СКАЗОЧНЫЕ ИСТОРИИ О МАЛЕНЬКОМ ЗМЕЕ ГОРЫНЫЧЕ



ТРЕТЬЯ ГОЛОВА ЗМЕЯ ГОРЫНЫЧА
— Опять у тебя в дневнике тройка, — сердился папа, — Позоришь нас перед всеми! А ведь можешь учиться отлично!
Димка на всякий случай надул губы и чуть не заревел:
— Да-а-а… а как быть пятерочником, если головы всего три? Вам, взрослым, хорошо – у Вас девять… а у учителя вообще двенадцать голов, и все разумные…
— Вот мы в свое время, — наставительно сказал папа, — Не ныли, а сами делали свои головы разумными. И сами выращивали со временем новые головы, а не просили родителей помочь сделать уроки.
Ничего не поделаешь – Димка разложил книги и учебники на письменном столе.
*** *** ***
Димка и рад был бы всегда получать только пятерки на радость учителю и родителям, но пока это было невозможно. Вся беда крылась в его третьей голове. Пока две первые смотрели на доску и внимательно слушали объяснения учителя, третья голова просто спала! Или еще хуже – отвлекалась! Как будто она еще не училась в школе!
Сначала Димка решил выучить арифметику.
— Предположим, что у тебя было семь летних костюмов, — сказала Первая Голова учительским голосом, — Из двух ты уже вырос, одно разорвался
Из семи счетных палочек Димка отложил в сторону две, а потом еще одну. Вторая Голова внимательно слушала. Вторая Голова внимательно слушала.
— Сколько костюмов у тебя осталось? Не знаешь? А ты посчитай палочки! Семь минус два минус один будет четыре!
Димка взял мел и написал на маленькой черной доске
7 — 2 = 5
5 — 1 = 4
Вторая Голова кивнула. Она давно уже научилась цифрам.
— А потом мама купила тебе еще три костюма, а бабушка сшила еще два.

Ведение и автоматизация бухучета
klinika.k31.ru
Так сколько их всего?
Вторая Голова задумалась.
— Давай достанем еще палочек. Смотри, что получается: нужно к четырем старым костюмам прибавить два купленных и два сшитых. Запиши:
4 + 3 = 7
7 + 2 = 9
— Получается, что ты можешь носить целых девять костюмов!
Третья Голова громко засмеялась:
— А вот и неправда! Как же она будет носить осенью летние костюмы? Да и сразу девять на себя не наденешь! Ведь у тебя же одно тело, а не несколько!
Третья Голова весело подмигивала первым двум.
— Ага, крыть нечем! А я-то слушаю, слушаю, даже уже успел заснуть.
Димка от злости запустил пеналом в стену. Вечно Третья Голова все портит!
— Нельзя засыпать, когда занимаешься, — в один голос сказали Первая и Вторая Головы, — Иначе ты никогда не привыкнешь к порядкам в школе и не будешь хорошо учиться!
— Что это за порядок, о котором вы все время толкуете? – удивилась Третья Голова, — Зачем он нужен?
— Чтобы не отвлекаться и все успевать. Когда звенит звонок, мы входим в класс и становимся каждый у своего места. Учитель поздоровается с нами и скажет “садитесь”. Так урок начинается.
— А зачем здороваться каждый раз, если сегодня уже виделись?
— Все равно нужно встать в начале каждого урока. Порядок такой
— Ну и дурацкий порядок! — не согласилась Третья Голова.
— Дальше мы на каждом уроке считаем, или рисуем палочки и закорючки в прописях – этот урок называется «письмо».
— Зачем? – еще больше удивилась Третья Голова.
— Так это же не просто закорючки, а части букв, — втолковывали ей, — Потом мы будем писать буквы, потом слоги, потом слова, а к весне — целые предложения.
— Странно как-то, — заметила Третья Голова, — Лучше бы вы писали целые страницы сразу.
— Ничего не странно, — слегка обиделась Первая Голова, — Прописи детям необходимы для формирования хорошего почерка.
Так часто говорили мама и учитель.
— Подумаешь, — сказала Третья Голова, — И вы все время рисуете закорючки?
— Нет, — важно заявила Вторая Голова, — На чтении мы рисуем красками в альбоме буквы, и придумываем слова, начинающиеся с этой буквы. Тут нужно что-то нарисовать на букву “А”.
— Абажур, — подсказала Третья Голова, посмотрев на лампу.
— Правильно! А еще?
— Абезьяна,
— А вот и неверно! Слово “обезьяна” начинается с буквы “О”.
— Заливаешь! – отмахнулась Третья Голова, — Что я, глухой, что ли!
— Ты очень трудный ученик, — Вторая Голова. Она слышала, что так вздыхают взрослые, если кто-то из школьников не слушается.
Вот так незаметно и получилось, что через полчаса учебник арифметики сиротливо лежал на столе, а Димка – играл под столом маленькими молниями. Ну что ты будешь делать, если одна из голов такая непутевая?
*** *** ***
Впрочем, Димка очень любил свою Третью Голову, потому что не было никого умнее ее, когда речь шла об играх и проказах. Кто, как не она, придумал в прошлом году, что можно подшутить над людьми, сдувая с веревок развешенное для просушки белье? И кто догадался, как летом кататься на санках, сразу после грозы, по радуге? О
Из-за этого другие змееныши уважали Димку и слушались. До вчерашнего дня.
Вчера Димка вернулся домой очень грустный.
— Ты что, заболел? – встревожилась Третья Голова.
— Нет, — заметил Димка, — просто я предложил сегодня после уроков запустить воздушного змея, а ребята меня не послушались. Теперь у них Сашка – главный.
— Сашка? – удивилась Третья Голова, — Не может быть! Ведь он не умеет так интересно играть, как ты! Не умеет так быстро летать, так громко шипеть!
— Конечно, не умеет! – закричал Димка, — Но теперь это и не главное! Теперь главное – как ты учишься!
*** *** ***
Все три Димкины головы поникли. А ведь как здорово все начиналось! Когда змееныши только пришли в школу, учитель показал им настоящие сокровища рода Змеев Горынычей – живую и мертвую воду, волшебный сад с молодильными яблоками, перо Жар-птицы. Всем захотелось быстрее вырасти, но, чтобы уметь колдовать и обращаться с волшебными предметами, нужно учиться…
— Но должно же быть в школе что-то веселое, — вздохнула Третья Голова.
— Ну, иногда мы придумываем интересные вопросы учителю, — вспомнила Вторая Голова. – Он не ругается, ведь он знает все на свете!
Тут Третья Голова от радости громко свистнула:
— Оп-ля-ля! Я согласна! – закричала она, — Мы будем придумывать вопросы!
И выпустила из ноздрей струю дыма.
— Что сталось со мной? Я и сам не пойму!
Мне хочется все знать: Зачем? Почему? – громко пропела Третья голова.
— Зачем заглянуло к нам солнце в окошки?
Зачем есть подушки на лапках у кошки?
Вторая Голова засмеялась и подхватила:
— Зачем заплетает косичку подружка?
— Почему сегодня Вторник? Завтра, почему Среда? – кричала Первая Голова.
Сегодня был не вторник и не Среда, а Пятница, но сейчас это не имело значения.
— Почему наш дядя дворник нас ругает иногда?
— Почему летают птицы? Люди ходят по земле?
Почему же абрикосы не растут на голове? – не отставала от нее Вторая. .
Димка уже икал от смеха, а вопросы все сыпались и сыпались:
— Почему звенит будильник рано-рано поутру?
Почему младенца в сумке носит мама-кенгуру?
— Почему, когда стемнеет, надо нам ложиться спать?
Почему не разрешают цветы кефиром поливать?
— Ну, хватит, хватит, — наконец спохватилась Первая Голова, — Успокоимся!
— Ну вот, а после чтения, математики и письма на последнем уроке мы или рисуем, или лепим, или склеиваем что-то из цветной бумаги, или уходим на физкультуру в спортивный зал.
— А что вы рисуете?
— Ну, что учитель велит. Обычно или вазу с цветами, или батон хлеба и яблоко, в общем, что-нибудь в этом роде. Это называется “натюрморт”.
— Подумаешь, а я люблю рисовать то, что приходит мне в голову, — протянула Третья Голова
— Ну, это тоже иногда можно. Сегодня нам задали дома нарисовать карикатуру на тех, кто не хочет учиться.
— Здорово! – обрадовалась Третья Голова. - Рисовать карикатуры – мое любимое занятие!
Димка мигом достал из портфеля новые акварельные краски. Высунув кончик языка от старания, он трудился. Сначала на листе появился большой круглый шар – это будет лицом. Глаза получились узкими, как у китайцев, и почему-то разного цвета и размера. Пасть растянулась от уха до уха, но выглядела не грозной, а совсем кривой.
Водя кисточкой по бумаге, Димка напевал себе под нос:
Рано-рано вечером,
Рано-рано вечером,
Захотелось мамочке
Уложить нас спать.
Рано-рано вечером,
Рано-рано вечером,
Змеечу Горынычу
Не велят играть!
Уговоры глупые
Мы с тобой не слушали,
Одеяло ватное
Одеяло душное
Сбросили на пол,
Подрались подушками,
Карамельки мятные
Под кроватью скушали,
Рисовали красками…
Тут Димка неловко повернулся, опрокинул стакан, и грязная вода вылилась прямо на скатерть.
И залили стол, — немного смущенно закончила Третья Голова
Димка бросился за тряпкой.
*** *** ***
Утром Димка проснулся поздно. Маме пришлось несколько раз звать их завтракать и стягивать одеяло.
Но все три головы старались, как можно дольше не открывать глаза не только от усталости. Старшие очень рассердились из-за беспорядка на столе. Мама, разумеется, хотела знать: ЧТО! ЗДЕСЬ! ПРОИСХОДИЛО!
— Это вот… рисовали карикатуры… в школе задали, — робко пробормотал Димка.
— Та-ак, — папа строго посмотрел на Димку, — А ты помнишь, сын, о чем мы с тобой договорились?
— Конечно, помню. Когда играешь… то есть наоборот, когда учишь уроки, ни с кем не играть и ни о чем не думать!
— Вот и видно, что ты ни о чем не думал! — всплеснула руками мама.
— Ой, ну то есть ни на что не отвлекаться и об игрушках не думать.
Третья Голова старалась вести себя как можно незаметнее – пряталась за Первую и Вторую.
А Димка принялся учить стихотворение из родной речи. Как и советовал учитель, он читал громко, вслух:
Листья в поле пожелтели,
И кружатся, и летят;
Лишь в бору поникши ели
Зелень мрачную хранят.
— Вот это да! — восхищенно выдохнула Третья Голова. Лермонтов — это Лермонтов, — Такие стихи не каждый день услышишь.
Димка рассказал, что скоро в классе пройдет конкурс чтецов. Там каждый первоклассник должен будет прочитать наизусть самые любимые стихи. Вот и уроки сделаны! За ужином взрослые совсем перестали сердиться, и Димка показал им карикатуру Третьей Головы.
— Никакого сходства, — заметила мама. — Но довольно забавно. Похоже на разбойника с большой дороги…
Папа рассматривал рисунок довольно долго.
— Это хорошо, — сказал он Димке, — Что свои карикатуры ты начинаешь с самого себя.
Третья Голова подавилась пирогом. Только сейчас она поняла, что такое карикатура.

ЗМЕЙ ГОРЫНЫЧ – АРТИСТ
Настроение у Димки явно прокисло. Он сидел над чашкой сладкого горячего чая, смотрел на скатерть грустными глазами и размачивал в стакане сухарик с изюмом. Сухарь давно уже размок и заполнил собой всю чашку, но змееныш и не думал есть. Сегодня его не интересовали ни учебники, ни шалости.
— Что с тобой сегодня? — встревожилась Первая Голова.
— Да так, расстроился, — горько вздохнул Димка, — С бабушкой у меня беда.
— Она заболела? — спросила Вторая Голова.
— Нет, — вмешалась Третья, — Она здорова. Просто совсем перестала слушать.
— Кого не слушает?
— Меня.
Первая и Вторая Головы с сомнением посмотрели на Третью.
— Ты случайно не спятил? Это же ты должен бабушку слушаться, а вовсе не она тебя!
— Ничего вы не понимаете! Я ее должен слушаться, а она меня. Не всегда, конечно, но иногда. Раньше у нас так и было заведено!
— А теперь что.
— Теперь она все время меня ругает. И то ей не так, и это. Хоть домой не приходи.
Димка вздохнул.
— Знаешь, а может быть, это так и положено, чтобы бабушка ругалась? Вот как дети любят играть, так старые люди — ворчать. Она ведь и раньше меня пробирала.
Третья Голова тяжело вздохнула.
— Раньше разве то было! Ну, ругалась, когда мы ленились или не слушались, — А как в школу пошел, бабушка все запрещает. В песок захотелось поиграть — паника. Школьную форму испортишь. Захотел мебель покрасить — бабушка снова ругается! Кричит, что нельзя все в доме красить в голубой цвет.
— Да-а, сложное положение, — посочувствовала Вторая Голова.
— Дела, — протянула Первая Голова, — Слушай, а может быть, тебе что-нибудь ей подарить? Она и развеселится!
— А что ей подаришь? Она что, все нужно, давным-давно наколдовала сама себе.
— А что она раньше делала?
Третья Голова призадумалась.
— Ну… она летает, путешествует. Говорит, ей нравится смотреть, как на белом свете живется. Только раньше она просто интересовалась, а теперь всем стала завидовать. Посмотрит, как люди теперь жить стали – и начинается. Телевизор ей нужен. Спрашивается, зачем? И так ведь с высоты все видно. Нет, хочет какие-то бразильские фильмы смотреть, которым ни конца нет, ни края. Сами видели!

*** *** ***
Димка прилетел, когда бабушка смотрела телевизор.
— А, пожаловал, — скрипучим голосом протянула бабушка, — Вспомнил! А я уж думала — вы придете только на мои похороны!
Димка растерялся, а Третья Голова вдруг покраснела и принялась тонко хихикать, словно вредная девчонка.
— Что тут смешного?! — раздраженно закричала бабушка.
— Э-э-э, — протянул Димка — Бабуля, не сердись, я вдруг вспомнил ужасно смешную вещь…
Но, как Димка ни старался, ни в одну из голов не приходило ничего забавного. Как нарочно!
Но Третьей Голове, видимо, уже попала смешинка в рот. Она смеялась все громче и громче, заливалась хохотом, и Димка невольно тоже заразился весельем. Бабушка побагровела:
— Отвечай немедленно, как ты смеешь надо мной смеяться, негодник! — грозно закричала она.
— Ты знаешь, бабушка — ик! — давясь хохотом, пропищал Димка, — Однажды старуха пошла за водой — ик! набрала полные ведра — ик! — а нести-то ей их тяжело — ик! Поскользнулась она на наледи да как упадет!
— Как ты смеешь насмехаться над старостью! – взревела бабушка. В пещере ощутимо запахло порохом…
К счастью, по первой программе начались новости, молодая красивая диктор важно говорила:
— Правительство заверило, что монетизация льгот будет носить сугубо добровольный характер. В первом полугодии следующего года планируется повышение пенсий на тридцать процентов, во втором — на пятьдесят…
— Молодая девка, а вот как ругается! Я старая, а таких слов не знаю! — восхитилась бабушка.
Тут началась рекламная пауза, и невидимый голос произнес:
— Бабушка любит ананасовый чай!
— Врет — и не краснеет! — обиделась бабушка и щелкнула переключателем.
— Хулио, верь мне! Не уходи! — пронзительно раздалось с экрана. Высокая черноволосая красавица в отчаянии ломала руки. Показывали очередную серию мексиканского телесериала.
— Ты меня уже столько раз обманывала, Лаура! — ответил мужчина.
— Во как убиваются, сердечные! – бабушка сразу повеселела и придвинулась поближе к экрану.
*** *** ***
— Знаете, — важно сказала Третья Голова, — бабушку надо рассмешить, и она забудет про телевизор. Может, ей театр устроить?
Димка даже подпрыгнул от восторга. Совсем недавно они со всем классом ходили в театр. Всем понравилось, правда, Третья Голова утверждала, что не поняла, почему актеры там летали под потолком лапками вверх, но учитель сказал, что это новое прочтение, авангардная постановка.
— Кстати, а что это за театр, о котором ты говорила? — спросила бабушка на другой день.
— Ну, это такое место… в общем, там играют спектакли.
— А весело там? С кем ты там играл?
Димка попытался объяснить бабушке, что такое спектакль.
— Играем не мы, зрители, а специальные люди — артисты, — втолковывал он, — Они выходят на сцену, и считается, что это вовсе не они, а, например, царь, или пришелец из космоса, или Красная Шапочка… ясно?
— То есть они притворяются? – уточнила бабушка.
— Ну… можно сказать и так.
— И что, удается им вас одурачить?
— Да им и так все верят. Так положено, — Димка набрался терпения, — Это называется “роль”. Ну, они разыгрывают какую-нибудь интересную историю на сцене, а публика слушает и смотрит. Когда спектакль заканчивается, все хлопают в ладоши, а артисты выходят прощаться.
Бабушка задумчиво, долго молчал. Потом сильно хлопнула крыльями:
— А по телевизору… тоже артисты?
— Да, конечно, — заверила Первая Голова.
— Что ж, тогда я тоже хочу играть! – обрадовалась бабушка.
Оказалось, что поставить хороший спектакль совсем не просто. Прежде всего, надо было решить, какую историю они разыгрывают. Во-вторых, нужно где-то соорудить сцену, сделать декорации, найти костюмы — словом, дел хватает! Димка даже растерялся, но гордость не позволяла отступить.
Решили ставить “Золотую рыбку”. И Димка, и бабушка очень любили эту сказку. У змееныша всегда сладко замирало сердце, когда он читал начало:
Жил старик со своею старухой
У самого синего моря;
Они жили в ветхой землянке
Ровно тридцать лет и три года.
Старик ловил неводом рыбу,
Старуха пряла свою пряжу.
Пледу пришлось взять на себя роль театрального занавеса, золотую рыбку наколдовали мигом. Труднее всего было изобразить море. Змеи Горынычи не слишком любят сырость.
— Придумала! – воскликнула Третья Голова.
Мигом вытащили из шкафа синюю бархатную портьеру. Когда ее расстелили на полу, тяжелые складки показались настоящими волнами.
Спектакль начался:
Раз он в море закинул невод, —
Пришел невод с одною тиной.
Он в другой раз закинул невод, —
Пришел невод с травою морскою,
В третий раз закинул он невод, —
Пришел невод с одною рыбкой.
Димка знал сказку наизусть. Бабушке очень понравилось изображать ворчливую старуху. В начале сказки ей всегда становилось жалко рыбацкую семью. Как ужасно, когда у тебя есть только корыто, да и то разбитое!
— Не печалься, ступай себе с богом,
Будет тебе новое корыто!
Димка подбросил вверх ванну, в которой его купали во младенчестве. Бабушка поймала ее на лету, но не обрадовалась, а рассердилась:
Дурачина ты, простофиля!
Выпросил, дурачина, ты корыто!
В корыте много ль корысти!
Воротись, дурачина, ты к рыбке;
Поклонись ей, выпроси уж избу.
— Молодец старуха! – заметила Третья Голова, — В ветхом домике зимой холодно!
— Не отвлекайся, — одернула его Первая Голова, — Скоро старуха захочет стать столбовой дворянкой, а ты несешь отсебятину.
— Нет уж, дворянами нам становиться ни к чему, — заявила бабушка, — Им жилось скучно — то неприлично, се не положено. Уж я знаю!
— Ты, может, и знаешь, а вот старик со старухой не знали! — стояла на своем Первая Голова, — И не выдумывай, чего нет в книжке!
Бабушка обиделась:
— Ты меня не учи! У старухи ничего не было! А в хозяйстве новый сервиз понадобится, и шуба, и конструктор! Да и без утюга сложно обойтись!
— Ты что, умней Пушкина? — не уступала Первая Голова, — Он не писал ни о каком утюге!
— Так при Пушкине конструкторов и утюгов не было! Как же он мог дарить старухе то, что сам никогда не видел?
На это возразить было нечего… И тут Третья Голова вспомнила, как спорили в театре взрослые. Многим не понравился спектакль, он утверждал, что в книжке все совсем по-другому. А учитель Димки говорил, что это новое, оригинальное, авангардное прочтение произведения, и рассчитано оно на тех, у кого голов больше десяти… А у бабушки голов всего девять.
Конечно, старуха тут же получила заветный утюг. Когда поворачиваешь регулятор, на крышечке загораются разноцветные лампочки…
— Не забудь про новую мебель, — шепотом подсказывала Третья Голова.
— Сама знаю, — огрызнулась Вторая…
Золотая рыбка не скупилась. Старик со старухой обзавелись новой итальянской мебелью, и стиральной машиной последней модели, и шубами из “снежной Королевы”. Затем наступила очередь любимой игрушки Рыжика — конструктора “Лего”, и стирального порошка “Дося”, и папиного масла для машины, и туалетного мыла для особо чувствительной кожи, и многого, многого другого…
Вскоре пещера была так заставлена, завешана, завалена вещами, что Димка не мог в ней повернуться. Димка побагровел от усталости и то и дело смахивал со лба пот.
— Вроде у нас вес, как у людей, — сказала, наконец, бабушка.
— Подожди, дай отдышаться, — взмолился Димка.
Он пытался выбраться на кухню – попить воды. Случайно наступив на край портьеры, змееныш неосторожно опрокинул банки с любимым бабушкиным квасом…
— Осторожнее! — испуганно закричала бабушка, — Ну ни на минуту нельзя оставлять вас без присмотра.
Все три головы торжествующе переглянулись. Это было такое знакомое, такое родное ворчание!
— Да уж, действительно, — авангардная постановка, оригинальный взгляд на Пушкина! — рассмеялась бабушка, развешивая для просушки портьеру.

НЕПРИЗНАННЫЙ ГЕНИЙ
На уроке письма учитель сказал, что сегодня у змеенышей – настоящая самостоятельная работа
— Мы уже выучили все письменные буквы, — объяснил он, — Сегодня до конца урока каждый из вас должен вспомнить как можно больше слов на определенную букву и составить с этими словами предложение. Приступайте, друзья, ничего сложного для прилежных учеников тут нет!
Класс потрясенно вздохнул. До сих пор задание давалось только одно на всех. В комнате повисла напряженная тишина, даже головы переговаривались между собой едва слышным шепотом.
Димке досталась буква К. Он тяжко вздохнул – почему-то даже в его Первую, самую умную, голову не приходили никакие иные слова, кроме «карася» и «кренделя».
— Если хочешь что-то сказать, Петя, надо поднять руку, — заметил учитель Петьке, который постоянно крутился и ерзал.
— Да… хочу. Скажите, Змей Учитель, а писать надо синими чернилами? Или мы сами можем решить, какими?
— Разумеется. Все обычные правила действуют. Не думал, что вам придется их напоминать.
*** *** ****
Третья Голова Димки грустно поникла. Нет, она давно запомнила, что в тетрадках нельзя рисовать – только писать или решать примеры. У больших часто бывают весьма странные представления о жизни.
— Ну, придумай же слово на К! – с отчаянием подумал Димка.
— Красная… ручка, — вдруг прошептала Третья Голова.
— Которой тебе совсем скоро поставят пару, — ехидно вмешалась Вторая Голова, — «Красная» — это не слово!
— Как это не слово! – возмутилась Третья Голова, — Еще как слово!
— Подними руку и спроси, — благоразумно вмешалась Первая Голова.
Учитель подтвердил, что «красная» — тоже слово на букву К. Третья Голова показала Первой язык.
— Подумаешь, придумала одно слово и рада до смерти, — прошипела Первая Голова, — Много от него толку!
— Много, — заявила вдруг Третья Голова, — Я придумаю настоящую Красную историю. Про все на свете!
*** *** ***
Димка увлеченно записывал под диктовку Третьей Головы:
Красная История:
— Красной девице красное солнце
Красной весной заглянуло в оконце.
Вырвался с шумом из носика пар —
Красною медью сиял самовар.

Стали краснее от солнышка лица.
Красного чая спешат все напиться.
Ждут, чтоб на них обратили внимание
Красные ягоды в красном стакане

Скачет по веточкам красная белка.
Корму весною найти — не безделка!
Снег уж растаял даже в низинах,
Сохнет на солнышке красная глина.
На бумаге словно появлялись веселые картинки о весне…
— Вспухли на веточках красные почки,
Солнечный лучик их нежно щекочет.
Выросла травка уже тут и там,
Вскоре распустится красный тюльпан.
Знойное лето вскоре нагрянет.
Красной клубники на грядках достанет!
Прекрасны поляны, и вы не сомните
Красные капли лесной земляники.
— А весне сочинит любой дурак! — хихикнула Первая Голова. Она страшно завидовала Третьей. Ведь это ей, как самой умной, надо было придумать стихи!
— Пожалуйста, про осень! – кивнула Третья Голова:
— Птицы из Африки к дому спешат
В воздухе красные перья кружат.
“День все длиннее, путь все короче…
Только посмотрим Красную площадь!” – подхватила Вторая Голова.
— Кто под осиной тихо таится?
Красною шляпкой совсем не гордится?
Стоит подосиновик тихо и чинно.
Видно, грибочек не хочет в корзину!.
Ручка скользила в потной лапке Димки, многие слова они еще не проходили, и наверняка в работе полно ошибок, но змееныш об этом совсем не думал.
— Бросит принцесса красный кокошник:
“Слуги мои допустили оплошность!
Я к бальному платью всегда надевала
Любимые бусы из красных кораллов!”
— Мяч полосатый — вы мне поверьте! —
Лежит на столе, на красивой тарелке.
Папа взял ножик, вскрыл ему пузо, —
Мяч оказался красным арбузом!
– нашлась Третья Голова. Вторая не отставала:
— Молодец красный дорогой бредет,
Красный портфель за спиною несет.
Щеки красны от стыда, свет не мил:
Больше в тетрадках красных чернил.

Нам не указ красный глаз светофора!
Скорая помощь не снизила скорость!
Если беда постучится к вам в дом,
Примчится машина с красным крестом!
Прозвенел звонок. Урок был закончен.
*** *** ***
— Что у Вас сегодня было в школе? – спросила мама за ужином.
Димка поморщился. Почему за едой обязательно нужно говорить об уроках?
— Мы учили буквы, — вежливо ответил он.
— Буквы? – удивился папа, — Я думал, они уже крепко вбиты в твои головы. Разве нет?
— Да, верно. И учитель решил проверить, как мы их знаем. Нужно было придумать слова – и я придумал! На букву К! Настоящие стихи!
Мама заулыбалась. Папа же нахмурился и нервно застучал хвостом.
— Ну, уж это ты не стихи сочиняешь, дружок, — строго сказал он, — Стихи не может придумать ни одна из моих девяти голов. А у тебя из всего три. Какая же из них так отличилась? Уж не Третья ли?
— Ну да, Третья. Она придумала слово на К. Красный!
Мама всплеснула лапками:
— Всего одно слово! За весь урок! Ну, ведь это же явная двойка! За первую же серьезную работу!
Димка испугался. Неужели это действительно, правда?
Папа поднялся из-за стола.
— Я так и знал, что нежелание учиться не доведет до добра! Надо же такое придумать! Все это твоя Третья Голова! Нет, именно сейчас я ее оторву этому непризнанному поэту! Сию минуту! Может, новую тогда отрастит наш лентяй, получше!
Папа, выпуская клубы огня и дыма, закружился под потолком. Димка не стал терять время зря – живо вылетел в самую узкую трубу, в которую отцу было уже не пролезть…
*** *** ***
Змей Горыныч просидел там до самого вечера, лишь очень поздно выбрался из трубы и отправился спать. Сегодня мама не читала ему сказку, лишь украдкой поцеловала перед сном. Третья Голова сильно болела и чувствовала себя очень виноватой.
Змееныш немного поплакал и на удивление быстро заснул, устав от обиды и слез.
Утром он с замиранием сердца вошел в класс. Что же теперь будет в школе?
Учитель начал урок очень торжественно.
— У нас в классе большое событие, — заявил он, — У нас появился поэт!
— Поэт?! – изумились девчонки в классе.
— Поэт! – язвительно захохотал Васька с последней парты, — Влюбился, небось!
Учитель смерил его таким взглядом, что Васька сразу опустил обе головы.
— Я даже не думал, что кто-то из вас может написать работу в стихах, — заметил он, — А тем более сделать, можно сказать, открытие. Но это получилось у Димы…
Димка не верил своим ушам, когда учитель зачитал его стихи вслух, а после рассказал о словах – «родственниках». О том, что когда-то слово «красный» означало «красивый», «прекрасный». И поэтому сейчас в этом слове пишется не буква О, а буква А. Все это в классе будут учить только через два года, а Димка – сам додумался!
— Вот и пригодилась Третья Голова, — подумал Димка. У Третьей Головы особенно пылали уши…
*** *** ***
На перемене только и разговору было о Димкиных стихах. Васька, правда, обозвался «профессором кислых щей», но самый сильный змееныш в классе, Вадим, показал ему кулак и велел «не возникать».
Дома папа долго молчал, а потом обнял Димку и ласково сказал:
— Ты уж, сынок, меня извини. Я был неправ.
— А почему же ты сразу мне не поверил? – удивился Димка, — И Третью Голову хотел оторвать…
Папа и мама засмеялись…
— Видишь ли, сынок, почти все великие страдали за свои идеи, так что ты еще и не очень сильно пострадал, — улыбнулся папа, — Бывало, им действительно приходилось лишаться головы…
— Да уж, и почти все были без царя в голове, — добавила мама.
Это было не очень понятно, но Димка был так рад, что не хотел об этом думать.

ПРАВИЛА ВОЗДУШНОГО ФУТБОЛА
— Это просто гром знает что такое! – в сердцах воскликнул директор школы, раздраженно хлопая крыльями. – Сколько живу на свете, а все убеждаюсь, что никакого толка нет от всего, что придумывают люди. Одни сплошные неприятности на все мои головы!
Только что к нему приходила пожилая Змея из соседней пещеры с жалобой на учеников, которые совсем отбились от лап. Вместо того чтобы культурно отдыхать на перемене, они научились делать мяч из тучи и играть с ним в странную, опасную и непредсказуемую игру – футбол.
— Крик и шум при этом поднимают такой, что хоть лети на тот свет без передышки, сталкиваются в воздухе и сажают друг другу синяки, а недавно – и это стало последней каплей, переполнившей чашу терпения, — этот самый мяч влетел в трубу и засорил дымоход! Вот что Вы скажете не это, глубокоуважаемые коллеги?
Учителя кивали сразу всеми головами – им тоже совсем не нравилось, когда ученики на перемене улетают в облака.
— Они переломают себе крылья и шеи, — озабоченно сказала завуч, — Надо запретить это безобразие!
Словно подтверждая ее слова, внезапно прилетел мяч, со звоном задел оконные стекла и, отлетев рикошетом, застрял в ветках березы.
Лишь только молодой учитель физкультуры недоверчиво хмыкнул:
— Да ладно, не преувеличивайте, всем детям надо двигаться…
— Двигаться?! – так и взвилась завуч, — Для этого есть уроки физкультуры. Ваш предмет, между прочим! Почему они не могут двигаться там?
— Действительно, почему? – подумал вслух учитель физкультуры, — Может быть, потому, что им скучно?
— А в футбол играть – весело, — подвел итог директор, — Что ж, может быть, надо придумать какое-то более… подходящее веселье? Пока у нас еще остались оконные стекла…
— Постараемся, конечно, надо придумать, — кивнул учитель физкультуры.
*** *** ***
Вечером маленький Змей Горыныч по имени Димка старался пробраться домой незамеченным. Но разве что-то скроешь от мамы! Конечно, она сразу же заметила и грязную куртку, и – самое главное – заплывший глаз Третьей Головы.
— Горе мое! – ахнула она, — Где тебя так угораздило? На физкультуре в школе?
Димка слегка всхлипнул, когда к глазу приложили примочку, и хмуро ответил:
— Не… мы на физре только упражнения делаем, прыжки там разные, приседания… Даже не кувыркаемся. Скукота! Это мы после уроков в футбол играли.
— Неужели вы не можете играть без драки? Или тоже скучно?
— Да не скучно! Ну как без драки, если «Воздушные» жульничают. Мы им три гола забили, а они взяли и сдвинули ворота. А потом я полетел, чтобы мяч Лешке Смирнову передать, а тут их здоровенный защитник каак на меня бросится! Ну и наши не стерпели…
Мама только тяжело вздохнула.
*** *** ***
Учитель физкультуры только недавно стал учителем. Может быть, поэтому он часто увлекался тем, о чем серьезным взрослым людям думать не полагается.
Иногда он тайно летал посмотреть человеческие футбольные матчи, поболеть за любимый «Зенит». Учитель обычно пристраивался в самом верху над полем, прикрываясь легкими перистыми облаками, и следил за игрой, не отрываясь.
С высоты птичьего полета видно многое. Однажды учитель с удивлением увидел, что точно так же, тайно, прилетают на футбол некоторые известные горожане, вполне добропорядочные змеи.
А в прошлый раз… нет, этому невозможно поверить! На трибуне Учитель физкультуры заметил самого Кощея Бессмертного! Этот известный, всеми уважаемый мудрец вел себя совершенно неприлично: подскакивал на кресле в самые острые моменты, бурно свистел, если кто-то упускал мяч, кричал, свистел и стучал ногами, если удавалось забить гол!
Учитель тогда сделал вид, что не заметил уважаемого Кощея, мудрец же, очевидно, действительно его не заметил. Теперь же учитель решился просить совета у Кощея Бессмертного, надеясь, что его легкомыслие не осудят.
— Так говоришь, они разбились на две команды и играют? – переспросил Кощей.
— Так и есть, мудрейший, — скромно опустил головы учитель.
— Так скажи же скорее, несчастный, кто победил! – чуть ли не завопил мудрец.
*** *** ***
Этот день змееныши никогда не забудут! Прямо на двери спортзала висело объявление:
ВНИМАНИЕ! ВНИМАНИЕ!
СЕГОДНЯ В СПОРТИВНОМ ЗАЛЕ
БУДЕТ ПРОХОДИТЬ ЗАПИСЬ
В ШКОЛЬНУЮ ФУТБОЛЬНУЮ КОМАНДУ!
ПРИНИМАЮТСЯ ВСЕ,
КТО ХОРОШО УСПЕВАЕТ
НА УРОКАХ ФИЗКУЛЬТУРЫ.
СПЕШИТЕ!
В КАЖДОЙ КОМАНДЕ – ТОЛЬКО 11 ИГРОКОВ!
Впрочем, пока в команду принимали всех. Учитель объяснил, что именно так подбирают настоящую сборную. Остаются только лучшие игроки… Кому-то надоедает самому соблюдать режим и постоянно тренироваться, у кого-то не хватает умения и сил. Чтобы играть в футбол, надо развивать силу рук и ног, координацию движений.
Никогда еще змееныши так не старались на уроке физкультуры…
*** *** ***
На первой же тренировке учитель разбил класс на две команды – и игра началась! Молодые Горынычи с криками и свистом летели друг на друга, выписывали мертвые петли, пытались сбить друг друга на землю, устраивали засады в гуще телеграфных проводов.
Учитель громко засвистел в свисток. Игра остановилась.
— Вот так играть мы не будем, — сказал Учитель и выпустил струю черного дыма.
— Тут все громко заныли: «Почему-у-у?»
— Потому что ЭТО – не футбол, — веско сказал Учитель, — Знаете, что это такое?
— Нет, — ответил Вадим, самый сильный змееныш в классе, — А что?
— Это – безобразие, — отчеканил Учитель, — Футбол – это спорт, а у вас это просто драка, бои без правил.
Учитель объяснил, что к мячу во время игры можно прикасаться только хвостом, Исключение сделано только для вратаря. Что нельзя ставить подножки, выбегать за границы поля, стараться сбить соперника. Это называется неспортивным поведением, это стыдно, и за это обязательно исключат из команды.
Димка облегченно вздохнул. Честно говоря, он не очень хороший футболист. Во всяком случае, так было, когда играли без правил. А теперь хотя бы так сильно толкаться на поле не будут.
Чаще всего Димка стоял на воротах. Каждая из его трех голов зорко следила за мячом. Главное – вовремя заметить, не пропустить гол!
Если же возникла опасность, не стоит беречь крылья. Поработаешь ими, как веером – и все, мячик из тучи относит ветром прямо к воротам противника. А если мяч неожиданно проплыл под воротами, то это опасно – и тут поможет кульбит! Главное – как следует ударить по мячу хвостом.
*** *** ***
Но вот настала первая настоящая игра! Димка понял, что тут придется гораздо больше стараться, чем на обычной тренировке.
Футбол – игра азартная! Каждая команда стремится выиграть во что бы то ни стало. Игроки летают быстрее, чем во время грозы, мяч так и мечется по полю. Попробуй, уследи, когда перед глазами сплошные взмахи крыльев, изогнутые шеи, мелькающие лапы!
Димкина футболка прилипла к спине, крылья ныли от напряжения, и все же ему пришлось пропустить гол! Здоровый, сильный нападающий подлетел к нему так близко, что вратарь слегка подался назад. Отбить мяч задними лапками не удалось.
Это был довольно опасный прием, потому что вратарь, потеряв равновесие, легко мог резко упасть вниз, но подобное не запрещалось правилами.
В другой раз тот же защитник пытался атаковать ворота сверху. Прикрыв мяч хвостом, он падал, словно камень… Столкновение в воздухе, казалось, было неизбежными, и на секунду Димка струсил. «Хоть бы судья вмешался!», — подумал он.
Но тут Вторая Голова Змея Горыныча совершила удивительный поступок. Она поднялась на шее и резко ударила снизу вверх по мячу!
Мяч моментально взмыл вверх и поднялся так высоко, что его едва можно было различить в голубой сини неба. На секунду на стадионе повисла тишина… и вдруг она взорвалась свистом, аплодисментами и криками восторга!
А Димка вдруг понял, что ему совсем не страшно и не больно. Три его головы легко отбивали любую подачу, переговариваясь между собой о том, как проще ударить по мячу – лбом или носом?
*** *** ***
После матча, поздравляя победителей, Учитель при всех сказал Димке:
— Ты молодец. Настоящий голкипер! Мы было думали игру остановить, а потом видим – отлично твои головы работают! Решили рискнуть – и не прогадали. Так что ты, Димка, можно сказать, отец нового правила в воздушном футболе.
Все три головы переглянулись…

ЕЩЕ НЕИЗВЕСТНО, КОМУ ПОВЕЗЛО
Однажды утром Димка прибежал в класс – за соседней партой было пусто. В тот день Васька не прилетел в школу. Не было его и во вторник.
После уроков Димка зашел домой к другу. Дверь открыла бледная, расстроенная Васькина мама.
— Заболел наш Васенька, ветрянка у него, — сказала она, — И навещать его нельзя. Ветрянка – болезнь заразная.
— Ничего страшного, я очень здоровый, — попытался возразить Димка, — Пропустите меня, пожалуйста, тетя Юля!
— Нет, нет, и не проси! – замахала крыльями Васькина мама, — Наберешься микробов, других змеенышей в школе заразишь. Но я передам Васеньке, что ты заходил, Дима.
*** *** ***
Дома мама и папа объяснили, что микробы – это очень маленькие, невидимые глазу существа. Если они попадут в организм, то Змей Горыныч заболеет.
— Плохо сейчас твоему другу, — посочувствовал папа, — Ветрянкой болеть тяжело. Температура высокая, горло болит, на теле оранжевая сыпь появляется и все время чешется.
— Папа, мама, а можно я Ваське подарок передам, — попросил Димка, — Мне так жаль его стало…
— Можно, — ответила мама, — Только имей в виду: когда Вася поправится, подарок придется сжечь.
Все три головы долго спорили, что можно подарить другу.
— Глупо отдавать вещь, чтобы ее сожгли через несколько недель, — благоразумно заявила Первая Голова.
— Можно ведь подарить что-нибудь давно ненужное, — предложила Вторая Голова.
— Ну… например, старый трактор без колес, который сломался еще в прошлом году, — вспомнила Первая Голова.
— А зачем Ваське старый сломанный хлам? – удивилась Третья Голова.
— Да вроде бы он ему ни к чему, — растерялась Вторая Голова.
— Тогда, может быть, подарим старых резиновых змей и лягушек? Я ведь в них уже не играю, — заметила Первая Голова.
— Если я в них уже не играю, то и Васька играть не будет, — возразила Третья Голова.
В конце концов, Димка посоветовался с папой. Вместе решили подарить Ваське книгу про Незнайку. Димка читал ее уже не один раз, но она продолжала ему очень нравиться. Значит, и Васька ей обрадуется!
*** *** ***
Между тем в классе из-за ветрянки объявили карантин. Змеенышей теперь не выпускали на перемену, не разрешали заходить в вестибюль – надо было влетать прямо в окно классной комнаты. Даже завтракали прямо за партами – еду приносили из столовой.
Поэтому в классе не сразу узнали, что теперь всей школе делают прививки. Болотные кикиморы приходят прямо на урок!
— У них в руках такой специальный пистолет, железный, блестящий, — боязливо, шепотом рассказывал Степка.
Димка почувствовал, что в горле у него пересохло, задние лапы и хвост как будто стали ватными. Крылья не слушались его, когда он летел домой.
— Теперь каждый день этот ужас! – ныла Вторая Голова, — Кто их знает, этих кикимор, на какой урок они придут, а ты их каждый день бойся!
— Может быть, они про наш класс вообще забудут, — утешала ее Третья Голова.
— Ну да, дожидайтесь, взрослые забудут, — вздохнула Первая.
К вечеру у Димки от страха разболелся живот, и за ужином ему кусок ни в одно горло не лез.
— В чем дело, милый, ты не заболел? – обеспокоено спросила мама.
— Может быть, — промямлил Димка.
Мама тут же потрогала ему лбы, по очереди заглянула во все три горла.
— Температуры вроде бы нет, и в горле все чисто, — заметила она, — Но все равно, ложись-ка сегодня спать пораньше.
*** *** ***
Давно пробило полночь, но Змей Горыныч никак не мог уснуть. Он ворочался в душной, мятой постели. Каждая минута неумолимо приближала утро.
— Вот бы заболеть по-настоящему – и не надо будет завтра в школу идти, — заскулила Вторая Голова.
— Это верно, болеть так хорошо! То есть если хворать не сильно, а так, понарошку, Лежишь ты в постели, а все тебя жалеют, лечат…, — заметила Первая Голова.
— … балуют, во всем уступают, подарки дарят, — подхватила Вторая Голова.
— Да и вообще, хорошо бы на время умереть, вот бы они все поплакали, — вздохнула Третья Голова.
— Кстати, а чем обычно болеют? – задумалась Вторая Голова.
— Бабушка часто говорит, что у нее сердце болит, когда погода меняется, — вспомнила Третья Голова.
— Бабушка ведь уже старенькая, — заметила Первая Голова, — А нам разве кто-нибудь поверит?
— Идея! – чуть не закричала Третья Голова, — Надо сделать вид, будто мы набрались этих… как их… микробов, когда навещали Ваську! И теперь хвораем так же, как он!
Димка тихо встал, взял фломастер и нарисовал оранжевую сыпь. Теперь прививки ему не страшны!
*** *** ***
Утром мама несколько раз подходила будить сына – Димка делал вид, что не просыпается.
— В чем дело, мой змееныш, тебе плохо? – встревожилась мама.
— Да… — ответил Димка слабым голосом, — Я заболел…
— Где же у тебя болит?
— У меня… с сердцем плохо, — прошептала Вторая Голова.
— Хотя нет, всего лишь горло болит, глотать больно, — поправила ее Первая.
— Нет, мама, у меня температура и эта… ветрянка начинается, как у Васьки, — заявила Третья Голова, — Вот, смотри, у меня везде сыпь!
Димка показал маме пятна от фломастера.
Мама посмотрела, посмотрела, пощупала пульс – и приняла решение:
— Все ясно, сынок, у тебя очень серьезная болезнь – воспаление хитрости.
*** *** ***
Мама пригласила пожилую соседку, болотную кикимору тетю Тоню. Она уже давно вышла на пенсию, но часто помогала, если кто-то внезапно заболел. Ведь болотные кикиморы – очень хорошие доктора. Они знают все свойства ядов, все лекарственные травы, ягоды и грибы.
— Так-так, а где же наш пациент? – спросила тетя Тоня, входя в пещеру, — Так, все ясно. От такой болезни помогает только настойка горькой полыни, по стакану каждый час. А также обливание холодной водой каждое утро и уколы каждый вечер. И все пройдет!
Тетя Тоня достала из сумки коробку с ампулами и шприцами.
— Ой, не надо! – воскликнул Димка, — Мама, тетя Тоня, не надо! Мне уже лучше! Я здоров!
И Змей Горыныч резво вскочил с кровати.
— Это самый быстрый случай выздоровления в моей практике, — засмеялась тетя Тоня, — Но, думаю, диета, исключающая сладкое, еще некоторое время будет очень полезна.
*** *** ***
Вечером папа строго спросил Димку:
— Сын, что за история была сегодня? Почему ты не хотел идти в школу? Контрольной боялся? По какому предмету?
— Нет, — опустил головы Змей Горыныч, — У нас прививки делают. Я уколов боюсь.
— Ясно, — заметил папа, — Зато теперь ты знаешь, что трусость от опасности не спасает.
— Верно, — подумал Димка, — Один укол – это гораздо лучше, чем уколы каждый вечер. Выходит, не Ваське, а мне повезло.

ХИТРОСТЬ ПОНАРОШКУ
Первая четверть подходила к концу, совсем скоро наступали каникулы – и вдруг в дневнике у Змея Горыныча появилась двойка!
В тот день он выучил урок, но на большой перемене они сильно поссорились с Васькой.
Сначала они поспорили, кому удастся так дунуть, чтобы с прохожего слетела шляпа. И это удалось Димке – Васька лишь заставил дядьку сильнее втянуть голову в плечи.
Затем решили слетать наперегонки до телебашни и обратно, и Димке снова повезло! Васька расстроился:
— Так нечестно! У тебя же крылья сильнее и длиннее! – закричал он.
— А я что, виноват, что ли? – возмутился в ответ Димка.
Тут Васька вдруг размахнулся и ка-а-ак двинет Димке прямо в глаз! Угодил кулаком в Первую Голову, ту самую, которая лучше всего умеет считать.
Друзей разняли и отругали, но глаз заплыл и все еще болел, когда надо было решать примеры.
*** *** ***
К счастью, на другой день, когда Димка получил тетрадку с «парой», никто на друзей уже не сердился. Учитель разрешил Димке исправить оценку:
— Я верю, что эта двойка у тебя случайная, — спокойно сказал он, — В пятницу после уроков можешь переписать работу. Если все сделаешь правильно, двойка не пойдет ни в дневник, ни в журнал.
Димка сказал «спасибо» и решил, что родителям пока о двойке лучше не говорить. Они и так вчера расстроились из-за синяка.
В пятницу за обедом Димка попросил разрешения вернуться в школу на дополнительные занятия. Мама, конечно, разрешила. И еще дала денег и велела после школы зайти в магазин за молоком.
*** *** ***
Едва Змей Горыныч вылетел из дому, глядит – навстречу ему летит Вадим, самый сильный змееныш в классе.
— Привет! – независимо поздоровался он, — Ты куда это путь держишь?
— В школу, пару исправлять, — вздохнул Димка.
— А я лечу на аэродром, там сегодня парашютисты тренируются. Одному только скучно. Айда со мной? – предложил Вадим.
Димка попытался возразить, что его ждет учитель.
— Так мы ведь совсем ненадолго слетаем, туда и обратно, — заверил Вадим. – Одним глазком только посмотрим. Учитель в школе до вечера, я точно знаю. Успеешь исправить!
— А вдруг не успею? – все еще благоразумно сомневался Димка.
— Ну так скажешь, что зубы болели или дома маме помогал. Учитель поверит, он добрый. Делов-то. Летим! Ну что ты боишься, ты что – девчонка?
Последний упрек решил дело – Димка полетел с Вадимом.
*** *** ***
Они кружились прямо над самолетами и наблюдали, как открывается люк, и оттуда выпрыгивают люди. Кто-то – уверенно и ловко, а иные – робко, белея от страха.
— Это новички, — объяснил Вадим.
Миг – и в небе тут и там раскрываются белые шелковые купола, словно раскидывают крылья прекрасные птицы. И они медленно, величественно снижаются, пока не превращаются в едва заметные точки у самой земли.
— Как жаль, что у нас так не получится, — вздохнул Димка.
— Ты что, жалеешь, что у нас есть крылья? – удивился Вадим.
Друзья сами не заметили, что уже вечереет, и школа давно закрылась. Спешить оказалось уже некуда, и друзья по дороге домой немного отдохнули, покачавшись на телеграфных проводах.
Чем ближе оказывалась родная пещера, тем неспокойней становилось Димке. Ведь мама наверняка уже беспокоится и спросит, почему он так задержался в школе. Сейчас он уже жалел, что поддался на уговоры Вадима. Но все три его головы напряженно думали, ища выход из положения.
*** *** ***
Мама давно уже волновалась – ведь сына не было дома целых четыре часа.
— Неужели учитель задержал их так надолго? – думала мама, — Ведь уже темнеет.
Наконец, она решила сама сходить за молоком, а на обратном пути наведаться в школу и встретить сына.
— Здравствуйте, — сказала она, входя в класс, — Я вижу, дополнительные занятия уже закончились? Мы с сыном разминулись?
— Здравствуйте, — ответил Учитель, — Дополнительные занятия давно закончились, но Ваш сын на них не явился. Хотя он должен был исправить двойку по математике.
— Разве у него есть двойка? – растерялась мама.
— Да, есть, за последнюю классную работу, Вы не знали? – мягко спросил учитель.
Тут маме Змея Горыныча стало так стыдно, так неудобно, что она поспешила проститься с Учителем и уйти.
*** *** ***
Мама не стала сразу же ругать Димку. Когда он вернулся домой, она ни словом не дала понять Змею Горынычу, что уже знает – сына сегодня не было в школе после обеда.
Она просто подала ужин и спокойно спросила за столом:
— Что же ты молоко не купил? Забыл?
Вторая Голова кивнула почти радостно. Мол, да, мама, извини, но про молоко я просто забыл…
— А в школе на дополнительных занятиях что было? Что-то интересное?
Первая Голова сразу же насторожилась, но Вторая тут же уверенно заявила:
— Да, очень интересное. Таблица умножения. И я уже ее знаю. Знаю, что трижды три будет девять, вот!
— Выходит, двойку по математике ты уже исправил? – уточнила мама все еще спокойно.
«Конечно, исправил!» — хотело было подтвердить Вторая Голова, но Первая так внушительно посмотрела на нее, что та сразу же прикусила язык.
Мама узнала про двойку!
— Нет, не исправил. Мама, ты понимаешь, внезапно заболел наш учитель. Вот такое дело, — Третья Голова изобразила грустную мину. Не случайно она была самой находчивой!
— А кто же вел занятия?
— Другой учитель, из параллельного класса. Он сказал, что я все знаю и все исправлю, как только наш учитель поправится!
Третья Голова смотрела на маму Очень Честными Глазами.
— И занятия продолжались так долго и были такими интересными, что про молоко ты просто забыл?
— Так сегодня магазин закрылся, у них этот… санитарный день, — нашлась Третья Голова.
Повисла нехорошая тишина. Было слышно, как тихо-тихо дребезжит холодильник.
— Я даже не ожидала, что мой сын может так нагло, бессовестно врать, — горько сказала мама.
— Мама, ты не обижайся! Это же просто хитрость, я же соврал понарошку! – Димка одновременно испугался и растерялся, — Я же не хотел!
Ему стало очень стыдно и жаль маму, которая почти плакала.
Конечно, папа тоже обо всем узнал. Ох, и ругал же он сына! И наказал совсем не на шутку, не за двойку, а потому что ложь ненастоящей не бывает.
Змей Горыныч это запомнил.

Надежда Семеновская

.




Похожие сказки: