Клятва Массу ди Лалонга



Это случилось в одной деревне возле города Рантепао.
Богатый крестьянин Массу ди Лалонг и красавица Дату Лай Бонна полюбили друг друга, и, хотя не были женаты, стали они жить как муж с женой. Поклялись они друг другу: когда кто-нибудь из них умрет, другой тотчас отправится следом за ним.
И случилось так, что умерла Лай Бонна. Кончился праздник погребения, отнесли ее в пещеру. Только Массу не хотелось с жизнью прощаться, вслед за милой идти. Он про клятву и думать забыл.
[Поминальный пир, который длится несколько дней.
[Поминальный пир, который длится несколько дней. На него сходится вся округа. По окончании поминок покойника относят в могилу – пещеру в горах. Каждый род имеет свою родовую пещеру. ]
Пришел однажды Доденг-горемыка добывать сок из сахарной пальмы, что росла около пещеры Лай Бонна. Вот стучит он по стволу и слышит – тихий-тихий женский голос зовет его по имени:
[Тораджи добывают сок из цветочного початка сахарной пальмы. Пальму обивают деревянной колотушкой, затем делают на початке Надрез, под которым подвязывают деревянную чашку для сбора сахарного сока. Сок ежедневно сливают и для усиления его притока опять бьют по стволу колотушкой. ]
– Эй, Доденг, ты меня слышишь?
Удивился Доденг, прислушался – голос шел из пещеры сажени четыре над землей:
– Эй, Доденг! Помоги мне, передай мои слова Массу ди Лалонгу! Спроси его, почему он не умирает, почему не хочет идти за своей милой, Лай Бонна. Было время – он клялся, что смерть не разлучит нас!
Доденг не знал, что и думать. Ему стало не по себе, он не сказал ни слова и, как кончил простукивать дерево, сразу пошел домой. Массу ди Лалонгу он ничего не сказал.
Утром он опять пошел к той же пальме. Только начал колотить по дереву, снова послышался голос:
– Доденг! Доденг! Ты передал вчера мои слова Массу ди Лалонгу? Спроси его, отчего он не хочет умереть вслед за своей милой, Лай Бонна? Разве он забыл уже о нашей любви? Передай ему мои слова, Доденг!
Не один раз слышался Доденгу этот зов. Он скорей обил колотушкой ствол и пустился в обратный путь.
И на третий день вернулся Доденг к своей пальме. Едва он принялся стучать по стволу, как опять услышал – тихий голос Лай Бонна повторяет прежние речи:
– Эй, Доденг, почему ты не хочешь передать мой наказ Массу ди Лалонгу? Скажи моему милому: я так тоскую без него в стране душ. Я должна встретиться с ним. Уже долго жду я его здесь. Передай это Массу ди Лалонгу, Доденг, пусть он знает об этом. Я хочу знать, любит он меня или уже позабыл…
[Страна душ – загробный мир. ]
Женский голос становился все тише и нежнее. Дрогнуло сердце Доденга.
Вечером он повстречал Массу ди Лалонга на площадке для петушиных боев. Тот спросил у Доденга:
– Ты когда хочешь идти собирать сок?
– Завтра, – ответил Доденг.
– Я тоже пойду с тобой, – сказал Массу ди Ла-ЛОнг. – Мне хочется отведать сока твоей пальмы.
Доденг ничего не сказал ему, он решил привести Массу ди Лалонга к пещере, где лежала его милая.
Утром они пошли к сахарной пальме. Когда Доденг подрезал початки и начал собирать сок, Массу ди Ла-лонг услыхал вдруг голос Лай Бонна, идущий из пещеры:
– Эй, Доденг, спасибо тебе, что ты передал мои слова Массу ди Лалонгу! Это ведь он стоит под деревом? Прежде мы поклялись, что будем вместе жить и вместе умрем. Вот я умерла, а Массу ди Лалонг все не хочет оставить землю! Видно, он очень себя любит. Странно мне, Доденг, странно, что он забыл свою клятву.
Удивился Массу ди Лалонг, услыхав голос, зовущий его по имени. Спросил у Доденга:
– Кто это говорит, Доденг?
– Не знаю, – ответил тот, – послушай хорошенько.
Снова раздался голос, послышались прежние слова. Понял Массу ди Лалонг, что зовут его из пещеры, где лежит Лай Бонна. Вспомнил он свою тяжелую вину, стыдно ему стало, что не исполнил он долг, забыл старую клятву. Взяла его тоска, не стал он пить пальмовый сок и с тяжелым сердцем вернулся домой.
Назавтра он сказал всем односельчанам, что хочет устроить праздник мераук, испросить милости у богов. Три дня и три ночи будет длиться праздник, и каждый гость должен принести с собой копье.
Двое суток пировали воины. Много закололи они буйволов и свиней, съели все, что было подано, и выпили до последней капли пальмовое вино, вели дружескую беседу и веселились от души. На третий день Массу ди Лалонг попросил гостей воткнуть свои копья остриями вверх около его дома. «Зачем это ему понадобилось?» – удивились все, но не стали спорить.
Когда выстроили все копья остриями к небу, Массу ди Лалонг быстро поднялся в свой дом, подошел к переднему окну, вскочил на подоконник и громко крикнул:
– Лай Бонна, сердце мое, Массу ди Лалонг идет за тобой!
Вниз на сотни острых копий прыгнул он, и они пронзили его грудь и живот. Кровь его побежала по Древкам, потекла на землю. В тот же миг умер Массу ди Лалонг.
Прошел праздник погребения, и родные Массу ди Лалонга отнесли его тело в родовую пещеру. Только настало утро следующего дня – видят они: Массу ди Лалонг, завернутый в саван, лежит дома, словно никуда его не относили. Родные снова перенесли тело в усыпальницу.
Сколько они ни приносили в жертву свиней, ничего не помогало: отнесут покойника в пещеру, а ночью он возвращается домой. Родные Массу ди Лалонга не знали, что делать, как беду отвести. Тут-то пришел к ним Доденг и говорит:
– Если позволите, я отнесу тело Массу ди Лалонга в другую пещеру, и он никогда больше не вернется домой.
– Мы рады будем, если у тебя это получится, Доденг, – сказали ему родные. – Мы подарим тебе за это большого буйвола.
И Доденг унес с собой тело Массу ди Лалонга и положил его в пещеру Лай Бонна. Когда он укладывал Массу ди Лалонга рядом с Лай Бонна, то показалось ему, что запеленутая Лай Бонна зашевелилась и стала переворачиваться, словно хотела обнять Массу ди Лалонга.
С тех пор Массу ди Лалонг больше не возвращался домой, а Лай Бонна не окликала Доденга, когда он приходил к сахарной пальме, чтобы обстукать ее или набрать сока.

[Примечения: Тораджская сказка]

.




Похожие сказки: