Дерево бабочек



Маленькая дикая вишня действительно случайно, как заблудившийся ребёнок, попала в лес. Её обнаружил под старым фруктовым деревом обжёра скворец. Последнее лежащее в траве зёрнышко взял в клюв и полетел высоко в небо, а затем приземлился в лесу в кустах, чтобы скрыть от любопытных глаз, и спокойно им лакомился. Клевал, дробил клювом, а когда уже ничего не мог найти в нём, бросил и улетел.

В следующие дни июньский дождь достаточно намочил землю, и пустое зёрнышко попало в лесную землю. Прошло время и зёрнышко треснуло, маленькие его корни проложили себе путь в рыхлую землю. Корни торопились вниз, как-будто хотели достичь глубины матери-земли, а тонкий зелёный росток — вверх, в сторону света. Вначале растение было не толще лесного сорняка, но оно потихоньку набирало силы. Вначале растение было не толще лесного сорняка, но оно потихоньку набирало силы. Его ствол был похож на палочку, а потом стал как рукоятка метлы, позже поправился, и стал как рука ребёнка. Он стал прямым и тонким.

Его захудалые ветви протягивались коричневыми прутьями, и никто не думал о нём всерьёз. Оно даже не было заметным среди сорняков человечьего роста, а пока не распустились листья, вообще сливалось с остальными деревьями. Дереву было стыдно за этот недостаток. Оно чувствовало себя бесцветным, маленьким бродягой, которого высокие сородичи только терпят, и боялся того, что и не вырастет больше. Боялся прежде всего того, что никогда ничем не выделится cреди зелёных кустов леса. В его печальную, короткую жизнь некоторое разнообразие приносили освежающиe теплые весенние дожди, ветер, высокая температура летней жары и осенний иней, и конечно, первый снег плавно ложившийся на его слабые плечи, как какой-то светло-белый плащ. Даже насекомые избегали его. Жизненный солнечный свет попадал к нему только тогда, когда осенью его, как огромный восклицательный знак, окружала листва высоких буков и грабов, или когда бурный ветер кружил его в танце, как хотел, так и согнул крону высоких гигантских деревьев.

Его дни спокойно проходили мимо, без происшествий. Время летело быстро на крылях ветров. Не так много изменялось в его окружающей среде. Течение времени ощущалось только в том, что его зеленые листья то распускались, то опадали.
Иногда разрушалось старое дерево или новое семейство птиц гнездилось на более толстые ветки, и так продолжалось из года в год. Но однажды весной, когда природа только начала пробуждаться, дикую вишню внезапно охватили незнакомые чувства. Первые солнечные лучи как обычно приятно согревали его ветви, но на них около обычных продолговатых листьев начали появляться небольшие узелки. Сначала дерево подумало, что это какая-то болезнь, но боли оно не чувствовало, листья зеленели также, как раньше, корни тоже не ослабились, наоборот они стали еще сильнее и твёрдо вцепились в землю.

Вскоре небольшие формирования начали раскрываться. Дереву стало жалко, потому, что оно уже приняло их существование, привыкло к их присуствию, от которого оно наконец-то стало немного другим. А вот теперь, похоже, они поблекнут, исчезнут, умрут и опадут, чтобы смешаться с лесной почвой. И дерево уже начало бояться, что станет таким же невыразительным, каким было раньше. Тяжело, но оно старалось смериться с неизбежным.

Большой, пламенный шар со дня на день становился теплее и теплее, началась настоящая весна. Однажды утром дерево обнаружило, что что-то поменялось вокруг него. Как будто снова выпал снег. Но это невозможно, ведь для снега было уже слишком тепло, в худшем случае дождь. Это мог быть только какой-то белоснежный рoй бабочек, которые хотели отдохнуть на его ветках, подумало дерево, хотя крыльями они вообще не шевелили, и когда оно легонько покачало ветвями, ни один из мотыльков не двинулся. Лучше осмотрев белый рой бабочек, заметило, что есть среди них такие, которые до сих пор только наполовину вылезли из кокона. Как это возможно? Ещё никогда дерево не видело такого! Вдруг узнало в этом коконе вчерашний ещё только распускающийся маленькую зеленую почку, а сегодня из него также наполовину вышла бабочка. Но ведь тогда оно дерево бабочек!

Думая об этом, дерево услышало жужжащий звук и увидело пушистое насекомое с жёлтыми полосками, которое кружило над белыми колоннами. Уходи отсюда! – крикнуло дерево, оставь моих бабочек. Кого? — удивилась пчелка. И тогда она поняла. Ты глупенькое дерево дикой вишни. У тебя нет никаких бабочек, зато есть очень красивые цветы. Наверно это твои первые цветы, поэтому ты не узнало их. Гордись собой, ты самое красивое! Молодое дерево дикой вишни несказанно обрадовалось. Его хвалили, какое оно красивый, значит может быть, что оно не бесполезно? В течение дня все больше и больше пчел жужжали вокруг него, и оно с радостью открыло чашки своих цветов, и только отдавало и отдавало. Вокруг него огромные, старые деревья, как-будто наклонили свои кроны в знак признания, и играющийся ветер шепнул ему на ухо: Вырасти большим, маленькое деревце, ведь ты тут самое красивое.

Когда раннюю весну заменило жаркое лето, на месте белых цветов маленького дерева появились красные плоды, позже появились почти черные вишни. Больше не было одиноким, посещали его птицы, а маленькие лесные грызуны ели упавшие на землю ягоды. Красочными ягодами зеленым экраном был маленький живой орнамент дерева. Наступила осень, и он с желтовато-зеленовато-коричневыми листьями еще раз привлек к себе внимание. С окончанием зимы, едва мог дождаться, чтобы первый день весны снова дыхнул поцелуй на его отрасли, чтобы цвел, а „безумный” ветер сообщил по лесу: что опять выцвело маленькое дерево дикой черешни и опять он самый красивый.

.




Похожие сказки: