котором нуждались люди.
Нужно сказать, что Снеговик был очень своенравным, самоуверенным и чванливым, ему казалось, что теперь никто не посмеет отправиться в долину, и поэтому спокойно расхаживал по своему зимнему царству. И, конечно, он не углядел, как Паровозик выскочил из депо и, петляя между глыбами льда, помчался вперед. Его так и распирало выпустить пар через свисток, прогудеть, как это он делал раньше, но он понимал, что нельзя привлекать внимание злого волшебника. Ведь от него зависели судьбы людей.
И так ему незамеченным удалось проехать немалое расстояние. Когда, казалось, уже все хорошо, осталось немного, чуть-чуть, вот там, за поворотом уже безопасность, как одна коварная снежинка подлетела к Снеговику и пропищала:
— Ага, вот ты ходишь-бродишь, морковкой своей не водишь, ведром не трясешь, а мимо тебя проскользнул лазутчик…
— А-а, ерунда, — зевая, отмахнулся Снеговик. – Мимо меня никто не может проскользнуть, даже мышь!. .
— Мышь, может, и не может, а вот Паровозик пронесся на всех парах, — пропищала снежинка. – Я сама лично видела.
Снеговик вскричал:
— Как?! Как он посмел?! Где он? – и злой волшебник стал осматривать свое царство, и, естественно, своими стеклянными глазами узрел мчащийся в снежном поле Паровозик. Снеговик его сразу узнал. Он не мог поверить, что какой-то маленький железнодорожный состав не подчинился ему, тогда как авторитетные самолеты, корабли и тепловозы признали поражение. Нужно сказать, что он никогда не считал Паровозик каким-то особенным и, тем более, что его можно опасаться.
Это вызвало в нем взрыв ярости.
— Я покажу тебе, Паровозик, как не слушаться меня! – закричал злобный Снеговик и дунул изо всех сил. Сразу поднялась пурга, тонны снега обрушились на Паровозик, однако тот был очень ловким, юрким, он ускользал в сторону, и поэтому Снеговик все время промахивался. Естественно, это еще больше злило зимнего волшебника.
— А-а! – заорал он и приказал обрушиться горам, чтобы закрыть вход для железной дороги. Тысячи камней и льда скатились вниз и образовали огромную стену, через которую никто бы не смог пробиться. Конечно, если бы он был большим, например, как корабль, самолет или локомотив. Но Паровозик был маленьким, он сразу увидел среди камней проход и нырнул в него. Через минуту он был уже на другой стороне.
— Ах, ты вот как! Значит, решил меня обхитрить! Ну, тогда я тебя заморожу холодным воздухом! – и дунул еще сильнее. Пурга стала неистовее, словно это бесился раненый зверь.
Паровозик понимал, что ему трудно тягаться со злым волшебником. Но он верил, что доброта – это тоже волшебное чувство. И мечты – это тоже сила. Паровозик ощущал, как ветер сметает его, что вот-вот – и он опрокинется. И тут он представил, что у него есть крылья.
И они у него появились. Такие воздушные, почти прозрачные, но настоящие крылья – их создали мечты. Ветер поднял Паровозик и понес с огромной скоростью к долине. У Снеговика глаза полезли на ведро, когда он увидел летящий паровоз. Ведь это было невозможно. Железнодорожный состав не умеет летать, он только передвигается по рельсам!
Ошарашен был и сам Паровозик. Он понял, что его мечта осуществилась – он летел. И ему было хорошо. Он любовался замечательным зимним пейзажем. Он ощущал красоту полета, чувствовал, насколько это прекрасно – быть птицей.
— Ду-ду! – задудел Паровозик, радуясь своим ощущениям. И его услышали все: и в депо, и в порту, и в гавани. Они очень удивились, когда заметили на горизонте летящий Паровозик. Самолеты зажужжали, но не столько от изумления, сколько от радости за Паровозик. Теперь они тревожились за своего сухопутного железного братишку. И конечно, желали ему удачи.
— Ну, нет, помогать тебе летать я не стану! – вскипел Снеговик и перестал дуть. Ветер стих, и Паровозик, лишившись подъемной силы, стал падать прямо… в реку.
Плюх! – он упал на лед, проломил его, но не пошел ко дну. Так как у него появился спасательный круг – тоже из мечтаний. Именно он помог Паровозику удержаться на поверхности. Его колеса вращались, как винт двигателя, и придали скорость всему составу. Казалось со стороны, что это странный, но очень симпатичный корабль плывет среди айсбергов и торосов. И теперь пришлось удивляться кораблям, которые в это время были стиснуты льдами и ждали, когда придет весна и они освободятся из плена.
— Молодец, Паровозик! Так держать! – кричали они вслед железному малышу. И тоже желали собрату удачи.
Снеговик вообще расстроился:
— Ну, это нечестно, взять и победить меня! Я еще не все силы истратил. Так что держись, Паровозик, я тебя застужу.
И он прыгнул на Паровозик, обхватил его своими ледяными руками, стал дышать на него, чтобы покрыть инеем окна и фонарь, превратить в лед воду в котле, заморозить смазку и этим самым остановить движение состава. Но внутри Паровозика горели не просто угли, там пылали его мечты – горячие, настоящие и честные. Разве зло могло победить такие чувства? Конечно, нет. Ибо добро всегда сильнее.
Наоборот, Паровозик еще больше разогрелся. Он раскалился докрасна, и вдруг… Снеговик стал таять.
— Ой-ой-ой! – закричал злой волшебник. – Я таю! Но это невозможно! Я ведь самый сильный на свете!
— Нет, ты слабее, потому что обижаешь тех, кого считаешь слабым и кого не хочешь любить и уважать! – ответил Паровозик. – Поэтому тебе нас не победить, — и он поддал еще угольку. От такой температуры Снеговик вообще растаял, от него остались стеклянные глаза, морковка, ведро – и все.
Вот было-то радости! Паровозик дудел в трубу, сообщая людям и своим друзьям о том, что помощь пришла и теперь ничто не угрожает их стране. Стало значительно теплее, растаяли льды в морях, и корабли стали свободными, могли плавать, сколько им вздумается и куда они хотят. Улеглась метель, и самолеты взмыли в небо, вновь открывая для себя далекие страны. Локомотивы гордились своим малышом, ведь он показал всем железным собратьям, что и маленькие паровозы чего-то стоят на этой земле.
Конечно, больше всего радовались люди, которые получили помощь от Паровозика. Они его благодарили, а тот краснел… нет, не от раскаленного угля, а от скромности. Ведь Паровозик был застенчивым.
Но самое главное – осуществились его мечты. Он научился летать и плавать. И самолеты, и корабли почтительно жужжали и гудели ему, когда он вез по рельсам очередной груз.

.




Похожие сказки: