Моховушка



Жила в маленькой хижине бедная вдова. И была у нее дочь красоты неописанной. С утра до вечера вязала матушка для нее волшебную рубашку.
Влюбился в девушку коробейник. Чуть не каждый день повадился ходить. Просит ее выйти за него замуж.
А она, так уж вышло, не полюбила его. Думала, думала, что делать, и спрашивает совета у матушки. Думала, думала, что делать, и спрашивает совета у матушки.
— Скажи ему,— говорит матушка,— пусть подарит тебе белое атласное платье, золотыми листьями расшитое, да чтобы сидело как влитое. Тогда и пойдешь за него замуж. А там, глядишь, и волшебная рубашка будет готова.
Пришел коробейник, зовет девушку замуж. Ответила ему девушка, как мать посоветовала. А коробейник тот был злой волшебник. Приносит он через неделю платье, точь-в-точь как девушка описала — атласное, золотыми листьями расшитое. Побежала она наверх к матери, надела платье, а оно сидит как влитое.
— Что же мне теперь делать? — спрашивает дочь у матери.
— Скажи ему,— отвечает мать,— пусть подарит тебе платье цвета небесной лазури, и чтобы сидело гладко, нигде не морщинки. Тогда и пойдешь за него замуж. А там, глядишь, и волшебная рубашка будет готова.
Сказала девушка коробейнику, что мать посоветовала. Вернулся он через три дня и принес платье цвета небесной лазури, как по ней сшито. Опять спрашивает дочь у матери, что ей делать.
— Скажи ему,— отвечает мать,— пусть принесет тебе серебряные башмачки, да чтобы не малы были, не велики, а в самую пору, тогда и пойдешь за него замуж.
Сказала ему девушка, что мать велела; через день-другой приносит он серебряные башмачки, а ножка у девушки крохотная, три дюйма,— все равно они ей как раз впору пришлись: не тесны и с ноги не падают. Опять девушка у матери спрашивает, что ей теперь-то делать.
— Сегодня вечером кончу вязать волшебную рубашку, совсем немного осталось. Скажи коробейнику, что выйдешь за него замуж. Пусть завтра утром приходит в десять часов.
— Приду, непременно приду,— ответил коробейник и зло так на нее поглядывает.
Вечером матушка допоздна сидела, связала-таки волшебную рубашку. А вязала она изо мха с золотой ниткой, и кто эту рубашку наденет, может в один миг хоть на краю света очутиться, стоит только пожелать.
Наутро встала матушка чуть свет. Позвала дочку и велела ей в путь-дорогу собираться, искать счастье на чужой стороне. А счастье это, говорит, будет самое что ни на есть распрекрасное. Мать-то была ведунья, знала, что завтрашний день сулит. Надела дочка на себя рубашку-моховушку, а поверх нее платье, в котором дома хозяйничала. Дала ей мать с собой золотую корону да подаренные коробейником платья с серебряными башмачками. Совсем собралась Моховушка, мать ее в дорогу напутствует:
— Пожелай очутиться за сто миль отсюда. Там увидишь большой господский дом. Постучись и попроси у хозяев работу. Для тебя у них работа найдется.
Сделала Моховушка, как мать велела, и скоро очутилась перед большим господским домом. Постучала в парадные двери и сказала, что ходит по миру, ищет работу. Позвали хозяйку, понравилась ей девушка.
— Какую можешь работу делать? — спрашивает.
— Стряпать могу, добрая госпожа,— отвечает Моховушка. — Люди говорят, я хорошо стряпаю.
— Кухарка у нас есть,— отвечает хозяйка. — Но если хочешь, возьму тебя младшей кухаркой.
— Спасибо, добрая госпожа. Очень хочу.
На том и порешили. Показала хозяйка Моховушке, где она будет спать, и повела на кухню знакомиться с другими служанками.
— Это Моховушка,— сказала слугам хозяйка. — Она будет у нас младшей кухаркой. — И ушла.
А Моховушка поднялась к себе в комнату, спрятала подальше золотую корону, серебряные башмачки и оба платья — белое и цвета небесной лазури.
Другие служанки тем временем чуть не лопнули от зависти.
— Только подумать,— кудахчут,— эта бродяжка в лохмотьях будет младшей кухаркой! Посуду мыть — вот ее дело! Уж если и быть кому младшей кухаркой, так одной из нас. Мы всякие кушанья знаем, не то что эта оборванка! Вот уж собьем с нее спесь!
Сошла Моховушка вниз, хочет за работу приняться, а служанки все разом на нее и набросились.
— Что ты такое о себе возомнила! Ишь, захотела стать младшей кухаркой! Ничего у тебя не выйдет, не на таких напала! Будешь скрести чугуны и сковородки, чистить вертела и ножи. Ни на что другое и не надейся!
Взяла одна девка поварешку и стукнула — тук-тук-тук — Моховушку по голове.
— Вот чего такие, как ты, заслуживают!
Да, неладно обернулось дело для Моховушки. Топит она печи, скребет сковородки, лицо точно сажей вымазано. А кухонные девки — то одна, то другая — схватят поварешку и стукнут ее — тук-тук-тук — по голове. У бедняжки голова все время болит, не проходит.
Однажды устроили соседи большой праздник: днем — охота и другие забавы, а вечером — бал. И так три дня подряд. Съехались гости со всей округи, хозяин, хозяйка и хозяйский сын тоже собрались на праздник. На кухне только и разговоров, что о предстоящем бале. Кто мечтает хоть одним глазком на веселье взглянуть, кто потанцевать с молодым джентльменом, кто поглядеть, как благородные барышни одеваются. Будь у них бальные платья, говорят, и они бы в грязь лицом не ударили.
Чем они хуже всяких баронесс и графинь?! Только одна Моховушка молчит.
— А ты, Моховушка,— спрашивают ее злые служанки,— небось тоже хочешь поехать на бал? Только тебя там и не хватало, такой замарашки.
И давай колотить ее — тук-тук-тук — поварешкой по голове. Дразнят, смеются — такое подлое племя.
А Моховушка, как уже сказано, была писаная красавица, и ни сажа, ни лохмотья не могли это скрыть. Хозяйский сын сразу ее приметил, да и хозяин с хозяйкой выделяли изо всей челяди. Стали они собираться на бал и послали за Моховушкой, зовут ее с собой ехать.
— Нет, благодарствуйте,— отвечает Моховушка. — Я и думать об этом не смею. Мое место на кухне. И карету жалко, и ваши наряды, сяду — всех перепачкаю.
Засмеялись хозяева, зовут — поедем. А Моховушка знай свое: благодарит за доброту и отказывается. Так и настояла на своем. Вернулась Моховушка на кухню, а служанки, конечно, спрашивают, зачем хозяева ее звали. Уж не уволить ли надумали или еще что? Говорит Моховушка, что хозяева ее на бал звали.
— Тебя? На бал?— закричали служанки. — Неслыханно! Если бы нас кого позвали — другое дело. Но тебя! Да разве такую, как ты, на бал пустят! Станут молодые джентльмены танцевать с судомойкой, как же! Побоятся платье испачкать! А дух-то от тебя какой идет — дамы будут нос зажимать.
Нет, заявили, никогда они не поверят, чтобы хозяин с хозяйкой звали ее на бал. Это она все лжет! И давай ее колотить — тук-тук-тук — поварешкой по голове.
На другой день уж и хозяйский сын зовет Моховушку на бал. Бал, говорит, был чудесный, напрасно она не поехала. А сегодня будет еще лучше.
— Нет,— отвечает Моховушка. — Не поеду. Куда мне такой замарашке и оборванке?
Сколько ни просил хозяйский сын, ни уговаривал, наотрез Моховушка отказалась. А слуги опять не поверили, что ее хозяева на бал звали, да еще хозяйский сын уговаривал.
— Нет, вы только послушайте, что еще эта лгунья выдумала!
А Моховушка взяла и собралась на бал, одна, чтобы не знал никто. Первым делом заколдовала служанок, навела на них сон. Потом вымылась хорошенько. Поднялась к себе наверх, сбросила рваную одежду и старые башмаки, надела белое атласное платье, золотыми листьями расшитое, серебряные башмачки и золотую корону на голову. Оглядела всю себя и пожелала очутиться на балу. На миг только почувствовала, будто летит по воздуху, не успела последнее слово промолвить — и вот уже, пожалуйста, очутилась на балу. Увидел ее хозяйский сын и глаз оторвать не может: отродясь такой красавицы, статной и нарядной, не видывал.
— Кто это? — спрашивает у матери. Мать тоже не знает.
— Узнай, матушка,— просит сын. — Пойди поговори с ней. Поняла мать, не успокоится сын, пока не поговорит она
с незнакомой гостьей. Подошла к Моховушке, назвалась и спрашивает, кто она, откуда. Ничего не ответила Моховушка, сказала только, что там, где живет, ее то и дело поварешкой по голове бьют. Тогда хозяйский сын сам подошел к Моховушке, стал расспрашивать, а Моховушка даже имени своего не назвала;
пригласил танцевать — не хочет. Не отходит от нее хозяйский сын, наконец стали они танцевать. Прошлись туда и обратно.
— Домой пора,— говорит Моховушка.
Просит ее хозяйский сын остаться, а Моховушка стоит на своем, и все тут.
— Ладно,— говорит он,— пойду тебя провожу.
А Моховушка пожелала в этот миг вернуться домой, только он ее и видел. Стояла рядом и в мгновение ока исчезла, он даже оторопел. Туда-сюда — нет Моховушки, и никто не видел, куда она делась.
Очутилась Моховушка дома, смотрит, служанки еще спят. Переоделась в старое платье и разбудила служанок. Протирают они глаза, удивляются, что это — ночь или утро. А Моховушка говорит: будет им на орехи, ведь они весь вечер проспали. Умоляют ее служанки не выдавать их; одна ей юбку подарила, другая — чулки, третья — башмаки, хоть и старые, но надеть еще можно. Моховушка обещала ничего не говорить хозяйке. Обрадовались служанки, и колотушек в тот вечер не было.
На третий день хозяйский сын места себе не находит. Ни о чем думать не может, кроме неизвестной красавицы, которую полюбил с первого взгляда. Придет ли она сегодня на бал? А вдруг опять исчезнет? Нет уж, сегодня он ее ни за что не отпустит. Бал-то последний, как бы совсем ее не потерять.
— Полюбил я ее на всю жизнь,— сказал он матушке. — Если не женюсь на ней — умру.
— Девушка она хорошая, скромная,— отвечает ему мать. — Только вот имени своего не говорит.
— А мне все равно, чья она, откуда. Люблю я ее, и все тут. Не жить мне без нее, истинно говорю, не жить.
У служанок, дело известное, уши длинные, а язык и того длиннее. Скоро на кухне только и разговору, что про неизвестную красавицу, в которую влюбился на балу хозяйский сын.
— Ну что, Моховушка,— дразнят бедняжку злые служанки, — как поживает молодой хозяин? Он ведь, кажется, тебя на бал приглашал?
Дразнят, насмехаются, схватила одна поварешку и давай ее бить — тук-тук-тук — по голове: в другой раз неповадно будет добрых людей морочить. Ближе к вечеру послали за ней хозяин с хозяйкой, опять зовут на бал. Моховушка опять отказалась. А сама навела сон на гадких служанок и отправилась, как в прошлый раз, на бал. Только теперь была в платье цвета небесной лазури.
Вошла Моховушка в залу, а молодой хозяин уж заждался ее.
Как увидел, просит отца послать домой за самым быстрым конем, пусть стоит оседланный у крыльца. А матушку просит поговорить с Моховушкой. Подошла мать к девушке и опять вернулась ни с чем. Тут слуга доложил, что оседланный конь уже стоит у крыльца. Пригласил хозяйский сын Моховушку танцевать. Прошлись они туда и обратно. Пора домой, говорит Моховушка. А хозяйский сын взял ее за руку и вышел с ней на крыльцо.
Пожелала Моховушка вернуться домой и очутилась в тот же миг у себя на кухне. Сдуло ее как ветром, хозяйский сын только руками всплеснул. Да, видно, задел один башмачок, он и упал прямо к его ногам. А может, и не задел, но скорее всего именно так и было.
Поднял он серебряный башмачок, держит в руке, а вот девушку-то не удержал. Куда там! Легче удержать порыв ветра в бурную ночь.
Вернулась Моховушка домой, переоделась в лохмотья и разбудила служанок. Те протирают глаза, дивятся, чего это они так разоспались. Обещают Моховушке: одна— шиллинг, другая — полкроны, а третья — недельное жалованье, только бы Моховушка хозяйке не пожаловалась.
А хозяйский сын слег на другой день — занемог смертельно от любви к красавице, потерявшей на балу башмачок. Каких только докторов не звали, а ему все хуже и хуже. Объявили по всему королевству, что спасти его может девушка, которой придется по ноге серебряный башмачок. Женится на ней молодой хозяин и выздоровеет.
Понаехало к ним девушек видимо-невидимо из близка и далека. У кого маленькая ножка, у кого лапища — все спешат башмачок примерить. И так и эдак пытаются ногу втиснуть — никому башмачок не лезет. Даже самых бедных девушек пригласили, даже служанок — все без толку. А молодой хозяин уж едва дышит.
— Неужели все девушки в королевстве башмачок примерили? — говорит в отчаянии мать. — Неужели ни одной не осталось, хоть богатой, хоть бедной?
— Ни одной,— отвечают служанки. — Кроме грязнушки Моховушки.
— Зовите ее скорее,— велит хозяйка.
Взяла Моховушка серебряный башмачок, сунула в него ногу, а он ей в самую пору!
Вскочил с постели хозяйский сын, хочет обнять Моховушку.
— Подожди,— говорит девушка.
Убежала наверх, возвращается — на ней золотая корона,
серебряные башмачки и белое атласное платье, золотыми листьями расшитое.
Хочет хозяйский сын обнять Моховушку, а она ему опять говорит:
— Подожди!
Убежала наверх, прибегает — на ней платье цвета небесной лазури.
Обнял Моховушку хозяйский сын, на этот раз она ему ничего не сказала. Соскочил он с постели — жив, здоров, щеки румяные, как и не болел.
Спрашивает хозяйка, отчего Моховушка сказала на балу, что дома ее поварешкой по голове бьют.
— Правда бьют,— отвечает Моховушка,— злые служанки. Рассердились хозяин с хозяйкой и выгнали служанок из дома,
да еще и собак спустили, чтобы и духу их не было.
Женились молодой хозяин и Моховушка. Зажили дружно и счастливо. Много детей народили. Может, еще и сейчас живут.

.




Похожие сказки: