Чудо-ягоды



В некотором царстве, в некотором государстве жили-были царь с царицей. У них росла дочь красавица. Отец с матерью в ней души не чаяли и берегли царевну пуще глаза. Вот как-то раз пришло в тот город чужеземное судно. Сбежался народ на пристань. Хозяин судна, торговый гость, стал показывать разные редкости и диковинки, каких никто не видывал. Покатилась молва про заморского купца по городу. Достигла та молва и царевниного терема. Достигла та молва и царевниного терема. Захотелось царевне взглянуть хоть одним глазком на заморские диковинки. Стала просить родителей:
— Отпустите меня поглядеть на заморский корабль!

Царь с царицей ее отпустили, мамкам да нянькам строго-настрого приказали:
— Берегите царевну! Если кто обиду нанесет, вы в ответе.
Отправилась царевна с мамками, с няньками да с сенными девушками. Только пришли на пристань, как навстречу ей сам чужеземный купец и говорит:
— Прекрасная царевна, зайди на мой корабль. Там у меня кот-баюн, он песни поет и сказки сказывает, есть гусли-самогуды и скатертка-хлебосолка. . Никому этих редкостей я не показывал, для тебя берег.
И хочется пойти и боязно царевне, а купец неотступно зовет:
— Что тебе по нраву придет, все велю во дворец отнести, в подарок тебе.
Не удержалась царевна. Велела мамкам, нянькам да сенным девушкам на пристани ждать, а сама с торговым гостем поднялась на палубу. Привел ее хозяин в богатую каюту.
— Посиди тут, прекрасная царевна, а я пойду все диковины принесу.
Вышел на палубу, запер дверь крепко-накрепко и дал команду:
— Отдать концы!
А на корабле только этого приказа и ждали.
Быстро подняли все паруса, и побежало судно в море.
Мамки, няньки да сенные девушки подняли крик, мечутся на пристани, плачут, а судно все дальше и дальше уходит.
Дали знать во дворец. Прибежали на пристань царь с царицей, а судно уж скрылось из виду. Что тут делать?
Царица убивается, а царь приказал всех мамок, нянек и сенных девушек под стражу взять. Потом велел клич кликнуть:
— Кто отыщет царевну, того на ней женю и при жизни полцарства отпишу, а после моей смерти все царство ему достанется.
Много нашлось охотников. Искали царевну по всему свету и нигде не нашли.
А в том городе служил в солдатах Иван, крестьянский сын. Пришел черед ему в караул идти, царский заповедный сад стеречь. Стоит солдат под деревом, не спит. В самую полночь прилетели два ворона. Сели на то дерево, где Иван-солдат стоял, и заговорили по-человечески. Один ворон молвил:
— У здешнего царя потерялась единственная дочь. Три года искали, не нашли.
Другой ему отвечает:
— Ну, это дело нехитрое. Коли ехать по морю на полдень, попадешь в царство Немал-Человека. Он похитил царевну и держит в своем дворце. Хочет выдать замуж за своего племянника, Змея Горыныча. Найти царевну легко, да живому оттуда не выбраться. Никому не одолеть Немал-Человека.
— Нет, — сказал первый ворон, — найдется сила и на Немал-Человека. Есть на море-океане остров, живут на том острове два леших. Тридцать лет они дерутся между собой, никак не могут поделить меч-самосек. Кто бы нашелся смел да удал и достал у леших тот меч-самосек, тогда легко ему с Немал-Человеком справиться.
И улетели вороны.
Иван-солдат мешкать не стал. Как только пришла ему пора смениться, пошел во дворец. Царь спрашивает:
— Зачем, солдат, пришел?
— Отпусти, ваше величество, меня, пойду царевну искать.
Удивился царь:
— Много было и без тебя охотников. Князья, бояре, именитые купцы да генералы искали царевну по всему белому свету — не нашли. Где ты, простой солдат, искать станешь, когда и сам нигде не бывал, ничего не видал.
— Ваше величество, "кто едет, тот и правит"; мне и знать, как царевну разыскать да домой привезти.
— Ну, смотри, солдат, мое царское слово крепкое: найдешь царевну — зятем моим будешь и полцарства отдам при жизни, а не найдешь — мой меч, твоя голова с плеч.
— Двум смертям не бывать, одной все равно не миновать, — отвечал солдат. — Вели корабль снарядить и прикажи капитану меня во всем слушаться.
Велел царь корабль снарядить, и в скором времени отправился Иван-солдат в путь-дорогу.
Плыли близко ли, далеко ли, долго ли, коротко ли, приплыли к пустынному острову. Иван-солдат говорит капитану:
— Стой тут и всю_ команду держи наготове. Я сойду на берег, а как только вернусь на судно, подымай все паруса и уходи отсюда прочь как можно скорее.
Переправился Иван-солдат на берег, поднялся на крутую гору и пошёл вдоль острова. Шел, шел, услышал шум в лесу, и вдруг выскочили ему навстречу два леших, — вырывают что-то друг у друга. Один кричит:
— Мой, все равно не отдам!
А другой к себе тянет:
— Нет, мой!
Увидели Ивана-солдата, остановились, потом в один голос, заговорили:
— Рассуди нас, добрый человек. Достался нам в наследство меч-самосек. Меч один, а нас двое, и вот уже тридцать годов мучимся, бьемся, никак не можем поделить.
Иван-солдат только этого и ждал:
— Это дело не хитрое. Я стрелу пущу, а вы бегите оба за ней. Кто скорее найдет стрелу да воротится, тому и меч-самосек достанется.
На том и согласились. Полетела стрела, кинулись вслед за ней оба леших, а Иван-солдат схватил меч-самосек, да и был таков.
Только успел подняться на палубу, как взвились паруса и побежало судно в открытое море. Плыли еще день и ночь и на другое утро приплыли в царство Немал-Человека.
Иван-солдат взял меч-самосек и отправился царевну искать. Недалеко от берега увидал большой дом. Поднялся на крыльцо, размахнул дверь напяту и видит: сидит в горнице царевна, слезами обливается, плачет.
Взглянула она на Ивана-солдата:
— Кто ты таков, добрый молодец? Как сюда попал?
— Я Иван-солдат, пришел тебя из неволи выручить да домой увезти.
— Ох, молодец! Сюда-то дорога широкая, да отсюда только никому повороту нет. Погубит и тебя Немал-Человек, живого не выпустит.
— Кто кого из нас погубит, видно будет, сейчас загадывать нечего, — отвечал Иван-солдат.
Ободрилась царевна, перестала плакать:
— Вот кабы ты меня от Немал-Человека вызволил да к батюшке с матушкой увез, я бы с радостью за тебя замуж пошла.
— Ну, смотри, давши слово, держись!
Подала она свой перстень Ивану-солдату.
— Вот тебе мой перстень именной: я своему слову хозяйка.
Только успела это вымолвить, как поднялся страшный шум.
— Хоронись, молодец, — крикнула царевна, — Немал-Человек идет!
Стал Иван-солдат за печь. В ту же минуту дверь распахнулась, ступил через порог Немал-Человек и заслонил собой белый свет: сразу все кругом потемнело.
— Фу-фу-фу, давно на Руси не бывал, русского духу не слыхал, а теперь русский дух сам ко мне пожаловал. Выходи, запечный богатырь, силой меряться. Кладу тебя на ладонь, а другой прихлопну, и останется от тебя грязь да вода.
— Рано, проклятое чудовище, хвалишься. Не по мне, а по тебе станут поминки справлять, — крикнул Иван-солдат.
Взмахнул своим мечом и отсек голову у Немал-Человека. Тут набежали слуги Немал-Человека, накинулись на Ивана-солдата, а он и слуг мечом-самосеком всех порешил и повел царевну на корабль. Пала поветерь*, и скоро они приплыли в свое государство.
Царь с царицею смеются и плачут от радости, царевну обнимают Весь народ славит Ивана-солдата. Завели во дворце пир-столованье. И все гости на пиру пили, ели, веселились и прославляли геройство Ивана-солдата. А как отпировали, царь ему говорит:
— Вот, Иван, крестьянский сын, был ты простым солдатом, а теперь за твою удаль быть тебе генералом.
— Спасибо, ваше величество,—отвечает Иван.
Прошло много ли, мало ли времени, спрашивает Иван у царя:
— А что, ваше величество, уговор ведь дороже всего. Не пора ли к свадьбе готовиться?
— Помню, помню, да, видишь ли, сватается тут еще один жених иноземный королевич. И неволить я царевну не стану. Как она скажет так тому и быть.
Показал Иван царевнин перстень.
— Она сама мне обещалась и дала обручальный перстень.
Не хотелось царю с крестьянским сыном родниться и жалко отказать королевичу, да делать нечего. Царь и говорит:
— Мое слово нерушимо: коли царевна с тобой обручилась, станем свадьбу играть.
Только успели Ивана с царевной повенчать да сели за свадебный стол, как гонец прискакал с нерадостной вестью. Иноземный королевич . подступил к царству с несметным войском и велел сказать: "Если не выдадут добром царевну замуж, силой возьму и все царство головней покачу*".
Опечалился царь, не пьет, не ест, и бояре сидят сами не свои, а царевна думает:
"На минуту ума не хватило, а теперь век кайся. Кабы не обручилась тогда с Иваном, крестьянским сыном, вышла бы теперь замуж за королевича, и родителям бы заботы не было".
А Иван говорит:
— Не кручинься, царь-государь, и вы, бояре ближние. Я поеду, переведаюсь силой с королевичем.
Вышел из-за стола, сел на коня и поехал навстречу вражьей силе.
Съехался с чужеземными полками и стал войско бить, как траву косить. Как раз мечом махнет — улица, назад отмахнет — переулок, и вскоре все войско перебил. Только сам королевич с главными генералами успел убежать.
Воротился Иван с победой. Весь народ его прославляет, и царь приободрился, приветливо зятя встречает. Только царевна не в радости.
"Видно, мне век вековать с этим мужиком-деревенщиной".
А виду не показывает, привечает мужа.
Немного времени прошло, опять доносят царю:
— Наступает иноземный королевич с новым войском, грозится все царство покорить и силой царевну отбить.
— Ну, зятюшка любезный, — говорит царь, — на тебя вся надежда: ступай на войну.
Иван вскочил на коня, и только его и видели. Съехался с королевичем, выхватил меч-самосек и быет иноземное войско, как траву косит.
Видит королевич неминучую беду. Повернул коня и вместе с ближними генералами пустился наутек. Убежал в свое государство, пишет оттуда царевне: "Выспроси у Ивана, крестьянского сына, в чем его сила, помоги мне победу одержать, и я на тебе женюсь, а не то быть тебе век мужиковой женою".
Царевна к Ивану ластится:
— Скажи, муженек дорогой, какая в. тебе сила? Как мог ты с Немал-Человеком справиться и в одиночку два несметных войска побить?
Не чует Иван беды над собой:
— Есть у меня меч-самосек. С тем мечом я над всяким богатырем верх возьму и какое ни есть войско побью, а сам невредим останусь.
На другой день пошла царевна к оружейному мастеру:
— Подбери мне такой меч, как у моего мужа.
Подобрал оружейник такой меч, как у Ивана, — отличить нельзя.
Подменила царевна ночной порой меч-самосек простым мечом и тайно иноземному королевичу весть подала: "Войско собирай, поди войной, ничего не бойся".
После того немного времени прошло, прискакал вершник*:
— Опять королевич войной идет на наше царство.
Выехал Иван навстречу, бьется с неприятелем, а урону во вражьем войске совсем мало. Успел только трех человек посечь-побить, как самого ранили и сбили с коня.
Скоро королевич все царство полонил. Встретила его царевна с радостью:
— Навек меня от постылого мужика избавил.
И царь рад-радехонек. Тут королевич женился на царевне, и пошел во дворце пир горой да угощенье.
Иван, крестьянский сын, поотлежался и тут только вспомнил, как царевна выведывала, в чем его сила.
"Никто как она подменила меч и королевичу знать дала!"
Уполз он в глухой, темный лес, раны перевязал, и стало ему легче. Идет, куда глаза глядят, притомился. Голодно ему и пить хочется. Увидел на кусту спелые ягоды желтые.
"Что за ягоды? Дай-ка попробую".
Съел две ягодки, и вдруг заболела у него голова. Терпенья нет — так ломит. Дотронулся рукой и чувствует — выросли у него рога.
Опустил Иван голову, опечалился:
"Нельзя теперь людям и на глаза появиться, придется мне в лесу жить".
Прошел еще недалеко — встретилось деревцо: растут на нем красные ягоды крупные.
А жажда Ивана томит. "Дай сорву ягодку-другую, съем".
Сорвал Иван одну ягоду, съел — рог отпал, съел другую — и другой рог отпал. И чувствует — сила в нем против прежнего утроилась.
"Ну, теперь я совсем справился! Надо мне меч-самосек добывать".
Сплел две корзины небольшие, набрал ягод красных и желтых.
Выбрался из лесу на дорогу и пошел в город. У заставы променял свое цветное платье и в худом кафтанишке да в лаптях пришел на царский двор.
— Ягоды спелые! Ягоды душистые!
Услыхала царевна и посылает сенную девушку:
— Поди узнай, что за ягоды. Коли сладкие, купи мне.
Выбежала служанка на крыльцо:
— Эй, торговый человек, сладки ли твои ягоды?
— Лучше моих ягод, красавица, нигде не найдешь. Отведай-ка вот сама.
И подал ей красную целебную ягоду.
Девушке ягодка по вкусу пришлась. И отдал ей Иван желтые ягоды.
Воротилась девушка в горницу:
— Ох, и до чего сладки ягоды у этого торговца, век таких не едала.
Съела царевна ягодку, другую, стало ей не по себе:
— Что это как у меня голова заболела?
Глядит на нее сенная девушка, увидела рога у царевны и от страху слова не может сказать.
В ту минуту взглянула царевна в зеркало, да так и обмерла. Потом опомнилась, ногой топнула:
— Где тот торговец, держите его!
Сбежались на крик все мамки, няньки и сенные девушки. Прибежали царь с царицей и с королевичем. Кинулись все на двор:
— Держите торговца, ловите его!
А торговца и след давно простыл. Нигде найти не могли.
Стали царевну лечить. Сколько всякие знахари ни пользовали — ничего не помогает. Никак она не может от рогов избавиться.
В ту пору Иван, крестьянский сын, отрастил себе бороду, прикинулся старым стариком и пришел к царю:
— Есть у меня, ваше величество, лекарство, от всех болезней помогает. Я берусь вылечить царевну.
Обрадовался царь:
— Коли правду говоришь и дочь поправится, проси у меня, чего хочешь, а зять королевич особо тебя наградит.
— Спасибо, царское величество, не надо мне никакой награды. Веди меня к царевне да прикажи, чтоб не смел никто в те покои входить, покуда не позову сам. Если станет царевна кричать — больно ей будет, все равно входить никому нельзя. А не послушаетесь — век ей от рогов не избавиться.
Оставили Ивана с царевной в горнице, запер он крепко-накрепко дверь, выхватил березовый прут и давай тем прутом царевну потчевать.
Березовый прут — не ольховый: не гнется, не ломается, вкруг тела обвивается.
— Вот тебе наука, не обманывай вперед никого.
Узнала царевна Ивана, крестьянского сына, стала на помощь звать А он знай бьет да приговаривает:
— Не отдашь моего меча — смерти предам!
Покричала царевна, покричала, никого не дозвалась и взмолилась:
— Отдам тебе меч, только не губи меня, Иванушка дорогой!
Сбегала в другую горницу, вынесла меч-самосек.
Взял Иван меч, выбежал из горницы, увидал на крыльце королевича, махнул мечом, и повалился королевич замертво. "Обману нету, подлинно мой меч!" Воротился в горницу, подал царевне две целебных ягоды:
— Ешь, не бойся.
Съела царевна красную ягоду — один рог отпал, съела другую — другой рог отпал, и стала она совсем здорова. Плачет и смеется от радости:
— Спасибо тебе, Иванушка, другой раз ты меня из беды вызволил, век твоего добра не забуду. Прогони королевича, а меня прости, и буду я тебе верной женой.
Отвечает Иван, крестьянский сын:
— Королевича твоего уже и в живых нету. А ты с отцом, с матерью уходи куда знаешь из нашего царства, чтобы духу вашего тут не было! Не было у меня жены, да и ты мне не жена.
Прогнал Иван, крестьянский сын, царя с царицей да с царевной и с тех пор живет-поживает, беды никакой не знает.
Воротилась девушка в горницу:
— Ох, и до чего сладки ягоды у этого торговца, век таких не едала.
Съела царевна ягодку, другую, стало ей не по себе:
— Что это как у меня голова заболела?
Глядит на нее сенная девушка, увидела рога у царевны и от страху слова не может сказать.
В ту минуту взглянула царевна в зеркало, да так и обмерла. Потом опомнилась, ногой топнула:
— Где тот торговец, держите его!
Сбежались на крик все мамки, няньки и сенные девушки. Прибежали царь с царицей и с королевичем. Кинулись все на двор:
— Держите торговца, ловите его!
А торговца и след давно простыл. Нигде найти не могли.
Стали царевну лечить. Сколько всякие знахари ни пользовали — ничего не помогает. Никак она не может от рогов избавиться.
В ту пору Иван, крестьянский сын, отрастил себе бороду, прикинулся старым стариком и пришел к царю:
— Есть у меня, ваше величество, лекарство, от всех болезней помогает. Я берусь вылечить царевну.
Обрадовался царь:
— Коли правду говоришь и дочь поправится, проси у меня, чего хочешь, а зять королевич особо тебя наградит.
— Спасибо, царское величество, не надо мне никакой награды. Веди меня к царевне да прикажи, чтоб не смел никто в те покои входить, покуда не позову сам. Если станет царевна кричать — больно ей будет, все равно входить никому нельзя. А не послушаетесь — век ей от рогов не избавиться.
Оставили Ивана с царевной в горнице, запер он крепко-накрепко дверь, выхватил березовый прут и давай тем прутом царевну потчевать.
Березовый прут — не ольховый: не гнется, не ломается, вкруг тела обвивается.
— Вот тебе наука, не обманывай вперед никого.
Узнала царевна Ивана, крестьянского сына, стала на помощь звать А он знай бьет да приговаривает:
— Не отдашь моего меча — смерти предам!
Покричала царевна, покричала, никого не дозвалась и взмолилась:
— Отдам тебе меч, только не губи меня, Иванушка дорогой!
Сбегала в другую горницу, вынесла меч-самосек.
Взял Иван меч, выбежал из горницы, увидал на крыльце королевича, махнул мечом, и повалился королевич замертво. "Обману нету, подлинно мой меч!" Воротился в горницу, подал царевне две целебных ягоды:
— Ешь, не бойся.
Съела царевна красную ягоду — один рог отпал, съела другую — другой рог отпал, и стала она совсем здорова. Плачет и смеется от радости:
— Спасибо тебе, Иванушка, другой раз ты меня из беды вызволил, век твоего добра не забуду. Прогони королевича, а меня прости, и буду я тебе верной женой.
Отвечает Иван, крестьянский сын:
— Королевича твоего уже и в живых нету. А ты с отцом, с матерью уходи куда знаешь из нашего царства, чтобы духу вашего тут не было! Не было у меня жены, да и ты мне не жена.
Прогнал Иван, крестьянский сын, царя с царицей да с царевной и с тех пор живет-поживает, беды никакой не знает.

.




Похожие сказки: