Бегемот, который учился петь



В одном африканском озере жил бегемот по имени Кеша, который любил петь. Причем делал он это в любое время, как только приходило вдохновение. А оно приходило часто, очень часто. Сами понимаете, как может петь существо весом в шесть тонн, с огромной пастью, маленькими глазами, ушами и хвостиком, толстыми ногами. От такого "пения" все озеро приходило в ужас: взлетали в страхе розовые фламинго, уходили на глубину рыбы, отпрыгивали от берега буйволы и олени, пришедшие на водопой. Бесстрашные крокодилы закрывали глаза и притворялись зелеными камнями. Даже львы и тигры поджимали хвосты и испуганно озирались, а сопровождавшие их гиены и шакалы и вовсе прятались в норы. О страусах и говорить не приходилось – они быстрее закапывали головы в песок, думая, что этим самым избегут опасности. О страусах и говорить не приходилось – они быстрее закапывали головы в песок, думая, что этим самым избегут опасности.
А Кеша пел и пел, считая, что приносит радость всем жителям озера, он старался, чтобы его голос был слышен даже в саванне. Дело в том, что бегемот не умел петь, и своим голосом наводил только тоску, страх и чувство постоянной опасности. Только сам Кеша этого не понимал. В конце концов всем животным и птицам это надоело, и они решили втолковать певцу, что своими "талантами" тот мешает им жить. К бегемоту отправилась делегация, состоящая из буйвола Яка, мартышки Сашки и какаду Дудуду.
Они успели вовремя, так как Кеша открыл рот и собирался исполнить очередную композицию с названием "Ай, какая сегодня хорошая вода". Як остановил его:
— Подожди, Кеша, у нас к тебе дело.
— Какое дело? – недовольно сказал бегемот, топчась на месте. – Только давайте побыстрее, у меня вдохновение, я хочу петь для всех. Сегодня я порадую вас новым сочинением…
— Вот об этом мы и хотим с тобой поговорить, – сердито сказала мартышка, восседая на спине буйвола. – Жители озера и саванны решили, чтобы ты нас больше не мучил своим пением. Поэтому тебе придется замолчать.
— Я мучаю своим пением? – изумился Кеша. – Да что вы говорите! У меня прекрасный слух!
— У тебя не никакого слуха! – покачал головой Як.
— У меня прекрасный голос! – продолжал возмущенный бегемот.
— У тебя ужасный голос, совсем не для певца! – парировал буйвол.
— У меня способности сочинять песни и музыку! – сопротивлялся Кеша. Он не хотел признать правоту делегации и думал, что они просто завидуют его таланту, вот и хотят заставить замолчать.
— Увы, твои способности – это пугать всю округу, – мрачно ответил Як, а Сашка добавила:
— Нам надоели твои постоянные концерты! Хватит! От твоего пения у птиц не вылупляются птенцы, не выползают из нор детеныши змей и лис, черепахи, парализованные твоим голосом, не могут ползать. Даже деревья не плодоносят, у нас заканчиваются запасы манго, бананов и киви – скоро мы все умрем от голода. Все звери приказали тебе помолчать, иначе тебе хуже будет. Ты силен, но нас больше, и мы можем тебя наказать.
Ошеломленный таким известием Кеша на некоторое время потерял дар речи. Он осознал, что действительно не может противостоять всему животному миру, уж как бы силен он ни был. Но его задело то, что не признали его таланта певца.
— Ну, не хотите, тогда не буду петь, – обидчиво произнес бегемот. – Вот когда соскучитесь по моему голосу, сами придете и будете умолять, а я все равно откажусь для вас исполнить свою композицию.
— Не беспокойся, Кеша, не придем и не попросим, – захихикала Сашка. – Скучать будем совсем по другим причинам, но не по твоему таланту…
— Но… – тут бегемот растерялся. Он еще надеялся, что это шутка, и на самом деле животным нравится его пение… А теперь придется замолчать, забыть о своем вдохновении. Но без пения Кеша не может жить, он начнет чахнуть, худеть, потеряет аппетит и, может быть, даже умрет… – Но ведь я тогда не буду тем, кем являюсь сейчас – музыкальным бегемотом, – прошептал бедолага. – Тогда какой мне смысл жить? Без музыки нет жизни для меня…
Не ожидав такого оборота, делегация зверей замолчала. С одной стороны, им было его жаль, а с другой, он порядком надоел всем. И тут голос подал какаду, который все это время о чем-то размышлял:
— Я понимаю тебя, Кеша, и готов тебе помочь…
— Как? – с надеждой посмотрел на птицу бегемот.
— Тебе нужно учиться пению, если уж ты не можешь жить без этого. Тогда ты не будешь вызывать у нас раздражение, а может, даже вдохновишь нас на хорошие дела…
— А где мне учиться? – недоумевал бегемот. – В озере нет тех, кто мог бы меня научить красиво петь. Может, ты, Дудуду?
— Нет, Кеша, я не могу учить, так как у меня нет таланта, – серьезно произнес какаду. – Но я знаю одного учителя, который поможет тебе.
— Кто же это? – хором спросили и Кеша, и Як, и Сашка, явно заинтригованные этой вестью.
— За пустыней и горами живет лягушка Марион, известная композиторша и певица, она дает уроки всем желающим. Так что ты, Кеша, ступай к ней и научись петь, если хочешь стать настоящим солистом и музыкантом. И только тогда возвращайся сюда и докажи, что имеешь право петь для нас…
— Ой, как хорошо! – обрадовался Кеша. – Я прямо сейчас же отправлюсь в путь. Я уверен, что Марион возьмет меня в ученики.
— Но знай, что есть также жаба Бояне, считающая себя самой лучшей учительницей пения, но которая на самом деле ничему научить не может – у нее нет никаких способностей. Зато самоуверенности, зазнайства и чванства столько, что этими чертами характера можно заполнить любой сосуд. Так вот, остерегайся ее, – предупредил какаду.
— Да-да, конечно, – рассеянно сказал бегемот, вылезая на песок. Он невнимательно слушал какаду, так как мысленно был уже в пути. Он думал, что быстро найдет себе учительницу, та также быстро научит его красиво петь и он вернется обратно в озеро как маэстро. И поэтому не стал тратить время на пустяки и собрался в дорогу. Буйвол, мартышка и какаду проводили его до саванны, а потом сказали:
— А теперь, Кеша, ступай один, и пускай тебе сопутствует удача!
— Ага, спасибо, – пробурчал бегемот, топая вперед. Он даже не обернулся помахать своим провожающим. Впрочем, те и не обиделись, понимая, что Кеша сейчас погружен в свои мысли.
А бегемот на самом деле думал, как бы пройти саванну, перейти горы и найти болото, где живет лягушка Марион. Нужно сказать, что идти по саванне нелегко, особенно под горячими лучами солнца, однако бегемот мужественно перенес все трудности. Его не испугали рык львов, хохот гиен, шипение змей, ведь своим ужасным пением Кеша сам мог напугать кого угодно. Просто тяжело было нести свою огромную тушу по песку, сухой траве и камням. Над ним летала мошкара, мухи, мешавшие ориентироваться, может, поэтому он сбился немного с пути и вместо речки, где жила лягушка Марион, попал в болото жабы Бояне.
В это время жаба – весьма толстая, покрытая слизью, пупырышками на коже – сидела на самом большом камне и с высоты ужасно квакала для всех местных жителей:
— Квар-квар-ка-ка-ка, квар-квар-ка-ка, уууу, квар-квар-ка-ка… – это она исполняла новую песню о том, какая она красивая, умная и пригожая. Конечно, другие жабы слушали ее с удовольствием, ибо все эти земноводные не имели слуха и считали пение Бояне самым прекрасным на свете.
— Браво, браво, Бояне, наша звезда эстрады! – кричали они, сидя на грязных кочках и подпевая ей. Некоторые кидали артистке лилии и лишайники в знак преклонения перед ее талантом. А другие приносили ей червяков, мух и улиток в качестве угощения. Считалось, что только сытая певица может так красиво петь.
В это время земля затряслась – это шел бегемот. Жабы с испугу попрыгали в болото. Бояне подавилась собственным языком, однако убежать не успела – перед ней возник Кеша. Такой огромный, тяжелый субъект мог напугать любого, и жаба мелко затряслась, думая, что сейчас ее сожрут. Она даже глаза закрыла, чтобы не видеть страшных клыков.
— Я – бегемот из озера! – проревел незваный гость, осматриваясь. Он удивился, что в таком вонючем месте может жить великая учительница пения. Однако особенно не задумался над этим, он устал от столь длинного похода. – Я пришел сюда, чтобы научиться петь! Мне сказали, что здесь живет лягушка Марион, и она самая талантливая музыкантша на свете.
Как бы ни дрожала, как бы ни боялась Бояне, да только последняя фраза Кеши ее страшно возмутила.
— Квар-ка-кварка, это Марион самая лучшая?! – заквакала она со злостью. – Кто тебе сказал такую глупость, квар-ка-ка? – обычно конкуренты редко терпели друг друга, а жаба вообще на дух не переносила лягушек.
— Как это кто? – осекся бегемот. – Какаду Дудуду, а он знает многое. Он мне и рассказал про Марион, ее способности петь и учить пению других.
— Этот твой какаду, квар-ка-ка-ка, глупый и многого не знает, – сердито произнесла Бояне. – Потому что он не понимает, что самая лучшая певица и учительница, квар-ка-ка, – это я, жаба Бояне.
Тут бегемот вспомнил, что это имя произносил Дудуду, однако в контексте чего – не помнил. "Может, какаду сказал, что самая лучшая учительница именно Бояне, а я просто не расслышал?" – подумал Кеша, озадачено почесывая голову, а потом, немного поразмыслив, решил просить жабу принять его в ученики.
— Вообще-то он говорил про тебя… – несколько неуверенно произнес он, видимо, все еще сомневаясь в правильности своих слов. – Что-то про пение…
— Ага, квар-ка-ка! – обрадовалась жаба. – Значит, моя слава достигла, квар-ка-ка, и озера за горами и саванной?
— Ну, раз про тебя говорил Дудуду, значит, ты прославилась и у нас, – ответил бегемот.
Жаба тут же надулась от тщеславия. Она высокомерно посмотрела на гостя и сказала:
— Ну, что же, квар-ка-ка, раз ты проделал такой большой путь, чтобы отыскать именно меня, великую певицу и музыкантшу, квар-ка-ка, то я не откажу тебе в столь несложной просьбе. Я, квар-ка-квар-ка, возьму тебя в ученики. Только знай – у меня, квар-квар-ка-ка, серьезные требования к ученикам. Ты выдержишь все мои испытания и проверки, квар-ка-ка?
Конечно, бегемот был готов пойти на это, лишь бы стать настоящим солистом.
— Хорошо, квар-ка-ка, – довольно произнесла Бояне. – Начнем, не теряя ни минуты. Для начала тебе нужно научиться жить по-жабьи…
— Что-что? – не понял Кеша.
— Чтобы петь прекрасно как я, квар-ка-ка, необходимо воплотиться в жабу, – пояснила Бояне. – И лишь тогда ты поймешь, почему у меня, квар-квар-квар-ка-ка-ка, такие большие успехи в искусстве!
Бегемот немного растерялся, а потом решил, что в этих словах есть истина. Действительно, ведь жаба так хорошо поет, потому что она – жаба. И Кеша сумеет, если представит себя такой земноводной. Правда…
— Я не смогу стать зеленой и маленькой, как ты, о, великолепная Бояне, – сказал бегемот.
— Ничего, квар-ка-ка, мы тебе поможем! – Бояне была решительна в своих мыслях. – Для начала тебе, квар-ка-ка-ка, нужно взять побольше лишайников, мха, травы, лилий и, квар-ка-ка, натереть ими свою толстую кожу, чтобы она стала зеленой. И это нужно делать постоянно, квар-ка-ка, лишь тогда ты станешь немного похожим на нас, жаб.
Бегемот сначала нерешительно потоптался на месте: уж больно не хотелось ему менять свой цвет, да к тому же собирать вонючие растения по всему болоту – дело не из приятных. Но ничего не поделаешь, раз уж решил стать учеником такого великого маэстро, нужно чем-то жертвовать. И Кеша стал бродить по зеленовато-коричневой жиже, срывая кувшинки лилий, стебли водорослей, мох и лишайники на камнях. Его тошнило от этих страшных запахов, но бедняга бегемот терпел. Нелегко ему было собрать большое количество растений, чтобы из них сплести нечто наподобие мочалки и начать ею обтираться под пристальным вниманием всех жителей болота и одобрения жабы:
— Квар-ка-ка, все делаешь правильно, Кеша, квар-ка-ка!. .
Пока бегемот натирался, Бояне открыла ему очередной секрет воплощения в жабу:
— Кроме того, квар-ка-ка, тебе нужно научиться прыгать, как мы…
— П-прыгать? – содрогнулся от ужаса Кеша. – Но я не могу прыгать…
— Почему?
— Я – толстый и тяжелый, у меня огромные ноги, на них не попрыгаешь, – разумно ответил бегемот, прекращая растираться. По его телу текла грязная зеленая жидкость от раздавленных растений, кожа его чесалась. И Кеша даже взял палку, чтобы почесать наиболее раздраженные участки.
— Ну, нет, квар-ка-ка, это не годится! – недовольно воскликнула Бояне. Рассуждения бегемота ей казались несерьезными и смешными. – Ты желаешь быть певцом, но не хочешь учиться! Поэтому я отказываюсь, квар-ка-ка, быть твоим учителем, если ты будешь пререкаться и обсуждать мои методы, квар-ка-ка!. .
Кеша испугался:
— Он, нет, нет, уважаемая Бояне, я стану прыгать, как вы хотите! – и бегемот попытался подпрыгнуть. Конечно, это трудно назвать прыжком. Потому что поднять свою многотонную тушу не просто даже его мускулам. Он лишь приподнялся на секунду на тридцать сантиметров и плюхнулся обратно в жижу…
Только что из этого получилось – один ужас! Бегемот поднял настоящее цунами, которого здесь никогда раньше не было: волна прошлась по болоту, сметая все на пути. Все жабы, птицы, головастики, пиявки и растения были выброшены наверх. Поднялся большой переполох. Но Кеша этого не заметил, он был сосредоточен на желании еще раз подпрыгнуть и сделать это так, чтобы понравилось Бояне. Однако и во второй раз у него все получилось неудачно. И новая волна покатилась по болоту, создавая очередной шум и гвалт среди жителей местности. Бояне, едва не захлебнувшаяся в первый раз, вцепилась в камень и висела на нем, как вдруг следующая волна смыла ее в жижу. Рядом образовалась воронка, которая засосала жабу на глубину. Бояне треснулась головой об подводные камни, у нее в глазах все помутнело. И все же она сумела всплыть.
— Все, квар-ка-ка, хватит! – закричала она, заметив, что Кеша собирается прыгнуть в третий раз. – Я вижу, квар-ка-ка, что с этим делом у нас не пойдет! Ты для прыганья, квар-ка-ка, – неспособный ученик! Поэтому этот метод, квар-ква-ка-ка, мы оставим на потом!. .
Кеша остановился, огляделся и только сейчас заметил, что он натворил. Повсюду слышались недовольное кваканье жаб, щебет птиц, писк моллюсков. Казалось, все болото вспахали большим плугом. Кеша почувствовал себя виноватым, ему стало стыдно, что он такой толстый и неуклюжий.
— Простите меня, – пролепетал бегемот. – Видимо, я никогда не сумею прыгать как вы. А значит, стану хуже петь…
— Это правда, квар-ка-ка! – пробурчала Бояне, злясь на бегемота. – Тот, кто плохо прыгает, тот плохо и поет!. .
— И что же мне делать? – сник совсем Кеша, трудно было не расстроиться из-за отсутствия таланта в прыжках.
Бояне знала очередной рецепт:
— Чтобы иметь такой голос как у жабы, тебе, квар-ка-ка, необходимо каждый день питаться комарами, мухами, пиявками…
— Бррр! – невольно вырвалось у Кеши. Он представить себе не мог, как можно кушать такую гадость.
— А можно кушать что-нибудь другое, например, бананы или кукурузу? – с надеждой спросил бегемот.
— Что за глупости, квар-ка-ка! – разозлилась еще сильнее жаба. – Мы не едим бананы и кукурузу, квар-ка-ка! Иначе бы не могли бы прекрасно петь, квар-квар-квар-ка-ка! Только жирные пиявки и толстые мухи пробуждают в нас желание петь и дают нам для этого силы, квар-ка-ка!
Бегемот вздохнул и стал искать пиявок и мух. Но он, конечно же, был неповоротливым, и ему было трудно найти и поймать в воде шуструю пиявку, а в воздухе стремительную муху или комара. Он все время промахивался, сшибая тростники. Так Кеша промучился часа два и сумел наскрести лишь нескольких червяков и парочку жуков.
— Это, квар-ка-ка, тоже сойдет, хотя для пения требуется деликатес из пиявок, квар-ка-ка, – сказала Бояне, критически осмотрев улов бегемота. – А теперь проглоти все это.
Бегемот зажмурился, попробовал это на вкус… и тут его стошнило. Такое отношение к местной пище взбаламутило жителей.
— Смотрите! Этот бегемот отказывается от нашей еды! – кричали жабы, головастики и цапли. – Видите ли, ему не нравится то, что мы едим! Вон из нашего болота! Этот бегемот и так нам принес только неприятности, так теперь еще и оскорбляет нас! Нечего ему здесь делать! Вон! Вон!
Кеша подавленно молчал. Он не знал, как оправдаться. Вот только кушать червяков он отказывался.
— Квар-ка-ка, это плохо! – произнесла Бояне, хмуро оглядывая Кешу. – Из тебя не получится певец, квар-квар-квар-ка-ка! Я только зря трачу на тебя силы и время, квар-ка-ка! Ты ничего не умеешь делать, как мы – быть зеленым, прыгать и кушать, квар-ка-ка! Поэтому тебе лучше уйти отсюда, квар-ка-ка, пока не разозлил всех окончательно!. . Я не хочу тебя видеть, квар-ка-ка!
Кеша тяжело вздохнул и пошел прочь. Вслед ему смеялись жители болота. Слезы лились из глаз бегемота ручьем. Ведь он так и не стал великим певцом. Бояне отказалась учить его, и что же ему теперь делать? Как вернуться домой неучем? И, как бы издеваясь над ним, Бояне запела ему вслед свой очередной шлягер:
— Квар-квар-квар-ка-ка-ка! Квар-ка-квар-ка-квар-ка-ка-ка!. .
Бегемот ничего не понимал в этом пении, однако чувствовал, что песня касается его. И вправду, жаба пела том, что только болотные существа способны быть великими маэстро, а она – самая лучшая певица в мире! И никто другой не научится исполнять композицию так, как жаба Бояне! Естественно, жители поддерживали ее аплодисментами и криками. О бегемоте никто не хотел и вспоминать.
А Кеша тем временем шел по тропе и рыдал. Лесные жители с удивлением смотрели на него: как же так – такой большой, сильный, а плачет? Им был невдомек: ведь не каждому объяснишь, что слезы идут у бегемота из-за того, что он потерял возможность научиться петь и стать хорошим певцом.
— Почему бегемот плачет, ква-ква? – раздался веселый голос. – И что он делает здесь, ква-ква?
Кеша остановился и с удивлением посмотрел на лягушку, которая сидела на камне у речки. Это была симпатичная лягушка, вся украшенная серьгами и браслетами из трав, да и вид у нее был веселый, доброжелательный. Бегемот это сразу почувствовал и перестал плакать.
— Я пришел из далекого озера, пересек горы и саванну, чтобы найти учителя, который научил бы меня петь. Но жаба Бояне сказала, что из меня не выйдет толк…
— Почему, ква-ква? – поинтересовалась лягушка, вдыхая аромат ромашки, которую держала в лапе.
— Потому что я не зеленый, не маленький, не умею прыгать и не кушаю пиявок и мух…
— Но чтобы петь, ква-ква, вовсе не обязательно соответствовать этим параметрам, – удивленно сказала лягушка. – Для этого нужно вдохновение и – самое главное – желание! А мастерство, ква-ква, придет лишь с упорными тренировками, постоянными занятиями!
Бегемот задумался.
— Так, значит, вовсе не обязательно прыгать и есть пиявок?
— Ква-ква, конечно, нет! – засмеялась лягушка.
— Но все равно, мне нужен учитель, – вздохнул Кеша. – А где мне его найти?
Лягушка закрыла один глаз, склонила голову, словно о чем-то размышляла, а потом заявила:
— Если хочешь, ква-ква, то я стану твоим учителем. Я научила пению немало животных Африки. Ко мне даже из Азии и Европы прилетали на стажировку и остались довольными, ква-ква.
— А как тебя зовут? – спросил Кеша.
— Марион…
— Ой, Марион! – обрадовался бегемот. – Значит, о тебе мне рассказывал какаду Дудуду. Он советовал мне найти тебя и стать твоим учеником. Как хорошо, что я повстречал тебя! Ура-а!
— А-а, знаю я эту птицу, ква-ква, – вспомнила лягушка. – Мы с Дудуду часто бывали на концертах соловьев и канареек – моих учениц.
Так бегемот остался жить у речки. А Марион принялась обучать его искусству пения. Только ее методика отличалась от Бояне: она не заставляла бегемота есть комаров или прыгать, краситься в зеленый цвет или складываться в три погибели, чтобы выглядеть маленьким. Наоборот, она считала: певец должен быть свободным, открытым, чувствовать энергию, иметь вдохновение, верить в себя и в окружающих, ради которых он будет петь. Для этого она учила Кешу всматриваться в восходы и закаты солнца, любоваться луной и звездами, чувствовать дуновение ветра и видеть в пролетающих по небу облаках те или иные фигуры. Лягушка считала, что, только поняв окружающие звуки, можно уловить ритм и настроиться на нужную струну в своей душе. Так бегемот понял, как плачет ива, грозно шелестит дуб, пыхтит баобаб, жужжит пчела, рычит лев и ухает филин.
— Как прекрасен мир! – радовался Кеша, но тут же хмурился: – Но ведь я не умею петь.
— Подожди! – усмехалась Марион. – Мы только в начале пути, не все сразу. Не торопись! Ты понял гармонию мира и теперь должен жить с этой гармонией. Именно из окружающего мира следует черпать темы и вдохновение!
Потом лягушка стала заниматься с Кешей сольфеджио. Бегемот долго разбирался в нотах, ему было нелегко исполнять их, особенно с трудом давались ему "соль" и "си". Однако вскоре и с этой проблемой он справился. Он понял, как поют басом и фальцетом, как определять и поддерживать ритм, а также научился многим и многим другим премудростям вокала. Заодно бегемот учился играть на различных музыкальных инструментах. Так, слоны изготовили для него контрабас, зебры – барабан, а дятлы – флейту. Кеша старательно водил смычком по струнам, исправно дул во флейту и бил по барабану. Так что кроме умения петь, у него появились навыки играть на инструментах. Так что скоро бегемот мог сам себе аккомпанировать.
На уроки часто собирались местные жители, желая послушать великолепный голос Кеши и его композицию на контрабасе. Даже гиены, и те переставали хихикать, потому что им нравились все звуки, шедшие со стороны речки. С каждым днем мастерство ученика повышалось, и все животные признавали, что слушать Кешу все приятнее и интереснее. Бегемот умел петь как веселые и задорные песни, от чего сами ноги неслись в пляс, так и грустные, вызывавшие печаль в душе, размышления и тревогу. То есть как настоящий певец Кеша настраивал своих слушателей на тот или иной психологический лад.
Так продолжался целый год, и однажды лягушка печально сказала:
— Все, дорогой Кеша, ква-ква, ты закончил учебу!
— Как! – вскричал бегемот, не веря своим ушам. – Неужели я постиг науку пения и музицирования?
— Да, ква-ква, и ты был самым способным и прилежным учеником, – подчеркнула Марион. – Сегодня ты сдал экзамен и можешь возвращаться домой.
Бегемот сильно соскучился по дому, и лишь желание получить хорошее образование удерживало его у Марион. И теперь он заторопился обратно. Конечно, Кеша был вежливым, и он поблагодарил не только Марион за учебу, но и других жителей, которые поддерживали его и помогли, например, с музыкальными инструментами. В свою очередь, те пожелали ему творческих успехов и расцвета таланта.
А потом бегемот направился домой. С песней он быстро добрался до своего озера. И песня помогла ему легко преодолеть саванну, горы, опасности, он нашел много новых друзей. Его пением были очарованы все, кто встречался ему на пути. Даже жабы перестали слушать Бояне и запрыгали в сторону бегемота, вызвав гнев и злость у старой жабы.
В озере уже ждали своего героя. Слава о великом певце достигла и этих мест. Буйвол Як, мартышка Сашка и какаду Дудуду приветствовали бегемота.
— Мы рады, что твой талант раскрылся! – сказал Як. – Теперь у нашего озера будет своя достопримечательность – бегемот Кеша, который начнет свою концертную деятельность.
— Может, и ты станешь учителем для наших детишек, – добавила Сашка. – Мартышки тоже любят петь.
— И птицы с удовольствием возьмут у тебя уроки сольфеджио, – отметил Дудуду.
Бегемот в свою очередь поблагодарил их за поддержку и сказал:
— В честь моего возвращения домой и в знак признания своему учителю лягушке Марион я сегодня дам для вас сольный концерт.
И бегемот запел. Как очаровательно он пел под звуки контрабаса, каким прекрасным был его голос! Даже рыбы замерли в воде, а птицы – в воздухе, едва услышали мелодию. После этого звери решили назначить Кешу главным певцом озера и попросили организовать оперу.
Кеша не отказал в этой просьбе. Новый творческий коллектив, состоящий из буйволов, львов и фламинго, вскоре появился в округе, и его художественным руководителем и дирижером стал, конечно, бегемот. Начались гастроли по Африке. Немало мест повидал бегемот со своими друзьями. Конечно, навестил он и Марион, которая была в восторге от оперы, а также болото, где проживала Бояне. Тамошние жители поняли, что быть великим певцом может и тот, кто не зеленый и не прыгает. А Бояне была осрамлена и подавилась собственным языком, когда хотела перепеть Кешу. От злости они забилась под камень и оттуда больше не выглядывала.
Вот так сложилась судьба простого бегемота одного из африканских озер.

.




Похожие сказки: