Чародей Чон У Чхи



В давние времена жил в Сонгене ученый муж по имени Чон У Чхи. Долгие годы он совершенствовался и в конце концов обрел волшебную силу. О славе он не помышлял, скромным был, и никто не знал о его необыкновенных способностях.
То было время, когда год за годом районы вдоль южного побережья страдали от засухи. Мало того, начался мор, смерть косила людей, неся горе и страдания. Но чиновники и богачи и не думали облегчить участь народа, пеклись лишь о собственном благополучии, плели интриги, строили козни. Чон У Чхи как мог помогал людям. Но вскоре у него совсем не осталось денег, и он решил прибегнуть к магической силе. Но вскоре у него совсем не осталось денег, и он решил прибегнуть к магической силе.
Принял облик небожителя, надел золотую корону и с двумя юными отроками, облаченными в белые одеяния, взмыл в Небо и полетел к королевскому дворцу.
Было это во второй день первого месяца, и придворные пришли к королю с поздравлениями по случаю Нового года. Поклонился Чон У Чхи королю и говорит:
— Я — Небесный владыка, объявляю тебе, королю этой земли, что намерен возвести на Небесах Дворец мира в память о людях, умерших в нищете. Пусть каждая провинция даст мне золото, много золота. В последний день третьего месяца я за ним приду.
Стал король держать совет со своими сановниками, а после направил указ всем восьми провинциям королевства доставить в столицу золото. Королевский указ был выполнен, и золото поместили в королевское хранилище. В назначенный день поднялся король на возвышение и стал ждать посланцев Небесного владыки. Вскоре прилетели на облаке небесные отроки, взяли золото и улетели на радуге.
Половину золота Чон У Чхи продал одной западной стране и на вырученные деньги купил сто тысяч сок
[Сок — мера измерения сыпучих веществ, равная 180 кг] риса. С весенним ветром доставил рис на
землю и роздал тысячам голодающих. На следующий год он накормил крестьян, снабдил семенами. А золото, что осталось, свез на базар в Сеул.
Подошел к нему военный, спрашивает, сколько золото стоит.
— Пятьсот ян, — отвечает Чон У Чхи.
— Нет у меня с собой таких денег, — говорит военный, — но завтра утром могу принести. Где ты живешь?
— В Пучжу, на юге Кореи, — ответил У Чхи, — а зовут меня Чон У Чхи.
Рассказал военный о золоте начальнику гарнизона. Удивился начальник, а после подумал, уж не то ли это золото, что было собрано по указу короля, и велел стражникам схватить Чон У Чхи, к нему привести. А Чон У Чхи говорит:
— Ничего я такого не совершил, чтобы меня под конвоем вести. Так и передайте своему начальнику. На это нужен указ короля.
Приказал тогда начальник окружить дом Чон У Чхи, пятьсот солдат там поставить, а сам направил доклад на высочайшее имя. Вскоре из Сеула нагрянули стражники, схватили Чон У Чхи, заковали в цепи и повезли в столицу, к королю.
Только отъехали, а Чон У Чхи как закричит:
— Не того вы схватили!
Поглядели стражники, а перед ними сосна в цепи закованная, а Чон У Чхи рядом стоит как ни в чем не бывало. Растерялись стражники, не знают, что делать. А Чон У Чхи поставил на землю бутылку и говорит:
— Позвольте, я залезу в эту бутылку, иначе вам меня не взять.
Согласились стражники, залез Чон У Чхи в бутылку, тяжелая стала. Еле притащили ее стражники к королю. Увидел король Чон У Чхи и говорит:
— Слышал я, что Чон У Чхи обладает волшебной силой, и вижу теперь, что не врут люди. Сидит он живехонький-здоровехонький в бутылке-ловушке. —
Сказал так король и приказал бросить бутылку в котел с кипящим маслом. Чон У Чхи кричит из бутылки:
— Спасибо вам, ваше величество, что в кипящий котел бросили, я хоть согреюсь, а то замерз по дороге.
Рассердился король, велел бутылку разбить. Разлетелась бутылка на мелкие кусочки, и из каждого голос Чон У Чхи доносится, просит Чон У Чхи короля о народе своем печься, в беде его не оставлять. Еще пуще разгневался король, повелел бутылку в порошок растолочь.
Повстречал как-то Чон У Чхи седоволосого старца. Плачет бедный и говорит:
— Сосед мой Ван приревновал жену к соседу Дзо и в драку с ним полез. А
сын мой в это время шел мимо. Видит, двое дерутся, разнимать их стал. Не разнял. Стукнул Дзо Вана изо всех сил, тот на землю свалился, дух испустил. А двоюродный брат Вана пошел к судье и на сына показал, будто это он Вана убил. Засудили сына, а убийца на свободе разгуливает.
Оказалось, он с министром дружбу водит.
Пошел Чон У Чхи к министру. Поглядел министр в зеркало, а там человек стоит. Это и был Чон У Чхи. И говорит он министру:
— Я — душа Вана. Ты несправедливо засудил человека. Не он меня убивал.
Испугался министр, выпустил сына старика на волю, а Чжо в тюрьму посадил.
Проходил как-то Чон У Чхи мимо питейного заведения. Слышит — музыка играет. Вошел — за столом богачи сидят с танцовщицами, одна другой краше.
Говорит Чон У Чхи:
— Я — путник, случайно забрел сюда. Дозвольте мне посидеть с вами, музыку послушать.
— Раз уж тебе так хочется, посиди. Ведь ты крестьянин и, конечно, не видел такого обилия блюд, такой роскоши, таких прелестных девушек, — ответили Ун и Соль, самые спесивые из всех.
— Ваша правда, господа. Ничего такого я в жизни не видел, — ответил Чон У Чхи. — Но кое-чего у вас на столе не хватает. Нет ни арбуза, ни винограда, ни персиков.
Рассмеялись богачи и говорят:
— Ну и глуп же ты! Где же это их весной раздобыть? Может, ты их нам принесешь?
— Принесу! А что вы мне за это дадите? — спросил Чон У Чхи.
— Если принесешь, мы низко тебе поклонимся, а обманешь — жестоко накажем, — ответил один богач.
Пошел Чон У Чхи к горе, сорвал веточку персикового дерева, произнес заклинание, и на месте цветов появились персики, виноградные гроздья и арбуз. Взял их Чон У Чхи, к богачам пошел. Глядят богачи, глазам своим не верят.
Ничего не поделаешь, пришлось богачам поклониться Чон У Чхи. А Ун и Соль не захотели, только бокал вина ему поднесли. Говорит Чон У Чхи:
— Не сдержали вы слова, и Бог вас за это накажет!
Вышел Ун во двор по малой нужде, а облегчиться не может. Испугался, кричать стал. Вышел Соль посмотреть, в чем дело, и тоже не смог облегчиться. И самая красивая танцовщица не смогла. Стали они просить у Чон У Чхи прощения, о пощаде молить. И так низко ему поклонились, что носом о землю стукнулись. Смилостивился над ними Чон У Чхи, призвал двух небесных отроков, велел им подняться на Небо и доставить на землю три персика. Вскоре с Неба спустились персиковые листья, а затем упали три персика, каждый величиной с человечью голову. Целехонькие, ни один не разбился. Дал Чон У Чхи каждому по персику, улыбнулся и говорит:
— Съешьте персики, и вся хворь из вас выйдет.
С той поры, говорят, эти трое никогда больше не проявляли свою спесивость, не нарушали данного слова.
Повстречал однажды Чон У Чхи юношу по имени Хан Чжа Ген. До того был юноша беден, что отца родного похоронить не мог, больной матери лекарства купить. Вытащил Чон У Чхи из рукава выдолбленную тыкву, чтобы воду черпать, юноше отдал и говорит:
— Если что понадобится, крикни в черпак: “Слуга Хо”, — услышишь в ответ: “Слушаю, господин”. Прикажи сто ян тебе принести, слуга не мешкая принесет. Возьмешь и отца похоронишь. Назавтра опять попросишь. И так каждый день. Но только сто ян. Больше не проси. Хватит тебе и на лекарства для матери. Уж и не знает Чжа, как Чон У Чхи благодарить, имя его спросил. Сказал ему Чон У Чхи, как прозывается. Прибежал юноша домой, смотрит, а на черпаке кладовая и мальчик с ключом в руке нарисованы. Позвал юноша:
— Слуга Хо!
И тотчас последовал ответ:
— Слушаю, господин!
Велел Чжа Ген принести сто ян. В мгновение ока появились деньги.
Похоронил юноша отца и что ни день брал сто ян для больной матери.
Так продолжалось до тех пор, пока Чжа Ген не попросил сто ян и в тот же день еще сто ян. Слуга не принес! Чжа Ген стал требовать. Тогда мальчик впустил его в кладовую. Взял Чжа Ген сто ян и хотел выйти, но не тут-то было: дверь оказалась заперта. Стал Чжа Ген кричать, затем колотить в дверь — никто не откликался. Услышал шум кто-то из чиновников ведомства финансов, министру доложил.
Велел министр грабителя схватить, в тюрьму бросить. Открыли кладовую, а там человек стоит, деньги в руках держит.
— Ты кто такой и по какому праву берешь деньги? — спрашивает министр.
— А ты кто и по какому праву в мой дом врываешься? Да еще арестовать меня хочешь? — отвечает Чжа Ген.
Пригляделся, а перед ним министр. Хуже не придумаешь! Пришлось Чжа Гену всю правду рассказать — и про черпак, и про Чон У Чхи.
Спустился министр в кладовую, проверить, все ли на месте, смотрит — шкафы зелеными лягушками да желтыми змеями набиты, а золото и серебро неизвестно куда подевались. Доложил об этом министр королю. А потом началось такое, что и рассказывать страшно: рис в королевских хранилищах черви поели, на королевских наложниц тигры напали.
Повели Чжа Гена на суд. Допрос ему учинили. Спрашивает король:
— Итак, ты утверждаешь, что черпак получил от Чон У Чхи. Где и когда? Отвечай!
— Получил я черпак пять месяцев назад, когда Чон У Чхи на улице встретил, — ответил Чжа Ген.
Тут налетел вихрь, и Чжа Ген исчез. Стал король совет держать с министрами, как быть да что делать. Посоветовал один министр высокий пост Чон У Чхи предложить, может, тогда он уймется. Согласился король, велел вывесить об, этом указ на всех четырех воротах крепости.
Прочитал Чон У Чхи королевский указ, пошел во дворец. Обрадовался король, объявил ему свою волю. Согласился Чон У Чхи помочь королю управлять государством. Так и стал с той поры служить при дворе.
Появилась в то время шайка разбойников, укрылись они в лесах на горе Кадаль, грабили и убивали людей. Чего только не делали местные власти, никак не могли их выловить. Узнал об этом король, сказал Чон У Чхи, и тот вызвался доставить разбойников в столицу на суд. Взял он воинов, сели они на коней и добрались до горы. А где разбойники — не знают. Обернулся тогда Чон У Чхи коршуном, на гору прилетел. Смотрит, а там разбойники, человек сто их, не меньше, и главарь шайки Ом Чжуни. Высоченный, лицо красное, глаза выпученные.
Облетел Чон У Чхи разбойничий лагерь, обратно вернулся, доспехи надел, двойной шлем. Взял листья, произнес заклинание, листья воинами обернулись, дал им Чон У Чхи копья, мечи острые. Сел на вороного коня и повел воинов на гору, в разбойничий лагерь. Опять произнес заклинание, отворились ворота замка, ворвался туда Чон У Чхи со своими воинами. А разбойники знать ничего не знают, пируют, вино распивают.
Обернулся снова Чон У Чхи коршуном, воинов в коршунов превратил, бросились они с высоты на разбойников, всю еду унесли, тут ветер налетел, все смел, разбросал. Тут Чон У Чхи и воины приняли прежний облик и кинулись разить да крушить разбойников. Превратил Чон У Чхи одного из воинов в самого себя, а сам в воздух взмыл. Разит мнимый Чон У Чхи разбойников на земле, а настоящий — с воздуха нападает, молнией меч сверкает. Побежали разбойники в одну сторону, но тут им путь преградил Чон У Чхи. Побежали в другую — опять Чон У Чхи перед ними вырос. Попали в ловушку разбойники. Радуется король, благодарит Чон У Чхи, а следом за королем и все придворные.
Однако нашелся среди придворных завистник, Ван Ен Хи его звали.
Оговорил он Чон У Чхи перед королем, да так, что грозила Чон У Чхи смертная казнь. Узнал об этом Чон У Чхи, принял облик Ван Ен Хи, в дом к нему пробрался. Вечером настоящий Ван Ен Хи вернулся домой, и поднялся тут переполох.
Стал мнимый Ван Ен Хи ругать настоящего, всячески поносить и говорит ему:
— Не иначе как столетняя лисица приняла человеческий облик и в дом проникла. Вон отсюда, негодяй этакий!
А настоящий Ван Ен Хи кричит мнимому:
— Убирайся отсюда, наглец! И чтобы ноги твоей больше здесь не было!
Произнес тут Чон У Чхи заклинание, велел слугам кору лаврового дерева в порошок растолочь, порошком Вана посыпать. И превратился Ван в лисицу девятихвостую. Набросились слуги на лисицу с палками, поколотить ее собрались, не позволил им Чон У Чхи, приказал крепко связать лисицу, в тюрьму бросить. Хочет Ван слово сказать — не может. Стал как лисица лаять, насилу слуги его утихомирили. До того горевал Ван, что того и глядипомрет. Пришел тогда Чон У Чхи в тюрьму, посоветовал Ван Ен Хи никому не завидовать, произнес заклинание, и Ван Ен Хи снова принял человеческий облик. Стал он у Чон У Чхи прощения просить за то, что столько зла ему причинил.
Увидел как-то Чон У Чхи в деревне ребятишек. Стал смотреть, как они играют. И так ему понравилось, что он решил чем-нибудь их порадовать.
Вытащил Чон У Чхи из рукава чашку, а в чашке девушка нарисована с бутылкой в руке. Заглянул Чон У Чхи в чашку и произнес:
— Выходи, Чжу Сон Дан, напои ребят сладким вином.
Только он это сказал, из чашки красавица вышла, ребятам вина налила.
Рады ребята! И надо же такому случиться, чтобы в это самое время шел по дороге богатый путник О Сон. Поднесла красавица и ему вина и вернулась обратно в чашку. И уж так понравилась О Сону красавица, что стал он просить Чон У Чхи продать чашку. Согласился Чон У Чхи, уговорились они, что на другой день придет Чон У Чхи за деньгами к О Сону.
Принес О Сон чашку домой, на стену повесил, а утром и говорит:
— Чжу Сон Дан, подай мне вина!
В тот же миг девушка перед ним предстала, красавица, вино поднесла.
Осушил О Сон несколько бокалов кряду, и ударило ему вино в голову. Посадил он красавицу к себе на колени, а тут жена появилась. Рассердилась жена, хотела ударить красавицу, а та в чашку вошла, только ее и видели. Схватила жена чашку, бросила на пол, чашка вдребезги. Расстроился О Сон, жалко ему чашку!
А в это время как раз Чон У Чхи подоспел, деньги получить за проданную чашку. Рассказал ему О Сон, что нет больше чашки, разбилась, и попросил цену снизить. Оставил Чон У Чхи вместо себя двойника своего разговор с О Соном вести, а сам к жене О Сона пошел, попенял ей за то, что чашку разбила, деньги свои стал требовать. А та ни в какую, расшумелась, крик подняла. Решил тогда Чон У Чхи проучить женщину, чтобы впредь неповадно было, и превратил ее в чудище, да такое огромное, что едва в комнате умещается. Пришел О Сон, поглядел, испугался, прощения просит, хочет деньги за чашку отдать. Сменил тогда Чон У Чхи гнев на милость, даже денег не взял, а с жены чары снял, она снова в женщину превратилась.
Решил как-то Чон У Чхи навестить своего однокашника, ученого Ян Бон Хвана. Пришел, а тот в постели лежит, занемог. И все оттого, что женщину полюбил, молодую, красивую. Жила та женщина неподалеку от южных ворот в Хендоке. Овдовела. Сколько ни упрашивал ее Бон Хван за него замуж пойти, никак не соглашается.
Пожалел Чон У Чхи друга и говорит:
— Мне уже тридцать сравнялось, а в любовных делах опыта нет. Слыхал только, что от любви излечить трудно. Но я что-нибудь придумаю. Успокойся и не горюй. Приведу ее к тебе!
Сказал он так и ушел. К молодой вдове пошел. А жила та вдова со старухой матерью, да в такой бедности, что и не расскажешь. Руки на себя наложить хотела. Вдруг слышит однажды, голос с Неба доносится:
— Погляди на звезду Рока и немедленно вознесись на Небо. Велено тебе быть на небесном празднике!
Опустила женщина голову и говорит:
— Не до праздников мне, в трауре я по мужу. Да и как вознестись мне на Небо, если я не избавилась от мирских желаний.
Ответил ей голос с Неба:
— Не пей земной влаги вопреки воле Небес.
В тот же миг спустился на землю небесный отрок, дал женщине испить какой-то ароматный напиток. Выпила женщина, вознеслась на радужном облаке в Небо. Бедная мать опомниться не успела, только поглядела дочери вслед.
В ту пору прославленный маг Кан Им Дорен обернулся нищим и пришел на базарную площадь просить подаяние. Смотрит — облако в небе плывет. Поднял маг указательный палец, женщина тотчас с Неба упала, живехонька-здоровехонька. И надо же было такому случиться, чтобы как раз в тот момент Чон У Чхи шел через базарную площадь. Увидел, что женщина с Неба упала, подивился такому чуду. А тут еще нищий один говорит:
— Бедный Чон У Чхи! Твоя сила чаще приносит зло, чем добро. Не старайся выдать замуж вдову, суждено ей весь век целомудренной оставаться. Выхватил Чон У Чхи меч, чтобы нищего проучить за дерзость, а тот тигром обернулся да как бросится на Чон У Чхи. Хотел Чон У Чхи убежать — не тут-то было: ноги к земле приросли. Пал тут Чон У Чхи на колени, пощады запросил. Так и не смог другу помочь.
В другой раз пошел Чон У Чхи навестить Со Хва Дама, известного своей ученостью даоса. Жил даос в бедной хижине, в горах Яге. Слава о его талантах разнеслась по всему свету. Пришел к нему Чон У Чхи, просит искусству магии поучить. Обрадовался Со Хва Дам, с братом своим младшим, Со Ен Дамом, познакомил. А был тот брат в учениках у даоса.
И предложил Чон У Чхи в волшебстве посостязаться. Взял Чон У Чхи шляпу Со Ен Дама, заклинание произнес — шляпа в проволоку превратилась. Взял Со Ен Дам шляпу Чон У Чхи, произнес заклинание — шляпа тигриной шкурой обернулась. Потом проволока белым драконом стала, а тигриная шкура — голубым. Взмыли ввысь драконы, схватились друг с другом, все вокруг тучами заволокло да туманом. Потерпел поражение голубой дракон, улетел на юго-восток.
Расхохотался тут Со Хва Дам, взял со стола чашки, в воздух подбросил.
Спустились драконы тут же на землю, исчезли, а на их месте две шляпы лежат. Попросил даос прощения у Чон У Чхи за непочтительность младшего брата и говорит:
— Нечего было тебе состязаться с гостем без моего разрешения. А побежденным ты оказался потому, что твой дракон голубым был. Голубой — это цвет дерева, а белый — металла. Из пяти элементов металл побеждает дерево. Наоборот не бывает. Вот в чем твоя ошибка!
Как-то Со Хва Дам сказал Чон У Чхи:
— Есть у Южного моря гора, Хвасан называется. Живет там известный даос по имени Ун Су Сонсэн. Был он когда-то моим учителем. Вот и хочу тебя попросить отнести письмо от меня. Путь тебе предстоит долгий и трудный. Гора крутая, высокая, жилья поблизости нет.
Согласился Чон У Чхи, а сам думает: “Неужто Со Хва Дам не верит в мои способности”. Обидно стало Чон У Чхи. Но письмо он взял и не мешкая отправился в путь. Шел, шел, к морю пришел. Вдруг смотрит — решетка. Высокая-превысокая. Хотел Чон У Чхи через нее перелезть, лез, лез, а решетка все выше и выше. До самого Неба достала. Десять дней, десять ночей лез Чон У Чхи по решетке — так и не перелез.
Совесть его замучила, что не выполнил просьбы, обернулся он чайкой и прочь улетел. А Со Хва Дам превратился в бумажного змея, в погоню пустился. Стал тогда Чон У Чхи леопардом, а Со Хва Дам — львом. Бросился лев на леопарда, одолел его и говорит:
— Много в тебе еще спеси, а уменья недостает. Надобно тебе у меня поучиться! Никогда не употребляй волшебную силу во зло, делай только добро. А сейчас давай отправимся вместе в горы Тхэбэк и будем совершенствовать свои знания.
Так Чон У Чхи был прощен и отправился вместе с учителем в горы.
Построили они там жилище и посвятили жизнь самосовершенствованию. Много книг написали и сложили в пещере.
Долго никто о них ничего не знал, но однажды их встретил в горах человек по имени Ян Бон Не из провинции Канвон, он отправился туда поклониться мощам первого короля — Тан Гуна. И молвили отшельники:
— Живем мы вдали от суетного мира, постигаем тайны мироздания. Уже написали об этом несколько томов. Человек ты с виду надежный. Обещай же их сохранить, дабы потом передать потомкам содержащиеся в них тайны.
Взял Ян Бон Не книги, домой воротился. Читает те книги денно и нощно, всю премудрость постиг. Стал людям их излагать — никто слушать не хочет.
Тайна должна оставаться тайной.

.




Похожие сказки: