Об УЖаснейшем УЖе



Прогуливался, однажды, Никита по саду и заметил кротиную нору. "А не познакомиться ли мне с Кротом? — подумал Никита. — Не заглянуть ли мне к нему в гости?" Превратился он в мальчика-с-пальчика и спустился в нору.
Смотрит, у входа фонарик на стенке висит, под ним табличка: "Эта лампа — для гостей. Встретив Крота, убавьте, пожалуйста, свет. Пощадите слепого!"
Крота поблизости не было. Поэтому Никита включил фонарик поярче и осмотрелся. Нора напоминала тоннель метро. Нора напоминала тоннель метро. Но только, конечно, без рельсов. И, конечно же, без поездов.
Повесил мальчик-с-пальчик лампу на шею, и двинулся по норе. Потолок, стены и пол её украшали затейливые рисунки из вмурованных в землю корней трав, кустов и деревьев. Совсем уж тоненькие корешки паутинными крУЖевами свисали со сводов, цеплялись за ноги. Порой тоннель натыкался на толстое корневище какой-нибудь яблони или сливы, и огибал его. И тогда корень выдавался из стены, как часть причудливой колонны.
Кое-где от главного тоннеля вверх или в стороны уходили вспомогательные норки-тоннели. Никита понял, что наверх прорыты запасные выходы. А боковые коридорчики ведут к кладовым, спальным и гостиным помещениям.
И тут вдруг, за поворотом, за мрачным корневищем-колонной, в мерцающем свете лампы Никита разглядел что-то серебристое и шевелящееся.
-Это ты, Крот? — спросил мальчик-с-пальчик, собираясь по инструкции притушить немного фонарь.
Ему никто не ответил, Никита прибавил шаг и нагнал… уползающий хвост. Кончик его был тонкий, но дальше, утолщаясь, он заполнял собой почти половину норы.
-Эй, отзовись! — крикнул Никита владельцу хвоста. — Ты, случайно, не Крот? — И он подёргал скользкий, холодный, шевелящийся кончик.
-Сейчас, как укуш-ш-шу! Как УЖ-ж-жалю! — загудело и зашипело далеко впереди. — НеУЖ-ж-жто не видно, что я — УЖ-ж-ж!
-А где Крот? — спросил Никита. — Я пришёлк нему в гости!
-Я тож-ж-же приш-ш-шёл к нему в гос-с-сти, — прошипел УЖ. — И как только увиж-ж-жу его, так сразУ Ж-ж-же и проглочу! И будУ Ж-ж-жить в его норе!
-Ну УЖ нет, УЖ! — возмутился Никита. — Вот УЖ этому, УЖ, не бывать! Вот УЖ так, УЖ, в гости не ходят!
И он наступил ногой на вертящийся змеиный хвостик.
-Ох, укуш-ш-шу! — зашипел УЖ. — Ох, УЖ-ж-жалю!
Но Никита крепко прижал серебристый кончик к земле. И УЖ как УЖ ни старался, УЖ как ни изворачивался, УЖ как ни шипел и ни злился, вырвать хвост так и не сумел.
-С-с-сдаюс-с-сь! — взмолился УЖ. — Обещаюс-с-с не есть Крота. Не сУЖ-ж-ждено, видно, не сУЖ-ж-ждено!
-Вот это другое дело, — смилостивился Никита, отпуская змея. — Ладно, УЖ, УЖ. Ползи УЖ, УЖ, к выходу.
И УЖ медленно потащился по тоннелю. А Никита пошёл за ним следом, иногда наступая на змеиный хвост, и поторапливая:
-Давай, УЖ, УЖ, побыстрее! Уползай УЖ, УЖ восвояси, в свою лУЖу!
Но вдруг он увидел, как хвост потянулся наверх, в сУЖение запасного выхода. А УЖиное шипение послышалось… сзади! Никита оглянулся и обнарУЖил… УЖасную УЖиную голову!
"Как же так? — удивился Никита. — УЖе и спереди УЖ, УЖе и сзади УЖ!"
И он, спасаясь от заднего, УЖасного УЖа, крепко ухватился за исчезающий хвост переднего. Держась за хвост, Никита выехал в сад, потом протащился волоком по траве, и снова вполз — но УЖе через другой запасной выход — в главный тоннель.
Проделав этот путь, Никита понял, что УЖ придумал преУЖаснейшую хитрость: коварный змей изогнулся кольцом через два запасных выхода, тоннель и поверхность сада, чтобы сзади неожиданно напасть на Никиту. Но злой УЖ просчитался — он совсем чуть-чуть не доставал до мУЖественного мальчика-с-пальчика. И ему оставалось только скалить за его спиной хищную пасть и шипеть:
-Ох, УЖ-ж-жалю! Ох, укуш-ш-шу!
ГрУЖёный вцепившимся в его хвост Никитой, змей несколько раз прокрутился по кольцу — тоннель, запасной выход, сад, вход, снова тоннель. Так вертится рассерженный пёс, пытаясь выкусить из своего хвоста надоевшую блоху. В конце концов, у змея закрУЖилась голова, и он остановился. УЖиная морда торчала в саду из одной норы, а хвост с Никитой — из другой.
-Как настроение, УЖ? Что-то ты перестал шипеть и жУЖжать? — спросил Никита, прУЖинисто прогуливаясь по траве с УЖиным хвостом, как с рУЖьём в руках наперевес. — НеУЖто УЖе не хочешь есть Крота?
-УЖ-ж-ж как-нибудь обойдусь. Не сУЖ-ж-ждено, видно, не сУЖ-ж-ждено! Голова УЖ-ж-жасно, крУЖ-ж-жится, — пожаловался змей.
-Смотри, УЖ! Будет ещй хУЖе! — пригрозил Никита. — Правда, если ты сумеешь сослУЖить мне добрую слУЖбу, и пообещаешь УЖиваться с соседями по-хорошему, я могу тебе и удрУЖить. УЖ так и быть! Могу отпустить твой хвост. Мне он не нУЖен!
-Клянус-с-сь! Всеми знакомыми УЖ-ж-жами и жУЖ-ж-желицами! Крот может ж-ж-жить не тУЖ-ж-жить! И он сам и все его будущие детки! И даже его будущая сУЖ-ж-женая! Которая выйдет за него замУЖ-ж-ж! — взмолился УЖ.
Никита отпустил серебристый хвост. И УЖ, со злобными УЖимками, рыдая и причитая от досады и головокрУЖения, потащился восвояси, погрУЖаться в свою лесную лУЖу.
Но Никита всё-таки не поверил коварному УЖу. Он ещё раз заглянул к Кроту в гости, попил с ним чаю, и предупредил об опасности. И Крот, на всякий случай, завалил все входы и выходы из норы земляными холмиками. И отворял их, разрывая горки похожими на лопатку лапками, только для добрых гостей. Таких, например, как Никита, когда тот снова превращался в мальчика-с-пальчика.

.




Похожие сказки: