Озеро Монжерон



Недалеко от угрюмой долины Альбёв, в горах, что возвышаются над старинным замком графов де Грюйер, находится озеро Монжерóн, отражающее в своих водах темные вершины сосен. Оно очень красиво. Взгляните на него со склона горы ясным солнечным днем! Вам покажется, что огромный изумруд упал посреди лесов и цветущих альпийских лугов. Озеро Монжерон невелико: обойти его можно за пятнадцать-двадцать минут. Но глубина его, по уверениям жителей окрестных деревень, необычайна.
Вокруг озера растут чудесные цветы, и все лето стрекозы с разноцветными крылышками гоняются друг за другом над тихой зеркальной гладью. Стада коров, коз, овец и барашков приходят к Монжерону на водопой. На берегу озера любят отдыхать усталые путники. На берегу озера любят отдыхать усталые путники. Здесь, вдалеке от городского шума и суеты, на краю дремучего леса, окруженного высокими горами, они любуются прекрасным видом раскинувшейся внизу долины.
Древняя столица графства Грюйер кажется отсюда такой нарядной и праздничной! Хорошо видны ее крепостные стены, башни, колокольни и пестрые крыши домов. Многие художники приходили на это место, чтобы запечатлеть живописный город посреди зеленых равнин, которые образуют вместе с короной горных вершин грандиозный пейзаж.
Любезные путники, чудесным солнечным днем вы отлично проведете время на берегу озера Монжерон. Но упаси вас Бог оказаться там темной ночью, ибо вашему взору предстанет ужасное зрелище!
Когда колокольный звон деревенских часовен возвестит о завершении дня, и ночь позволит злым духам и разным таинственным тварям беспрепятственно бродить по земле, воды маленького озера вдруг принимаются темнеть и вскоре становятся черными, как чернила, а потом начинают высоко вздыматься. Через некоторое время озеро уже похоже на огромный котел с бурлящим кипятком, и со дна его доносятся стоны, крики и вой никому не ведомых существ, иногда заглушаемые чудовищным ревом какого-то разъяренного зверя.
Внезапно на взволнованной поверхности озера поднимается могучая волна. Она выбрасывает на берег странное, светящееся во тьме существо. Испуская отчаянные вопли, гадкий призрак мечется по берегу, словно пытаясь от кого-то спрятаться. Но не успевает он скрыться из виду, как следующая волна, еще более грозная, чем предыдущая, выносит на сушу другое чудище – огромного быка. Страшно мыча и извергая искры и пламя из ноздрей, глаз, ушей и пасти, он пускается вдогонку за своим предшественником, который в ужасе бежит от него вокруг озера. Проходит еще мгновенье, и вот уже несется третья волна – самая большая, самая сильная. Она обрушивается на землю и отбегает прочь, оставив на берегу третьего монстра – то ли зверя, то ли человека. В его голову, покрытую шкурой коровы, вонзен топор с длинной рукояткой, что торчит надо лбом и походит издали на грозный рог. Его руки увешаны звенящими колокольцами, бренчащими кусочками железа и тяжелыми цепями. В кулаках своих он держит два пылающих факела. Жалобный вой этого призрака любого заставит дрожать! Оказавшись на суше, он тут же пытается куда-нибудь скрыться, но неведомая сила удерживает его на унылом берегу. Завидев двух страшилищ, несущихся в его сторону, призрак в коровьей шкуре приходит в неописуемый ужас. Он хочет спастись от них, он бежит, он летит… Так начинается дикая гонка трех фантастических тварей, гадких и жутких. Всю ночь они с воем носятся вокруг озера Монжерон. А с вершин старых елей, сомкнувшихся тесным кольцом вкруг бурлящей пучины, раздаются зловещие крики сов.

Давным-давно, когда люди, населявшие грюйерский край, уже были добрыми христианами, набожными и благочестивыми католиками, в горах встречались еще идолопоклонники, которые не спешили принимать Закон Божий. Они отличались буйным нравом, по любому поводу затевали драки, и даже по воскресным дням шумели, вопили и богохульствовали, как настоящие язычники. Нехристи эти были очень богаты, что не удивительно, ибо по воле Провидения многие злые люди прежде, чем попасть в ад после смерти, пользуются при жизни земными благами. Некоторые из них владели обширными пастбищами, и самым состоятельным был человек по имени Жерон. В старинных летописях можно без труда найти упоминание о местности Монжерон, что значит Жероновы горы.
Жерон был высокомерным, грубым и жадным богачом, он не верил ни в Бога, ни в дьявола, никогда не молился и насмехался над набожными католиками. Этот нехристь поклонялся только деньгам! Жерон работал за троих и иногда даже сам пас стада, дабы приумножить свое богатство. В шале Жерона никогда не читали Евангелие. Его батраки никогда не спускались в Грюйер, чтобы отстоять в Божьей церкви воскресную службу. Более того – они припасали для праздничного дня самые шумные работы назло своим благочестивым соседям.
День святого Иакова, доброго покровителя пастухов, выпал однажды на воскресенье, что удвоило торжественность праздника. Шале набожных пастухов были пусты, потому что их обитатели, все до единого, творили в церквах молитвы, вознося хвалы своему патрону.
Именно в этот праздничный день нехристь Жерон решил перевести свои стада с одного пастбища на другое. В час, когда в Грюйере началась месса, Жерон уже гнал по горным дорогам сотни голов скота. Его коровы громко мычали, колокольчики на их шеях бренчали на все лады, пастухи щелкали кнутами и весело перекликались. Пока тучные стада не торопясь уходили из Монжерона, их хозяин вернулся в шале, чтобы, следуя обычаю, привести в порядок жилище и приготовить сыр.
Уже довольно поздно вечером Жерон, покончив со всеми делами, вышел из шале, неся на плечах огромный котел для варки сыра. Ему предстояло подняться по узкой тропинке, что вилась по крутому склону, нависшему над озером. Жерон с немалым трудом вскарабкался наверх, и только он решил передохнуть, как послышался частый стук копыт. Через несколько мгновений из-за ближайшего поворота выскочил несущийся во весь опор огромный черный бык, который, очевидно, был недоволен тем, что его погнали в чужие края, и теперь возвращался в Монжерон, на свое родное пастбище.
Разъяренное животное обратило весь свой гнев на первого встречного. Жерон хотел увернуться от бросившегося на него зверя, но тяжкая ноша помешала ему. Бык с такой силой толкнул Жерона, что тот опрокинулся на спину. Большой котел вмиг поглотил его и покатился к озеру. Ударившись о камень и описав в воздухе дугу, котел с Жероном внутри плюхнулся прямо в воду. А страшный зверь, который, казалось, был одержим самим дьяволом, прыгнул за ним следом.
Свидетелями этой страшной драмы были жители окрестных шале и слуги Жерона, которые бежали за отбившимся от стада быком. Люди с помощью шестов, крюков и веревок всю ночь с риском для жизни старались вытащить тело бедняги, но усилия их оказались тщетными, ибо воды озера были чрезвычайно глубоки.
Семья погибшего пообещала щедрую награду тому, кто сможет достать со дна озера тело Жерона, и поиски продолжались на второй день, и на третий, но, увы, безуспешно.
Настала третья ночь со дня гибели Жерона. Даже самые выносливые из тех, кто искал утонувшего, были изнурены тяжким трудом. Прервав работы, усталые люди заснули на берегу озера.
Около полуночи все были разбужены дикими криками. Не продрав еще глаз ото сна и не соображая ничего от волнения, люди увидели вначале только два сверкающие пятна, которые двигались вокруг озера так быстро, что, казалось, будто водная гладь обведена огненным кругом. Но через несколько мгновений уже можно было явственно различить две фигуры. Это были… Жерон, который бежал с огромным котлом на плечах, и разъяренный бык, преследовавший его. И тот, и другой были объяты пламенем! Страшное наказание постигло Жерона за его злобу и богохульство…
Люди, ставшие невольными свидетелями адских мучений Жерона с радостью удрали бы с берега озера, но какая-то таинственная сила удерживала их на месте. Широко раскрыв от ужаса глаза, они смотрели, как вопящий Жерон и ревущий бык носились вокруг озера, до тех пор, пока не запели первые петухи и не зазвонили к заутрене в Грюйере. При звуке колокола призраки вернулись на дно водоема, а испуганные зрители жуткого представления бросились со всех ног в ближайшую деревню и поведали ее жителям об ужасном возвращении Жерона на землю. И тогда все поняли, почему не удавалось найти его тело.
Люди отказались от новых поисков. Они обратились к сыновьям Жерона с такими словами:
— Теперь ваш отец и его бык являются собственностью весьма могущественного хозяина. А мы не хотим противоречить дьяволу и стараться получить то, что по праву принадлежит только ему.

Прошли века… Мы перенеслись в эпоху наполеоновских побед. На весь мир гремела слава великого полководца.
К тому времени уже несколько поколений пастухов сменилось в шале Монжерона. Но история о безбожнике и постигшей его страшной каре не стерлась из памяти людей, ибо пылающие призраки не прекращали время от времени появляться на берегу маленького озера. Чаще всего они выходили из водных глубин в постные дни, а также в праздник покровителя пастухов – святого Иакова.
В одном из шале, расположенных на склонах Монжерона, временно поселился старый сыровар по имени Корникó. Корнико был хорошим работником и обладал веселым, но отнюдь не добрым нравом. Всю жизнь свою он провел в чужих краях, бродя по свету, и теперь на склоне лет его любимым занятием было рассказывать о своих приключениях и сомнительных подвигах, а также подшучивать над простофилями и юными пастушкáми. На этот раз жертвой веселого толстяка оказался мальчик-сирота пятнадцати лет, которого звали Жозéф Гурдé. Жозеф был на редкость безграмотным и очень суеверным. Но люди охотно прощали ему эти недостатки за его честность, доброту и великодушие.
Однажды в праздник святого Иакова в горах разразилась ужасная гроза. По черному куполу небес зловещими трещинами пробегали яркие молнии. Жители деревень со страхом прислушивались к вою ветра. Им казалось, что в дымовых трубах и за окнами домов вьется целый рой грешных душ, жалобно сетующих на свою горькую долю. Дождь лил как из ведра, а эхо громовых раскатов носилось в горах, как безумное. Казалось, что для появления привидений и прочих выходцев с того света, лучшей погоды и не придумать.
Устроившись вокруг огня, пастухи курили трубки и по очереди рассказывали друг другу, кто что знал о чертях, ведьмах и прочей нечисти. Когда пришла очередь Корнико, старый сыровар вспомнил легенду о привидениях озера Монжерон и поведал ее пастухам. А потом он посмотрел на призадумавшегося Жозефа и сказал:
— Юноша, я вижу, ты порядком напуган! Спорю, ты ни за что не согласишься пойти завтра ночью на берег озера и зачерпнуть воды в том месте, где растут три старые ели.
— Почему бы нет, – ответил задетый за живое Жозеф, – не думайте, что я трус.
— Ни за что в жизни ты не спустишься к озеру, – не унимался Корнико, – спорю на два экю!
Жозеф, разволновавшись, немедленно принял вызов старика. В присутствии всех пастухов пари было заключено. Через некоторое время Корнико зевнул, потянулся и, пожелав юноше успешно сходить за водой, отправился спать.
Насмешник решил сыграть с Жозефом недобрую шутку. На следующий день, встав пораньше, он занялся необходимыми приготовлениями. Накануне забили черную корову, и Корнико было поручено ее освежевать. Старик снял шкуру, оставив при этом на ней рога, и спрятал ее с сарае. Затем он приготовил два просмоленных факела, связку колокольцев и обрывки старых цепей. Вечером Корнико рассказал пастухам о своей затее напугать Жозефа и пошел к озеру, прихватив с собой все приготовленные для маскарада вещи. На берегу, под старыми елями, он надел шкуру с рогами, увешал себя цепями и колокольцами, зажег факелы и стал ждать юношу.
Когда сумерки сгустились, пастухи в шале сказали Жозефу:
— Час уже поздний, пора укладываться спать. Пускай привидения бродят по темному лесу, нам до них и дела нет. А ты, мóлодец, если хочешь выиграть пари, иди к озеру за водой, а еще лучше – отправляйся в постель, а то, неровен час, наложишь в штаны от страха.
— Я сейчас же пойду на берег Монжерона, – гордо ответил Жозеф, – и вы убедитесь в том, что мне не страшны никакие чудовища.
Жозеф взял бутылку для воды и вышел из шале. На улице он увидел прислоненный к поленнице большой топор. Не долго думая, юноша прихватил его с собой, на всякий случай, и стал спускаться по тропинке к озеру. Пройдя несколько шагов, он услышал странный шум. Со стороны озера доносились крики, звон, топот – это Корнико, заметив Жозефа, начал свое представление. Вскоре юноша увидел, что по берегу носится какое-то странное существо. Оно потрясало рогами, вопило, гремело цепями и, казалось, было объято пламенем. Молодой человек в изумлении остановился, а пастухи помирали со смеху, глядя на него из окна.
Помедлив немного, Жозеф стал продвигаться вперед, стараясь не терять из виду чудовище. Вскоре он уже был под старыми елями. Юноша наклонился к воде, чтобы наполнить бутылку, но тут гадкий призрак внезапно выскочил из-за дерева и кинулся на него. Жозеф был готов к нападению. Не растерявшись, он отскочил в сторону. Чудище пронеслось мимо него, затем повернулось и, наклонив рогатую голову, побежало обратно. Когда оно приблизилось, юноша размахнулся и изо всех сил ударил его топором по лбу. Монстр с диким воем упал на землю и покатился к воде, а Жозеф, не теряя времени, набрал воды в бутылку и побежал наверх, к шале.
Распахнув дверь, он, задыхаясь от радости и волнения, закричал оторопевшим пастухам:
— Я прикончил привидение! Я не такой трус и дурак, как вы думали! Оно кинулось на меня, но я всадил ему топор в башку. Оно завыло, грохнулось на землю и скатилось в воду. Оно меня припомнит! Теперь не захочет мериться силой со мной на берегу Монжерона!
— Но это же была шутка! Корнико притворился привидением! – закричали в ужасе пастухи и, схватив фонари, бросились к озеру.
На берегу они увидели лужу крови. Вода в одном месте была красная, поднимавшиеся со дна пузырьки воздуха лопались на поверхности, и небольшие волны набегали на берег. В траве догорал один брошенный факел, другой медленно плыл к середине озера.
Поняв, что произошло, люди выломали колья из ближайшей изгороди и попытались вытащить из воды Корнико, надеясь, что он еще жив. Но все их усилия были напрасны. Тогда сходили за сетью, шестами и крючьями, и всю ночь до восхода солнца старались достать со дна мертвое тело. Тщетно! Воды маленького озера не отдали Корнико, и людям ничего больше не оставалось, как вернуться к своим повседневным делам.
Но пропало не только тело старого сыровара. Бесследно исчез и юный Жозеф. Все его вещи в шале лежали нетронутыми. Куда мог уйти он без своей любимой трубки и без ботинок? Пастухи решили, что в то время, как остальные пытались вытащить Корнико, парень с горя утопился в озере.
В течение нескольких дней после трагедии, разыгравшейся на берегах Монжерона, люди, не теряя надежды найти утонувшие тела, суетились вокруг озера. Соорудили плот и с него закидывали сети, но, увы! – даже с помощью привязанных друг к другу веревок они не сумели достать до дна, и поиски были безрезультатны. Бедные пастухи думали теперь лишь о том, что, видно, нечистая сила подвигла Жозефа на убийство Корнико и что не следует больше смеяться над грешными душами и выходцами с того света.
На следующий год, в ночь накануне праздника святого Иакова пастухи Монжерона были разбужены жутким воем, от которого содрогнулись даже стены шале. Все выбежали на улицу. Вой несся со стороны озера. Набравшись храбрости, пастухи стали осторожно спускаться к воде. И вот их взору предстало ужасное зрелище. Маленькое озеро было похоже на бурлящий котел, а вокруг него мчалась пара тех самых пылающих монстров, что время от времени выходят из преисподней на берега Монжерона. Но теперь к ним присоединился еще и третий, – и это был ужасный призрак Корнико! Он был завернут в шкуру черной коровы таким образом, что рога пришлись как раз ему на голову. Между рогами торчала рукоятка топора, а из глубокой раны во лбу текла черная кровь. Призрак был увешан колокольцами и гремящими обрывками цепей. В его руках пылали зажженные факелы. Он несся по берегу, отчаянно крича.

Без малого тридцать лет минуло с той поры. Многие из пастухов, что знали старого сыровара Корнико и молодого Гурде, обрели уже вечный покой в холодной земле. Император Наполеон провел свою армию по Европе, одерживая одну победу за другой… А потом все изменилось. Великий полководец, некогда повергавший в прах могущественные государства, умирал одинокий и всеми забытый на маленьком скалистом острове, затерянном в океане. Солдаты наполеоновской армии возвращались домой, чтобы на старости лет отдохнуть от военных походов и поведать сородичам о своих ратных подвигах.
В один прекрасный день в Грюйер пришел какой-то солдат с походным мешком за спиной. Он сильно хромал, лицо его было покрыто шрамами, левая рука не сгибалась и безжизненно висела. На груди старого вояки блестели знаки отличия – свидетельства его мужества и доблести.
Солдат зашел в трактир и заказал кружку пива. Хозяин и завсегдатаи заведения принялись расспрашивать незнакомца, откуда он явился и куда держит путь. Солдат заявил, что родом он из Грюйера, но ему никто не поверил. Тогда, разозлившись, он грохнул кулаком по столу и закричал:
— Да я тот самый Жозеф Гурде, пастух из шале Монжерона, что убил старого Корнико, приняв его за привидение!
Да, это был Жозеф Гурде, которого все считали утонувшим в водах озера Монжерон. Грюйерские старики сразу узнали его.
Когда пастухи побежали к озеру в надежде спасти Корнико, бедный Жозеф, поняв, что ненароком совершил убийство, решил покинуть родные края. Он отправился куда глаза глядят, проклиная человеческую глупость и злобу. Жозеф долго шел через горы и наконец добрался до Веве. Первым, кого юноша встретил в Веве, оказался вербовщик, набиравший солдат в армию Наполеона. Вербовщик предложил Жозефу поступить на службу к императору. Пастушок был наслышан о первых победах Наполеона и с радостью согласился стать солдатом великого полководца. В тот же вечер он сел на корабль, отплывающий во Францию. Так началась военная служба Жозефа, принесшая ему много ран и много славы.
В наши времена уже мало кто помнит историю Жозефа Гурде. Но знайте, что и по сей день чудовища озера Монжерон выходят на берег из таинственных водных глубин. Безлунной ночью, когда туман поднимается над землей и сильнее пахнут цветы, в лесу вокруг озера становится тихо-тихо. Недвижная гладь мерцает, как чудесное зеркало. И вдруг вода начинает темнеть…

.




Похожие сказки: