Прекрасная Роза и Стеклянный Ангелочек (Новогодняя сказка)



В одной далекой-придалекой южной стране, где яркое желтое солнце светит круглый год и где никогда-никогда не бывает снега, на темной и влажной земле живут цветочные кусты. Их темно-зеленые блестящие листья спокойно и беззаботно располагаются на толстых стволах с острыми шипами.
Круглый год на этих кустах появляются красные, желтые, малиновые, бардовые, темные и даже черные красивые цветы – розы.
Однажды на одном из таких цветочных кустов появился небольшой зеленый бутон. Он был совсем еще маленький, мохнатенький и робкий. Но он рос и постепенно становился все больше и больше, и его зеленые листики вот-вот должны были раскрыться.
И как-то утром цветок, находившийся внутри бутона, слегка приоткрыл глаза. Он сладко зевнул. Он сладко зевнул. И застенчиво выглянул из зеленых листиков бутона, слегка раздвинув их.
Стебель, на котором находился бутон с цветком, едва заметно покачнулся.
И розовые бархатные лепесточки, потягиваясь, стали распрямляться, раздвигаясь и освобождая место следующим лепесткам. И когда все лепестки вытянулись, цветок увидел над собой голубое-приголубое небо и желтое солнце.
«Какой неожиданный мир», — подумал цветок.
Он замер, напряженно ожидая чего-то.
— Какой красивенький! – услышал он чьи-то слова, произнесенные нежным голосом.
— Ах! Какая прелесть! – другой голос был тоже очень приятным.
— Прямо чудо! – раздались еще восхищенные голоса.
Цветок засмущался и от этого слегка стал пунцовым.
Он выпрямился и стал стройнее.
Застывшие капельки то ли вода, то ли росы алмазно и кокетливо блеснули на нем.
Цветок осмотрелся вокруг и увидел, что еще множество таких же красивых цветов было вокруг.
Над ними светило горячее солнце, а ласковый ветерок разносил прекрасный аромат цветов куда-то в голубую даль.
«Как прекрасен мир!» — подумала роза.
Вместе с ветерком к цветку подлетело какое-то насекомое. По всей видимости — шмель. Он был симпатичный, немного мохнатый и в желто-черной одежде. И главное – у него были золотые крылья. Таких золотых крыльев роза никогда не видела в своей короткой жизни.
Сделал несколько кругов над розой, шмель легко опустилось на бутон и стал двигаться по нему мохнатыми и щекочущими лапками. Это было так забавно, что роза даже заулыбалась. Вот уже лапки касались верхушек лепестков, и насекомое пыталось, раздвинув их, проникнуть вовнутрь. Ах! Как это было сладостно и желанно. Роза, так размечталась об этом, что, даже поддавшись искушению, уже стала раскрывать нежные девственные лепестки.
Но тут она вспомнила, что она роза и что ее предназначение быть красивой и гордой.
«Ты же не шиповник какой-нибудь, — говорили ей, — который забрюхатится и имеет полную коробочку колючих семян. Ты красавица и умница. У тебя большое будущее»
Роза очнулась и сильнее сжала лепестки.
— Ишь ты, какой шустрый!
А шмель, так и не дождавшись нектара, еще немного поерзал на ней и быстро улетел, превратившись в маленькую черную точку.
А когда он улетел, розе почему-то стало жалко шмеля – все-таки он был забавный и симпатичный.
Но больше шмель не прилетал.
Так прошло еще несколько дней.
— Какая она хорошая! – восторгались ею.
Она с каждым днем становилась все краше и краше. Ее лепестки становились больше, ярче, округление.
— Ах! Какая красавица! – сказал кто-то, коснувшись ее.
И тут же, чуть пониже последнего листика на стебле, она почувствовал непонятную боль. Мир вокруг завертелся, пришел в движение, небо перевернулось, солнце ушло в сторону. Она увидела, как ее с такими же цветами прижали друг к другу и положили в коробку, накрыв картонной плотной крышкой.
Стало темно.
То ли от безмолвной темноты, то ли от появившегося холода, то ли оттого, что коробку все время потряхивало лепестки розы плотнее прижались друг к другу. Им стало холодно и страшно.
Время остановилось. Точнее: оно не остановилось, оно существовало. Но существовало где-то за темнотой, вне коробки. Здесь же, в темноте, оно окутало все и не двигалось.
Но вскоре, с открытием крышки, темнота ушла и время тоже пошло.
— Какая красавица! – сказал кто-то, доставая розу из коробки.
Ей было еще немного холодно и непривычно. Она даже слегка дрожала.
— Это тебе! – сказал Кто-то Кому-то.
— Какая прелесть! – прозвучало в ответ.
И чей-то нос воткнулся в самый бутон, втягивая воздух, а вместе с ним и нектар.
Розу поставили в красивую вазу, и она опять была горда тем, что ею восхищались.
«Ты красавица и умница. У тебя большое будущее», — вспоминала она эти слова.
После темного холода хотелось пить. Стебель наполняется водой, которая поднималась вверх, к лепесткам. Лепестки изогнулись, открывая самое сокровенное.
Первая ночь, проведенная в вазе, совсем не была похожа на теплую южную ночь или холодную темную ночь в коробке.
Ваза стояла на подоконнике, и роза видела, что происходило за стеклом.
Шел снег. Он пушистыми липкими хлопьями валил и валил. Хлопья образовывали ватное бесконечное одеяло, закрывающее все: землю, кусты, крыши домов. И только на деревьях хлопья ваты долго не задерживались. Они образовывали небольшие сугробики, которые легко падали вниз.
«Что это?» – удивилась роза. Она никогда не видела снега. Он ей напомнил те белые облака, что иногда появлялись на голубом небе ее родины.
Белые хлопья снега пытались прилепиться к стеклу, но огорченно стекали и, подтаивая, все-таки цеплялись за самый край скользкого стекла.
Роза так засмотрелась на снег, что чуть не пропустила слова, раздававшиеся в комнате.
— Ах! Не надо… — говорил Кто-то Кому-то. Или, наоборот, Кому-то Кто-то.
— Ты моя прелесть! – голос был ласковый и тихий. — Ты мой цветок!
Розе было приятно слышать эти слова. Она считала, что они, конечно же, относится к ней. И если бы не было темно, то можно было бы заметить, как она зарделась и смутилась от восхищения. Ее лепестки расслабились и раскрылись.
Она слышала поцелуи, вздохи. И вдруг ей показалось, что кто-то глубоко и громко вздохнул. И затем раздался глубокий выдох.
«Наверно, — подумала она, — чей-то нос сунулся в бутон человеческого тела, втягивая воздух, а вместе с ним и нектар»
Она вспомнила симпатичного шмеля.
— Дзинь – дзинь! – прозвучало недалеко.
Роза увидела, как стеклянный ангелочек, похожий на голенького пухленького мальчика с золотыми крылышками, подвешенный на новогоднюю украшенную елку, крутится вокруг своей оси, как бы пытаясь оторваться от веревочки, на которую был прикреплен. Но у него ничего не получалось, и он огорченно говорил:
— Дзинь – дзинь!
«Странно…» — подумала роза.
Что было странного, она и сама не могла сказать. Все вокруг вдруг показалось каким-то нереальным и ненастоящим. Захотелось теплого солнца, голубого неба. Ей стало одиноко, и она затосковала. При этом краешки ее красивых лепесточков слегка сморщились.
— Дзинь – дзинь! – снова прозвучало.
« Ты кто?» — молча спросила роза.
«Я стеклянный ангелочек. А ты кто?» — также молча прозвучало в ответ.
«А я…- роза безмолвно почему-то вздохнула, — Прекрасная Роза»
«Почему ты грустишь?»
«Ах! Я тоскую по…» — роза опять не знала что ответить.
Немного подумав, она, молча, сказала:
«Я тоскую по своему любимому шмелю»
«Любимому шмелю?. . – стеклянный ангелочек задумался, он не знал, кто это. Нарядную елку, на которой он висел, он знал; белый снег за окном он знал; он знал еще – он даже задумался — многое; но этого он не знал – Расскажи о нем»
«Ах! Он такой нежный и такой ласковый! У него золотые крылья!»
«У меня тоже золотые крылья», — сказал ангелочек.
И в доказательство покрутился.
— Дзинь – дзинь! – прозвучало в воздухе.
«Ах, нет! – сказала роза. - Мой любимый шмель скоро прилетит. И я жду его»
Почему-то именно сейчас захотелось, чтобы симпатичный и мохнатый шмель потрогал ее прекрасные лепестки своими мягкими и щекотливыми лапками.
Она опять грустно вздохнула. Затем украдкой взглянула на стеклянного ангелочка и, слегка хмыкнув, снова стала смотреть на снег за стеклом.
А стеклянный ангелочек тоже загрустил. Ему так было нужно полюбить кого-то и спасти от смерти. Но никого рядом не было. И вот только гордая и прекрасная роза стояла в вазе и постоянно смотрела в окно.
Роза совсем не знала, что когда-то стеклянный ангелочек был обыкновенным мальчиком с голубыми красивыми глазами и ничем почти не отличался от других мальчиков. Только у него было стеклянное сердце. (Да-да! Бывают люди со стеклянными сердцами!) И однажды он очень обидел одного волшебного сказочника, а тот так разозлился, что превратил его в стеклянную игрушку. При этом сказав: «Ты постоянно будешь стеклянным, и никто тебе не сможет помочь стать живым». Сказочник был неплохим человеком и потом очень жалел о происшедшем, но уже ничего не смог сделать. «Ну, разве что, если ты кого-нибудь полюбишь и спасешь от смерти, — добавил он и тут же сердито заявил, — но этого никогда не произойдет! Потому что у тебя стеклянное сердце!»
Стеклянную игрушку в виде ангелочка с золотыми крылышками прикрепили к концу веревочки, туда также повесили стеклянные шарики и палочки. И теперь, если к ним прикасались, они издавали звонкий стеклянный звук: «Дзинь – дзинь!». При этом они двигались, а ангелочек крутился на веревочке.
В канун Нового Года веревочку со стеклянными игрушками повесели на наряженную елку, и всем очень нравилось дотрагиваться до стеклянного ангелочка.
— Дзинь – дзинь! – звучало в ответ, и ангелочек крутился на веревочке.
А иногда легкий ветерок, забежавший с холодной улицы через случайно открытую форточку, тоже играл с ними.
— Дзинь – дзинь! – звучало и ему в ответ.
Он радовался и прятался куда-нибудь в темное место, чтобы затем, когда никого не было дома, снова поиграть.
— Дзинь – дзинь! – снова звучало в ответ.
Прошло несколько дней после того, как роза познакомилась со стеклянным ангелочком.
Она все ждала, что произойдет чудо – и все само собой изменится. Но ничего не происходило. Было тяжело, буднично и привычно. Она поняла, что о ней забыли.
Роза одиноко стояла в пустой вазе на холодном подоконнике, и больше уже никто не любовался ею.
Единственным ее занятием было смотрение в окно, за которым нескончаемо падал снег. Казалось, снежинки плясали какой-то свой, неведомый колдовской танец под мощную музыку безмолвной природы.
Как-то раз одним утром роза вдруг услышала звук, напоминающий полет крыльев.
Она вся встрепенулась, оглядывая все.
«Ах! Это мой шмель!» — с надеждой и радостью подумала она.
Но зимняя муха, пролетев возле нее и немного побившись о стекло, упала на подоконник и замерла. Роза видела, как муха лежала на спине, слегка поджав лапки. Она совсем не напоминала шмеля, а была черная, блестящая с кривыми тонкими ножками.
«Фу», — подумала роза и снова стала смотреть в окно.
Она стала чувствовать, что слабеет то ли от времени, то ли от того, что уже не слышит прекрасных слов. Лепестки перестали сжиматься и слегка поблекли. Они стали засыхать, а края стали загибаться.
Стеклянный ангелочек видел это, и ему тоже становилось грустно, ведь за это время он полюбил прекрасную розу.
— Дзинь – дзинь! – говорил он ей.
Но она не хотела отвечать и только молча смотрела в окно.
Из прекрасной живой розы она превратилась в засохший цветок, которому уже становилось все равно, что происходило вокруг.
Однажды Кто-то подошел к окну, поднес цветок к лицу и вдохнул воздух.
Но аромата уже не было. Исходил легкий, едва уловимый, запах.
— Эх… — вздохнул Кто-то и, взяв в руку цветок, уже собирался выкинуть его.
Но вдруг неожиданно в комнате прозвучало:
— Дзинь – дзинь!
Стеклянный ангелочек закрутился вокруг своей оси.
— Опять сквозняк, — недовольно сказал Кто-то и, чихнув, непроизвольно опустил цветок снова в вазу.
И вдруг стеклянный ангелочек почувствовал, что внутри него что-то происходит. У него появилось сердце, похожее на прекрасную розу. Оно было живым и теплым. И оно освещало его волшебным светом.
— Дзинь-дзинь! – весело и торжествующе зазвучали стеклянные палочки на веревочке.
— Ля-Ля! – радостно пропел ангелочек и, повернувшись вокруг своей оси, слетел с веревочки.
И это уже был не стеклянный ангелочек, а мальчик с живым сердцем.
Он подошел к цветку и коснулся его теплыми руками.
А цветок, уже засохший и вот-вот готовый рассыпаться, вдруг наполнился жизнью и снова превратился в прекрасную розу. Ее лепестки опять стали шелковыми и упругими. Они раскрылись под теплым прикосновением рук, открыв самое сокровенное внутри.
— Ты самая прекрасная! – сказал мальчик.
Роза улыбнулась, и божественный аромат цветка наполнил комнату.
— Спасибо тебе, стеклянный ангелочек, что ты вернул меня к жизни и подарил мне любовь!
— Спасибо тебе, прекрасная роза, что ты превратила меня в живого мальчика и подарила мне любовь!
Неожиданно стало светло в комнате. Замигали разноцветные огоньки на гирляндах, зажглись теплым желтым огнем свечи, а хлопушки от нетерпения стали быстро и громко стрелять, разбрасывая конфетти.
И наступил Новый Год.
Все были рады, что появилось в новом году две любви — мальчика и розы. Ведь когда любишь, никогда не увянешь и не будешь стеклянным. Пока в сердце любовь – оно живое.
И в эту новогодняя ночь с черного неба золотой месяц и сверкающие маленькие звездочки видели в одном из ярко освещенных окон красивого мальчика, прижимающего к груди прекрасную розу.
— Дзинь – дзинь! – раздавалось где-то невдалеке.

.




Похожие сказки: