Богатырь Гувалик и красавица Велевума



Жил да был и заключалось их волшебство, что были у них три волшебные вещи: копье, которое могло злые чары разбить, непотопляемая попона, которая сама по воде плыла, и драгоценное кольцо-талисман, которое силу придавало.
Был у волшебника Гуваки сын единственный, и звали его Гуваликом. С раннего детства начали замечать цыгане за Гуваликом силу богатырскую. Схватит он коня за гриву и на землю валит. До двенадцати лет запрещал отец сыну выезжать в заповедные леса, а как вырос Гувалик, захотелось ему посмотреть на мир. Оседлал он коня и отправился. Едва заехал Гувалик в заповедные леса, как из чащи выскочил тигр и бросился на него. Не растерялся Гувалик, схватил зверя за пасть, поломал ему кости, а потом живьем приволок в табор. Не растерялся Гувалик, схватил зверя за пасть, поломал ему кости, а потом живьем приволок в табор. Поразился отец, поразились цыгане.
– Сынок, как же ты смог с таким зверем справиться?
– Не знаю я, поддался он мне, вот я его и привез живым.
Обрадовались цыгане и решили по случаю такой удачи пир устроить. Стали созывать гостей со всего света, во все царства стали гонцов рассылать.
А в другом царстве тоже стоял цыганский табор, и жили там цыган с цыганкой. Не было у них сыновей, а было двенадцать детей, и все дочери. С раннего детства приучались девушки к мужской работе, умели крепко в седле держаться да кнутом владели, как надо. И среди всех сестер выделялась младшая – красавица Велевума. Была она сильнее всех мужчин в своем таборе, и не было ей равных ни в борьбе, ни в скачках, ни в чем другом. До восемнадцати лет не выезжала Велевума никуда, а тут услышала от гонца, что есть такой цыган-богатырь Гувалик, который с раннего детства себя подвигом прославил. Собрались сестры и решили между собой отправиться на Гувалика посмотреть. Надели они богатырские доспехи, оседлали коней самых лучших и поехали. Никто бы в них девушек не признал, кто ни глянет – уступает дорогу двенадцати богатырям. Так и доехали сестры до табора Гувалика.
А там уже пир вовсю идет.
Много гостей собралось, со всего света. Решили цыгане поединки устроить, чтобы посмотреть, кто сильнее из них. И вот двенадцать девушек-богатырей всех своих противников победили, а потом, когда не нашлось им равных, стали между собой бороться. Победила всех своих сестер Велевума.
Посмотрел Гувалик на это и попросил отца:
– Отец, разреши мне с этим богатырем силами помериться.
– Что ты, сынок, тебе слишком мало лет, чтобы против такого богатыря выходить. Да и не допустят тебя до поединка.
– Разреши, отец!
Уговаривал Гувалик отца, уговаривал и уговорил все-таки. Поговорил отец с цыганами, согласились и те. Пошел Гувалик к лошадям, оседлал любимого отцовского коня, выехал на поединок.
Разъехались они с Велевумой в разные стороны, потом повернули коней и стали съезжаться. Как ударил Гувалик богатыря в грудь, так и сбил с коня вон.
Испугался Гувалик, подумал, что убил он богатыря. Жалко ему его стало, слез он с коня и подошел поближе.
Наклонился Гувалик над богатырем, расстегнул панцирь: и что же он увидел?
Увидел он, что богатырь – девушка!
Поразился Гувалик красоте цыганки и говорит:
– Кабы знал я, что ты – девушка, у меня бы на тебя и рука не поднялась, не то что сражаться.
Открыла глаза Велевума, посмотрела на Гувалика, и загорелось у нее лицо алым пламенем: полюбила она его с первого взгляда.
– Скажи мне, красавица, – спрашивает Гувалик, – как зовут тебя, какого ты рода-племени? И где живешь ты?
– Зовут меня Велевума, – отвечает девушка, – рода я цыганского, а живу там-то и там-то… Приехала я сюда с сестрами своими на тебя посмотреть. Эти богатыри, которые всех победили, – это и есть мои сестры. Должны мы ехать назад, домой, к отцу, к матери. Если захочешь – найдешь меня!
Сказала так Велевума, позвала своих сестер, собрались они в дорогу, сели на коней – и только пыль столбом поднялась.
День проходит, другой проходит, третий – затосковал Гувалик, уж больно полюбилась ему красавица Велевума.
– Что случилось, сынок? – спрашивает отец Гувалика. – Совсем ты в последнее время на себя не похож.
Не ешь, не пьешь, только на дорогу смотришь.
Рассказал Гувалик отцу, в чем дело:
– Уезжаю, отец. Благослови меня.
– Не в ближний свет ты собрался, сынок. Далеко живет твоя возлюбленная.
Короче говоря, собрался Гувалик. Дал ему отец в дорогу самые дорогие в его семье вещи: волшебное копье, непотопляемую попону и родовой талисман – кольцо драгоценное.
– Возьми это, сынок, пусть помогут они тебе, пусть уберегут от злых чар.
Сел Гувалик на корабль и поплыл в далекое царство, где жила его возлюбленная – красавица Велевума.
Много ли, мало ли времени прошло, подплывает корабль Гувалика к острову, и видит он: стоит на острове чудесный дворец.
– Кто живет в этом дворце? – спросил Гувалик у прохожего, когда корабль пристал к берегу.
И тот ему ответил:
– Здесь живет волшебница Извесса.
– Пойдите, – говорит Гувалик, – скажите, что приехал такой-то, такой-то цыган.
Доложили Извессе о Гувалике.
– Приведите его сюда, ко мне, – повелела волшебница Извесса.
Привели Гувалика к Извессе, а она ему и говорит:
– Знаю я, куда ты едешь, куда путь свой держишь, да только не дам я тебе туда добраться. Если станешь моим мужем, то все у нас будет хорошо, а не захочешь, откажешь мне – тогда берегись! Не ходить тебе живым по свету.
А Гувалик – парень молодой, горячий, цыганского рода. Вскипела кровь у него.
– Пусть я погибну, но в жены тебя не возьму. Люблю я другую девушку и хочу быть с ней.
– Ладно, ты сам выбрал свою судьбу, – нахмурила брови Извесса. – Только смотри, не доплывешь ты до своей возлюбленной, разнесу я твой корабль в щепки, и погибнешь ты в волнах.
Сказала так Извесса и прогнала цыгана Гувалика прочь из дворца своего.
Как только сел Гувалик на корабль и отплыл от берега, вышла Извесса к морю и приказала своим морским рабам, чтобы устроили они бурю. Вышли морские рабы, задули во все ветра и такой ураган подняли, что небо с землей перемешалось. Понесся корабль Гувалика неизвестно куда, а потом налетел на подводные скалы и утонул.
Все товарищи Гувалика нашли свой конец на дне морском, и ему бы несдобровать, если бы не вспомнил он в самый последний миг, что есть у него непотопляемая попона. Выхватил Гувалик непотопляемую попону, расстелил на волнах, лег на нее и забылся.
Вынесла попона Гувалика на далекий необитаемый остров. А волшебница Извесса, узнав, что Гувалик уцелел, послала слугу своего, дракона девятиглавого, чтобы тот убил дерзкого цыгана.
Очнулся Гувалик, видит: спускается на него с неба девятиглавое чудовище, хочет его из лука застрелить.
Взмахнул Гувалик руками, и пролетела стрела мимо цели. Это кольцо драгоценное – родовой талисман – отвело колдовскую стрелу. Сколько ни пытался дракон одолеть Гувалика, ничего у него не получилось. Так и не сумел он справиться с волшебным перстнем. Схватил Гувалик дракона и начал его душить. Взмолился дракон:
– Не губи меня, Гувалик, пощади, отпусти, а я помогу тебе попасть к твоей возлюбленной Велевуме.
Пожалел Гувалик дракона и спрашивает:
– Как попасть мне в то царство, где живет Велевума?
– Слушай меня внимательно, Гувалик, – отвечает дракон. – Живет на этом острове старый волшебник, замуровала его злая Извесса в подземелье ровно тридцать три года назад. Многое знает этот старик, многое откроет тому, кто спасет его. Да только нет выхода из этого подземелья. Никто не носит старику еды и питья, и, чем он кормится, никому не известно. Если жив этот волшебник, то только он один может помочь тебе.
Подвел дракон Гувалика к заколдованному подземелью, куда злая колдунья Извесса заточила старого доброго волшебника. Подходят они к подземелью. Тут Гувалик как закричит:
– Эй, старый человек, отзовись, жив ли ты?!
– Кто меня зовет? – раздался голос старика из подземелья. – Тридцать три года не слыхал я человеческого голоса, тридцать три года не слыхал конского топота, неужели перед смертью увижу я свет дневной, посмотрю на лицо человеческое?
Обрадовался Гувалик, услыхав голос старого волшебника.
– Как же я открою вход в подземелье? – спросил цыган у дракона. – Смотри, нигде нет ни щелочки!
Одни камни кругом лежат.
– А разве ты забыл о копье своем волшебном? Ударь копьем по скале, вот и будет тебе вход в подземелье.
Так Гувалик и сделал, как научил его дракон. Взмахнул он копьем, и раздвинулись горы, и открылся вход в подземелье. Спустились они в подземелье. Смотрит Гувалик: сидит у самой стены старый-старый человек, весь мхом обросший, а руки и ноги у этого человека железными оковами к скале прикованы.
– Здравствуй, дедушка! Я – Гувалик, цыганский сын. Пришел освободить тебя.
– Здравствуй, сынок, здравствуй, спасибо за слово доброе, да только вряд ли ты меня спасешь. Лишь один человек на свете может это сделать. Был этот человек мне любимым другом, долгое время делали мы с ним на земле добрые дела, пока не помешала нам злая Извесса. Где он теперь, не знаю. Одно мне ведомо только: были у моего друга три диковинные вещи: волшебное копье, перстень драгоценный и непотопляемая попона.
– Так знай же, дедушка, – обрадовался Гувалик, – что человек, о котором ты говоришь, мне дедом родным приходится. А вот и те вещи диковинные, о которых ты только что вспоминал.
Достал Гувалик волшебное копье, перстень-талисман и непотопляемую попону и положил все у ног старого доброго волшебника.
– От деда моего, – продолжал Гувалик, – попали эти вещи к отцу, а отец их мне отдал. Я – внук твоего друга…
– А раз так, то не теряй времени, сынок, возьми в руки волшебное копье и ударь по колдовским оковам.
Схватил Гувалик копье и едва дотронулся до цепей, как они рассыпались. Встал старик, расправил плечи, прошелся по подземелью и говорит Гувалику:
– Раз освободил ты меня, от гибели спас, буду я служить тебе до самой своей смерти. Что ты хочешь, скажи? Вижу я, что неспокойна душа твоя.
Рассказал тогда Гувалик, что произошло с ним, о возлюбленной своей Велевуме рассказал. Выслушал его добрый волшебник, покачал головой и говорит:
– Много еще опасностей будет на твоем пути, сынок, помогу я тебе, как смогу, но только помни: не прощает Извесса тем, кто ее ослушался, не будет тебе покоя.
Вышли они из подземелья.
Отпустил Гувалик дракона на волю, а сам вместе с добрым волшебником пошел к берегу моря. Вот подходят они к морю. Достает тут старик золотой лук и пускает из него стрелу в море. Едва только стрела коснулась воды, как обернулась золотым кораблем. Сели Гувалик с добрым волшебником на корабль и отправились в царство, где живет Велевума.
Много ли, мало ли времени прошло – бог знает. Приезжают они в это царство, а там их уже встречают.
Устроили цыгане пир: как же, Велевума соглашается стать женой Гувалика.
Как положено, пошли молодые венчаться в церковь. Но едва они стали перед алтарем, как раздался гром, сверкнула молния, слетел купол с церкви и показалось лицо волшебницы Извессы. Залетела она в церковь, схватила Велевуму за волосы и утащила красавицу в свое царство.
Почернел Гувалик, сел на камень и задумался. И тут подходит к нему старый добрый волшебник и говорит:
– Зачем печалишься, сынок?
Ведь говорил я, что не оставит Извесса тебя в покое, пока не победим мы ее.
– Скажи, дедушка, не знаешь ли ты, куда унесла Извесса мою невесту?
– Не знаю я, сынок, но есть у меня волшебные кони, которые донесут нас туда, куда надо.
Вынул старик лук, достал две стрелы и пустил в поле одну за другой. Появились волшебные кони. Таких коней Гувалик в жизни не видывал: по бокам у них крылья, из ноздрей пламя выбивается, из-под копыт искры летят. Сели Гувалик со стариком на коней и полетели.
Сколько времени их путь продолжался, никто того не знает, только подъехали они к огромной скале, такой, что ни взглянуть на нее, ни объехать.
– Слушай, что скажу тебе, Гувалик. На самом верху этой скалы стоит небольшая часовня. Когда войдешь в эту часовню, увидишь перед собой мраморную статую. Спроси у этой статуи:
«Скажи мне, где спрятана моя невеста Велевума? Жива ли она?» Если эта статуя ответит тебе что-нибудь, тогда мы найдем твою красавицу, но если она не ответит, значит, нет в живых Велевумы и искать ее бесполезно.
Ударил Гувалик плетью волшебного коня, и взвился конь выше облаков, на самую вершину скалы взлетел. Слез с копя Гувалик, огляделся, и впрямь – часовня стоит, как и сказал старый волшебник. Заходит Гувалик в часовню, видит: перед ним мраморная статуя старой женщины. Положил Гувалик руку на лоб статуи и сказал:
– Ответь мне, статуя!
Затряслась статуя, и промолвила человеческим голосом:
– Что ты хочешь от меня, цыган?
– Скажи мне, где моя Велевума?
Что мне надо сделать, чтобы вернуть ее?
– Жива твоя невеста, да только нелегко тебе будет взять ее. Много опасностей подстерегает тебя: море бурей будет встречать, по лугу поедешь – трава будет ноги переплетать коню твоему, через лес пойдешь – звери будут рвать на тебе одежду, пытаясь загрызть, через болота пойдешь – ядовитый воздух будет травить тебя, земля будет гореть у тебя под ногами. Не бойся, Гувалик, все это ты преодолеешь.
Зайдешь ты в самую чащу дремучую, там, посреди леса, дворец будет стоять, не увидишь ты в этом дворце ни окна, ни двери, а около дворца будет лежать двенадцатиглавый Змей – двоюродный брат Извессы. Вот с ним потяжелее будет бороться. Но и это еще не все. Когда победишь Змея, слетит к тебе сама Извесса. Не борись с ней, не может простой человек ее победить. Передай судьбу свою в руки старого доброго волшебника. Он один может ее побороть.
Но только будет стоить это ему жизни. Победишь злые чары – будет твоей Велевума. А чтобы не сгореть тебе в колдовском пламени, возьми у ног моих пузырек. Окропишься из этого пузырька водой – никакой огонь тебе не страшен.
Сказала статуя эти слова и опять похолодела. Взял Гувалик пузырек, вскочил на коня и спустился со скалы. Рассказал цыган волшебнику все, что поведала ему статуя, и отошел в сторону. Подошел к нему добрый волшебник и говорит:
– Не мучайся за меня, Гувалик, у меня свои счеты с Извессой, да и потом старый я уже, много пожил на земле, пора и на покой. Только хочу я перед смертью еще одно доброе дело сделать: избавить мир от злой колдуньи.
Оседлали они коней и в путь отправились. Все случилось так, как предсказала мраморная статуя. Переплыли они три моря, много раз в бурю попадали, да спасала их каждый раз непотопляемая попона. По лугу они ехали – трава лошадям ноги переплетала, но взмахнет Гувалик волшебным перстнем, и расступается трава. В лес они заезжали – звери хищные на них нападали, одежду рвали, пытались загрызть Гувалика и старика. Приходилось тогда брать Гувалику в руки волшебное копье. Через болота пролегал их путь – воздух отравленный им мешал, но и ото перетерпели.
Земля горела у них под ногами. Брал тогда Гувалик пузырек, что дала ему статуя. Побрызгает водой на себя, на старика, на коней волшебных – и не брал их огонь.
Много ли, мало ли времени прошло – заехали они в чащу дремучую. Глядят: посреди чащи дворец стоит, и нет в том дворце ни дверей, ни окон – только серый камень вокруг. А возле дворца Змей лежит, и из двенадцати его голов огонь валит.
– Зачем, цыган, в мое царство пожаловал? – закричал Змей.
– Хочу я невесту свою, Велевуму, освободить, – крикнул Гувалик.
Засмеялся Змей так, что все вокруг задрожало:
– Убирайся подобру-поздорову, а иначе живым не уйдешь отсюда!
И началась тут битва большая.
Двенадцать дней и ночей бился Гувалик со Змеем. На двенадцатый день отрубил Гувалик Змею последнюю голову. Едва только слетела последняя голова Змея на землю, как грянул гром, сверкнула молния и слетела к ним злая волшебница Извесса. Крикнул тогда старик:
– Не оставь, Гувалик, мои кости в этом проклятом месте, похорони меня, как подобает.
Ударил Гувалик волшебным копьем в стену и вошел во дворец. Глядит: посредине зала сидит его Велевума, во все черное одета, а на голове у нее черный платок, который ей лицо закрывает.
– Сними платок, Велевума, – приказал Гувалик, – посмотри на свет.
Не узнала Велевума голоса Гувалика.
– Не могу, – отвечает, – я снять платок. Меня им Извесса накрыла. Сниму его и на свою голову беду накликаю.
– Да ты открой лицо, посмотри, кто стоит перед тобой, – воскликнул Гувалик и сдернул платок с головы своей невесты.
Заплакала Велевума, увидав Гувалика, и бросилась к нему на шею. Вышли они на белый свет и видят: перед самым дворцом лежит мертвая Извесса, а рядом с ней добрый старик-волшебник лежит, и в глазах его последняя искра жизни теплится.
– Возьми меня, Гувалик, с собой на родину да похорони там, – прошептал старик и умер.
Все сделал Гувалик, как старик просил, а потом приехал в свой табор. Отец благословил их с Велевумой, и прожили они вместе долго и счастливо.

.




Похожие сказки: