Айсберг



Где-то далеко-далеко, на далеком холодном севере, там, где кончается вода и начинается небо, на черном небесном бархате среди ярких алмазинок звезд играет и красуется Северное Сияние. Его цветные переливы, сменяя друг друга, распускаются холодными причудливыми цветами. Они манят к себе и зовут. Кажется, что стоит немного пройти, — и будешь рядом. Синие, голубые, фиолетовые, зеленые, красные отблески искрятся на белом снеге, лежащем на большом и глубоком льду. Северное Сияние вспыхивает всегда неожиданно и медленно умирает. Не всегда и не все могут видеть эту красоту. И только тот, кто находился там и хоть раз видел это чудо природы, навсегда будет очарован им. И только тот, кто находился там и хоть раз видел это чудо природы, навсегда будет очарован им.
Иногда на далеком севере появляется и тусклое бледное солнце, но оно очень редко бывает на небе и быстро старается уйти по краю горизонта из вечного холода и снега.
В один из таких серых дней большая быстрая черная трещина криво пробежала по снегу, и от большого ледяного пространства оторвался и с грохотом упал в океан огромный кусок льда.
Как это было громко и сильно! Как в разные стороны разлетелись миллиарды брызг! И как радостно зашипела вода в океане! А глупые птицы, взлетев, в панике закричали и беспорядочно стали кружить над куском льда.
Да…
Это было неожиданное и красивое падение!
Отколовшийся огромный кусок льда, попав в воду, сразу же превратился в огромный Айсберг, похожий на большой голубой драгоценный камень с твердыми гранями из чистейшей холодной сапфировой воды.
Айсберг немного покачался на воде, пробуя ее на прочность. Сначала в одну сторону, потом в другую. Попробовал воду на вкус – она была соленая. Слегка поморщился — но так, что этого никто не заметил. Затем успокоился и затих.
Глупые птицы подумали, что Айсберг задремал, и успокоились; но это было не так: он задумался. Еще никогда в своей короткой жизни не попадал он в такое положение. Это было для него внове. Он всегда был частью большого льда, жил со всеми и делал то, что делали все. Вместе со всеми любовался красивым Северным Сиянием и так же, как все, тихо любил его и хотел дотронуться до него.
Айсберг незаметно вздохнул, и небольшие волны пошли от него в разные стороны.
Ему показалась, что стоять на месте скучно (да и что толку?), поэтому, немного еще покачавшись возле берега, он медленно поплыл, удивляя всех своими большими размерами и красотой.
«Вот хорошо бы быть в том месте, где видна крайняя черточка океана и где заканчивается вода. Вот там можно остановиться и все-все увидят меня и будут мной восхищаться. А я так и буду стоять, большой и прекрасный», — думал он.
А еще он надеялся, что когда он доплывет до конца, то сможет дотронуться до Северного Сияния. Ах! Как это будет здорово! И он будет самым счастливым!
Айсберг так размечтался, что не заметил, как уже далеко отплыл он берега. Он оглянулся назад, немного загрустил и даже опять слегка вздохнул, образовав волны. Хотел, было, даже вернутся, но не смог. Невидимое течение уносило его к мечте.
«В какую сторону плыть? Где искать Северное Сияние?» — подумал он.
— В какую сторону плыть? Где искать Северное Сияние?! – громко спросил он не зная у кого.
Но никто ему не ответил. Лишь несколько птиц взлетело вверх с лежащего на нем снега и полетело обратно, к берегу.
«Ладно, у кого-нибудь все равно спрошу», — подумал он и успокоился.
Айсберг плыл, сам не зная куда, и ему стало казаться, что он заблудился.
«В какую сторону плыть? Буду-ка я ориентироваться по солнцу и звездам»
И вот однажды показался корабль, шедший навстречу ему. И хотя еще было далеко до их встречи, Айсберг увидел, что в несколько раз больше корабля.
«Вот у него я и спрошу», — подумал Айсберг, медленно направляясь к кораблю.
— Посмотрите! Посмотрите! – закричала на палубе корабля девочка.
Она показывала пальчиком на Айсберг.
— Мама! Мама! Что это? – спрашивала она маму, дергая ее за рукав, смотря на нее и подпрыгивая на одной ноге. — Я такого еще никогда не видела!
Высыпавшие из кают на палубу люди, стояли возле бортов, восхищаясь красотой и величием Айсберга и ужасаясь его больших размеров. Все зачарованно смотрели на него.
— Это айсберг, — ответила мама дочке.
— Айсберг? – девочка повторила это слово, попробовав его вкус, — айс–берг, — она удивилась и задумалась настолько, что даже перестала прыгать.
Но стоять просто так и смотреть на Айсберг она не могла. Она вновь запрыгала то на одной ноге, то на другой, повторяя, как считалку:
— Айс-берг, айс-берг, айс-берг, айс-берг, айс-берг…
Затем она закружилась, чуть не упала и побежала в каюту, чтобы взять свою куклу, с красивыми золотыми волосам и закрывающимися голубыми глазами, и показать ей айс-берг.
И пока девочка бегала в каюту, капитан корабля, с рыжей бородой, внимательно следил за Айсбергом, смотря в подзорную трубу. Когда он заметил, что расстояние между Айсбергом и кораблем становится меньше, прозвучала команда: «Полный назад!» — и корабль стал уходить от Айсберга.
А Айсберг, желающий спросить корабль, в какую сторону ему двигаться, но так и не спросивший, медленно поплыл дальше.
Когда девочка, нарядив куклу, расчесав ей волосы и надев теплую шапочку, вышла на палубу, то айс-берг был уже далеко и казался маленьким. Она очень расстроилась, почему айс-берг ушел так далеко, уже надулась и даже хотела заплакать, но вдруг увидела, как длинноносая черно-белая чайка села на перила, сверкнув глазами-бусинками – и стала рассматривать птицу, сразу забыла об айс-берге.
А Айсберг видел, как корабль уплывал от него все дальше и дальше, пока не превратился в черную точку и не исчез совсем.
И опять не у кого было спросить. Айсберг, огорченный, поплыл дальше.
Он все плыл и плыл.
В один из дней он увидел большую рыбу. Конечно, она была намного меньше его, но по сравнения с другими рыбами она была огромная.
Большая рыба несколько раз проплыла вокруг него, осмотрела его. Затем нырнула в глубину, проплыла под ним. Вынырнула и сказала:
-Уфф! Я думал, что я являюсь самым большим существом в океане. А ты намного больше меня.
При этом Кит, а это был именно он, выпустил большой фонтан воды из блестящей черной спины.
— Скажи, Кит, — спросил его Айсберг, — ты не знаешь, где рождается Северное Сияние?
— Северное Сияние? – переспросил Кит.
Он закрыл глаза, спокойно улегся на воде и умолк, покачиваясь на волнах.
«Заснул он, что ли?» — подумал Айсберг. Но он решил не тревожить его. Может быть, он, действительно, знает, где рождается Северное Сияние?
Кит долго так лежал, пока Айсберг не решил все же потревожить его. Он слегка качнулся, образовав волну, которая легонько дотронулась до Кита.
Кит открыл глаза, вновь выпустил фонтан воды, и медленно произнес.
— Где рождается планктон – я знаю, где находятся скалистые берега – я знаю, где расположена самая глубокая впадина в океане – я знаю. А вот, где рождается Северное Сияние, — я не знаю.
При этом он тяжело вздохнул:
— Уфф…
И выпустил фонтан воды.
— Зачем тебе знать, где рождается Северное Сияние? – спросил Кит.
— Я хочу дотронуться до него и быть самым счастливым на свете, — ответил Айсберг.
Кит ударил большим хвостом по воде, подняв большой столб воды, и сказал:
— Спроси у кого-нибудь другого, — и поплыл дальше.
Наверно, он подумал: «Какой глупый Айсберг. Разве в этом счастье?»
А Айсберг продолжал путешествие. Даже не путешествие, а океаноплавание, ведь он плыл по океану. Вскоре он стал замечать, что ночь становится меньше, а день – больше. Глупые птицы все меньше и меньше садились на него, а вскоре и они куда-то исчезли.
Как-то звездной ночью, когда все уже заснули, он почувствовал, как кто-то пытается укусить его. Он посмотрел вниз и увидел, как рыба с зубами, похожими на острые кинжалы, вонзает их в него.
— Хрусь-хрусь, — издавала она звуки, покусывая его. Но она не могла его надкусить.
— Ууу! Ты такой твердый и холодный! – сказала рыба с острыми зубами. – Так можно зубы повредить!
— Почему ты не спишь, как все? – спросил ее Айсберг, удивившись ее внезапному нападению.
— Акулы никогда не спят, — сказала Акула, щелкнув зубами, и вновь попыталась укусить. Но у нее опять ничего не получилось.
— Если я засну, то я утону и умру, — Акула оглядывала его со всех сторон, не оставляя попытку укусить. — Поэтому я и должна находиться в постоянном движении, — она с сожалением и обидой смотрела на Айсберг.
— Скажи, Акула, ты не знаешь, где рождается Северное Сияние? – спросил ее Айсберг с надеждой
— Северное Сияние? – переспросила Акула, прищурив глаза и скосив их в сторону Айсберга.
— Где находится косяк рыб – я знаю. Где находится погибший старый корабль с золотом и драгоценностями – я знаю. Где проливается много человеческой крови в морских войнах, — я знаю. А вот, где рождается Северное Сияние, – я не знаю.
Она с сожалением и злобой посмотрела на него и спросила:
— Зачем тебе знать, где рождается Северное Сияние?
— Я хочу дотронуться до него и быть самым счастливым на свете, — ответил Айсберг.
Акула ничего не ответила. Она немного отплыла, затем резко опять кинулась на Айсберг, пытаясь укусить его.
— Ой-ой-ой! Мои зубы! – застонала она от боли, так и не укусив.
— Спроси у кого-нибудь другого, — с обидой сказала она и исчезла неожиданно, как и появилась.
Наверно, она тоже подумала: «Какой глупый Айсберг. Разве в этом счастье?»
Много еще разных обитателей моря встречал Айсберг на своем пути. Был среди них и осьминог, пытавшийся своими щупальцами-присосками прикрепиться к нему, но чуть не заморозил их. Была и древняя морская черепаха, и быстрый морской конек, и множество разноцветных медуз и разных рыб и созданий. Но никто из них не знал, где рождается Северное Сияние. Все они удивлялись его вопросу и плыли дальше.
«Неужели так никто и не знает, где рождается Северное Сияние?» — удивился Айсберг. И он медленно плыл по течению, которое несло его дальше и дальше.
Но однажды Айсберг почувствовал что-то необычное. Бледное и тусклое солнце, к которому он так привык и на которое не обращал никакого внимания, вдруг ласково и тепло коснулось его тела.
«Что это?» — подумал он. Ему даже показалось, что он немного съежился, и легкая рябь появилась рядом на воде.
Он растерялся и совсем не знал, как к этому относится. У него еще никогда такого не было.
Но вскоре солнце опять стало тусклым, неприметным. И вскоре исчезло.
«Что же это все-таки было?. . » — задумался он, медленно плывя по воде.
Он опять вспомнил, как над ним на родине сияло Северное Сияние. Оно было очень красивым и так чудесно переливалось!
А солнце с каждым днем становилось все ласковей и ласковей.
Айсберг стал замечать, что что-то пока еще незаметное происходит вокруг него, и какие-то невидимые изменения происходят и в его жизни.
Мимо него все чаще и чаще стали проплывать красивые большие разнокрасочные цветы, так похожие на его Северное Сияние. Они так прекрасно выглядели, что их было заметно издалека, и так чудесно пахли, что их сладкий аромат чувствовался далеко. Казалось, что цветы выросли в океане, и их корни уходят куда-то вниз, в темную глубину. Вместе с чудесными и красивыми цветами мимо Айсберга проплывали чудесные и красивые плоды, возле которых крутилось множество цветных забавных рыбок с всевозможной окраской и формой.
Все это было так необычно и так прекрасно!
Но как-то раз среди прекрасных цветов, чудесных плодов он увидел существо, не совсем похожее на рыбу.
Оно само подплыло и дотронулось до него.
Прикосновение этого существа было похоже на прикосновение теплых солнечных лучей.
— Ты не такой, как все. Я такого еще не встречала, — сказало оно.
Айсберг удивился и спросил:
— Ты кто? Я тоже таких красивых рыб еще не видел.
Существо засмеялось звонким серебристым смехом.
— Я – Русалочка.
Айсберг внимательно посмотрел на нее и увидел, что у Русалочки были блестящие зеленые глаза, маленькие розовые губки, цвета коралла, белое личико и рыжие длинные волосы. Ее блестящий от воды хвост переливался различными цветами. А на голове была небольшая жемчужная корона.
— Куда ты плывешь и что ты ищешь? – спросила она.
— Я хочу знать, где рождается Северное Сияние, — ответил Айсберг.
— Зачем тебе это?
— Я хочу дотронуться до него и быть самым счастливым на свете, — ответил он.
Русалочка, в отличие от всех, кто встречался на пути Айсберга, не удивилась этому.
— Я, к сожалению, не знаю, где рождается Северное Сияние, — грустно ответила она.
«Ну вот, — печально подумал Айсберг, — и она тоже не знает»
Ему почему-то очень не хотелось с ней расставаться. Он вздохнул, и волны опять пошли от него.
— Жаль, — сказал он, — мне так не хочется, чтоб ты уплыла.
Русалочка шлепнула хвостом по воде и улыбнулась.
— На что похоже твое Северное Сияние? – спросила она.
— Оно похоже… оно похоже… — Айсберг вдруг так растерялся, что не знал, как сказать: у него не хватало слов.
— Это когда, — начал он рассказывать, немного волнуясь и запинаясь, — это когда много разных цветов, которые переливаются и сменяют друг друга на небе.
— На небе? – переспросила Русалочка.
— Да, на небе, — подтвердил Айсберг и продолжил. — Это красный, желтый, зеленый, синий, голубой, фиолетовый цвет. Оно блестит и сверкает. Появляется неожиданно и неожиданно исчезает. И похоже на прекрасные цветы, которые проплывают мимо, и на твой хвост. Вот…
Он с надеждой посмотрел на нее.
— Я знаю, где рождается Северное Сияние, — сказала она. — Это там, где идут дожди и гремят грозы, а молнии, разрывая небо, падают в океан. Там очень часто появляется то, что ты ищешь. Это называется радугой.
— Радугой? – удивился Айсберг. — Что такое радуга?
— Ах! – восхитилась Русалочка. — Это не передать словами! Это так красиво! Так красиво! Это и есть твое Северное Сияние!
— Да… — неуверенно сказал Айсберг, — наверно…
— Ну, тогда поплыли. Я покажу тебе путь.
— Это далеко?
— Не очень, — ответила она, — всего несколько дней.
И добавила:
— Только я не смогу постоянно сопровождать тебя – мне надо быть каждую ночь дома, во дворце, — пояснила она. — Ты будешь стоять и ждать меня там, где я тебя оставлю вечером. А утром я приплыву, и мы вместе продолжим путь к радуге.
Она опять шлепнула хвостом по воде и поплыла вперед. И он последовал за ней, стараясь не отставать.
Это было чудесное плавание! Их окружали прекрасные цветы и плоды. Цветные рыбки, как преданные слуги, были всегда рядом. А они постоянно разговаривали друг с другом, не переставая. Им было так хорошо вдвоем!
Он видел, как от лучей солнца, которое становилось все ярче и ярче, теплее и теплее снег заискрился на нем. Желтые, красные, синие, зеленые искринки засверкали на его поверхности.
«Как это красиво!» — думал Айсберг, рассматривая себя со всех сторон и с радостью замечая, что и внутри него стало светлее и чище.
«Какой же я сейчас красивый!» — вновь подумал он, стараясь в воде, как в зеркале, рассмотреть себя получше.
А по вечерам, когда солнце пропадало, и его Русалочка уплывала, Айсберг стоял на месте, и ему почему-то становилось одиноко. Черная равнодушная ночь с совершенно другим расположением звезд, чем у него на родине, окружала его; а его внутренний холод становился крепче
Но когда розовая полоска света вновь появлялась на черте, где заканчивалась вода и начиналось небо, одиночество вместе с холодом опять уходило, и Айсберг с радостью следил за появлением солнца. И когда Русалочка приплывала — он был счастлив!
Он уже так привык к ней, что не хотел даже думать о том, что когда-нибудь придется расстаться. Поэтому он все медленнее и медленнее стал плыть. А солнце все сильнее и сильнее грело. Ему уже становилось тяжелее дышать, он задыхался и пресная чистая вода стала стекать с него ручьями.
Он стал замечать, что Русалочка с каждым днем становиться все больше и больше.
— Почему ты становишься больше? – однажды спросил он ее.
— Я не знаю, — ответила она и покружилась в воде, оглядывая себя.
— Мне кажется, что я не меняюсь, — добавила Русалочка.
— Странно, — сказал он. – А мне кажется, что ты растешь.
— Я не расту, — улыбнулась она. – Это ты…
Она умолкла. Ей хотелось сказать, что он уменьшается. Но она не хотела его огорчать. Ей стало жалко его.
— Что я?. . – спросил ее Айсберг.
— Это тебе кажется, — и она улыбнулась
Они поплыли дальше.
Однажды, когда до вечера еще было далеко, Русалочка сказала:
-Я уплыву пораньше сегодня, — и пояснила. — Скоро в Подводном Дворце будет бал, и мне надо еще примерить платье на него. Ты, пожалуйста, не грусти. Хорошо?
Она погладила его своей маленькой ладошкой.
— Я скоро вернусь. Только ты не уходи и жди меня.
И она исчезла в темных глубинах океана.
Айсберг опять был один. Он немного загрустил и опять стал ждать прихода Русалочки.
Темной ночью, когда круглая желтая луна повисла на небе, ему очень захотелось домой. Но он знал, что уже не может никогда вернуться обратно. Он подумал, если он уплывет, то Русалочка огорчиться и будет его искать. А ему так не хотелось подводить ее. Ведь она поплыла с ним ради него и его мечты.
Айсберг стал ждать ее.
Утро, наступившее после этой ночи, было так прекрасно и так красиво, как никогда. Тонкая лимонная полоска разлилась по горизонту, превращаясь в желто-золотую. На смену ей пришел нежно-розовый цвет, перешедший в алый. И красный шар солнца стал медленно плыть по бархатно-синему, а затем по нежно-голубому небу.
Это было так прекрасно и так напоминало Северное Сияние, что Айсбергу стало так досадно, что рядом нет его Русалочки и что она не видит этой красоты.
Он лежал на воде и видел, как солнце из красного постепенно превратилось в желтое, а затем — в белое. Его лучи уже не ласкали и не грели – они жгли Айсберг.
Он почувствовал, как стал превращаться в льдинку. Все меньше холода в нем оставалось. Снег на нем потускнел, стал пористым и серым.
Он все еще качался на волнах, ожидая Русалочку. Но ее не было. Он стал волноваться. Никогда она так долго не задерживалась.
«Может быть, с ней что-нибудь случилось?» — подумал он.
А злое солнце все жгло и жгло.
Но вдруг налетел сильный ветер, что-то прогрохотало, стало темно, и ярко-голубая молния вспыхнула на небе.
Он почувствовал, как теплые слезы дождя стали омывать его.
— Ах! Я, кажется, таю…
Он становился все меньше и меньше. И последнее, что он увидел, это была красивая цветная радуга, так похожая на его Северное Сияние.
И маленькая льдинка, все еще светящаяся изнутри голубым чистым светом, растаяла.
Она уже не слышала, как где-то рядом раздался небольшой, легкий шлепок и появилась Русалочка.
«Куда же исчезла странный Айсберг?» – подумала она, оглядывая воду.
Русалочка хотела извиниться за то, что опоздала. Ведь она была очень-очень занята — она примеривала платье на бал
— Айсберг! Ты где? – нежно прокричала она своим тоненьким голоском.
Но никто не ответил ей. И только цветные рыбки, сопровождающие ее, молча шевелили маленькими губками.
Русалочка еще немного покрутилась, оглянулась по сторонам. Может быть, это не то место? Может быть, Айсберг сам решила поплыть дальше?
Но никого не было.
Она еще раз оглянулась, и вдруг увидела, как из того места, где она оставила Айсберг, потянулась вверх цветная красивая радуга.
«Это, наверно, и есть его Северное Сияние, — подумала она. – Как жаль, что он его не увидит и не сможет дотронуться до него»
Русалочка немного загрустила, но вспомнила, что именно сегодня в Подводном Дворце будет бал, и поспешила на него.
А прекрасная радуга так красиво засияла на небе и стала так переливаться разными цветами, что все, кто это видел, в изумлении застыли. Никогда еще никто не встречал такого красивого чуда — Радуга в своей красоте была так похожа на Северное Сияние из далекого холодного севера!

.




Похожие сказки: