Мама для цыпленка



— Мама, мне надоело тут сидеть! — цыпленок постучал в стенку яйца, где была нарисована дверь, но дверь была еще заперта.
Он вздохнул и плюхнулся на кроватку. Покачался немножко на пружинах матраса, откинулся на подушки и прикрыл глаза.
— Интересно все-таки, какая она, мама… Она, наверное, зеленая, как трава в моей книжке с картинками. И мягкая. Как подушка. А вдруг она синяя и твердая? Интересно — она обрадуется, когда меня увидит? А что если я потерялся? И меня встретит совсем не моя мама, а какая-нибудь чужая? Или вообще никто не встретит? Нет, этого не может быть, — он вытер вспотевший от внезапного страха лоб уголком покрывала, — А что, если моя мама окажется горячей, как печка? Или холодной, как холодильник изнутри?
Цыпленок вскочил с кровати, подбежал к холодильнику и достал оттуда большую банку яичного белка — от таких размышлений у него сильно заурчало в животе. Ему всегда хотелось есть от волнения. Ему всегда хотелось есть от волнения. В холодильнике оставалось всего две банки. Что же будет, когда они кончатся? Дверь-то ведь не открывается…
Цыпленок походил по комнате, расставил книжки на полке по росту, заглянул в шкаф, под тумбочку, еще раз покачался на кровати. Делать больше было ну совершенно нечего. Скучно! И тут он придумал — он сел за свой аккуратный письменный стол, достал из ящика альбом для рисования, карандаши, краски и стал рисовать маму. Всякую. Какая бы мама ни приходила ему в голову, он ее рисовал. Даже если его пугала такая мама. Тем более — цыпленок даже несколько раз рисовал ее тогда, а потом рвал и мял эти листки. А те портреты, которые ему нравились, он развешивал по стенкам своего яйца. И скоро под столом у него валялась огромная куча рваных бумажек, все полки и тумбочки были завалены рисунками, а стены были сплошь покрыты портретами. Цыпленок работал очень старательно, прерываясь только для того, чтобы перекусить иногда или поспать.
И вот в один прекрасный момент он нарисовал совершенно замечательную маму — пестренькую, почти совсем круглую, мягкую, с маленькими теплыми глазами. Закончил рисунок, поднял голову в поисках свободного места на стенке и увидел, что все стены уже заняты рисунками. Незанятой осталась только дверь.
Ну что ж, дверь так дверь, — решил цыпленок, взял молоток, гвоздик, приложил картинку к двери и стал ее прибивать. Но после первого же удара молотком по дверному полотну раздался резкий хруст, во все стороны от гвоздя поползли трещины, и цыпленок понял, что дверь уже не заперта.
— Мама, — он побросал все, что держал и стал торопливо отламывать куски скорлупы, пока не показался просвет. Мамочка!
Он едва не оцарапался весь, когда стал выбираться сквозь слишком маленькую еще дырку, но чей-то большой клюв аккуратно отломил то, что мешало.
И цыпленок увидел маму. Это была та самая мама, которую он только нарисовал — пестренькая, почти совсем круглая, с маленькими теплыми глазами.

.




Похожие сказки: