Зазеркальные истории. Особый случай.



Чемоданы, метла, растения, множество книг, одежда, важные документы и просто отдельные, не поддающиеся к какой-либо категории вещи окружали со всех сторон Анай. В голове у девочки уже который день вертелся один и тот же вопрос: «Когда же это все закончится? И закончится ли вообще?» Состояние полнейшего хаоса вокруг вызывало у Анай чувства безысходности и беспомощности. Иногда у девочки возникало ощущение, что все эти вещи, лежа на своих «неместах», просто питаются ее силами и получают еще от этого огромное удовольствие. Сегодня же пришел тот момент, когда сил у Анай совсем не осталось.
Закрыв от усталости глаза, девочка услышала шорох, доносящийся из угла. Повернув голову по направлению к звуку, Анай увидела лежащую на полу толстую книгу, которая пыталась встать во весь свой рост.

— Ой, ты что это делаешь? — с огромным удивлением задала вопрос Анай книге, ворочающейся в углу.

— И она меня еще спрашивает, что я делаю — начала ворчать книга — Я пытаюсь спасти свой красивый переплет.

— И она меня еще спрашивает, что я делаю — начала ворчать книга — Я пытаюсь спасти свой красивый переплет. С такой хозяйкой-то я скоро не только пылью покроюсь, но еще и разбухну от влажности. Ты же меня в самый сырой угол закинула. Если тебе все равно как жить, то мне — нет! — сурово проговорила книга.

— Эх, на тебя хоть не наступают грязной обувью — послышался с пола голос пледа, когда-то покрытого красивыми цветами. Я тут уже который день лежу, стал специально мешать ей проходить через комнату, думал, что когда начнет запинаться, то положит меня на место, а неееет… ничего не помогает!

— Мне бы ваши проблемы — проговорила метла, лежащая на книжной полке. — Вы посмотрите, куда она меня забросила! Ну, для чего я тут нужна? Кому я тут полезна? Только зря пыль собираю, да еще вон пауки мной стали интересоваться. Паутины свои плетут. Я уж и падала отсюда, и цепляла ее, когда она мимо проходила, а все без толку. Ничего не понимает!

— А нас уже мошки заели — стали причитать растения — света нам не хватает, солнца не видим, чахнем… Окна-то совсем не мытые, света мало проходит… Закидали уже весь пол отсохшими листьями, раскрошили их даже, а ей все равно. Совсем не замечает!

— Это что же такое? Вы что, решили восстание вещей тут организовать? А ну-ка, молчать! А то вообще всех выброшу, будете знать!- с возмущением проговорила Анай.

Все сразу притихли, а растения сказали:

— Мы же сразу предупреждали, что не получится у нас с ней договориться… Не умеет она любить… не умеет уважать…

— Кого это я не люблю и не уважаю, вас что ли? — спросила недовольно Анай

— Нет, если бы нас, то все было бы не так уж и плохо. Себя ты не любишь и совсем не уважаешь — это гораздо страшнее.

— Я не уважаю и не люблю себя? Подождите, я же ВАС не убираю, и на ВАС не обращаю никакого внимания, при чем же тут я? Выходит, я ВАС не люблю, это ВЫ мне не нравитесь. И это ВЫ не такие как надо, а вовсе не Я! — все больше распаляясь, говорила Анай.

— Так делу не поможешь… — подала голос со стола, заваленного документами, любимая кружка Анай.

Когда-то давно, девочке подарили ее в знак благодарности и с тех пор, Анай всегда дорожила ею, поэтому всегда мыла ее, ухаживала и ставила на свое место. Пожалуй, это была единственная вещь в доме Анай, которая ее радовала и напоминала о хорошем.

— Кружка, ты тоже разговариваешь? — радостно проговорила Анай. — Значит, я все-таки не одна! Ты же не считаешь, что они правы? Ведь это я их не люблю, а не себя, правда?

— Конечно, ты их не любишь, это правда. Но только у меня есть вопрос: чей организм больше страдает от того, что дышит пылью, организм книжек или твой?

— Наверное, мой… Книгам же вообще дышать ненужно…

— А кто больше страдает от паутин в доме, метла?

— Пожалуй, тоже я…

— А солнце, разве оконным стеклам оно нужно?

— Нет, пожалуй, нет…

— А тебе?

— Я люблю солнце… — проговорила Анай — Кружка, но неужели это значит, что вещи тут не при чем? Неужели я просто совсем не забочусь о себе? Но вот, допустим, ты. Ведь о тебе я забочусь, ты мне нравишься.

— А почему ты обо мне заботишься? — спросила кружка.

— Ну, потому, что мне тебя подарили добрые люди, которые сказали, что я им помогла. А еще они дали мне понять, что я добрая и хорошая.

— Т. е. они проявили к тебе любовь и уважение?

— Ну да… Получается, что так.

— Поэтому ты сейчас и ко мне так относишься, поэтому и дорожишь мной. А другие вещи, находящиеся здесь, таких людей за своей спиной не имели. Они не подаренные кем-то, не чьи-то, а твои собственные, но так как ты себя уважать не умеешь, поэтому и к ним относишься соответственно — ответила кружка.

Анай призадумалась. Похоже, сто кружка была права…

— Но кружка, как же мне начать уважать и любить себя? Ведь я этого совсем не умею?

— А ты представь себе кого-нибудь, кого ты действительно любишь и уважаешь и ответь на вопрос: что ты будешь делать, чтобы этот человек понял как ты к нему относишься?

— Ну, например, я могу говорить ему, что он мне дорог, или
за ним ухаживать, или помогать ему. Могу хвалить его, могу поддерживать. На самом деле, много чего могу!

— А чем же ты хуже других? Если хочешь научиться уважать и любить себя — поддерживай, помогай, хвали себя, ухаживай за собой и говори о том, что ты себе дорогА! Перестань критиковать, перестань стесняться себя, перестань себя стыдится, и разберись уже с этим бардаком, ведь тут не то что сесть некуда, а и дышать особо нечем!

— Но разве это не эгоизм, делать все в первую очередь для себя? Разве не лучше отдавать хорошее другим людям, а себе так, что останется?

— Конечно, делиться с другими — это здорово! Но тут есть одно правило: ты не можешь поделиться тем, чего у тебя самой лично нет! Если у тебя нет куска хлеба — ты не можешь им поделиться, если нет денег — нечего будет отдать, если нет внутри чувства уважения и любви, то сколько бы ты не старалась, поделиться ими не удастся!

— Даааа, похоже ты права… Но с чего же мне тогда начать? — спросила Анай

— Как всегда — с себя! Наберись силы, попей чай, и позволь уже себе без угрызений совести съесть любимую шоколадку, пускай даже на ночь! От этого никто не умрет! Сходи в магазин и купи то, о чем уже давно мечтала; встань пораньше и оставь себе время, чтобы послушать пение птиц; открой наконец окна и впусти свежий воздух, подойди к зеркалу и скажи себе комплимент, ведь не может быть такого, что в тебе нет ничего хорошего! Или ты настолько могущественна, что позволяешь себе считать, что мудрая, великая и безупречная природа, сотворившая тебя, — плохой творец? И еще — улыбайся, каждый день, каждое утро, каждый час. Не для кого-то, но для себя. Потому что когда человек улыбается, он становится прекрасным.

Анай на мгновение закрыла глаза, раздался пронзительный свист. Кипящий на плите чайник быстро вернул девочку к реальности. Обстановка в комнате не изменилась. Все вещи по-прежнему лежали на своих «неместах», но только сейчас Анай чувствовала сильный прилив сил. Открыв окно и налив в свою любимую кружку ароматного чая, девочка подошла к шкафу и нашла в нем коробку конфет, лежащую и ожидающую «особого случая». Сегодня этот случай наконец-то наступил. Впереди было много нового, много работы, много сомнений и много перемен, но первый шаг был уже сделан. Поднося кружку к губам, Анай широко улыбнулась, на ней стояла надпись: «Все хорошее и плохое уже есть в тебе! Твоя задача — сделать верный выбор!»

Яна Айсманн

.




Похожие сказки: