Егорушка-богатырь



Три ведьмы стояли на границе Кощеева царства, кто с вилами, кто с топором — две старые, одна молодая. И смотрели они зорко вдаль — не близится ли неприятель какой, и знамя над ними по гордо ветру развевалось, на котором красным по белому курица лапой написала: "Ведьмовский батальон специального назначения". Правда, сами ведьмы в свои несравненные боевые возможности не очень-то верили.
— Во, дожили! — возмущалась самая старая, вооружённая корявой клюкой. — Женшин, понимаешь, в армию берут, границу стеречь. А ну придёт какой богатырь, и чё я навоюю?
— Где богатырь? — тут же заинтересовалась ведьма Марьяна, самая молодая во всём подразделении.
— Нигде! — ответила третья ведьма. — Когда Чудо-Юдо пятиглавое порезвиться выходит, людей за сто вёрст от границы не сыщешь. — Когда Чудо-Юдо пятиглавое порезвиться выходит, людей за сто вёрст от границы не сыщешь.
Тут же из-за бугра страшный рёв раздался, деревья затрещали, от топота земля задрожала. Из-за леса Чудо-Юдо показалось, да только из пяти голов всего две осталось.
— А ну, красавицы, перевяжите-ка мне раны боевые! — закричала левая голова, когда Чудо на шлагбаум пограничный наступило.
— Это кто ж тебя так, Чудо-Юдушко? — поинтересовалась старшая ведьма.
— Уж не богатырь ли какой? — испуганно спросила средняя.
— Нет, это я так — споткнулся, — ответила правая голова, а левая только прослезилась, глядя на три обрубка…
— Марьяна, ты тут постереги, а мы Чуду в госпиталь проводим, — сказала старшая ведьма и передала Марьяне знамя боевое.
— Мне б не в госпиталь — мне б поспать, — стонало Чудо-Юдо, ковыляя по дороге. — А головы сами отрастут, только молодые, неопытные…
Осталась Марьяна одна на заставе. Ветер шумит, волки воют, небо хмурится — страшно! Глядь — а по дороге парнишка какой-то идёт, росту небольшого, конопатенький, ну, совсем на богатыря не похож.
— Стой! Стрелять буду! — крикнула Марьяна, прямо как в Уставе караульной службы записано.
Мальчонка то ли недослышал, то ли не поверил, только не остановился. Пришлось ведьме, как учили, три раза кувыркнуться, слово тайное сказать, и тогда с её большого пальца молния сорвалась, только в цель не попала.
— Кончай пуляться! — закричал парнишка. — Погодь… Мимо иду, никого не трогаю.
Оттуда, куда Чуду-Юду увели вдруг топот раздался, и Марьяна сообразила, что это идёт рота вурдалаков местность прочёсывать. Стало ей парнишку жалко — ясное дело, что если вурдалаки его обнаружат, то враз съедят, даже косточек не оставят.
— А ну-ка, прячься, пока я добрая, — скомандовала ведьма, и парнишка тут же за кустик уполз, потому как сам вурдалаков заметил.
Когда вурдалаки прошли мимо строевым шагом, ведьма начала парнишке допрос чинить:
— А ну, признавайся, кто такой, зачем в Кощеево царство пожаловал?
— Я — Егорушка, сын лаптёжных дел мастера, — сразу же признался парнишка. — Меня тут Чудо-Юдо изловило, да только головы меж собой заспорили, кто из них меня кушать будет, а потом передрались и давай кусать друг друга…
— А тут-то ты как оказался? — не унималась ведьма.
— Да нагадала птица Сирин царю Берендею, будто я Кощея одолею — вот он и послал меня…
— Так ты, значит, первый враг! — крикнула Марьяна. — А я с тобой, как с порядочным… — Тут же она ещё три раза кувыркнулась, чтобы силу колдовскую собрать, а потом заклинание сказала: — Завизяки узелкуйтесь!
Завизяки тут же из-под земли выскочили и так заузелковались, что у Егорушки связанного только нос из верёвок торчать остался.
А тут и сам Кощей подоспел, решил, видно, проверить, как граница охраняется.
— Вот, Ваша Злобственность, — доложила Марьяна. — Это он Чуду-Юду изувечил.
— Хвалю за бдительность! — сказал Кощей и тут же Марьяне орден вручил — "Череп с Костями" второй степени.
Осталась ведьма на посту, а Егорушку вурдалаки потащили прямо во дворец Кощея. Сразу же и Чуду-Юду вызвали на опознание. У того уж новые головы трасти успели, только пока совсем уж несмышлёные.
— Этот что ли? — спросил Кощей, указывая на Егорушку.
— Может, правду сказать? — шепнула на ухо левая старая голова правой.
— Засмеют же, — так же тихо отозвалась правая. — Да и молодёжи какой пример…
— Он ко мне спящему подкрался, — доложили обе головы хором. — Подкрался и головы поотрубал.
— Спишь на работе! — возмутился Кощей, но тут же решил, что Чудо и так само себя наказало. — Зажарить тебя или повесить? — обратился Кощей к Егорушке. — Нет… Отдам я тебя Чуде-Юде на съедениею Ему сейчас усиленное питание требуется.
Молодые головы обрадовались, а старые погрустнели — знали, чем дело может кончится…
— Только подальше отсюда иди, — приказал Чуде Кощей. — Не люблю кровавых сцен.
Унёс Чудо-Юдо добычу свою за холмы, присел на землицу, а Егорушку на пенёк положил.
— Дай, я сперва откушу, — сказали друг другу старые головы.
— Это чё ж, опять всё вам достанется! — возмутилась одна из молодых голов, а две других, чтобы несправедливости избежать, вцепились зубами в старших товарищей.
Старые головы отлетели, и Чудо-Юдо тут же раскаялось в содеянном…
— Что мы наделали, сиротинушки! — закричало Чудо в три глотки и к Кощею побежало, забыв о добыче своей.
Увидел Кощей, что у Чуды опять голов не хватает, и страх его взял.
— Неужто Егорушка-богатырь на волю вырвался! — кричит. — Как же он Чуду-Юду одолел?!
Но никто ему ответить не мог, потому что никто не видел. В общем решил Кощей, что он хоть и Бессмертный, а поберечься надо. Выпрыгнул он в окно и помчался со всех ног через тёмные леса и высокие горы, туда, где ни один богатырь его не достанет. А вслед за ним и все ведьмы, вурдалаки и прочие чудища разбежались кто куда. Только Марьяна так и сидела на заставе, не ведая, что в царстве Кощеевом стряслось, пока сам Егорушка, домой возвращаясь, ей не рассказал.

.




Похожие сказки: