Не-сказилка. Про гусениц и ангелов



Гусеничка была худой. С тонкими ручками и ножками. Ее пытались накормить, приговаривая, что если плохо кушать, никогда не станешь бабочкой. Но гусеничка так и не понимала связи противной манной каши с яркими крыльями за спиной. Рядом с ней всегда были симпатичные толстенькие гусеницы, твердо уверненные в том, что уж кто-кто, а они станут бабочками, причем самыми красивыми, какие только есть на свете. Они даже рисовали себя бабочками, старательно раскрашивая картинки цветными карандашами и фломастерами, и их хвалили за эти рисунки и вешали их на стену в школе. Это называлось "выставка". Хотя, по правде говоря, бабочки из гусениц не вылуплялись уже давно. Хотя, по правде говоря, бабочки из гусениц не вылуплялись уже давно. Гусеницы вырастали, женились или выходили замуж за других гусениц, со временем производили на свет других гусеничек и переставали верить в бабочек. . У них теперь были совсем другие заботы. И все же, ставя на стол перед маленькими гусеничками тарелку манной каши, они приговаривали: "Кто хорошо кушает кашу — станет бабочкой".
Гусеничка же считалась бахнутой. Она плохо ела, смотрела на солнце сквозь тонкие прозрачные пальчики и свято верила в бабочек. Хотя никогда их не рисовала. Ее вера не нуждалась в картинках. Хотя, как злословили прочие гусенички, если из нее и получится какая-нибудь бабочка, то только самая завалящая. Моль. Тусклое создание, сидящее в темном уголке и осыпающее с тонких крыльев бледную пыль несбывшихся надежд. В общем, у гусенички с окружающими было то, что гусеничкина мама осторожно называла "некоторые проблемы". И гусеничка частенько убегала куда-нибудь и тихо плакала в уголке. А потом бродила по опустевшей детской площадке и рисовала мелом на асфальте, сидя на корточках, пока не становилось слишком темно и холодно и надо было идти домой. .
И, как у всех грустных сказок, у этой сказки тоже был плохой конец. Однажды заплаканная гусеничка решила, что не хочет больше жить, вскарабкалась на самую большую горку в округе, зажмурилась и прыгнула вниз. У нее не выросли крылья. Ее не подхватили ангелы. И она очень больно стукнулась обо что-то большое и теплое. Большое и теплое сказало "Ой!". И больше не сказало ничего. Гусеничка лежала с закрытыми глазами и думала, что теперь она точно умерла и никто больше не будет ее дразнить. Но уж очень болела ушибленная коленка. И ухо тоже чесалось. . И было совсем непонятно, умерла она или нет. Но тут ее осторожно усадили и стали вытирать чем-то, похожим на большой носовой платок. Гусеничка осторожно приоткрыла один заплаканный глаз. Потом другой. И увидела улыбающиеся серые глаза. Только глаза. Все остальное было белым. "Ангел. . " — прошептала гусеничка и все же почесала зудящее ухо. Кто-то тихо засмеялся и гусеничка тоже улыбнулась.
Большое и теплое с серыми глазами оказалось белым кроликом. Точнее, это он так сказал, двигая длинными ушами. Но гусеничка улыбалась и мотала головой. Уж она-то знала наверняка. И прекрасно понимала, что никакой это не кролик. А самый настоящий ангел. .
Эта сказка не грустная. Грустная сказка закончилась, когда гусеничка прыгнула с горки. Потом началась совсем другая сказка. Хорошая. Говорят, что гусеничка с тех пор больше не плакала. Ведь у нее был самый настоящий ангел. А ангел — это лучше, чем бабочка. Еще говорят, что из этой гусенички все-таки вылупилась самая настоящая бабочка. Хотя некоторые утверждают, что это была никакая не бабочка, а самый настоящий ангел. Есть еще некоторые, кто говорит, что гусеничка на самом деле разбилась в тот день, прыгнув с горки. Но вот это уже точно враки.

Эту сказку испокон веков рассказывают по вечерам, когда маленькие кролики уже лежат под одеялом и посверкивают глазами в полутьме. И когда крольчата спрашивают: "А на меня тоже когда-нибудь упадет маленькая гусеница?", им отвечают: "Непременно. А потом из нее вылупится маленький ангел. И вы всегда будете вместе". И успокоенные крольчата засыпают, крепко обняв тряпичную гусеничку с глазками-пуговками и широкой улыбкой.


 Кролик и гусеничка

.




Похожие сказки: