О том, какое прошение шильдбюргеры подали императору и как он им ответил



Хоть его величеству государю императору и нравилось у шильдбюргеров, однако дела государственные не терпели больше промедления, и он уведомил городского голову о дне своего отъезда. В знак милости за хороший прием он разрешил шильдбюргерам обратиться к нему с прошением.
Горожан это очень обрадовало, и они подали императору целый свиток. В нем были подробно изложены бедствия, свалившиеся на них, когда они состояли советниками при князьях в чужих странах. Жить вдали от дома им приходилось подолгу, жены, оставшись одни, бедствовали, и хозяйство пришло в полный упадок. Пришлось им вернуться в Шильду, чтобы помочь беде. Тогда-то они и решили от великого своего ума глупостью спасаться. Способ этот стал приносить хорошие плоды, и они положили и впредь так соблюдать себя. Способ этот стал приносить хорошие плоды, и они положили и впредь так соблюдать себя.
И жилось бы им вольготно под шутовским колпаком, если бы не злые козни соседей. Они над бедными шильдбюргерами и над их глупостью так зло издеваются и такими насмешками и убийственными оскорблениями поддевают, что приходится горожанам за свою жизнь опасаться. Потому-то шильдбюргеры и просят государя скрепить их шутовство императорской подписью и печатью, дабы от злых нападок уберечь. Никому они свою мудрость не навязывали и своим шутовством также не докучают.
Император охотно исполнил их просьбу.
В тот же день он велел своему лучшему писцу написать нижеследующую охранную грамоту:
«Мы, божьей милостью император великой и могущественной империи, постоянно радея об увеличении своих владений, объявляем настоящим всем и каждому, что, согласно просьбе жителей города Шильды, берем их отныне под свою защиту и приказываем: никто им в их шутовстве и глупости никаких помех чинить не должен ни словом, ни делом, ни помышлением. А ежели найдутся ослушники, то грозит им великая кара и вечная наша императорская немилость. Таковым ослушникам приказываю надевать шутовской колпак с одним, двумя или тремя колокольцами, в зависимости от тяжести преступления. Снять сей колпак дозволяется лишь после примирения с обиженным шильдбюргером и уплаты двух гульденов в нашу императорскую казну.
Такова наша твердая воля и наше императорское решение, каковое мы своей подписью скрепляем и наложением печати удостоверяем.
Дата: лета… дня».
В придачу к охранной грамоте император приложил еще немалую “благодарность” и обязал своих гостеприимных хозяев истратить ее как можно скорей и веселей.

.




Похожие сказки: