Короли Зимы и Лета



Короли Зимы и Лета.
Там, где сходятся времена года, среди серо-белых скал, поросших лесом, стоят бок о бок два замка-близнеца, один – замок Зимы, другой — замок Лета. Когда двери одного открыты – двери другого наглухо заперты. Ключи от дверей хранятся у Короля, Короля Зимы и Лета. Когда Король живёт в зимнем замке, холодные ветра свободно летают, где им вздумается, но в то время, когда в разных местах загораются весенние костры, Король собирает их, запирает зимние двери и поворачивает ключ в воротах Летнего замка. Весенние ветерки открывают двери и несутся на помощь Духу Весенней воды, чтобы Весна пришла всюду, где только ждут её живые создания.
Как-то давно, в разгар одной очень студёной зимы, в Ветреном Городе, что стоит у подножия этих гор, появился молодой маг. Откуда он пришёл, никто толком не знает. Откуда он пришёл, никто толком не знает. И до сих пор стыдно горожанам вспоминать эту историю…

Тук-тук. Постучал кто-то негромко в двери Трактира.
— Кто там?
— Открой хозяин, пусти переночевать!
Трактирщик, невысокий старик, морщинистый, как вековой дуб, подошёл к двери. За дверью оказался высокий юноша, кутавшийся в дорожный плащ, на боку висела сумка, перекинутая через плечо.
— Хозяин, у меня совсем нет денег, идти мне некуда. Пусти переночевать. Я попал сюда случайно, в этот город меня завела вьюга.
— Денег не надо. Здесь никого не оставят зимой на улице. Заходи.
Хозяин подбросил дров в уже остывающий камин и разогрел для гостя ужин.
— Наш город стоит в отдалении, гости в него приходят редко. Как же тебя занесло сюда?
— Я сбился с дороги, несколько дней шёл через лес, вчера целый день ничего не ел. Спасибо за ужин. А куда я попал?
Старик сощурился, пристально посмотрел на гостя, но на его вопрос всё же ответил:
— Ты в Городе Ветров.
— Каких ветров?
— Зимой – зимних, летом – летних, — непонятно для пришедшего пошутил Трактирщик. — Над Городом, в горах стоят Замки Зимы и Лета, туда или оттуда постоянно дует ветер,- пояснил он.
— Неужели? Никогда не слышал о таком.
-И правильно. Те, кто знают сюда дорогу, стараются ей не пользоваться и никому о ней не говорят.
— Почему?
-Не пользуются – потому что дороги в этих горах опасны, добираться сюда сложно, а торговать здесь нечем. Король запретил охотиться в местных лесах и рубить деревья дальше подножия гор.
— А что, Король не любит чужестранцев?
— Нет, наоборот. Иногда к нему специально приходят за советом, он никого не гонит. Но никто не приходит к его замкам просто так, из любопытства, только по делу.
— А ясно. Но как же вы живёте здесь, раз тут даже охотиться нельзя?
— Своим трудом. Король научил людей многим диковинным вещам: выращивать такие растения, которые заменяют мясо и шкуры, строить дома из речных камней и утеплять их тиной. И многому, многому другому, чтобы можно было выжить в этом суровом краю. Но не этот Король, а тот, что был за много лет до нынешнего.
— А почему ты назвал этот край суровым?
— Совсем рядом живут времена года, в этих лесах они проявляются во всей своей силе. Если лютой зимой не хочешь протянуть ноги, то жарким летом надо работать, не покладая рук. Здесь не прожить в одиночку. Все друг другу помогают. А двери в этом городе запирают только для того, чтобы их не открыл холодный ветер.
— А где ключи от этих замков?
— У Короля.
— А правда, что Король может появляться везде, куда приходят зима и лето?
— Правда.
— Спасибо за ужин, хозяин. Покажи, пожалуйста, где мне лечь, я очень устал.
Утром он исчез. А Трактирщик оделся потеплее и отправился в горы.
Тропинки редели и исчезали под снегом, а скоро их не осталось вовсе, склон начал становиться круче. Снег стал ровным как скатерть, только цепочки звериных следов да звёздочки от птичьих лап виднелись на его поверхности. Трактирщик будто бы плыл по сугробам по пояс, но вот лес начал редеть, и вот среди вечных сосен показалась, будто растущая из земли, стена Зимнего замка.
Трактирщик перевёл дух и позвал негромко:
— Король.
Тёмная фигура отделилась от одной из сосен и двинулась через сугробы навстречу. Вскоре к старику подошёл молодой мужчина. Его странное лицо было и молодым и зрелым, в тёмных волосах лунным светом сквозило седое серебро, а взгляд струился солнечным лучом. Короткая куртка и охотничьи штаны обрисовывали стройную крепкую фигуру, высокие сапоги заканчивали костюм, и если бы по местным лесам бродили охотники, то его запросто можно было бы принять за одного из них.
— Здравствуй, давно не виделись. С чем пожаловал?
— Здравствуй, Король. Ты знаешь, что мимо моего Трактира не проходит никто, впервые пришедший в город. Так заведено. Я хочу тебя предупредить.
— О ком?
— Вчера у меня попросил ночлега молодой маг. Он долго выспрашивал о тебе, о порядках в городе, спросил так же о ключах. И хотя он сказал, что никогда не слышал об этом месте, его вопросы говорили обратное. Его взгляд тёмен, а сердце алчно. Берегись, Король, он пришёл не просто так!
— Тёмный маг… — задумался Король. - Почему ты так решил?
— Это не я решил, это каждый для себя сам решает. Я знаю кто он, и надо ли спрашивать откуда.
— Да, так, ты всех видишь насквозь. Многие Короли доверяли твоему чутью, я не исключение. Как думаешь, когда он проявится?
— Ближе к весенним кострам.
— Хорошо, спасибо.
И они разошлись.

В лесу произошло неслыханное: у подножия гор появился не гаснущий ни днём, ни ночью огонь. Около него постоянно жили люди, уже много дней. Птицы улетели с этого места, и звери обходили его стороной. Только ветры, постоянно срывающиеся с гор, пролетали над ним, заставляя людей ёжиться и проклинать всё на свете.
Центральный костёр ярко полыхал среди снега. Люди лениво бродили по лагерю. Большинство сидело в просторных шалашах, сложенных между деревьями, у маленьких внутренних костерков, грелось. У большого костра, сгорбившись, сидела фигурка, сидела долго и не меняя позы. Это был Сероглаз.
— Да что там, в конце концов, случилось! – грозно спросил подошедший к Сероглазу, размером со средненького медведя, мужик со спутанной бородой – один из немногих местных лесорубов. - Ну, не отдал он тебе ключ добровольно, так мы его заберём!
— В том-то и дело, что отдал.
— Как это?
— Очень просто: я попросился к нему в ученики, а он устроил мне испытание. Я когда его увидел, то для начала поприветствовал, мол, здравствуй, Король, я пришёл издалека, долго искал тебя, хочу путь обрести и подобную чушь, что обычно говорят. А он слушал-слушал да потом сам расспрашивать стал. И говорит, в конце концов: «Я не выхожу за пределы своих владений, а ты много путешествуешь. Скажи, что это». И кинул мне в руки медальончик на цепочке. Невзрачный такой медальон из зазеленевшей бронзы. Повертел я его, да сказал: «Нет, не знаю». Он отвечает: «Ну, ладно», — а я на цепочку-то глянул, когда он её в руки взял, а там ключ болтается, тут он его и убрал, а мне говорит: «Иди, это не твоё». Ну и всё.
Лесоруб помолчал и сел рядом.
— Не убивайся. Ну, обхитрил он тебя, что ж делать.
— Кто нож кинул?
— Я, — ответил Лесоруб. – Нож до него долететь не успел, растворился вместе с ним в воздухе. Ох и жутко мне стало. Да, ладно, — махнул он рукой, — что вспоминать. Давай лучше дальше думать.
— Слушай, ты вроде говорил, что у Короля дочь есть?
— Ну, слышал я эти сказки. Да откуда может взяться ребёнок у Короля, он ведь не человек даже.
— Может-может! Ты иди в город, разузнай получше. Главное не у взрослых спрашивай, а у детей. Коли сказки слышал – у верящих в сказки и ищи.
— Ага,- сказал Лесоруб, вставая.
— Сероглаз, Сероглаз! – раздалось по лагерю.
— Я здесь!
Из-за деревьев показались четыре фигуры. Двое были караульными, а двое других – не из лагеря. Сероглаз оглядел пришедших: обычные крестьяне. Один, светловолосый – настоящий богатырь, не во всякие ворота пройдёт, смотрел на невысокого мага влажными наивными глазами телёнка, второй, его чернявый худой брат, недоверчиво буравил Лесоруба с Сероглазом блестящими крысиными глазками. «А этого кабанчика я бы оставил», — подумал Сероглаз.
— Говорят, ты собираешь людей против Короля. Мы пришли узнать, в чём дело.
— Король не желает открывать летние двери.
— Откуда знаешь?
— Я виделся с ним недавно.
— Это правда, — сказал стоящий рядом Лесоруб. – Мы вместе ходили, Король не отдал ключи.
— Но почему вы решили, что он не откроет дверь? – спросил здоровяк.
— Дэни, — начал Лесоруб, хорошо знавший этих братьев-пастухов, — ты помнишь, чтобы хоть раз за твою жизнь стужа держалась так долго? Король всегда выпускал весну в один и тот же срок. А сейчас смотри что твориться?! Стужа и не думает кончаться, а у людей уже начинают к концу подходить зимние запасы, если так дальше пойдёт – голод начнётся! А разве можно оставить детей и женщин голодать! Вот люди здесь и собираются, чтобы у Короля ключи выбить, чтобы больше никогда такого не случилось.
Дэни подумал о детворе, которую катал на своих могучих плечах, о стройной, похожей на цветок, девушке Бете и её доброй бабушке Мар, живших по соседству, посмотрел на брата и пробасил:
— Брат! Надо остаться, помочь ребятам!
Его сухопарый брат тяжело взглянул на него и повернулся к Лесорубу:
— Лесоруб, если ты и можешь заговорить моего доброго, но не шибко умного брата, то меня нет. Король не станет людей морить стужей и голодом, иначе в лесах помрут все обожаемые им звери. Так, мы узнали, что хотели и уходим. А тебе, Лесоруб, мой совет: развяжись с этим гнилым делом.
— Ворг, ты пожалеешь об этом! – крикнул он ему в спину и достал нож.
— Не надо, — тихо сказал Сероглаз, схватив его руку. – Сейчас кровь не нужна. Если его убить сейчас, то люди из города придут и разнесут здесь всё в крошки. Нас ещё мало. Ты лучше приведи ещё людей, не все так твердолобы как этот. И найди Принцессу.
— Но ведь они могут найти Короля и рассказать ему, где лагерь!
— А ты думаешь, он не знает… — задумчиво протянул Сероглаз, глядя на видимую одному ему серую тень, без следов уходящую по снегу прочь от лагеря.

Король появился из синих сумерек за спиной у Трактирщика, тот перестал рубить дрова, выпрямился и обернулся.
— Здравствуй. Зачем пришёл?
— К Принцессе.
Трактирщик улыбнулся.
— Она очень тебя ждёт.
Они вместе закончили работу и, не спеша, пошли в Трактир.
— Слышал, люди уходят в лес к Сероглазу?
Трактирщик усмехнулся:
— Он рассказывает им, что есть места, где не такое жаркое лето и не такая жестокая зима, где люди вдоволь охотятся и свободно рубят деревья. Он обещает сделать всё для людей, если они помогут ему стать королём. Люди думают, что хорошо там, где их нет, вызвать их недовольство не стоит никакого труда. Но тебе-то что, Король, они ничего не смогут тебе сделать, как бы ни пыжились.
— Мне – нет, но разбойничающая в лесу шайка тут не нужна.
Они помолчали, потом Король сказал:
— Сероглаз недавно приходил ко мне. Он очень хотел меня видеть, и мы встретились в лесу, недалеко от города. Я вышел к нему в таком же виде, как сейчас, но чутьё его не подвело, он сразу понял, кто перед ним. Сероглаз попросился в ученики, я дал ему ключ, но он не узнал его, и я отправил этого юношу обратно. Он ушёл, но не успел я пройти двух сотен шагов, как в меня полетел нож. Его кинул кто-то из людей Сероглаза и, конечно же, сразу перестал меня видеть, а потом как дал дёру, только пятки сверкали.
— Ох, и зол же, наверное, Сероглаз сейчас!
— Особенно, если понял, как красиво он сел в лужу.
Они оба рассмеялись.
— Кто в городе знает дорогу к Замкам?
— Я и твоя дочь.
— А про малышку знает кто-нибудь?
— Может быть, она могла рассказать кому-нибудь из детей, что она – дочь Короля, но кто в это поверит…
— Смотри за ней, — попросил Король, Трактирщик кивнул.
— А когда кончится зима? Обычно в это время ветер уже начинал сыреть, а нынче весной ещё даже не пахнет.
— Не скоро ещё. В этом году холод будет нужен ещё долго. Всему своё время.
— Я – знаю, а люди – нет. Это не сыграет тебе на руку, Король.
-Знаю, но есть вещи важнее. Всему своё время, — повторил он спокойно и твёрдо.
— Пойдём,- сказал Трактирщик, открывая одну из потайных дверей.

Город у подножия гор засыпал снег. Метель улеглась, и теперь ветер осторожно играл мягкими хлопьями, заполнявшими всё, от земли до неба. Принцесса сидела у печки на кухне Трактира и смотрела на огонь. В её небесно-синих глазах отражались оранжевые язычки пламени и танцующие среди них Саламандры. Кроме Трактирщика и Кухарки никто не знал, кто она. Девочка-подросток, сирота, с детства живущая в Трактире и помогающая Кухарке – обычная история для этого города.
— Как думаешь, а папа сегодня придёт? – спросила она у Тётушки, стоящей к ней спиной.
— Не знаю,- ответила та, продолжая что-то резать.
Нетерпеливый весёлый чертёнок запрыгал у Принцессы в груди. Ей захотелось сорваться с места, выбежать из кухни и одним прыжком оказаться на узкой лестнице, уходящей вверх между кухней и главным залом. Потом нырнуть в темноту своей комнаты и, не зажигая свечи, достать из-под подушки Книгу. Книга никогда не врала, она досталась от мамы.
«Это – Книга Судеб, она знает прошлое, настоящее и будущее, и твоё тоже,- зазвучал в ушах её звенящий серебром голос. – Обращайся с ней аккуратно и вежливо, не докучай ей праздными вопросами. Разговаривай с Книгой только в самом крайнем случае. А вообще она и сама знает, когда и какой ответ надо дать. Я надеюсь, что ты с ней подружишься, и она перестанет быть тебе нужной». Принцессе стало грустно. «Где она сейчас?» — спросила она у огня, но тёплые язычки молчали. Книга отвечала всегда одно и тоже: «Воздух». Принцесса давно перестала плакать, вспоминая о ней. Но… «Воздух, конечно же, воздух! Ну где же ещё быть ветру».
— Где витаешь? – строго спросила Кухарка.
— Маму вспомнила, — честно ответила Принцесса.
— Бедный ребёнок! – всплеснула руками Тётушка и прижала её к себе.
— Ах, ты моя сиротка! – запричитала она, гладя Принцессу по голове.
— Ну ладно, пошли скорее на стол накрывать.

Трактир был сделан очень хитро. Никто, смотря на этот маленький деревянный замок, и предположить не мог, сколько внутри него места. Для гостей всегда были открыты главные ворота, ворота для лошадей и вьючных, иногда сопровождавших караваны, были сбоку. От ворот прямо к высокому крыльцу вела дорожка. Гости, поднимаясь по крыльцу, сначала оказывались под крышей открытой веранды, на которой без стеснения мог выступать бродячий театр, а потом проходили в сам Трактир. Широкая с виду ужасно тяжёлая дверь открывалась легко и бесшумно, она вела в главный зал. Справа и слева от двери поднимались лестницы, ведущие на второй этаж. Лестницы переходили в балкон, идущий по трём сторонам, на него выходили двери комнат для гостей, а под ним стояли столы со стульями. Напротив входной двери – стойка во всю стену. За стойкой, справа, была дверь на кухню, за ней начинался коридор, от него вверх уходила лестница, ведущая к комнатам жителей Трактира, а коридор после неё резко сворачивал влево. Через кухню и ещё через пару дверей можно было попасть в малый зал. О нём знали только жители Трактира, Трактирщик и Король. Да и вообще, в этом доме практически в любое место можно попасть минимум двумя путями.
— Ирика, ставь скорее на стол приборы, а то остынет всё! – подгоняла Принцессу Кухарка.
— Летаю, Тётушка, летаю! – весело отвечала она из кухни, собирая посуду в стопку. Тарелки, ложки и стаканы озорно позвякивали, перелетая со своих мест к ней в руки. Принцесса осторожно вошла в зал и поставила всё собранное на стол.
К столу пришли Трактирщик, конюх со своим приёмышем – малышом Ри, девяти лет отроду. Вслед за ними спустились две сестры, Эсте и Эстре. Прошлой зимой они шли в караване, но Эстре сильно заболела, каравану пришлось завернуть в Ветреный город и оставить её в Трактире, а сестра отказалась идти без неё. Их скоро должны были забрать.
Когда все пришедшие поели, Кухарка с Принцессой наконец-то сели за стол, компанию им составил Трактирщик. Один прибор оставался чистым, и Принцесса то и дело с надеждой поглядывала на него.
— Здравствуй.
Принцесса вскочила:
— Ты пришёл! Ты пришёл! Ну, наконец-то ты пришёл! – бросилась она к Королю на шею. – Папа, папочка! Ну, наконец-то ты пришёл!
Он смеялся в ответ и кружился вместе с ней.
— У меня для тебя подарок, — сказал он, когда опустил Принцессу на пол.
Он скинул заплечную сумку, развязал её и высыпал на стол гору спелых похожих на Солнце персиков. Принцесса от изумления не могла произнести ни слова.
— Откуда?!
— В мире много чудес, считай – это одно из них. В мире есть такие далёкие места, куда тёплые ветры приносят лето тогда, когда здесь уже царствует зима. Они улетают так далеко, что возвращаются только осенью через несколько лет, тогда я пускаю их в Замок, они отдыхают за закрытыми дверьми, и никто их не беспокоит.
— Ты специально для меня сходил туда?
— Да.
— Спасибо! – Принцесса снова обняла его.
Кухарка смотрела на эту сцену со слезами на глазах, и даже по суровому лицу Трактирщика пробежала улыбка.
— Король, посмотри, в какую красавицу превращается твоя дочь! – сказала Тётушка, когда вся компания расправлялась с десертом из сухофруктов и мёда. – Ты забыл, наверное, а она этой весной отметит свой шестнадцатый День рождения.
Принцесса зарделась. Король с улыбкой посмотрел на неё. Да, действительно, ещё только начавшие формироваться черты уже предсказывали неземную красоту.
— Ты всегда умела видеть такие вещи. Но что нам дни рождения. Тебе ли не знать. А помнишь, как мы играли с тобой в детстве!
— Конечно, помню.
Она посмотрела на остающееся всегда молодым лицо Короля и на себя, давно пережившую свою молодость, потолстевшую и растерявшую свою красоту.
— Не печалься, мой беспечный Мотылёк, порхай, жизнь прелестна, даже сейчас.
— Я знаю, Король. Я одна из немногих, кто тебе действительно не завидует, — она вспомнила погибших мужа и сыновей. – Для меня всё когда-нибудь кончится, а ты будешь нести свою память вечно. Слушай, а помнишь…
И после они целый вечер, смеясь, вспоминали время, когда Мотылёк была хрупкой девчонкой, а Король – маленьким мальчиком, которого оставил у Трактирщика проходивший мимо караван. Они жили как брат и сестра и всегда были вместе, пока ему не исполнилось девять лет и прежний Король не забрал его к себе в Замки. Для неё эти годы были самыми безмятежными, для него – самыми неподвижными, но вспоминали они их с удовольствием. А когда ночь подошла к своей половине, все наконец-то отправились спать.
— Папа, а ты останешься?
Принцесса запрыгала от радости, прочтя ответ в его улыбке.

Они поднялись в её комнату.
— А я сегодня маму вспоминала, — поделилась Принцесса.
— Я тоже.
— Пап, а почему она улетела?
— Потому что она – ветер.
— Не понимаю.
— Давай объясню, — он сел на пол около кровати, девочка села рядом.
— Есть много разных ветров. Холодных и тёплых, живущих на одном месте и летающих между мирами. Среди них есть ветры, несущие Весну и несущие Зиму. Когда зимние ветры вылетают из Замка, на их пути наступает зима, но она не вечна; и вот Дух Весенней воды просыпается, а из Летнего Замка вылетают ему на помощь весенние ветра, стирая остатки зимы, после наступает лето, а они летят дальше. Потом по одному начинают прилетать зимние ветра, лето кончается, наступает предзимье и зима, а они устремляются дальше, по следам уходящего лета. Но если сидеть на одном месте, то кажется, что это замкнутый круг. Но даже ветер может устать. Тогда он возвращается в свой Замок, а я слежу за тем, чтобы ветры прилетали и улетали в своё время, а то представь, что будет, если Зима и Весна вдруг столкнуться?
Принцесса усмехнулась, представив какофонию времён года у подножия гор. А Король тем временем продолжал:
— У каждого ветра есть своя сущность, свой характер, свои собственные мысли и желания, как и у нас. Давным-давно жил в Летнем Замке весенний ветер. Этот ветер всегда вылетал первым из-за дверей, нёс тепло туда, где ещё лежали сугробы, и ничего не боялся, даже лютых холодов. Это и была она. Ветры умеют становиться видимыми, когда хотят. Она прилетала, садилась рядом, и мы подолгу беседовали, смотря друг на друга. А когда она путешествовала, я скучал и мечтал поскорее с ней увидеться. Я любил её безумно и безнадёжно, никогда не говоря ей о том, что чувствую. Я не знал, знакомо ли вообще ветрам такое чувство. Но, оказалось – любить может любая живая душа. И когда мы признались друг другу в любви, то решили вот что: ветры умеют не надолго воплощаться во вполне реальное тело, я остановил такое воплощение, и её тело стало настоящим, но с этого момента быть полноценным ветром она уже быть не могла. Для неё всё перевернулось – обращаться в своё истинное обличие получалось не надолго и редко, а большую часть времени она жила в новом теле. Потом, через некоторое время, произошло совсем невероятное: она забеременела, и родилась ты. Мы были счастливы, но, в конце концов, она стала скучать по своей свободе, те минуты, которые удавалось провести в воздухе, делали только больней. Она была как птица в клетке, беззащитная и тоскующая. И я отпустил её.
— Потому что сильно её любил.
— Да, дочка, — он погладил Принцессу по голове. – Я и сейчас её люблю. Я отпустил её навсегда, она больше не прилетает в Замок.
— А как ты думаешь, она помнит о нас?
— Не знаю, — грустно замолчал он.
Принцесса обняла его:
— Я не оставлю тебя.
— Знаешь, быть вместе – это хорошо только тогда, когда всем хорошо, если хоть одному в тягость – лучше порознь.
Потом Принцесса снова села на кровать.
— А кто такой Трактирщик? У кого я только не спрашивала, никто толком не знает. Даже имени его не знает никто, зовут его Дедом да Трактирщиком.
— Он – Хранитель этого города. Когда-то давно были здесь только лес и Замки. В Замке жил Король, а рядом звери, деревья и птицы, потом сюда забрели люди. А как поступают люди, придя на новое место? Начинают рубить лес, никого не спрашивая, охотиться и ловить рыбу. В лесу в то время спокойно жил Дед, терпел он, терпел людские выходки, а потом пришёл в поселенье, рассказал им о Короле, предупредил да попросил меру знать. Люди и слушать его не захотели. Тогда он привёл с собой в село Короля, а тот прихватил с собой пару ветров. Вот тогда люди перепугались. Сам Король, надо сказать, был не в восторге оттого, что люди поселились совсем недалеко от Замков, но всё же жителям поселения удалось с ним договориться. Король позволил людям остаться и жить у подножия гор, не заходя в лес дальше подошвы, не охотясь на лесных жителей и не трогая рыбу в реке. Люди уходить не хотели, но эти условия их просто ужаснули, тогда старейшины попросили у Короля и Деда помощи и защиты. Дед согласился помочь людям, и для него Король вырастил прямо из земли вот этот Трактир. После этого и сам Король несколько лет подряд жил в Трактире, обучая людей жить по новым правилам, без охоты и рыбалки. Кое в чём помог он людям, используя свою силу, например, домашний скот всегда возвращается домой и не теряется в лесу. Люди в большинстве своём охотно учились, а недовольные почти сразу же ушли. Потом, когда стало ясно, что люди уже спокойно обходятся без его помощи, Король вернулся в Замки. Ну, а Трактирщик так и остался в своём Трактире.
— А, понятно, почему постоянно кажется, что Трактир живой, и почему в нём ни одна половица до сих пор не скрипит, хотя стоит он уже несколько столетий! – воскликнула Принцесса. – А Дед так всем и помогает, получается? И сёстрам, и бродяге, который здесь стал конюхом, и малышу Ри, и оставшимся тут лошадям…
— И тебе. Не мог же я таскать тебя по вьюгам и метелям, когда ты была совсем маленькой. А потом Мотылёк так к тебе привязалась, что попросила оставлять тебя каждую зиму. Ладно, малышка, давай спать.
— Папа, а когда ты зайдёшь в следующий раз?
— Не знаю.

— Сероглаз! – Лесоруб, спотыкаясь, бежал по сугробам. – Я нашёл её!
Сероглаз появился около крайних деревьев лагеря.
— Что ты кричишь-то так, – по-кошачьи прошипел он.
— Извини, — сказал Лесоруб, переводя дыхание.
— Наконец-то. А как нашёл?
— Ну, ты в прошлый раз, когда я совсем отчаялся, велел посмотреть у Трактирщика. Я туда, а там живёт мальчишка-сиротка. Так вот, я к нему пришёл, ну, сладостей ему принёс, угостил, поболтали с ним, я ему про зверушек лесных порассказывал, да поспрашивал потом, что он чудесного видел, а мальчонка возьми да расскажи, что он Короля видел, да ни где-нибудь, а прямо в Трактире! Мол, видел, как тот вместе с девчонкой, что живёт там, выходил из её комнаты, проводила она его до двери, обнялись они, и он ушёл.
— Сколько ей лет?
— Пятнадцать.
— Может быть и любовница… Хотя вряд ли. Да, скорее всего дочь, — пробурчал себе под нос Сероглаз. - Посмотреть на неё надо.
— Но как, она почти никуда не выходит. А летом и вовсе куда-то исчезает.
— Откуда знаешь?
— Мальчишка рассказал.
— Да… Похоже отец забирает её к себе в Замки. Никуда не денешься, надо в город идти. Так, — задумался он,- найди мне котёнка.
— Да, где ж я его возьму, зимой-то?!
— Хочешь, чтобы лето не кончалось? Вижу, что хочешь. Тогда ищи.
— Ладно, найду, — задумчиво поскрёб косматый затылок Лесоруб и пошёл обратно в город.

Сумерки сгущались, из остатков дня делая ночь. Сероглаз и Лесоруб спешили к Трактиру.
— А почему тебе не наколдовать его было? Измучился я котейку искать.
— Если это Принцесса, то фантома от живого существа она отличит без труда. А Трактирщик любую магию рядом со своим домом учует сразу. Хочешь, чтоб он нас заметил? – он выжидательно посмотрел он на Лесоруба, тот помотал головой. – И я не хочу. Ты сколько его не кормил?
— Дня полтора.
— Очень хорошо. Ладно, дальше я один.
Сероглаз спрятал котёнка под плащ и пошёл. Принцесса в это время сидела на кухне. Вдруг её чуткий слух уловил мяуканье, она выскочила из кухни и побежала к воротам. Он слышал, как хлопнула дверь, слышал, как касаются снега её башмачки. Он считал её шаги и на последнем шагнул навстречу.

— Ой! – Принцесса налетела на кого-то и упала на спину.
— Вы не ушиблись? – чьи-то руки бережно поднимали её.
— Не-ет, — медленно ответила она, взглядом зацепившись за серые льдинки в глазах цвета тающего снега.
— Как же я неловко…
— Да ничего, я услышала котёнка… А где он? – только сейчас Принцесса поняла, что до сих пор стоит в его объятиях, и она отступила на шаг назад. Котёнок сидел, поджав одну лапку, и мяукал. Принцесса присела на корточки, взяла малыша на руки и спрятала его под шалью, накинутой поверх простого холщового платья. Котёнок перестал кричать, почувствовав её живое тепло.
Он протянул ей руку, чтобы помочь встать, и, не отпуская, руки спросил:
— Леди, — она вся обратилась в слух, глядя в его дивные глаза, — как Вас зовут?
Подавив порыв назваться истинным именем, она представилась:
— Ирика.
«Какая сильная!», — подумал он, но сказал другое:
— Перезвон колокольчиков на ветру.
«Надо же, почти угадал!», — но удивления своего не показала.
— Я надеюсь, мы увидимся ещё, — сказал он, смотря ей в глаза.
— Я тоже… — выдохнула Принцесса.
— До свидания, Леди, — улыбнулся он на прощанье.
— До свидания… — сказала она ему вслед.
Потом сделала шаг к воротам и обернулась. Он смотрел на неё, и вдруг помахал рукой. Она махнула в ответ и забежала во двор, на улице было холодно, а она выскочила, едва успев набросить шаль. И Принцесса, кружась и танцуя, побежала во двор, ей хотелось петь. Она влетела на кухню, налила в глубокую миску молока, взяла её и вместе с котёнком быстро поднялась в свою комнату. Принцесса зажгла свечу, поставила миску на пол, и котёнок, не долго думая, принялся за молоко. Она достала Книгу. Её кожаный переплёт из коричневого стал чёрным. «Сказка о преданной Принцессе» — гласила первая страница. Далее шло оглавление, глав было всего восемнадцать, все они были написаны на одной странице, первые и последние три стояли в ряд.
1. Котёнок 16. Замок
2. Сероглаз 17. «Что ты наделала, малышка!»
3. Книга 18. Преданная Принцесса
Принцесса была настолько удивлена, что, не прочитав названия остальных глав, перелистнула страницу. Но Книга не захотела говорить дальше, все остальные листы были чистыми. Принцесса молча смотрела на Книгу, ничего не понимая. Котёнок около кровати долакал молоко и, мурлыкая, умывался.

— Это ещё что такое?! – раздавались по лагерю удивлённые возгласы.
Люди ошарашено смотрели на землю, шалаши и деревья, ещё вчера вечером занесённые снегом. Снег будто унесло ветром, от вчерашних сугробов по пояс остались только маленькие кучки снега, задержавшиеся около шалашей.
— Король нас выморозить решил! Он с ума сошёл, что ли! Колдун проклятый! – выкрикивали тут и там.
В воздухе осиным роем звенело напряжение – люди, уже месяц жившие в зимнем лесу, были озлобленны и мучились от бездействия. Медлить было нельзя, если людскую злобу не направлять – она выливается на кого придётся, Сероглаз прекрасно это понимал. К нему почти вприпрыжку подошёл Лесоруб, прямо-таки обуреваемый жаждой действий. Сероглаз пристально посмотрел на него и сказал решительно:
— Собирай людей, отправляй посыльных в город, пускай приведут, кого смогут. И тихо. К тебе у меня есть особое задание, подойдёшь позже.
Лесоруб протрубил общий сход, люди начали подтягиваться у центральному костру.
— Люди! – крикнул Лесоруб. – Довольно мы терпели этого зарвавшегося мага! Мы родились возле сердца тепла и Лета. Пришло время самим стать хозяевами на своей земле! Не позволим больше мучить себя жестокими зимами и нечеловеческими законами! Да здравствует вечное Лето! Да здравствует вечная охота! Вооружайтесь! Выступаем через два часа!
— Ур-рааа! – зарокотал весь лагерь.
Толпа бурлила, как закипающая смола, люди, потирая руки, пошли готовиться. Лесоруб подошёл к Сероглазу.
— Приведи на опушку девчонку из Трактира. Встретишь её у ворот и скажешь: «Ваше доброе сердце спасло котёнка. Вашей помощи ждут снова и очень на неё надеются». Запомнил? Обращаясь к ней поклонись, не забывай, что она королевской крови – говори соответственно. Мне нужно, — произнёс он с нажимом, — чтобы она пришла.
— Так может, на опушке-то её хвать и в лагерь? Такой козырь у нас будет!
— Нет, зачем руки марать. В лагерь она и сама придёт. Так у нас будет просто заложник, а так – заложник и союзник в одном лице. Она нам поможет, а мы ей в случае чего прикроемся. Здорово?
Лицо Лесоруба просветлело:
— Ага. Здорово. Ну, я пошёл.
Он сделал шаг и остановился:
— А как я её найду?
— Она сама к воротам выйдет.

Принцесса в изумлении стояла на крыльце Трактира. Через ещё вечером заснеженный двор шли в разные стороны две утоптанные снежные тропинки, а больше снега не было. Она медленно спустилась с крыльца и потрогала землю, та была совсем зимней – твёрдой как камень. Принцесса подошла к воротам, улица в серых рассветных сумерках была безлюдна, снег остался только на дороге, где его утоптали за зиму, нигде больше снега не было.
— Ваше Высочество, — раздался за спиной грудной бас.
Принцесса вздрогнула и обернулась, перед ней стоял, сгорбившись в неуклюжем поклоне, огромный бородатый мужик.
— Ваше доброе сердце спасло котёнка. Вашей помощи ждут снова и очень на неё надеются. Пойдёмте.
«Он!» — бешено ударило сердце.
— Куда надо идти?
— Совсем не далеко. Вас ждут на опушке. Пойдёмте, — он протянул ей руку, и её изящная ладонь потерялась в его огромном кулаке.

— Тётушка! Тётушка! – кричал Ри, пробегая через главный зал на кухню.
— Что случилось? – встревожено спросила Кухарка, появившись в проёме за стойкой.
— Лесоруб увёл Ирику в лес! Я за ней пошёл на улицу, спросить, где снег, а там за воротами Лесоруб стоял… он её в лес увёл, — сбивчиво лепетал мальчик.
— Что-о?! – Тётушка, забыв о годах, одним движением порхнула к окну, но на улице никого не было. – Не успели! Где Дед?
— Да здесь я. А что случилось? – проскрипел с балкона Трактирщик.
— Лесоруб увёл Ирику в лес.
— Сероглазов прихвостень. Ладно, позову сейчас.
«Король», — беззвучно раздалось вокруг. От призыва дрогнули стены, сжалось всё внутри у малыша и Кухарки, подхватили и хором повторили его деревья и камни. Король, по своему обыкновению, появился из самого тёмного угла.
— Тебя невозможно не услышать, — усмехнулся он.
— Твою дочь увели к Сероглазу. Малыш, куда они пошли?
— На опушку.
— Так, минуты три ходьбы, если по дворам идти, — сказала Кухарка.
Король ничего не ответил, отступил обратно в тень и исчез.

Лесоруб остался позади, и она пошла дальше одна в ту сторону, куда ей показали. Знакомая с детства опушка леса была пустынна. Она прошла первые деревья и всматривалась в каждый куст, но никого рядом не было.
— Ваше Высочество, — донёс вдруг ветер его дыхание.
Она обернулась, Сероглаз отступил от дерева, подошёл и, поцеловав ей руку, встал на колено.
— Я пришёл молить Вашей помощи, — сказал он, глядя ей прямо в глаза. – Люди, обозлившись на долгую зиму, собираются напасть на город, чтобы вынудить Короля отдать ключи от Замков. Помогите остановить это безумие!
— Но мой отец…
Сероглаз встал.
— Я говорил с ним, он не откроет двери. Проводите меня к Замкам, я смогу открыть их и предотвратить нападение. Но нужно торопиться.
— Куда это ты собрался? – раздался вопрос из-за спины Принцессы.
Король сделал шаг и взял её за руку.
— Сероглаз, даже если ты будешь держать ключ в руках, то открыть дверь не сможешь. Один только он Королём тебя не сделает. Отзови своих людей, ещё бойни здесь не хватало.
— Нет людей, принадлежащих мне, — холодно усмехнулся он в ответ.
— Пойдём, — Король повернулся и, не выпуская руки Принцессы, зашагал прочь. Она повернула голову к Сероглазу. «Возвращайся!» — сказали его глаза, и он отступил к деревьям.

Голова плыла, всё было как в тумане. Принцесса ничего не понимала, а Король молчал.
— Он хочет их остановить! – вырвалось у неё почти у самого Трактира.
— Нет. Он хочет власти.
— Но почему он просил меня…
— Потому что ты наивна и не знаешь людей.
Навстречу им выбежала Кухарка, за ней следом вышел Дед.
— На город собираются напасть, — коротко сказал Король. – Мотылёк, порхай, собирай всех. Укроешь их у себя? – попросил он Трактирщика.
Тот только кивнул в ответ.
— У тебя часа полтора.
— Но в городе не все ещё проснулись! Только рассвело, — всплеснула руками она.
— Поторопись, их действительно могут убить.
Кухарка подобрала передник и грузно побежала в город. Малыш Ри, неизвестно откуда взявшийся рядом, побежал за ней.
— Ирика, помоги приготовиться к гостям, — сказал Дед, заходя в Трактир.
Но не успел он закрыть дверь, как во двор вбежали несколько женщин с детьми, в руках они держали узлы с вещами и корзины со снедью.
— Дед, Дед! Мой муж ушёл в лес, сказал идти к тебе, проситься спрятаться вместе с детьми. Король пошёл на город войной… Ой! – удивлённо воскликнула она, наконец-то заметив Короля рядом.
— Ни с кем я не собираюсь воевать, — спокойно ответил Король, и женщина почувствовала: «Правда».
— Так Вы с нами?
— Конечно. Пойдёмте скорее.

Жители, в основном женщины и дети (мужчин было совсем немного), собрались раньше, чем ожидалось. Кого-то подняла Кухарка криками о том, что город в опасности и что надо собираться в Трактире, кого-то соседи, но большая часть женщин пришла сама, их отправили сюда мужья, ушедшие к Сероглазу, воевать с Королём.
В Трактире заперли двери и ставни. Ворота, и главные, и конные, закрыли изнутри на колоды. Люди сбились внутри главного зала. Никто ничего толком не понимал, а присутствие Короля, помогающего устроиться тем, кого от него спасали, совсем сбивало с толку.
Принцесса тоже не сидела без дела, вместе с Тётушкой они сбились с ног, унося в погреб корзины с едой, принесённые предусмотрительными хозяйками, и вытаскивая грубые, но очень тёплые шерстяные одеяла для пришедших, потому что в Трактире с утра было прохладно, а главный камин пока решили не трогать.
Принцесса механически перекладывала предметы, не особо замечая, что именно она делает. Её руки прекрасно знали, где, что и как лежит, что откуда надо взять и куда положить. Трактир, в котором она провела почти всю жизнь, был знаком ей до последней неровности на потолке, даже в тёмные кладовые она не брала свечи.
«Вашей помощи ждут… Остановить это безумие… Ты не знаешь людей…» — проносились в голове обрывки фраз. «Но как!». Сердце, медленно разрываясь на куски, рвалось из груди прочь, было ощущение, что тело спеленали простынею, и хочется что-то сделать, но не шевелятся ни руки ни ноги. Голова начинала болеть от напряжения, но плодотворных мыслей в неё не приходило.
Суета вокруг потихоньку улеглась. В Трактире собралось около сотни взрослых и примерно столько же детей. Все расположились в главном зале, большая часть сидела прямо на полу, мужчины, коих было не более двух десятков, стояли около окон, слегка приоткрыв внутренние ставни. В зале царил полусумрак, все притихли, после суматошного утра у всех, наконец, появилась возможность перевести дух и привести мысли в порядок. А мысли были совсем не весёлые. В городе все привыкли, что соседи всегда помогают друг другу, а зря тревожить не станут, поэтому, когда подняли тревогу, все оставшиеся жители ринулись в Трактир. А значит, если Король тоже здесь, то люди Сероглаза придут прямиком сюда… Становилось страшно.
В воздухе киселём висело напряжение. Общее молчание только сгущало его. Женщины покрепче прижимали к себе детей и ласково кутали их в тёплые одеяла, пытаясь хоть как-то успокоиться.
Король, несколько раз поймав взгляд Принцессы, помрачнел и подозвал к себе Дэни и Ворги.
— Слушайте, просьба к вам есть…
Те, никогда близко Короля не знавшие, но твёрдо уверенные, что он добрый малый, потому что здорово помог старухе Мар, их соседке, прошлой зимой, когда у неё похудилась крыша, стали внимательно слушать.
— Присмотрите, пожалуйста, за Ирикой, что бы она никуда не делась. Ладно?
— Ладно. Даже если мышью обернётся, не выскочит, — пошутил Ворги, улыбнулся Королю по-дружески и вместе с Дэни пошел к Ирике.
«Я должна во всём разобраться сама! Он ждёт меня на опушке. Я выясню, что он намерен делать, и, если он действительно хочет всем помочь, отведу его к Замкам». Она зажмурилась, представляя, как они вдвоём идут…
— О чём задумалась, красавица? – Принцесса даже не заметила, как Ворги оказался рядом.
— Хочу к Сероглазу пойти, выяснить, что он собирается делать, — честно сказала она.
— Нет, не надо таких геройств, ты лучше с нами посиди.
«Папа попросил присмотреть», — кольнула догадка.
— Ну, я тогда к себе поднимусь, вещицу одну взять хочу.
— Пусть Дэни тебя проводит.
— Пускай.
Она встала, обогнула стойку, шагнула в кухонный коридор и поднялась к себе. Она твёрдо знала, что надо делать.
— Дэни, ты подожди меня здесь, — сказала она, открывая дверь своей комнаты.
Едва закрыв её, она одним прыжком оказалась около кровати. Из-под подушки она достала Книгу, из-под кровати сшитую для неё сумку. Накинула пару тёплых вещей и впрыгнула в тёплые лесные ботинки, закуталась в шаль, в которой пришла, и вышла обратно. В этом коридоре было темнее, чем внизу, и заметить, что Принцесса переоделась, было сложно.
— Пойдём вниз? – Дэни согласно кивнул. – Только ты спускайся первым.
В это время Король заметил, что рядом с Ворги никого нет. Он подошёл.
— Она наверх поднялась за вещицей какой-то, — сказал Ворги, предупреждая вопрос, — я с ней Дэни отправил.
— За мной, — коротко ответил Король.
Дэни как раз спускался с лестницы, он обернулся, но за его спиной никого не было. Король, поймав его недоумевающий взгляд, понял всё без слов и взлетел по лестнице наверх.
— Ирика! – громко сказал он. – Она где-то здесь. Надо найти её.
К братьям присоединились Кухарка и Ри. Они обшарили весь дом, но её нигде не было. А на самом деле, Принцесса, пользуясь полумраком, перебегала из угла в угол прямо за спинами у искавших её. Она прокрадывалась к маленькой двери около кладовых. Дверь эта ничем не отличалась от стены и была сделана будто бы для ребёнка – в половину взрослого роста. Открыть её было не сложно, в одной из половиц была небольшая выемка под пальцы. Поддеваешь дверь снизу, слегка приоткрываешь, потом подцепляешь сбоку – и всё, небольшой тёмный коридор, вторая такая же дверь и улица! Этот путь во всех подробностях пронёсся в её голове за доли секунды. До кладовых оставалось совсем немного, ещё один поворот. Вроде бы тихо. Она повернула, сделала несколько осторожных шагов и на всякий случай прижалась к стене. Оказалось не зря, в следующую секунду из темноты выплыла Тётушка. Принцесса вжалась в стену, что было сил, и зажмурилась. Ей хотелось расплющиться в блин. Она перестала дышать, в голове отчетливо зазвучал тётушкин голос: «Ах, вот ты где!» — но она прошла мимо. Принцесса даже выдохнуть не осмелилась, тихонько перевела дух и двинулась дальше. Вот и дверь. Она присела и услышала шум – мимо коридора прошли Ворги и Дэни. «Не заметили», — пальцы уже нащупали выемку.
— Ваше Величество, если Вы кого-то и можете обхитрить в этом Доме, то не меня.
Она распрямилась. Принцесса забыла, что Король тоже всё детство провёл в Трактире, и об этой двери тоже знал.
— Так что, в Замок хочешь? Ну, чтож.
Он взял её за плечи, вокруг поднялся вихрь, и они исчезли.

Принцесса открыла глаза около каменного парапета на верхней площадке Зимнего Замка. Ветер был необычно тих, он не уносил слова и не забивал дыхание, сейчас он беспокойно трепал выбившиеся из заколки пряди волос. Глаза резанул серый свет неба и зелень спускающегося с гор леса. Принцесса вдруг подумала, что, может быть, больше никогда не увидит этой чудесной картины, и впилась глазами в реку, на которой стоял Ветреный город, и в лес, простиравшийся дальше и переходивший в степь… Она закрыла глаза и смотрела дальше: на дорогу посреди степи, на развилку, один рукав которой уводил дальше в степь, а другой извилисто вёл в красивый город в степной стране
— Посмотрим, что ты из себя представляешь…
От этих слов стало холодно за ушами, в спину впились иглы и собрались горячим жгутом в позвоночнике. Принцесса повернулась.
— Что это? – спросил Король, показывая на сумку.
Она вытащила Книгу и протянула её отцу. Король внимательно осмотрел Книгу. Принцессе почему-то очень не хотелось, чтобы он открывал её.
— «Сказка о преданной Принцессе». Хм, сказки – это неплохо, — он положил Книгу на парапет. – Протяни ладони.
Принцесса послушалась, она знала, что отец умеет читать линии на ладонях.
— Так, приговаривал Король, — жизнь, честность. А эти молнии, они могут означать предательство. – Он внимательно посмотрел на неё. – Дочь, — он снова взглянул на её руки. – Но это те же отличительные молнии, которыми я так гордился…
Он незаметно, не подавая вида, свободой рукой отстегнул цепочку от пояса. Принцесса вздрогнула от неожиданного звука и посмотрела под ноги.
— Папа, у тебя ключ упал.
Король улыбнулся.
— Подними, это ключ от Летнего Замка. Возьмёшь и сможешь оказаться, где захочешь.
Она подняла цепочку и протянула ключ Королю.
— Возьми, папа…
Король улыбнулся ещё раз:
— Ну, здравствуй, Король. Не ожидал я, что это будешь именно ты.
Принцесса остолбенела.
— Теперь я буду у тебя учиться?! – догадалась она.
— Если хочешь, конечно.
— Конечно, хочу! – воскликнула Принцесса и бросилась к нему на шею.
Вдруг порыв ветра открыл Книгу. Она зашелестела страницами, и с её листов сорвался кусок бумаги. Принцесса успела заметить только цифры:
«16.
17.
18 »
Но ей всё стало понятно. Книга стала голубой.
— Это Книга Судеб?! – удивился Король.
— Да. Но она мне больше не нужна, я и есть своя Судьба, теперь я это понимаю.
Книга ещё раз перелистала себя, захлопнулась и исчезла.
Вдруг шум над лесом привлёк их внимание. На горизонте появилось огромное снежное облако, оно неслось прямо по верхушкам деревьев, теряя снег.
— Малышка, посмотри не глазами.
Принцесса увидела, что это не облако, это был ветер, которого несли на снежной подушке его братья.
— Даже ветры могут быть на грани. Если бы ворота Замка закрылись – он бы погиб. Мог ли я его бросить?
Принцесса кивнула, она всё поняла. Облако было всё ближе, и вот Замки объял настоящий буран. Ветры ворвались внутрь, и всё утихло. Лес около Замков завалило снегом по середину вековечных стволов. Со смотровой площадки была видна снежная дорога, в которую превратились ветреные носилки. Король и Принцесса спустились вниз и закрыли ворота.
— Мне и самому хочется побыстрее выпустить лето, — признался Король, когда они перенеслись к воротам Летнего замка, Он достал ключ и протянул его ей. – Тебе предстоит многое узнать и многому научиться, сами по себе ключи и возможности, которые они дают, никого настоящим Королём сделать не могут. Могут лишь доброта, знания и мудрость. Открывай, пускай это будет добрым началом.
Принцесса, трепеща и сияя благодарностью, взяла ключ.

— Сероглаз, — начал командир небольшого отряда, посланного в город, — там никого нет, совсем никого! Как ветром сдуло.
— Р-р… — зарычал Лесоруб, прибавив несколько выражений относительно жителей. – Все они в Трактире. И Король, небось, там же.
— Все к Трактиру, но в обход города, — решил Сероглаз, — а то мы тех, кто по домам шариться пойдёт, не соберём потом. Вперёд.
Через полчаса отряд Сероглаза чёрной лужей подполз к Трактиру. Сероглаз с Лесорубом шли первыми, они остановились в нескольких метрах то главных ворот.
— Дед! – крикнул Лесоруб. – Открывай ворота и выводи всех. Отдай Короля и девчонку и никто не пострадает!
Дед вышел на крыльцо.
— Убирайтесь отсюда. Кого ищите, того здесь нет. Коль не трусы – топайте к Замкам, там его и найдёте. Всё поняли?
— Всё, всё. – ответил Лесоруб и тихо спросил, когда Трактирщик закрывал дверь. – Врёт Трактирщик?
— Врёт, не врёт, но у Короля слишком доброе сердце, чтобы не помочь заложникам.
— Врёт, зараза! – раскатисто крикнул Лесоруб. – Давай Сероглаз.
Сероглаз вышел вперёд, на пустое место перед воротами, картинно вытянул перед собой руки, прикрыл глаза и слегка откинул голову, что-то говоря в полголоса. Сначала изнутри раздался стук, а потом ворота открылись сами собой. Делал он это, конечно, для вида, потому что поднять колоду с той стороны ворот можно было и одним только усилием воли. Но своего он добился. Те, кто стоял рядом, почувствовали себя прикрытыми непонятной, но мощной силой, а те, кто был в Трактире, увидев, как колода сначала затряслась, а потом просто улетела в сторону, испугались по-настоящему.
«Вперёд!» — грохнул не сговариваясь весь отряд. Люди вбегали в широкий двор, будто чернильная клякса готовилась обтечь Трактир со всех сторон. Все мужчины, которые были в Трактире, высыпали на крыльцо. И вот уже были готовы полететь первые камни, как вдруг люди, уже подбежавшие совсем близко к крыльцу, будто бы запутались в теплом густом как кисель ветре.
— Спеленать его! – отчётливо приказал женский голос.
Сероглаз, бежавший впереди всех, запнулся и чуть не упал, потом стал будто бы отбиваться от кого-то, но руки его прижались к телу, он покраснел, пытаясь что-то выкрикнуть, но встал как вкопанный, бешено вращая глазами. Бегущие люди налетали на тех, кто встал впереди, но никто не мог продвинуться дальше. За последними ворота закрылись.
— Эй вы, храбрецы! – крикнула появившаяся прямо в воздухе Принцесса, она будто бы спустилась с воздушной ступеньки на крыльцо. – Смельчаки, ничего не скажешь! Напасть на женщин и детей! И не пытайтесь даже подойти ближе.
В высоких сапогах, штанах и охотничьей куртке она была словно копия своего отца, появившегося у неё за спиной. Она стояла на крыльце, и вся толпа снизу вверх глядела на неё – стройную и хрупкую. Глаза её горели синим огнём. Люди смотрели на неё как на Солнце, глаза хотелось закрыть рукой, но притяжение было сильнее.
— С тобой, Сероглаз, разговор короткий. Ты хотел силу и власть Короля? Я дам тебе больше: силу, власть и свободу ветра. Но каким ветром ты станешь – зависит только от тебя. Ветры, отпустите его.
Прозрачная пелена, державшая Сероглаза, разошлась, он, не отводя глаз от Принцессы, задрожал и стал растворяться в воздухе. Через секунду перед толпой металась злобная позёмка, пытаясь хоть что-нибудь сдвинуть с места, и в конце концов, собрав крошки снега и пыль с земли, крохотным вихрем унеслась со двора. Люди со страхом смотрели на неё.
— Что до вас, люди, разбирайтесь сами. Как вы будете смотреть в глаза друг другу – дело ваше. Нет людей принадлежащих нам, у каждого свой выбор.
С этим они исчезли, а через мгновение появились в Летнем Замке. Принцессу ждал только что осознанный Путь, Короля – Ученик, и их обоих – новая весна, а значит новые ветры, хлопоты и приключения.
А в городе начинался праздник. Женщины простили своих мужей и братьев, а дети – своих отцов. Потому что доброта сильнее жестокости, а милосердие мудрее мести.
Волжский, осень 2007г.

.




Похожие сказки: