О чем поют жаворонки



Жил-был когда-то король, и был у короля один- единственный сын. Случилось так, что заболел наследник. Созвал король врачей со всего королевства и приказал им вылечить сына.
Стали врачи больного смотреть, стали совещаться, чем его лечить. Не могут болезнь определить, не могут лекарства назначить. С тем и ушли.
Король тогда бросил клич на всю землю — кто королевича вылечит, тот получит подарки дорогие, богатства несметные.
И вот пришел во дворец старец-ведун.
И вот пришел во дворец старец-ведун. Осмотрел королевича и сказал: “Выздоровеет королевич, когда съест язык птицы- не птицы, которую убьет человек -не человек ружьем- не ружьем, сделанным из дерева- не дерева”. Сказал старец эти слова и ушел из дворца, не требуя подарка.
Созвал король своих бояр, сообщил им старцев слова и спросил совета: что это за птица -не птица, кто тот человек- не человек, что это за ружье- не ружье, сделанное из дерева- не дерева.
Стали бояре думать, королевскую загадку разгадывать.
Подумали и сказали в один голос:
— Птица- не птица — это, конечно, жаворонок. Он, хоть и летает, да больше по земле ходит. Он, хоть и поет, да только в небе, не как другие птицы. А. спев, на землю падает, ну точно камень.
— А человек-нечеловек, — сказали бояре,- это, конечно, пастух, живет он не в селе, как все люди, а в кодрах, как дикий зверь. Не с людьми время проводит, а с овцами — какой же он настоящий человек?
— А дерево- не дерево,- решили бояре, — это, верно, липа. Древесина у липы мягкая, непрочная — где ей равняться с настоящим деревом!
А ружье- не ружье — чего уж тут гадать! — это ведь лук со стрелами. Лук этот сделан целиком из липы, тетива из лыка.
Послушался король бояр. Сделали бояре лук и приказали привести пастуха.
— Вот тебе липовый лук, — сказали бояре. — Иди и застрели нам птицу- не птицу жаворонка. Мы вы- рвем у него язык, дадим королевскому сыну, и он выздоровеет.
Взял пастух лук и пошел охотиться на жаворонка.
Жаворонок то прямо к солнцу взлетал и заливался там звонкой песней, то камнем вниз бросался — дразнил охотника. Пастух уже устал гоняться за ним, как вдруг жаворонок сел на землю и спросил человечьим голосом:
— Почему ты преследуешь меня, неужто убить хочешь? Ведь мы с тобой давние знакомые, прежде тебя никто за холм не взбирается — и я первый песню запеваю, когда тебя увижу. Друг я тебе, а ты стрелу на меня нацелил.
И открылся жаворонку пастух.
— Не я тебя хочу убить — бояре. Так они порешили на королевском совете. Посчитали они меня человеком- не человеком, а про тебя сказали, что ты птица- не птица. Дали они мне в руки ружье- не ружье — лук липовый, тетива лыковая — все из дерева- не дерева. Приказали убить тебя, чтобы лишить тебя языка твоего; а языком этим вылечат королевского сына.
Рассмеялся тут жаворонок.
— Обманули тебя бояре! Птица я, настоящая, неподдельная. Крыльями взмахну — взлечу высоко. Клюв открою — песня польется. И птенцов вывожу, как другие птицы. А зима настанет — с вьюгой-метелицей борюсь, на родных местах остаюсь, в чужие земли не лечу. Ну-ка скажи — много ли таких птиц на свете? И про себя подумай: какой же ты человек- не человек, если и в дождь, и в холод отару бережешь, о каждом ягненке заботишься, сил своих не жалеешь ради людей. Самый ты и есть настоящий человек1 И липа — дерево, — говорил жаворонок. — Ну-ка; вспомни, из чего стропила над твоей крышей, балки на твоем чердаке! А чем ты щи хлебаешь — разве из дуба твоя ложка вырезана? Настоящее вто дерево — липа. И лук твой со стрелами — доброе оружие. Сколько врагов отогнали от родных очагов этим оружием! Если же хочешь знать, что такое ружье- не ружье, — так это трубочка из бузины, из которой мальчишки горохом стреляют. Бузина и есть дерево-не дерево, потому что почти вея она из мякоти, только трубка твердая. А вот люди-нелюди — это те, кто тебя убить меня послал: бояре чужеспинники, баре-тунеядцы. Вот уж точно — люди-нелюди они, потому что не голова у них на плечах, а липовый чурбак!
У боярина под шапкой
Ума очень мало,
Ну, а может быть, и сроду
Его не бывало!
Спев эту песенку, жаворонок взлетел высоко в небо, к самому солнцу.
Все жаворонки, чуть завидев пастуха, то взлетают высоко-высоко, то падают камнем вниз и все время. поют:
У боярина под шапкой
Ума очень мало,
Ну, а может быть, и сроду
Его не бывало!
Песенку эту жаворонки поют и по сей день.

.




Похожие сказки: