Хайдар-кокуль и его звери



Жили-были муж и жена. Долго не было у них детей.
Наконец родился сын. Чуть отросли у мальчика волосы, мать заплела ему косичку и назвала его Хайдар-Кокуль.
С малых лет мальчик любил животных, не обижал их и всегда жалел. На дороге ли за калиткой, во дворе ли своем — он подбирал каждый клочок сена или соломы и относил то быку, который пахал землю, то коню, на котором ездил на базар.
Но особенно Хайдар-Кокуль любил маленького теленка-заморыша, который был всегда голоден и плохо рос.
Весной семья перекочевала со скотом на поле.
Весной семья перекочевала со скотом на поле. Вот как-то отец велел Хайдар-Кокулю пахать поле, а сам поехал в кишлак за домашними вещами.
Сложив все на арбу, сел отец верхом на коня и поехал обратно. Едет он беспечно, поет песни. Вдруг лошадь под ним шарахнулась в сторону, поднялась на дыбы и чуть не сбросила седока на землю.
Посмотрел он на дорогу, видит — лежит в пыли свежая красная овечья печень. Как ни бил отец коня, конь не хотел перешагнуть через нее.
Тогда отец нагнулся и хотел концом хлыста отбросить ее в сторону. Но едва хлыст коснулся печени, как из нее выскочила дряхлая, страшная старуха и закричала:
— Как ты смел меня тревожить! Я была на пиру в подземном царстве, плясала и веселилась, а ты мне помешал! Теперь ты поплатишься за это!
При виде старухи отец Хайдар-Кокуля остолбенел, лошадь его попятилась.
В один миг старуха оборотилась в круглое, как шар, чудовище на маленьких кривых ножках, с человечьей головой, с большой звериной пастью, из которой торчали острые клыки.
— Вот теперь я тебя поймал! — провизжало чудовище. — Довольно ты пожил на свете! Или я тебя сейчас съем, или ты отдашь мне своего сына!
Отец умолял дива о пощаде и предлагал отдать ему весь свой скот, только просил оставить в живых его, жену и сына. Но див был неумолим и приказал ему
слезать с лошади. Тогда отец упросил дива позволить ему съездить посоветоваться с женой, и див отпустил его.
Мрачный приехал отец в поле к своему шалашу и рассказал жене и сыну, что с ним случилось. Стали они думать, как им быть.
— Я один поеду к диву,— сказал Хайдар-Кокуль и не хотел слушать никаких увещаний родителей.
— Если жестокий див задумал погубить нас, от него все равно не скроешься,— говорили отец с матерью. —Сын наш молод, смел, может быть он осилит дива.
Хайдар-Кокуль сел на лошадь и поехал в кишлак. По уговору с отцом, див должен был ждать ответа во дворе их дома.
Вот въехал Хайдар-Кокуль в ворота и видит: посреди двора лежит огромный див. Увидев юношу, див закричал:
— А, прибыл? Ну, слезай с коня да коли дрова. Вечером костер разожгу, зажарю тебя и съем. А пока ты будешь колоть дрова, я съем твоего коня.
И див набросился на коня Хайдар-Кокуля.
«Убегу», — подумал Хайдар-Кокуль.
Но сколько раз ни пытался он убежать, див его тут же настигал и заставлял колоть дрова без передышки.
Отец Хайдар-Кокуля не мог спокойно работать на поле.
Оставив плачущую жену, он выпросил у соседа лошадь и поехал в кишлак к своему дому.
Не доезжая, он слез с коня и, подведя его к калитке, втолкнул во двор, а сам спрятался за соседним забором.
Обрадованный Хайдар-Кокуль быстро подбежал к лошади, вскочил на нее и прошмыгнул в калитку. Див все заметил, но не подал виду.
Как только Хайдар-Кокуль, выехав на дорогу, пустил коня вскачь, див выдернул один зуб и кинул его под ноги коню. Ноги у коня подкосились, и Хайдар-Кокуль вместе с конем грохнулся на землю.
Увидев это, отец Хайдар-Кокуля упал на землю без чувств. Очнувшись, он решил, что сына уже нет в живых, и печальный вернулся к жене.
Див же погнал Хайдар-Кокуля обратно во двор, опять заставил его колоть дрова, а сам принялся есть вторую лошадь.
Оставленный на привязи в поле около шалаша бык, не видя хозяина, почуял недоброе. Он не находил себе места, метался из стороны в сторону и, наконец, оборвав привязь, бросился бежать домой в кишлак.
Открыв мордой калитку, бык вошел во двор.
Увидел Хайдар-Кокуль быка, обрадовался и вскочил ему на спину. Див в это время ел коня, но зорко следил за Хайдар-Кокулем.
Едва бык выбежал за калитку, див выдернул второй свой зуб и бросил его
быку под ноги. Ноги быка подкосились, и Хайдар-Кокуль вместе с ним упал на землю. Див снова заставил Хайдар-Кокуля колоть дрова, а сам принялся есть быка.
Маленький теленок, не видя долго Хайдар-Кокуля, затосковал о нем. Бегая вокруг шалаша, он вдруг так забеспокоился, что помчался через пашню в кишлак разыскивать своего любимца.
Теленок прибежал во двор, увидел дива и Хайдар-Кокуля, усталого и ослабевшего, и сказал ему:
— Садись мне на спину, давай убежим от дива.
— Конь и бык не могли убежать от дива и погибли. Где же тебе, маленькому и тощему теленку, убежать от него, да еще вместе со мной? — ответил Хайдар-Кокуль.
Он был так слаб от непрерывной работы, что не мог двинуться с места. Но теленок своими молодыми рожками выкопал около Хайдар-Кокуля яму, встал в нее и велел мальчику перевалиться к нему на спину. Как только Хайдар-Кокуль очутился на спине теленка, тот быстро побежал за ворота.
Див в это время доедал быка и не следил за теленком и Хайдар-Кокулем. Он был уверен, что они далеко не убегут. Див даже пожалел выдернуть еще один зуб ради такого маленького и тощего теленка.
Теленок же старался бежать все быстрее. На дороге была большая лужа. Когда див погнался за теленком и хотел схватить его, теленок залепил ему глаза липкой грязью. Див не мог продолжать погоню. А теленок с Хайдар-Кокулем побежали в лес.
— Домой тебе нельзя возвращаться,— сказал теленок. — Там тебя быстро найдет див. Спрячься в лесу, а я побегу сообщить твоим родителям, что ты жив.
И теленок убежал.
В лесу было тихо-тихо. Вдруг ветерок донес до Хайдар-Кокуля жалобный писк. Юноша побежал на розыски и нашел неподалеку мертвую собаку, а около нее ползали и просили есть два маленьких щенка.
Хайдар-Кокуль вспомнил, что за пазухой у него две лепешки, которые утром мать дала ему с собой. Одну лепешку он разжевал и накормил ею щенят, а половину второй съел сам. Оставшуюся половину лепешки он положил обратно за пазуху, погладил щенят и пошел дальше.
Хайдар-Кокуль решил искать себе пристанища в лесу. Шел он, шел по лесу — ничего не нашел. Остановился, стал оглядываться и вдруг увидел, что щенята, не отставая, бегут за ним.
Хайдар-Кокуль отдал щенятам оставшуюся половину лепешки, поглядел на них и удивился: на глазах у него щенята так быстро росли, что спустя немного времени превратились в больших собак.
Долго бродил Хайдар-Кокуль по лесу со своими собаками и пришел к вы-
сокой полуразрушенной крепости с большими чугунными воротами. Хайдар-Кокуль постучал в ворота. И слышит он печальный женский голос:
— Кто тут, и что тебе надо? Птица сюда залетит — крылья себе сломает! Человек сюда заберется — живым не вернется! Уходи скорее, пока жив.
Хайдар-Кокуля пленил этот голос, и он попросил открыть ворота.
Загремели цепи, застучали засовы, и ворота распахнула молодая красавица. Она рассказала Хайдар-Кокулю, что здесь, под горой, был прежде ее родной кишлак. Див разрушил его, родителей съел, а ее сделал своей пленницей и заставил служить себе. Так и сидит она, одинокая, в этой пустой крепости.
— Вот так чудо! — сказал Хайдар-Кокуль. — Бежал я от дива, а прибежал прямо к диву в дом!
Девушка уговаривала Хайдар-Кокуля уйти скорее и как можно дальше, если не надоело жить, иначе див непременно съест его. Но Хайдар-Кокуль не захотел покинуть беззащитную девушку и остался в крепости.
Чтоб было куда спрятать Хайдар-Кокуля, когда див явится в крепость, девушка вырыла яму под полом комнаты, а сверху доски пола покрыла толстым ковром. Для собак Хайдар-Кокуля она приготовила потайной закуток на заднем дворе.
Через несколько дней, к вечеру, вдруг загремел гром, засвистел ветер. Девушка выбежала из своей комнаты и крикнула:
— Див возвращается, прячьтесь быстрей!
Хайдар-Кокуль прыгнул в яму под полом, и девушка быстро накрыла доски ковром. Вход в закуток, куда были спрятаны собаки, она быстро замазала глиной и завалила тяжелым камнем.
Див с шумом влетел во двор крепости.
Вдруг он почуял человеческий запах и стал допрашивать, кто находится в доме. Он грозил перевернуть все вверх дном, если девушка не покажет, кого она спрятала.
Тогда она взяла с дива клятву, что он никому не причинит зла, и выпустила Хайдар-Кокуля из ямы.
Когда див увидел Хайдар-Кокуля, он заскрежетал зубами и хотел на него броситься, но красавица напомнила ему о дайной клятве.
Див, Хайдар-Кокуль и девушка стали жить вместе. Девушка думала, как спасти от дива Хайдар-Кокуля, а Хайдар-Кокуль размышлял, как спасти от дива бедную красавицу. Див же искал подходящего случая полакомиться Хайдар-Кокулем.
Однажды див предложил Хайдар-Кокулю пойти в лес на охоту. Боясь разгневать дива, Хайдар-Кокуль согласился, и они стали собираться.
Девушка догадалась, что див задумал недоброе, и перед уходом незаметно дала Хайдар-Кокулю гребень, зеркало и три стрелы.
— Если див погонится за тобой, брось ему под ноги гребень — вырастет густой лес. Если див пройдет через лес и будет гнаться за тобой дальше, брось зеркало — появится глубокая река. Если див переплывет реку и будет гнаться за тобой дальше, брось три стрелы — вырастут три высоких тополя, из-под них потекут роднички в большой хауз,— сказала девушка.
Див предложил Хайдар-Кокулю охотиться поодиночке, кто как может.
Они разошлись в разные стороны. Хайдар-Кокуль шел по лесу и вышел на поляну. Видит — див крадется за ним в кустах. Хайдар-Кокуль бросился бел-гать. Оглянулся — див гонится за ним, вот-вот догонит. Тогда бросил Хайдар-Кокуль себе за спину гребень, и вырос за ним густой-прегустой лес.
«Не пройти диву сквозь густую чащу»,— подумал Хайдар-Кокуль и пошел дальше.
Див вырвал один зуб — сделал из него топор, вырвал другой зуб — сделал из него пилу и стал прокладывать себе дорогу через лес.
Видит Хайдар-Кокуль, что див опять его догоняет. Вот-вот догонит! Тогда бросил он себе за спину зеркало. Потекла широкая и бурная река.
«Не переплыть диву такую глубокую и быструю реку»,— подумал Хайдар-Кокуль и побежал дальше.
А див привязал к своим ногам тяжелые камни, чтобы его не относило тече-нием, и переплыл на другой берег. Опять погнался он за Хайдар-Кокулем, опять стал его догонять. Вот-вот поймает!
Тогда Хайдар-Кокуль бросил три стрелы, и тотчас из них выросли три высоких тополя. Из-под каждого тополя бил родник. Вода родников стекала в глубокий хауз.
Хайдар-Кокуль вскарабкался на первый тополь. Див подбежал к дереву и стал его пилить. Вот уже дерево почти перепилено. Хайдар-Кокуль перепрыгнул на другое. Когда стал подламываться другой тополь, юноша перепрыгнул на третий.
В это время собаки, замурованные в крепости, почуяли, что Хайдар-Кокуль в беде, и стали громко лаять. Они царапали лапами стены, визжали и просились наружу. Услышала девушка лай собак, поняла, что они почуяли беду и рвутся на помощь к Хайдар-Кокулю. Девушка выпустила собак на волю.
Как ветер помчались собаки в лес к Хайдар-Кокулю. А Хайдар-Кокуль посмотрел с высокого тополя вдаль, увидел, что бегут к нему на помощь его собаки, и громко засмеялся. Див уже допиливал зубами третий тополь. Услышав смех Хайдар-Кокуля, див перестал пилить и спросил:
— Чему ты смеешься? Или ты не видишь, что близок твой конец?
— Хочу посмеяться. перед смертью,— сказал Хайдар-Кокуль.
Див допилил третий тополь, и он повалился на землю вместе с Хайдар-Кокулем. Вдруг появились перед дивом две огромные собаки, готовые броситься
на него при первом его движении. Див испугался, попятился, оступился у края хауза, бултыхнулся в воду, канул на дно, и его как не было. Даже вода в хаузе не шелохнулась.
— Ну, теперь с дивом покончено! Пойдемте освобождать пленницу,— сказал Хайдар-Кокуль.
— Нет, с дивом еще не кончено,— сказали собаки. — Это он нарочно притих, хочет обмануть тебя. Но мы прыгнем в воду и убьем его. Смотри на воду: если появится красная кровь, знай, Хайдар-Кокуль,— див убил нас. Тогда беги и спасайся. Но если увидишь на воде черную кровь, значит див убит; тогда сиди спокойно и дожидайся нас.
Сел Хайдар-Кокуль над хаузом и смотрит на воду, не спуская глаз. Вдруг видит — появилась в воде красная кровь. Вскочил Хайдар-Кокуль, хотел бежать и спасаться, но вот всплыла на воде черная кровь и тут же из воды вынырнули собаки.
— Див убит! — сказали они и показали его оторванную ногу.
— Но почему же на воде появилась сначала красная кровь, а потом уже черная? — спросил Хайдар-Кокуль.
— Сначала див ранил нас, но мы тут же разорвали его на части,— отвечали собаки.
Хайдар-Кокуль снял чалму, перевязал раны собакам. И все они отправились обрадовать пленницу дива.
Девушка сидела во дворе крепости на груде камней. Она была уверена, что див нарушил клятву и съел Хайдар-Кокуля, и теперь сама ожидала той же участи.
В отчаянии упала она на голые камни и плакала горько-горько. Вдруг до ее слуха долетел радостный лай собак, и в крепость вбежал Хайдар-Кокуль.
Он бросился к девушке и поблагодарил ее за помощь в борьбе с дивом.
Они не захотели жить в старой, полуразвалившейся, мрачной крепости, и Хайдар-Кокуль повел всех к своим родителям.
Бедные старики все время горевали о потерянном сыне. Хотя теленок принес им весть, что Хайдар-Кокуль убежал от дива, они не верили ему. Да и сам теленок, видно, чуял беды своего друга: все бегал и не находил себе места.
Когда же старики увидели Хайдар-Кокуля живым и невредимым, да еще с красивой невестой, то несказанно обрадовались своему счастью. Теперь уж они могли доживать свой век спокойно.

.




Похожие сказки: